215
210
111
147
Foundation – P. Weasley [11.12]
For and against – D. Greengrass [13.12]
Countdown – M. McGonagall [11.12]
Chamber of secrets – H. Granger [13.12]
Not afraid anymore –O. Harper [13.12]
Lost battle – H. Dawlish [12.12]
Things explode – M. Marden [12.12]
Second chance – S. Snape [11.12]
Последний враг – C. Warrington [12.12]
Loser – El. Wylde [11.12]
Burn – G. Weasley [11.12]
Долиш ударил почти без замаха - не стремясь вырубить и даже не пытаясь повредить лицо Белби. Пока что было достаточно сделать больно. Чтобы дать выход внезапно накатившей ярости и, заодно, наглядно продемонстрировать свою принципиальную, родительскую позицию. - читать дальше
Нужные персонажи
Массовые квесты
Доска почета

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [07.02.1996] Разборка в стиле мадам Лестрейндж


[07.02.1996] Разборка в стиле мадам Лестрейндж

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Разборка в стиле мадам Лестрейндж

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m7ks6lbf0M1qkwx5wo2_500.gif

http://s017.radikal.ru/i416/1110/59/ee60843b354a.gif

› Участники: Bellatrix Lestrange  Lucius Malfoy
› Место: Малфой-мэнор

› Время: Вечер 7 февраля 1996 года.
› Погода: за окном идет снег, морозно.

Не пускают в дом? Разумеется, Беллатрикс долго терпеть это не намерена, уж она-то обязательно выяснит, а какого, собственно боггарта, родственники ведут себя не по-родственному?

Отредактировано Lucius Malfoy (2016-02-17 21:53:14)

+2

2

Сколько же всего происходит, когда они покидают Азкабан, от событий, наполнивших ее жизнь, у Беллатрисы идет кругом голова.
Январь сменяется февралем, а она уже куда уверенней чувствует себя в том мире, что предстал перед ней спустя четырнадцать лет.
Все-таки их вылазка в Лестрейндж-холл положила конец затянувшейся депрессии. Белла потихоньку, словно ступая мелкими шажками по хрупкому льду, оживала, являя из себя если не прежнюю Беллатрису, то хотя бы не ее тень, а что-то новое, набирающее силу.
Постоянная беготня от авроров, опасения и прочее надоедают. Ей просто необходимо нормально существовать, спать в хорошей постели, принимать ванну и носить не обноски, доставшиеся непонятно от кого благодаря Нарциссе.
Что уж говорить и о питании, о котором ведьма частенько забывает.
Именно поэтому Малфой-мэнор становится ее целью. Если уж холл пока им недоступен - слишком опасно, то вот дом ее сестры не представляет никакой угрозы, не смотря на все предостережения Нарциссы.
Белла была уверена - ее сестра просто преувеличивает, не желая принимать преступников у себя дома. Конечно же, ей наверняка неприятно было видеть, как кто-либо вторгается в ее спокойную, размеренную жизнь, внося тревоги и страхи.
Но все детка, мирное время вышло.
Это доказывает и появление Темного Лорда в этом доме. Пусть редко, но все-таки.
А Беллатриса неосознанно стремится быть ближе к нему, по-детски надеясь столкнуться с ним в коридоре или, возможно, хотя бы увидеть издалека.
Ведь именно он ее жизнь. Тот, ради кого она перенесла все четырнадцать лет Азкабана, томясь в ожидании.
Так и в этот раз Беллатриса снова задерживается, прекрасно зная, что к столу ее не позовут - это уже слишком для Малфоев.
Спускаясь из гостевой спальни и на ходу поправляя рукава найденного в шкафу платья - надо отметить, которое сидит почти по фигуре - она замечает внизу главной лестницы хозяина дома.
Ну надо же, сам Люциус Малфой изъявил желание показаться, не прячась, как побитая собака.
Баллатриса, спустившись, останавливается, чуть склоняет голову набок, произнося:
- А ты постарел.
Конечно же он недоволен видеть Беллу в своем доме, это понятно и дракклу. Но раз уж им суждено встретиться, ведьма докажет, что имеет полное право находиться здесь, ведь Малфой у нее в долгу.

+2

3

Вот и февраль подкрался незаметно. За окном мела метель. Никуда выходить из дома не хотелось. Поэтому Люциус в коем-то веке решил остаться дома. К счастью не было срочных дел. Он долго пропадал в библиотеке, изучая новый фолиант, который, честно говоря, оказался до безобразия, интересным. Столько темных заклинаний в одной книге Люциус еще не встречал.
Устав от беспрерывного чтения, Малфой оторвал взгляд серых глаз от страниц старинной книги в тяжелом кожаном переплете и посмотрел на часы, стоявшие в углу прямо перед огромным шкафом со свитками.
- Надо же, я тут сижу уже три часа… - Не без удивления протянул аристократ. Закрыл книгу, и, спрятав ее в магический тайник, отправился в столовую, планирую вызвать эльфа и велеть ему приготовить что-нибудь и подать в малую гостиную. Ибо изучение древнего фолианта пробудили аппетит, зверский надо отметить. Но.… Стоило только выйти, как на лестнице встречается с той, которую здесь увидеть не ожидает.
«Беллатриса Лестрейндж.. И что же она тут делает интересно?»
Впрочем, удивления он не показывает. Оборачивается и спокойно рассматривает женщину, что стоит в паре шагов от него. На лице его вновь неизменная маска холодного равнодушия.
- Кого я вижу, - начал Люциус - Мадам Лестрейндж, - позволяет себе скользкую улыбку, продолжая, - каким ветром занесло в мой дом?
Он игнорирует ее слова. Да, он постарел, время – единственное, что не подвластно никому. Время безжалостно, оно уносит красоту и молодость, но дает мудрость и опыт. Время вообще на многое способно…
- Надоело на свободе?
Иронично интересуется Люциус. Он знает что нет нет но за его домом следят, когда замечают что-то подозрительное. Хотя предъявить ему никто ничего не может. И это замечательно, ведь благодаря этому он живет, так как привык, ни в чем не нуждаясь.
Смотрит на Беллу, мысленно уже просчитывая дальнейшие ходы. А на деле говоря так, словно говорит о погоде со случайным собеседником:
- Если ищешь Нарциссу, то она сейчас вероятно в своей комнате, или в зимнем саду, она любит там бывать. Сходи к ней, попей с ней чаю…
«Глядишь и нервы успокоишь. Хотя вряд ли…»

