Escape The Fate – A. Dolochov [18.10]
Redemption – M. Bulstrode [17.10]
Stand as one – DE [16.10]
Demotion – M. McGonagall [16.10]
Tower defense – O. Harper [18.10]
Just cause – H. Potter [18.10]
Winds of war – N. Harper [19.10]
Darker than dark – I. Stretton [15.10]
Liberator's might – R. Yaxsley [18.10]
1121 959 1008 954
Ему бы сейчас схватить девушку за горло и давить своими пальцами, пока она не посинеет и не издаст последний вскрик. Не успели.читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [26.03.1997] Я не знаю, кто из нас сильнее


[26.03.1997] Я не знаю, кто из нас сильнее

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Я не знаю, кто из нас сильнее
http://funkyimg.com/i/296MP.gif

› Участники: Lucius Malfoy, Rufus Scrimgeour.
› Место: Дом Министра Магии.

› Время: поздний вечер.
› Погода: на улице сильный ветер и накрапывает дождь.

Он не забыл, он все помнит, но и у него были причины не выполнить данное слово. Они оба загнаны в ловушку, и никто не может им помочь. Когда доверять больше некому, доверяешь только себе и тому, кто оказывается с тобой в одной лодке

+3

2

Тьма окутала все вокруг, дома, деревья, и людей, которых в такой поздний вечер на улице было уже не много. Сейчас не то время, когда можно свободно разгуливать по улочкам, при этом не опасаясь, что из-за угла выскочит темная фигура в плаще, дабы поймать или же что похуже, убить.
Верить и доверять — не одно и то же. Но когда нет выбора, то поверишь даже тому, кто однажды дал слово, но не выполнил его. Да, Люциус понимал, что это все не просто. Они оба в опале, и преодолеть оную тяжело. Но есть ситуации, когда нет иного выбора как дать этому человеку еще один шанс, ибо больше некому довериться.
«Хлоп!»
Глухой хлопок разорвал вечернюю тишину. В темном проулке появилась темная фигура. Это был Люциус Малфой. Он затаился и стал наблюдать за домом Скримджера. Ему во что бы то ни стало нужно было поговорить с министром.
Тусклый взгляд серых глаз всматривается во тьму, пытаясь различить в оной человека идущего домой. Но пока что никого не видно. А ветер, холодны завывая пробирает насквозь. Люциус кутается в мантию, но она не особо согревает.
«Может  вернуться домой, и придти в другой раз?»
Робко начинает здравый смысл, но Люциус словно и не слышал. Он словно бы замер, в ожидании когда появится Скримджер. Хотя конечно он мог и не появиться сегодня, мало ли где он сейчас, может решил остаться в министерстве, или отправился куда-то еще. Может и вовсе уехал по делам государственным…
«Нет, он скоро придет, нужно просто подождать»
Убеждал сам себя Малфой, продолжая кутаться в мантию, стараясь закрыть шею, дабы ветер не забирался под воротник.
А тем временем в душе продолжалась борьба, с одной стороны было, уйти и просто стараться исполнять все поручения Темного Лорда, и заслужить былое доверие, а с другой, не отступать, дождаться и сделать то что задумал. И пока что, даже не смотря на жуткий холод, и некое опасение быть пойманным, побеждало «дождаться и поговорить»….
Поэтому Люциус привалившись к стене и натянув на голову капюшон стал ждать, внимательно следя за дверью ведущей в дом Министра.
И вот кажется, хлопок, а значит кто-то прибыл, остается лишь дождаться когда этот кто-то выйдет на свет фонаря.

+1

3

Мир сходил с ума, а вместе с ним и Руфус Скримджер. Его положение в Министерстве резко пошатнулось в связи с терактами, устроенными Пожирателями Смерти. Пошатнулось доверие к нему глав отделов, хотя некого больше обманывать, никакого доверия не было. Единственный человек, который верил в том, что он занимает место по своим способностям, была Амелия. С ее смертью веры в себя стало меньше, как и уверенности в завтрашнем дне.
Паранойя Скримджера доводила его до белого каления, и мужчина уже не доверял даже охранникам, призванным защищать министерское тело. Порой он думал о том, что если на него нападут, он будет сражаться, но итог битвы его не сильно заботил. В плане того, что жить без Амелии оказалось намного труднее, чем он себе это представлял.
Руфус закончил дела поздним вечером и все-таки решил отправиться домой. Ночевать в кабинете было в духе младшего помощника, который теперь выпроваживался домой каждый раз в конце рабочего дня, во избежание недоразумений, как уже было. И потому сам Скримджер решил не задерживаться сегодня дольше, а тем более оставаться на ночь. Он в обществе трех волшебников появился возле калитки собственного дома. Краем глаза мужчина заметил движение в темноте под фонарем. Выгодная позиция для наблюдения, Руфус сам бы занял такую позицию, если бы за кем-то наблюдал.
Вместе с волшебниками, Руфус сутулясь и прихрамывая дошел до дверей, где распрощался с ними, заверив, что сегодня он будет просто спать, и их присутствие необязательно. Он закрыл двери, запер их заклинаниями и дождался, пока авроры убедятся, что все в порядке и нет никаких дыр в рисунке магической защиты. Как только исчез последний, Скримджер отпер дверь, сделав прорыв в заклинании. Еще не хватало, чтобы они вернулись, стоило ему только снять защитные чары. Кутаясь в мантию, которую мужчина так и не успел снять со времени прихода, он направился к месту, где ему показалось движение. Волшебная палочка наготове.
- Покажись, - потребовал волшебник. Если бы кто-то хотел на него напасть, он бы это уже сделал. А значит, кто бы там ни прятался, он пришел поговорить. Министр магии не испытывал страха, но лишняя осторожность не помешает в любом деле. Он напряжен, спина выпрямлена,  больная нога находит в неудобной позе. Если ему пришлось бы отступать, то с Руфусом мог бы приключиться конфуз, о котором не расскажешь, потому как стыдно такому опытному аврору и боевому магу так плошать. Когда из темноты показывается знакомая фигура, Руфус не торопился убрать волшебную палочку, продолжая сверлить его взглядом. – Малфой…- голос звучал хрипло, но без страха и усилия. Отступив на шаг, Руфус жестом волшебной палочки предложил ему направиться к дому. Говорить на улице о чем бы Люциус не пришел поговорить, было слишком опасно. У самых дверей Скримджер заколебался, но все-таки убрал палочку в карман мантии после того, как восстановил рисунок защитных чар на доме. – Что…тебе нужно? – он, конечно, догадывался что. В протопленном доме особенно остро чувствовалась сырость за стенами. Руфус направился к буфету в гостиной, откуда извлек бутылку огненного виски, один из стаканов он наполнил для Малфоя. Он отказывался верить, что Люциус пришел сюда, чтобы убить его. У них двоих довольно шаткое положение в обществе.