+2

4

Все тот же Люциус Малфой. Все те же манеры, словно заезженная пластинка. Как и не было этих четырнадцати лет Азкабана, за время которых он нежился на свободе и грел свои косточки в уютном кресле у камина.
Иногда эта мысль не дает ей покоя, ведь все они были повязаны одной меткой, но этому склизкому аристократу ловко удалось вывернуться из министерских лап, вернуть доверие общества и жить, ни в чем себе не отказывая.
Хотя, если бы они тогда не пошли к Лонгботтомам...
Но теперь Белла думает иначе, не если бы они не пошли, а почему не пошел с ними Малфой? Предатель?
Тогда почему Темный Лорд столь милостив к нему, позволяя существовать и дальше, при этом куда лучше существовать, чем сама Беллатриса и ее семья.
- Каким ветром занесло в мой дом?
- Попутным, Люциус, попутным - Беллатриса изображает подобие улыбки, но та тот час же исчезает Малфой упоминает о свободе и Нарциссе.
- Ну что ты, мой дорогой, скорее решила, что на этот раз ты составишь мне компанию. Позовем авроров сейчас или дождемся, пока они сами к тебе наведаются? Да и что мне делать в этом доме, пожалуй, я сама решу. И без твоих наставлений от скуки не сдохну.
Стоя довольно близко, она касается рукава Люциуса, проводит по нему рукой, словно стряхивает невидимую пылинку.
- А ты, я смотрю, не только постарел, но и как-то потолстел, совсем потерял форму. Сладкая жизнь так на тебя действует? Хоть бы побегал за своими павлинами по двору, а то мало ли, чем тебе предстоит заниматься, когда наш Повелитель вернулся.
Кстати,
- она подносит палец к губам, добавляя - А ты не расскажешь, как тебе удалось избежать наказание за то, что не искал Его? Что ты ему наплел? Что болел все эти годы? Или, может, Драко не отпускал, прося родного отца куда настойчивее, чем грудь Нарциссы?
Слишком много обвинений, да и разговоры эти совсем не коридорные.
Но Беллатрисе на это все равно. Останавливает ее лишь то, что Малфой жив и сейчас стоит перед ней, а, значит, Милорд позволил ему жить. И никак иначе.
Если так, то мнение самой Беллатрисы тут никого не интересует.
Увы, слово Повелителя - закон.

+2

5

Люциус не выказывал своего раздражения. Хотя он никогда и ни при каких обстоятельствах не выказывал оных. Смотрел на Беллу с вежливой улыбкой на тонких губах.
- Какой сильный попутный вечер, однако. И страх твой разбил видать о скалы разума.
С усмешкой проговорил Люциус, наблюдая за незваной гостьей внимательно, не сводя своего холодного взгляда.
- Составлю тебе компанию? Не думаю, - покачал головой Малфой и продолжил, - у Повелителя другие планы, поэтому, мы никого вызывать не будем. А если кто вдруг нагрянет, ты дорогая моя родственница, спрячешься так глубоко, чтобы ни одна душа не смогла тебя найти. Ведь ты не хочешь рушить планы Повелителя своей глупой жаждой отомстить мне, за то, что я не «отдыхал» с вами на северном море, м?
Убрал руку женщины от своей все с той же вежливой улыбочкой, которая обычно лишь раздражает.
- Белла, Белла... С моей формой все отлично. Но спасибо за заботу, не знал, что тебя это так беспокоит.…
Пропел притворно ласковым тоном, который в один миг изменился на стальной и холодный:
- Чего ты хочешь на самом деле? – он вопросительно вскинул платиновую бровь, продолжая смотреть пронзительным взглядом на пожирательницу.
- Ты ведь не мой внешний вид пришла обсуждать…
Малфой не стал по-глупому вестись на ее провокацию. Сейчас устроить здесь разборки в стиле мадам Лестрейндж было не самой лучшей идеей.
- Как мне удалось, не твое дело, Белла. А твои предположения больше похожи на детский лепет. Хотя, спасибо, что позабавила.
Малфой усмехнулся, но в следующий миг вплотную подошел к женщине, оттесняя ее к периллам, и смотря ей в глаза, прошипел тихо, но четко:
- Ну, так, говори, чего ты хочешь? Или уходи, пока ничего непоправимого не произошло.
Он не пытался ее напугать, эту даму сложно было чем либо напугать, просто хотел знать истинную цель визита.