+2

4

Правильно сделал, что не ушел, Скримджер в сопровождении Авроров-охранников все же появился. Но Люциус не мог подойти пока авроры тут, ибо стоит ему показаться, как его свяжут, и итог для него будет плачевен – Азкабан. А возвращаться в этот ад расположенный где-то посреди северного моря, не хотелось от слова совсем. Но все равно он теперь уже не отступит, он дождется момента, когда сможет подловить министра, и вызвать того на разговор.
Вот министр зашел в дом и активизировал защиту. Телохранители немного постояли, по озирались, и исчезли с глухим хлопком.
«Хорошо, что не заметили…»
Мелькнула змеей в голове мысль. Ей Люциус и улыбнулся не смотря на холод, который пробрал уже до костей.
К счастью Руфус оказался куда более внимательным нежели его охранники, и спустя некоторое время все же проделав дыру в защите вышел на улицу.
Как только бывший аврор подошел ближе Люциус вышел на свет, держа на виду руки и свою трость в которой и находилась его волшебная палочка. Так он давал понять что нападать он не собирается.
- Добрый вечер министр, или возможно правильнее было бы сказать, доброй ночи?
Протянул хрипло Люциус. Да, голос от долгого пребывания на холоде охрип. От этого никуда не денешься, увы.
- Мне надо… - но не договорил, ибо Скримджер был очень добр и пригласил в дом. Понятное дело, что говорить тут на улице, у всех на виду не только холодно, но и очень опасно. Оказавшись в тепле Малфой даже вздохнул полной грудью, ибо теперь дышится теплом, а не колючим морозом.
- Мне нужно с вами поговорить… Я хочу предложить вам выгодную сделку...
Хрипло вздохнул смотря на Руфуса.
- Я выдам вам все платы Темного Лорда, стану вашими глазами и ушами в ставке… Взамен я хочу – защиту для моей семьи, для жены и сына…
Люциус замолчал и вопросительно посмотрел на Скримджера, только теперь принимая из его рук бокал с огневиски. Хотя пока что не прикоснулся даже к напитку. Ему нужно было быть трезвым. Ибо алкоголь это дурман.
Он рассказал для чего пришел, теперь же он ждал ответа от министра. Ждал с нетерпением. Да, опять тоже самое. Да, вновь Люциус стремится защитить свою супругу и сына. Защитить своих самых близких и любимых. да, у него своя любовь, без показухи, но зато, ради семьи он пойдет даже на сделку с дьяволом. А придти к якобы врагу и заключить договор, это пустяк.
Да, Малфой понимал что делает, и осознавал, если бы отмотать все назад, то поступил бы так же. Для него важнее всего его семья, остальное не так важно.

+1

5

Руфус испытывал некоторое чувство вины. Оно не висело над ним дамокловым мечом, не мешало спать по ночам, но все же, когда он давал слово Малфою помочь его супруге и сыну, Руфус думал, что располагает временем. Но казалось, что нет. Оказалось, что у него вовсе нет времени и нет смысла пытаться сделать что-то другое, для кого-то другого. Не защитил себя, не защитил ее, не защитил целый мир, который был ему вверен.
- Давно ждете? – кажется в ту ночь в допросной, он вел себя более резко, перешел на «ты», и не считал Малфоя живым человеком. Руфус не верил, что за ним придут, не верил, что он выживет. Люциус Малфой стоял перед ним, как живое доказательство его неправоты. – Это очень опасно и рискованно.
Он не отчитывал Пожирателя Смерти, но чувство, щелкнувшее внутри, очень напоминало беспокойство. Руфус не был обременен друзьями, а те, кто были, давно уже покинули эту землю. Среди новых коллег Скримджер не спешил заводить близких знакомств, совершенно удовлетворяясь обществом Миллисент Бэгнольд, которую знал довольно давно, еще со школьной скамьи. Забавно было ощущать подобные чувства по отношению к беглому пожирателю смерти, да еще человеку когда-то возглавлявшему Аврорат.
Он пересек первую попытку Люциуса заговорить с ним. Скримджер был охотником, отлавливал таких, как Малфой, но сегодня он позиционировал Люциуса своим гостем. Неизвестно сколько времени тот простоял под дождем под пронизывающим ветром, и потому Скримджер посчитал необходимым выждать, пока гость согреется.
- Сделка? – Министр переспросил, боясь, что не расслышал слов беглого преступника.- Люциус, это очень опасно. И это не потому, что я тебе не доверяю. Твоя информация, которую ты успел дать до того, как тебя посадили, принесла нам успех. Но это значит, что теперь ты под наблюдением.
Он переживал. С одной стороны ему льстило, что Малфой пытался пойти на сделку, с другой стороны – Скримджер опасался, что стоит ему только выйти из дома Министра, как в него тут же полетит Авада.
- Я пытался помочь твоей жене и сыну, но миссис Малфой не пустила меня на порог дома и даже не захотела говорить, - а Скримджер не настаивал, убитый горем от потери любимой женщины. – Как я могу сделать это сейчас? Я уже давно не видел Нарциссу где-либо. Кажется, она превратилась в затворницу. А со времени твоего побега, так вообще…
Он всплеснул руками, спохватился, что так и не наполнил стаканы огненным виски, и тут же сделал это. Министр слегка пригубил янтарный обжигающий напиток.
- я готов дать ей убежище, приставить к ней авроров, но для этого у меня должна быть возможность подобраться к ней, - он рассуждал не как Министр Магии, а как бывалый аврор.

+2

6

Люциус продрог до костей,  даже оказавшись в гостиной, в доме министра никак не мог согреться. Холод , из-за него по телу бежала дрожь, с которой Малфой с трудом справлялся. В горле першило от холодного воздуха, которым он успел надышаться сполна.
- Часа два, наверное, может больше, не знаю, не засекал. Но это и не важно. Важнее то, что дождался, и теперь мы можем спокойно поговорить.
Люциус смотрел на Скримджера явно уже не тем напуганным взглядом, коим смотрел тогда, там, в камере, он смотрел уверенно. Он решил уже все для себя.
- Опасно, да. Но я больше не боюсь. Осточертело бояться. Нужно с этим всем ужасом что-то делать. Вы сами не справляетесь, давайте попробуем вместе в таком случае. И да, я предлагаю заключить соглашение. Я помогу вам, а вы поможете мне, защитить мою семью. Если придется, укроете их, приставите охрану, или спрячете.… А прошлое, забудем. Нужно думать о будущем. И... Что было, то было, теперь не до этого, теперь некогда обижаться, и плеваться ядом, ругая за прошлое. Вы согласны со мной министр?
Люциус вопросительно посмотрел на Руфуса.   
- Я найду способ привести Нарциссу и Драко к вам, в час, когда это будет необходимо, ну а вы защитите их. Это все чего я прошу. Взамен я буду вашими глазами и ушами в ставке…
Люциус замолк, дабы перевести дыхание, и прокашляться, ибо в горле стоял ком, мешая произносить слова. Ну а затем продолжил:
- Мне поручено разрушить министерство изнутри, давайте придумаем обманку, заманим Темного Лорда, и захлопнем ловушку.
Люциус замолчал, наблюдая за тем, как Скримджер разливает огневиски. Это было сейчас то, что надо, ибо Люциус все еще внутренне дрожал от холода.
Когда ему налили огневиски, он тут же опрокинул в себя половину. И только теперь ощутил, как по телу полилось тепло.
- Ну, так что? Поговорим о нашем плане, или вы отказываетесь?
Люциус вопросительно посмотрел на Руфуса. Он ждал от него ответа, и если честно, то надеялся на то, что министр поймет, что это может сработать и они выиграют. Да, эта игра опасна, но благополучие в будущем стоит того чтобы за него сражаться.

+2

7

Руфус был человеком с военным складом ума. В любом подчиненном видел солдата, в любом коллеге – способного руководителя. Он прекрасно понимал, почему Малфой нужен Воледморту, и, честно говоря, сам бы хотел иметь Люциуса в союзниках. Вероятно, его желаниям суждено сбыться.
- Согласен, - осторожно заявил Министр. Страх мешает мыслить рационально и понимать, что происходит вокруг. Мешает адекватно оценивать собственные возможности. – Сделка с Пожирателем Смерти…такого от Министра точно никто не ожидает, но мне осточертело быть тем, кем я не являюсь. Все ждут от меня политических решений, интриг, принятие решений, но я не могу порой даже слова произнести в их присутствии. В прочем, ты лучше меня знаешь, с кем мне приходится работать.
Руфус замолчал, разглядывая виски в своем стакане. В этом плане хороша была Боунс. Ему нравилось быть подле нее, позволяя решать за себя некоторые проблемы. И это не значило, что он был подкаблучником, просто у Амелии было больше опыта, и взгляд ее был более широким. Руфус же как был, так и оставался солдатом. Ему чужды были подобные вещи, и действовал он очевидно и прямо.
- Я даю тебе слово. Как только твои жена и сын окажутся в поле моей досягаемости, я сделаю все, чтобы защитить их, - это он мог обещать, и это он мог сделать. В одном лишь Скримджер винил себя, что карьера Министра вдруг встал между ними Боунс, заставив его оставить ее, что стало роковым решением. – Разрушить Министерство? – Руфус с грустью улыбнулся. – Министерство прогнило насквозь, необходимо менять все порядки. Я могу назвать только несколько имен, которые работают во благо, а не во вред, но меня назначили Министром не для того, чтобы я исправлял это, а для того чтобы я вел борьбу с твоим хозяином.  Ты уже знаешь, что он собирается делать?
Люциус может дать полезную информацию о том, что происходит в ставке, при этом Скримджер даже не думает о том, чтобы спросить Пожирателя о месте. Где скрывается его хозяин. Ему кажется. Что это ничего не даст. Нынче величайший темный маг сильнее всех аврором вместе взятых, но всегда можно засунуть свои амбиции подальше и обратиться к Дамблдору. Но пока ему не хочется рисковать жизнями своих «солдат» просто так.
- Да, но и я попрошу тебя кое о чем. Если наш план не удастся, я пойму, что тебе будет проще вставить шпионаж в обратно свете. Я понимаю, что ОН придет в Министерство и нам всем придется туго, особенно мне. И я прошу тебя – позволить мне уйти с достоинством. Я не могу позволить, чтобы над моим телом издевались. Я прошу тебя убить меня, когда настанет время и появится необходимость.