+2

6

Словно и не было всех тех лет Азкабана, просто время немного перемотало события вперед, не поставив в известность участников.
Говорят, у маглов есть подобное изобретение, как хроноворот, только перематывает события, происходящие в ящике с картинками или же в музыкальном проигрывателе, как магическое радио, только по заказу.
Так и с жизнью. Кто-то поставил на перемотку, прошло четырнадцать лет, а Беллатриса с трудом подстраивается под новое будущее, представшее перед ней, ведь все вокруг нее, почти прежнее.
Те же люди, которые она думает, что не изменились, те же места. Вот только все уже давно совсем не так. Тем не менее...
Люциус в своей манере дает ей легкий отпор, прекрасно владея словами. Очередное дежавю, подстегивающее Беллу не примиряться с течением времени.
Он говорит о скалах разума, говорит о Повелителе, говорит о своей форме, убирая ее руку и хорошо еще не отстраняясь, словно от прокаженной.
Лестрейндж делает вид, что этот факт ее ничуть не задевает. Она гордо вздергивает подбородок, произнося:
- Ну надо же, и как ты такими темпами еще не сдох от собственной важности - скрещивает руки на груди, и лишь затем отвечает на последующее предположение и вопрос о том, чего же она хочет, оказавшись в этих стенах.
Вот он вопрос, от которого не получишь ответ от Нарциссы. Та будет цепляться за мужа, вилять, словно уж на сковородке, то и дело высказывая опасение, а вот Люциус всегда имел железную хватку, иначе чем так привлек Темного Лорда?
Беллатриса медлит, не зная, как начать, но затем произносит все, как на духу:
- Нам нужно где-то жить, Люциус. И ты не в праве отказывать ни мне, ни моему мужу в комнате и помощи, раз уж все так вышло.
Это "так" она протягивает, словно и не была причастна ни к пыткам Лонгботтомов, ни ко всем остальным заданиям, а просто судьба-злодейка внезапно упрятала их за решетку.
Желая избежать дальнейших его слов, что это может быть опасно, репутация семьи и прочее, добавляет:
- Знаю-знаю я про авроров и слежку, даже не начинай. Но подвалы Мэнора далеки и глубоки. Никто не полезет туда нас искать, можно будет спрятаться. к тому же, это лишь временно. Мы планируем навести порядок в своем поместье, но пока восстановим защиту и прочее...
Вернуться в Холл - это самая абсурдная идея из всех, что могла бы придти в голову ведьмы, ведь именно в Холле они уязвимы больше всего, тем не менее, Беллатриса грезит этой мыслью с того момента, как они посетили его. И даже осознание того, к чему может привести ее безрассудство, не пугает пожирательницу. Безумие берет свое, утаскивая следом за собой и остальных Лестрейнджей, словно в могилу.

+2

7

Малфой ожидал именно такого поведения от урожденной Блек, поэтому не придает первой фразе Беллатрикс никакого значения, более того, он пропускает ее мимо ушей. Ведь это его не волнует совершенно.
И нет, он не выпускает Беллу из тисков, прижимая ее к перилам, и смотря ей прямо в глаза, он ждет ответа на свой вопрос, и он его получит, так или иначе. Он может и иначе спросить. Терпения и хладнокровия ему не занимать. Но иных способов применять не потребовалось, вот и ответ. Люциус позволяет себе улыбнуться. О да, это так занятно слушать.
- Как интересно тебя слушать, Беллатрикс – протянул он на распев, склонившись к самому ее уху, - и я даже не знаю что забавнее, просьба пустить пожить или твое обещание, что это ненадолго. Или же твое высказывание о восстановлении защиты в вашем поместье. Самая глупая идея из всех, что тебе, когда бы, то ни было приходили в голову. Вы не успеете даже глазом моргнуть, как вас схватят, когда ты со своим мужем объявишься в поместье.
А вот теперь просто факты, и даже никакого издевательства или насмешки в стальном и холодном голосе. Это не смешно, и забавляться, если по правде тут не над чем.
- Верно, подвалы глубоки, и в некоторые помещения доступ есть только у меня. Родовая магия, знаешь ли, туда просто так никто не пройдет. Не зная дороги в этот лабиринт лучше не соваться….
Люциус улыбнулся еще шире. О да, его отец рассказывал ему как-то, как в подвалах сгинул один слишком любопытный аврор, то было целое поколение назад. Абраксас тогда еще был маленьким мальчишкой, играющий в солдатиков. Кажется, еще упоминал о том, что его кости нашли спустя шестьдесят пять лет….
- Допустим, я позволю вам жить в моем доме. Открою вам доступ в тайные подземелья. Что мне с этого? Ведь я рискую, и не только положением, своей жизнью, но и своей семьей.
О да, в этом весь Малфой. Во всем найти выгоду, и лучше, если она будет не только для него, но и для его семьи. Да, конечно воссоединение сестер под одной крышей может и хорошо. Но какой от этого прок?
- Если я соглашусь пустить вас, ты вместе со своим мужем готова слушаться, и прятаться в подвалах, если я вам скажу спрятаться, м? – вопросительно вскинул платиновую бровь, сверкнув сталью серых глаз.