+2

8

Как жили мы борясь и смерти не боясь,
Так и отныне жить тебе и мне,
В небесной вышине и в горной тишине,
В морской волне и в яростном огне,
И в яростном, и в яростном огне. ©

Люциус наблюдал за министром, за каждым его движением, и когда он сказал, что согласен, в мыслях аристократа проскользнула фраза:
«Лед тронулся… Весне быть!»
Но вслух ничего такого говорить само собой не стал. Не время играть в глупые игры. Сейчас игра вышла абсолютно на новый уровень. Теперь все более чем серьезно, ведь одна ошибка, и конец придет быстрее, чем ты успеешь произнести короткое и емкое слово жизнь.
- Неожиданно, да. Но в том и прелесть делать то чего от вас не ждут. И потом, неожиданная атака более продуктивна, нежели обычная, та которую ожидают, к отражению которой готовятся. Неожиданность - один из залогов победы.
Отметил Люциус, после чего сделал небольшой глоток огневиски, ибо нужно было прогнать стоящий в горле ком. С чем как не странно напиток справился на отлично. Жгучая жидкость обожгла горло, и все прошло, словно и не бывало.
Верить ли слову того, кто уже однажды его дал, но не выполнил? Хотя, выбора нет, придется поверить. Да и у них теперь общая цель. Не предаст же свои стремления Скримджер. Нет, вероятно. Потому Малфой поверил, во всяком случае, до часа икс.
- Прогнило, да, и стоило бы все перестроить, но пока что есть дела поважнее. Кое-что знаю, да, но явно не все. Но я узнаю, как мои проблемы. Теракты как в магическом, так и маггловском Лондоне. Я вам сообщу о месте и времени, вам же нужно будет быстро среагировать. Это же вы сможете?
Малфой вопросительно посмотрел на министра. Хотя ответ, вероятно, не требовался, ибо если не среагируют, то все будет разрушено и много невинных людей умрет. Невинная кровь окрасит землю вновь.
«Хватит смертей, хватит.… Для своей семьи я хочу мира!»
Подумал Люциус, но вскоре из размышлений его вырвали слова Скримджера. Слова, которые удивили Люциуса.
- Что? Убить? Я должен буду убить вас?
Но когда удивление прошло, спустя пару минут Люциус понял причину такой просьбы. Если Руфус попадет в плен, его будут пытать, мучить, а такого никому не пожелаешь. Люциус знал, что такое плен, знал, как люди бывают, жестоки к врагам, и не важно повинен ты в смерти их близких или же просто был по иную сторону баррикад, ты все равно отвечаешь за все сполна.
- Хорошо, если придется, то рука моя не дрогнет и зеленый луч ударит в ваше сердце. Погибнете в бою, что может быть достойнее для воина? Хоть вы теперь министр, аврором вы быть не перестали. Это видно.