+2

8

Иногда, стоит позволить кому-либо доминировать, чтобы добиться поставленной цели. Люциус все также прижимает ее к перилам, не давая ни отступить в сторону, ни отстраниться. Но Беллатриса и не думает этого делать, сейчас важнее получить желаемое, а способы могут разниться.
Для начала, хотя бы ради уважения к сестре, она пробует просьбу, пытается скрыть язвительность в голосе, хотя это дается с колоссальным трудом. Вот только Люциус упивается своей значимостью, возможностью диктовать условия, важностью.
А все-таки он склизкий червяк, думающий только о своей выгоде. Это, конечно же, подтвержают и его собственные слова.
- Допустим, я позволю вам жить в моем доме. Открою вам доступ в тайные подземелья. Что мне с этого?... Если я соглашусь пустить вас, ты вместе со своим мужем готова слушаться, и прятаться в подвалах, если я вам скажу спрятаться, м?
- О, - Беллатриса улыбается, снова изображая из себя послушную девочку - Может, тогда я попытаюсь закрыть глаза на то, что ты бросил нас гнить в Азкабане, даже не попытавшись помочь, а лишь прикрывая свою задницу?
Ее голос звучит слишком мягко, заигрывающе.
- Или, может, я перестану терзаться мыслями о том, почему ты, имея метку и богатое прошлое за спиной, не разделил с нами одноместную камеру в конце коридора? Не думал ли ты, почему тебе с наименьшими потерями удалось жить спокойной жизнью? Может, потому что тебя никто не сдал? Не сдали мы?
Он поднимает руку и проводит кончиком указательного пальца по щеке Люциуса, качая головой.
- Милый, а увидев нашу близость, твоя дорогая Нарцисса не станет ревновать?
Она смеется, затем добавляя, как можно серьезнее:
- Конечно же мы будем слушаться, ну что ты.
Ее настроение меняется стремительно. Невозможно предугадать, то ли она разозлится в последующее мгновение, наговорив гадостей, то ли снова будет послушной, тихо выслушивая претензии в свой адрес.
Ее может удержать только Темный Лорд. Только его приказы выполняются беспрекословно. Только он имеет над ней ту власть, которая не снится даже Рудольфусу.
Один лишь взгляд ее Повелителя, и она пойдет на все, чтобы угодить ему.
Тем не менее, следующую фразу она говорит гораздо серьезнее, скрещивая руки на груди.
- Мы действительно не слишком жаждем возвращаться на романтический курорт в северном море. Поэтому, если будет нужно, то будем и прятаться, как делаем это сейчас.
Идею вернуться в Холл она не оставляет, пусть Рудольфус и не поддерживает ее в этих начинаниях.
Беллатриса убеждена, что дома и стены помогают, а уж тем более родовая магия.
Когда-нибудь, она вновь станет хозяйкой своего собственного дома, нужно только немного подождать.

+2

9

Люциус смотрит на нее пронзающим, холодным взглядом, таким пристальным, что другой человек бы уже спасовал, отвернулся и попытался бы уйти. Но Малфой знает Беллатрикс, она не отступит. Этим и интересна игра с нею. Хотя ее претензии слишком предсказуемы, а потому не задевают. Но он все, же решает ответить ей:
- Видишь ли, какая пакость вышла, вас поймали на горячем, тут никакие деньги, никакие хитроумные планы и уловки не могли помочь, увы. Так что помочь я вам не мог при всем моем желании. И потом, мне нужно было выпутаться, если ты забыла, у меня семья. Или ты сейчас говоришь, что была бы рада, если бы твоя сестра страдала от одиночества так же как и ты? Знаешь, это было бы адом не только для меня, но и для нее. А, по-моему, Нарцисса не заслуживает ада. Неужели ты так жестока и к своей сестре, м? Или же ты ждешь благодарности, за то, что не сдала меня тогда?
О да, он мог перевернуть все с ног на голову, и все для своей выгоды, лишь бы его сын, и его супруга были счастливы, а не только ради себя любимого. Но это его лицо знакомо лишь Нарциссе, а остальным не обязательно знать.
- Даже если Нрцисса увидит этот наш разговор, она не станет ревновать. И все потому, что она знает, между мной и тобой ничего быть не может. Ты не в моем вкусе, если ты понимаешь, о чем я.
Люциус широко улыбнулся посмотрев в глаза Белле. Но быстро перешел на серьезный тон, все, же разговор был не шуточный. Все же выпустил пожирательницу из своих объятий.
- Будите, если не хотите вернуться в Азкабан. Знаешь, я даже не буду подшучивать над вами…
И уже про себя закончил:
«Слишком часто»
А вслух же решив уже все для себя, проговорил:
- Иди за мной.
Нет, это не было уступкой, он поразмыслив нашел как минимум один плюс, ему не придется слушать это все вновь и вновь... Так что Малфой развернулся на каблуках и зашагал во тьму коридора, и как только он подходил к очередному факелу он сам собой загорался. О да, он собирался показать сестре своей жены комнату, в которой она с этого вечера будет жить вместе со своим муженьком.
- Где Рудольфус?
Просто так, между делом вопросил Люциус, толкая тяжелую, узорчатую дверь, спальни, где когда-то  его отец развлекался с любовницами. При живой то жене…. Эту комнату Люциус ненавидел. Он туда почти никогда не заходил даже когда сам стал главой рода Малфой.
Но, тем не менее, вот он толкнул дверь, и взгляду открылась большая комната, оформленная в зелено-серебристых тонах. На тяжелых портьерах, не пропускающих дневной свет, красовалась серебряная кобра.
- Заходи. Это ваша с Рудольфусом комната.
Комната конечно была пыльная, домовики кажется тоже про нее забыли после того как Абраксас умер от драконьей оспы. Это было видно по толстому слою пыли на прикроватных тумбочках и изголовье кровати.
- Эльфы тут все приберут в ближайшее время, - спокойно начал Люциус. Выбрана эта комната была, конечно же, не случайно. Именно из этой комнаты можно было попасть в подземелье, не пользуясь магией. Встроенный в стену бар отодвигался, если нажать на стоящую, на столе серебряную статуэтку раскинувшей капюшон кобры. Но об этом Белле предстоит только узнать.

+2

10

О, эта впечатляющая забота о Нарциссе. Он даже здесь умудряется напомнить о младшей сестре Беллатрисы, выказывая заботу о ней. Но о ней ли? А не о своей пятой точке, как и о желании жить в комфорте и достатке. Главное, благополучие. А при какой оно стороне - не важно.
Все слова, все действия пожирательницы результата не приносят. Малфой тот еще кремень, предпочитая прятаться под одной и той же, уже давно потершейся от времени, маской высокомерия. И если Нарцисса умела вовремя избавится от своей, то вот Люциус, судя по всему, намертво склеился со своим образом, забыв, что бывают другие эмоции, выражения.
Беллатриса лишь поджимает губы, когда тот говорит о деле Лонгботтомов и невозможности им помочь. Спрашивает, ждет ли она благодарности?
О, надо же, а малыш все-таки догадлив. Но Беллатрисе, пожалуй, будет достаточно, если тот все-таки согласится их прикрыть, выделив одну из комнат поместья.
Так оно и выходит.
Ей нужно только подождать окончания его пламенной речи, обещаний не шутить и прочей ерунды.
Чтобы перевести тему, Малфой интересуется, где Рудольфус.
Беллатриса идет следом за ним, теперь уже пытаясь припомнить, говорил ли что-то Руди, уходя по утру, или же ушел, когда она спала. Увы, не помнит, как ни пытается.
- Не знаю - пожимает плечами и тот час же принимается осматривать предложенную комнату.
Касаясь пыльных полок, а затем стирая грязь с пальцев, она морщится.
- Ты бы сразу подвал предложил - но ответа не ожидает, проходя дальше и осматриваясь по сторонам.
Пыльно, но если все привести в порядок, то очень даже не плохо. Гораздо лучше, чем то, что они сейчас имеют, пока не восстановлен Лестрейндж-холл.
Беллатриса касается покрывала - рисунка на нем уже давно не разглядеть; подходит к окну, аккуратно отодвигая тяжелую гардину. От этого столб пыли поднимается в воздух, и ведьма чихает.
- Чудесно - говорит она, добавляя - И с чего вдруг твой выбор пал именно на эту комнату?
Своего удовлетворения увиденным она никак не выдает. Быть может, ей удастся еще и поторговаться, выбив лучшие аппартаменты. Что ни говори, а кровь Блэков никуда не делась, а они всегда любили комфорт и лучшие условия для себя и своих близких. Фамилия обязывает.
Она стряхивает пыль с рукава платья и поворачивается к Люциусу.
- Ах да, совсем забыла. С нами еще Басти. Ты ведь найдешь и ему каморку под лестницей?

+2

11

Люциус и, правда всегда любил и заботился о своей супруге, но никто никогда не замечал этого кроме Нарциссы. Которая знала его настоящим, без масок и напускного. Хотя другим и не обязательно знать.
«Не знаешь где твой муж? Как мило.… Хотя о чем я, ты же ему не нянька, да.… А твоей самой главной любовью.… Впрочем, мне то, что за дело?»
Люциус наблюдает за тем как Беллатрикс проходит и осматривается. Видно, что комната ей не нравится. А зря, если тут прибрать апартаменты очень даже привлекательные. Хотя она же еще не знает самой главного достоинства этой комнаты.
- Мог бы конечно и подвал предложить, но там слишком темно, сыро и совсем никаких удобств. А еще в одной из старых камер поселился боггарт. У меня как-то руки не доходят с ним разобраться. Хотя знаешь, и надобности не было. Но теперь надо будет, вам там все, же порой придется отсиживаться.
Спокойно проговорил Малфой, и, пройдя к столу, продолжил. Он постепенно подходил к самому важному, к тому, а почему же собственно именно эта комната…
- Видишь ли, Белла, - с улыбкой говорил Люциус, смотря на свою собеседницу – эта комната уникальна, больше в доме нет ничего подобного. И сейчас ты поймешь почему… Кстати, я бы на твоем месте не трогал сейчас партьеры, там еще и мелкие пикси могли завестись. Мелочь. но не приятная...
Он потянулся к статуэтке и повернул ее, и раздался глухой треск, и встроенный в стену мини-бар отъехал в сторону, открывая взору небольшой проход.
- Этот ход ведет в подземелье, в старый погреб. Из него есть выход в лес, так что если придется, то можно будет ускользнуть.… Да и когда вы ступите в эту нишу, проход закроется, и никаких следов вашего пребывания. Никакой магии, никакого лишнего внимания. Или тебе и теперь хочется поменять апартаменты?
Люциус вопросительно посмотрел на Беллатрикс.
- Эта комната на данный момент то, что нужно. А Баст может расположиться в соседней. Проделаем для него дверь к вам, и никаких проблем с прятками не возникнет.
Спокойно ответил Малфой, не собираясь теперь торговаться по поводу расположения всей семейки Лейстрендж. Согласился, теперь на попятную глупо идти.
- Ну, так что, еще поторгуешься, или все же согласна с моим выбором, м? 