+1

9

Руфус слушал внимательно, запоминая даже интонацию, с которой Люциус обращался к нему. Это могло помочь в будущем, вот только Скримджеру не хватало фантазии, чтобы представить, как именно. Оставалось только запоминать грубые факты, а импровизировать придется потом.
- Согласен. Фактор неожиданности и внезапности в военном деле всегда приносил свои плоды, - охотно согласился Министр. Чем меньше его Хозяин знает о том, что готовится в Министерстве, тем лучше. В то же время, Люциус мог бы поставлять неверную информацию в ставку, но если верить его словам, то у Волдеморта есть и другие возможности проникать в Министерство незаметно. Если бы у Руфуса было больше времени, он бы смог перестроить режим под себя, смог бы сделать его другим, удобным, военным, тоталитарный, но у него нет возможности даже прикоснуться к аппарату управления. С недавних пор Руфус особенно явно стал ощущать, что сильные мира сего просто посадили на пост Министра марионетку, которой пытались руководить. По их желанию Скримджер шевелил руками и ногами и выдавал перлы.
Но Руфус пытался вырываться из этого. Он не хотел быть покойной куклой в руках тех, кто этого не достоин. Скримджер был человеком военного дела, далеким от политики, но это не значило, что он был плохим руководителем. Но вопрос времени становился ребром.
- Да, тебе придется меня убить. Не думаю, что мне будет позволено умереть, как воину с волшебной палочкой в руке, но все же, мне бы хотелось умереть до того, как важная информация моей личной жизни вывернется наружу. Я ведь тоже любил, - Руфус поднял тусклый взгляд карих глаз на Люциуса. Если что-то могло его остановить или переубедить, то это должно было доказать необходимость совершения этого поступка. И Малфой согласился. У Руфуса от сердца отлегло, когда он услышал согласие Малфоя. – Благодарю тебя, Люциус. Всегда необходимо иметь в голове два вариант развития. И если наш план провалится, то у нас должна быть подстраховка. Что касается твоей информации, думаю, что я смогу обеспечить реагирование по первому сигналу.
Скримджер задумчиво теребил уголок лацкана пиджака. Это сложно, это слишком тонкая игра, для которой он не создан. И мужчина сомневался, что сможет вытерпеть до конца. Он человек действия, а говорят пускай другие.
- Есть что-нибудь еще, что мне нужно знать? К чему готовиться? Откуда начинать искать или от какой стороны обороняться? – понятное дело, что нельзя было выдавать информацию, которую он получил от Малфоя, но быть вооруженным и подготовленным ему никто не мешал.

+2

10

Лучший риск - это обдуманный риск.
Не рискуй, если шансы неизвестны и не равны плюсу. ©

Что ж, его слушали, это было уже большим плюсом. Поэтому Малфой позволил себе сделать несколько глотков огневиски, что налил ему в бокал Скримджер. Все же этот вояка был не из тех, кто будет пытаться отравить незваного гостя, предлагающего ему, какую-никакую, но все же помощь. Сейчас не то время чтобы отказываться. Да и Люциус не собирался обманывать министра. Ему было нужно только благополучие его семьи. При чем он не просил за себя, он просил только за Нарциссу и Драко. Они еще не увязли в этой трясине называемой не иначе как Пожиратели смерти.
- Я вас понимаю, я бы на вашем месте хотел бы того же. Смерть лучше, чем позорные пытки, которые раскроют все, и то, что никому знать не положено.… Если придется, убить, я сделаю это, как и сказал уже.
И правда сделает, если понадобиться. Как? Не впервой придумывать способы обхитрить Темного Лорда. Не в первой скрывать свои мысли за неприступной стеною сознания. Не впервой.… Держать холодную и равнодушную маску в момент, когда в пору, уподобиться волку и завыть от горя и тоски на луну.
- Пока что не за что благодарить меня министр, пока что не за что. Хотя в одном можете быть уверены, если я даю слово, я выполню обещание. Касаемо сигнала…
Люциус поставил бокал на стол и принялся рыться в карманах мантии и наконец-то извлек небольшой предмет, простая безделушка, маленькая брошь в виде ящерки для галстука. Протянул безделушку Скримджеру.
- Она зачарована, если она изменит цвет на красный, цвет опасности, значит теракт. Место обозначится на обратной стороне в виде небольшого значка, опознать который не составит труда,…  Возможно, нам нужно будет встречаться изредка, это я тоже предусмотрел. Если брошь станет зеленой, значит, мне нужно вас увидеть и что-то сообщить лично. Место так же проступит на обратной стороне значком. И придти на такую встречу вам нужно будет одному, разумеется. Рисковать и вновь ждать вас у вашего дома я не могу боле. Да, когда рискуешь, ты познаешь себя, узнаешь на, что ты способен, но.… Иногда риск может очень дорого стоить. Вы же понимаете…