Отредактировано Lucius Malfoy (2016-02-27 20:35:36)

+1

12

Люциус рассказывает про подвалы, боггарта, которого так до сих пор не вывел, явно наблюдая за Беллатрисой, а та не верит своим ушам.
Он что? Оправдывается?
И все-таки помогает, да и комната отличная, гораздо лучше, чем то место, где им сейчас необходимо ютиться.
И сейчас, как в воду глядит, говоря о мелких тварях, которые могли завестись в портьерах. С негромким треском от крыльев, вылетают несколько. Беллатриса тот час же достает палочку, произнося оглушающее на не успевающих подобраться к ней пикси.
На голову одной из них, обездвиженно упавшей на пол, наступает. Темная субстанция, чем-то отдаленно напоминающая кровь, растекается по паркету.
Ведьма принимает очищающее на свой сапог, морщится и подходит ближе к Люциусу.
Тому есть, чем удивить.
Дверь появляется за небольшим мини-баром, встроенным в стену. И, надо же, из него есть выход в лес, а, значит, не примени авроры антиаппарационного барьера на поместье, они с Рудольфусом спокойно уйдут, не привлекая внимания, как потом и вернуться.
Надо же, склизкий супруг ее сестры все так хорошо продумал.
Беллатриса кивает. И лишь один вопрос, который пока что остается открытым: Рабастан.
- В соседней комнате? И сделать дверь? - переспрашивает ведьма, смотря то на появившийся проход в подвал, то на Люциуса. - Прекрасно, как скоро все будет сделано? Надеюсь, эльфы в Мэноре не столь медлительны - "как их хозяева" - хочет добавить она, но вовремя прикусывает язычок. Хотя бы в знак благодарности.
Руди, вернувшись, наверняка обрадуется. Но Белла не исключает и другой возможной реакции, ведь ее муж не привык получать подачки от кого-либо. Он слишком гордый, слишком Лестрейндж, чтобы опуститься даже до помощи родственников.
И тогда Белле придется сказать, что она устала, хочет тепла, уюта и нормальной жизни. А раз за месяц РУдольфус не смог ее обеспечить подобным, значит, она без зазрения совести воспользуется помощью сестры и ее мужа.
И сейчас она понимает, что говоря это, не соврет ни капли, ведь как бы она не пыталась выглядеть сильной, а Азкабан сделал свое дело, и нужно время, чтобы окончательно восстановится. Если это вообще возможно.

+1

13

Ежель Беллатрикс решила, что он оправдывается, она здорово ошиблась. Хотя, пусть думает, что ее душа пожелает. Это не важно. Он наблюдает за незваной гостьей, которой решает помочь, внезапно даже для самого себя. Ну да, но все что не делается к лучшему, так кажется, говорят.
Люциус достает палочку, не размениваясь на мелочи, ударяет заклинанием оглушения в штору, и оттуда как град высыпаются оглушенные пикси, не меньше дюжины.
- Однако тут их больше чем я ожидал… - с усмешкой заметил Люциус, с отвращением посмотрев на мелких паразитов. Нет, они не пугали его, так как когда-то в детстве. Тогда он испугался, увидев этого маленького дьяволенка в плоти, вылетевшего из его шкафа. А теперь это существо для него не опасно, теперь не страшно.
- Именно. Сделаем дверь в соседнюю комнату, чтобы на случай появления авроров вам быстро уйти, не носясь по коридору привлекая топотом внимание.
Ответил он, а уже через миг позвал домового эльфа.
- Олли!
И в комнате, с характерным хлопком появляется домовиха, маленькая длинноухая, с крючковатым, похожим на клюв коршуна, носом. Со странно повязанной на тельце тряпкой. Низко кланяется Хозяину, и гостье.
- Немедленно убрать здесь все. Чтобы к нашему возвращению все сияло.
Отдав распоряжение эльфийке, он перестает ее замечать, поворачивается к Беллатриссе. А маленькая эльфийка, вновь поклонившись, пропищала:
- Да Хозяин, - и тут же принялась собирать оглушенных пикси. А после того как собрала все с тем же хлопком исчезла. Впрочем, Люциус за ней не наблюдал, он знал, что слуга все сделает как нужно.
Он сам жестом приглашает проследовать за ним в подвал, свою собеседницу.
- Сейчас тут все приберут, после вернемся и сделаем дверь. А пока, - он улыбнулся своей дежурной улыбочкой, - следуй за мной. Не зная дороги, ты в лабиринте ходов просто заблудишься. И поверь, найтись будет не просто.
Люциус спокойно посмотрел на родственницу, давая ей, возможность сказать то, что ей вздумается. Выждав несколько минут, он кивнул в сторону хода.
- Ну, так что, идем? – вскинул платиновую бровь вопросительно.
- Покажу тебе дорогу.

+1

14

Хорошо, что она оказалась как можно дальше от портьер, когда Люциус, внезапно, решает навести порядок, помогая домовикам.
Пикси сыпятся на пол, с гулким стуком ударяясь о паркет, кто-то замирает в воздухе, так и не успев улететь.
Что ж, молодец, ничего не скажешь. Настоящий хозяин столь большого поместья, половина комнат которого, судя по всему, представляет из себя то же самое, что и эта. Пыль, грязь, немытые окна и боггарты по шкафам.
Но вслух Беллатриса этого не произносит, лишь хмыкает и поправляет рукав платья.
Люциус, тем временем, уже переключает свое внимание на дальнейшие планы, а именно дверь, что будет вести в соседнюю комнату, принадлежащую Рабастану. Прекрасно. Ей не нужно будет уговаривать деверя подыскать себе новое жилье, ведь он большой мальчик, давно пора самому заботиться о себе.
Увы, Баста они бы и сами не бросили. Слишком сплотил их Азкабан и даже сейчас, когда младший Лестрейндж куда-то запропастился на несколько дней, Беллатриса уже ощущала себя не в своей тарелке, словно в ее жизни переставало хватать чего-то важного.
- Дверь так дверь - она пожимает плечами, позволяя Малфою увести себя в подземелья.
О недоверии и речи быть не может. Люциус не из тех, кого стоило бы бояться самой Беллатрисе. Практически семья, если бы не множество исключений, не дающих этому волшебнику получить полное доверие Лестрейнджей.
Впрочем, тому этого и не надо. Достаточно того, что они все имеют Метку, выслуживаясь перед Повелителем. А, значит, они уже семья. Стая, которая несет ответственность за каждого своего представителя.
- Если так сложно выбраться, - произносит Беллатриса, следуя за Малфоем - может, в этих лабиринтах стоит сделать какие-либо отметки. Иначе, кто знает, чем закончится наше спасение от авроров. И обязательно ли бежать в лес, если внезапно начнется обыск. Мы могли бы просто отсидеться здесь, не привлекая внимания.
Она, конечно же, имеет ввиду не комнату, а подвалы.
Но сама же прекрасно знает ответ на свой вопрос: обнаруживающее заклятье непременно покажет, что кроме четы Малфоев в доме кто-то есть, а, значит, долго прятаться не получится.
Возможно, лес действительно неплохой вариант, как и портключ. Он был бы куда более ценным в данной ситуации.
- Кстати, - Белла усмехается - а почему нам не могут помочь твои домовики, аппарируя в безопасное место или, может, заиметь несколько портключей. Ты же знаешь, они прекрасно работают даже под куполом.
Лес - это конечно же хорошо. Но есть ли из него возможность вернуться?
Может, тайный ход лишь в одно направление?

+2

15

Он мог бы завести ее в глубокую бездну, мог бы оставить там, мог бы, но не сделает этого, не потому что боится, не потому что слишком слаб, потому, что кровь в их жилах не позволит. Как не крути, но родственные связи многое не позволяют. Она сестра его супруги, и он не может об этом забыть, увы. Хотя порой и хочется. Впрочем, никто никогда не узнает о таких мыслях, проскальзывающих в его голове.
- Здесь есть отметки, Белла, но не все могут их увидеть. Только знающий человек увидит.
Люциус обернулся и посмотрел в глаза родственницы. В них плясал огонь, как всегда. Белла разве изменить самой себе? Впрочем, на губах хозяина дома играла улыбка. Он сделал шаг к вырезанной в стене горгулье, коснулся ее палочкой и по стене побежал магический свет, утекая вглубь лабиринта как ручеек.
- Вот тебе и нить, идя по которой придешь туда, куда тебе нужно.
О том, что этот фокус смогла запомнить даже любовница его отца, Люциус промолчал, ни к чему об этом сейчас говорить, да и приятного мало, если честно.
- Все просто, не так ли? Нужно лишь спросить верную дорогу, этого достаточно. Так что теперь ты не заблудишься. Отсидеться, не можете, тебе ли, не знать, что стоит применить заклинание обнаружения и аврорские ищейки поймут, что кто-то еще есть в доме. А если так, то ты сама понимаешь, что будет. Вас схватят, и меня заодно. А может и хуже, Нарциссу обвинят в сокрытии своей сестрицы. Ты этого хочешь? Не думаю.… Это не выгодно никому, согласись. И да, нужно учесть все, чтобы не попасть впросак, так что нужно иметь множество путей для отступления. Домовики? Понадобиться, помогут.
А тем временем они уже миновали довольно таки большое расстояние, и вышли в освещенную факелами комнатушку. В противоположном углу, которой была деревянная дверь. Она вела в узкий ход, который вел в лес.
- Вот и пришли. Та дверь, - Малфой указал на дверь, деревянную, да, но добротную, - она ведет в лес. Отличный ход для того чтобы избежать встречи с аврорами. Я прекрасно знаю все о портключах, и то, что они работают даже под куполом не секрет. Но для этого нужно место безопасное, куда вы сможете переместиться. Так что пока что могу предоставить то, что уже показал ибо перемещаться в неизвестность при помощи портключа не самая разумная идея.

+2

16

Беллатриса не любит подземелья, ступая по камням и освещая себе путь волшебной палочкой, она становится тише, постоянно прислушивается и сосредоточенно смотрит вперед, надеясь, что не придется идти далеко.
Люциус показывает сокрытого от нежелательных глаз помощника в этих подвалах Малфой-мэнора: магический свет, активировать который можно посредством прикасания к горгулье.
Хорошо, пожалуй, ей стоит это запомнить, иначе, она подвергнет опасности не только себя, но и свою семью. Как ни крути, а Рудольфус был ей дорог.
- Если спустятся за нами следом, как долго будет работать этот магический проводник?
Она надеется, что преследователи, если вдруг таковые найдутся, потеряются в лабиринтах подземелий, не сумев найти правильного пути. А вести сражение в столь узком пространстве - себе дороже, заклинания могут срикошетить.
Наконец, когда они достигли небольшой, освещенной факелами комнатушки, Беллатриса почувствовала себя лучше.
- И никакого подвоха? Вернуться можно тем же путем? Или проход односторонний?
А все-таки Малфой трясся за свою шкуру, как никто другой. Но, тем не менее, помогал. Ведьма понимает, что делает он это не случайно, здесь прослеживалась какая-то выгода, но делает, и денег не просит, которых итак не было.
- Прекрасно - добавляет она - Мне все нравится и, думаю, Рудольфусу твое щедрое предложение также придется по душе.
Гораздо лучше, чем та хижина, в которой они ютились. Слишком мелко, слишком по-маггловски, даже не смотря на подачки Нарциссы и того же Долохова.
А здесь, в Малфой-мэноре они смогут окончательно восстановиться, быть ближе к Темному Лорду, оставаясь в курсе всех событий. Что ж, если придется прятаться, они будут прятаться, никуда не денешься. Такова цена этой свободы.
- Если это все, то давай, выводи меня отсюда.
Пусть сухо, пусть теплее, но подземелья навевали у нее мысли об Азкабане. Находиться здесь хотелось как можно меньше, а лучше вообще никогда не спускаться.
- Замечательная экскурсия, мой дорогой Люциус. Пожалуй, решусь спросить, что ты хочешь взамен своей такой внезапной щедрости? Только не говори, что Малфои что-либо делают просто так?

+2

17

Вот такая Беллатрикс, притихшая и сосредоточенная может и могла бы стать другом, может и могла понравиться. Но для этого нужно ее постоянно в подземельях держать? Занятная мысль, только вряд ли понравится волшебнице, да и Нарцисса такое тоже не одобрит, все же эта фурия ее сестра. А кровные узы многое значат.
- Магические знаки пропадают как только ты прошел мимо них. Так что если за вами кто-то спуститься, то он потеряет дорогу, и, скорее всего, заплутает в лабиринте ходов.
Ответил Люциус, повернувшись к родственнице, ибо теперь они были в освещенном и более просторном помещении.
- Нет никакого подвоха – покачал головой Люциус, - да и сама подумай, какой мне в этом прок? Никакого как не глянь.
«Да и Нарцисса, наверное, расстроиться, если вдруг что случится с ее сестрой…»
Но это уже про себя, в мыслях.
- Вернуться можно тем же путем, дверь открывается в обе стороны. Но чтобы пройти через дверь в лесу, нужно быть членом семьи. Ты сестра моей жены, ты пройдешь, а вместе Рабастан и Рудольфус. От тебя нужна будет лишь капля крови. Мелочь, не правда ли?
Улыбаясь, посмотрел на свою собеседницу, позволив себе улыбнуться своей обычной улыбкой.
- Если тебе не нужно объяснять, как пройти со стороны леса, то да, полагаю, что все, и можно возвращаться.
Он провел рукой по камню, который был украшен гербом дома Малфой, и знаки на стене вновь проступили, указывая путь.
- Я этого и не собирался говорить. Когда мне понадобиться твоя помощь, ты не задавая вопросов поможешь мне. Думаю, это справедливо, как думаешь? Я же помогаю, между прочим, рискуя. 
И тут глухой хлопок и перед волшебниками появился домовик.
- Хо-хозяин – заикаясь, начал он, - вас спрашивает господин из министерства. Сказал, что у него к вам есть важное дело.
- Это тот аврор, который приходил с обыском? – вопросил Малфой. И домовиха кивнула.
«Ну вот, каким ветром его принесло? Зачем?»
- Извини Белла, но похоже, ради твоей же безопасности тебе лучше побыть здесь, а я как избавлюсь от этого гостя нежданного, пришлю за тобой домовика.

+1

18

Надо же, все было предусмотрено в этом поместье. Сам Люциус постарался или кто-то из его немногочисленных предков, прозябающих жизнь, как и положено аристократам, но в этом подземном ходе было продумано все, начиная с освещения и заканчивая возможностью найти выход, а, возможно, и вернуться обратно.
И Беллатрисе не стоило удивляться, ведь Малфой-мэнор в своих подвалах таил еще не такие тайны, впрочем, как и Лестрейндж-холл, да и любое другое древнее поместье.
В их поместье магия рода, словно дракон охраняла покой и благополучие древнего дома, увы, сейчас она дремала, слишком долго, чтобы вновь набрать былую силу и величие.
И теперь, двигаясь обратно следом за Люциусом, Беллатриса не могла не вспомнить о том доме, часть стены которого поросла живой изгородью, в саду обветшали качели, а магический колодец уже невозможно было разыскать в зарослях травы.
Ей очень хотелось вернуться, пройтись по старой брусчатке, выложенной до самого крыльца, с легким скрипом раскрыть ставни первого этажа, позволяя дневному свету северных земель проникнуть в гостиную, наполняя ее морским воздухом, жизнью.
Увы, Малфой-мэнор никогда не заменит ей дома, но это лучше, чем ничего, особенно камеры Азкабана.
А цену своей щедрости Люциус все-таки называет.
Беллатриса чуть склоняет голову набок, внимательно смотря на мужа сестры, чуть прищуривается, а затем произносит, набирая в грудь побольше воздуха и привставая на носочки.
- А не кажется ли тебе цена слишком завышенной. А как же Малфоевская щедрость? Ах да, как я могла забыть, что такого понятия никогда не существовало.
Она улыбается, переступая с пятки на носок и заведя руки за спину.
- Милый, это никуда не годится. Иначе тебе будет слишком многое позволено. Едва тебе понадобится помощь - она повторяет его слова, словно передразнивая - Помощь, как ты понимаешь, может быть разная. В чем? Выбрать меню для праздничного ужина? Или попытаться отравить Повелителя? И даже твой риск тут будет не иметь никакого значения.
Увы, их прерывает появившийся домовик.
Беллатриса поджимает губы, смотря на это жалкое создание, молча кивает, не спеша ослушаться. Если будет нужно, она уйдет. Скорее всего уйдет, воспользовавшись тем же туннелем. Слишком долго она пробыла здесь, отчего Рудольфус мог заиметь лишнее волнение.
- Я найду тебя позже, пусть пока домовики все приготовят к нашему прибытию. Считай, что я почти согласна на твои условия.
И, не говоря больше ни слова, ведьма разворачивается, чтобы исчезнуть в сумраке коридора, сама найдя выход из этих подземелий.
И найдет, иначе она не Белла.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [07.02.1996] Разборка в стиле мадам Лестрейндж