+1

11

Руфус испытывал некоторое смятение от разговора с Малфоем. Тот продумал все, даже средство связи и возможность встречи, а Руфус. получается, воспользуется готовым предложением. Ему неловко, ведь это он должен был искать союзников на «той» стороне, должен бы находить способ переманивать на свою сторону тех, кого можно было переманить. А здесь Люциус Малфой сам решил, что ему пора выбрать жизнь двойного агента.
- Рад, что ты понимаешь. Я не состою в Ордене Феникса, но близко общаюсь с теми, кто связан с Гарри Поттером. Хотелось бы мне, чтобы мальчишка работал на нас, но Дамблдор для него пример для подражания. И не тот, ни другой не хотят сотрудничать с Министерством. Думаю, что это даже хорошо, - от Руфуса требовали, чтобы Гарри Поттер выразил свою позицию, касательно Министерства. Скримджер не считал нужным, чтобы Гарри Поттер вообще что-то делал. Руфус уважал и ценил Дамблдора, но его упертость начинала раздражать Министра Магии. Вместо того, чтобы работать вместе и сотрудничать, они спорят по пустякам. Время покажет, кто был прав. – Люциус, я хочу спросить. Понимаю, что это неуместно, и ты, быть может, совсем не знаешь ответа на этот вопрос, но я хочу знать: кто убил Амелию Боунс.
Он не ждал, что Люциус ответит на вопрос, но должен был спросить его. Ему будет легче или не будет, от того, что он будет знать имя убийцы, но жажда мести будет направлена на конкретного человека, а не на всех Пожирателей Смерти вместе взятых.
Скримджер принял брошь, которую Малфой принес с собой. Слишком рискованно. Но Руфус знал, к кому можно было обратиться и проверить, каике именно чары наложены на вещицу. Стоило попросить прощение за недоверие, но Скримджер точно знал, что Малфой его прекрасно понимает.
- Я понял тебя. Есть что-то еще, что ты можешь рассказать прямо сейчас? Теракты будут, ты сообщишь. Я отправлю туда авроров и хит-виззардов. Но ведь, наверняка, все это делается для того. чтоб отвлечь Министерство от чего-то более важного, - его предположение, как военного человека. Он бы совершил налет массовыми силами на одно место, чтобы несколько человек, на которых не обратят внимания, сделали что-то, что было бы ему необходимо. Волдеморт был отличным стратегом и хитрым игроком. Скорее всего именно так и будет. Может быть. Малфой просто не знал о том, что готовится. – Ты прав, встречаться у моего дома опасно не только для тебя, но и для меня. Думаю, что нам надо выбирать места со средним скоплением людей, чтобы не привлекать лишнего внимания, но с другой стороны иметь возможность скрыться при необходимости.
Шпионские игры не для него, он вынужденный игрок в них, но деваться, действительно, было некуда.

+2

12

Люциус заметил смятение на лице министра, было бы странно не заметить, ведь кто-кто, а Люциус Малфой был не плохим психологом и мог тонко чувствовать людей, когда ему это было нужно.
- Не беспокойтесь, на брошь наложены лишь чары связи, позволяющие мне передать вам необходимую информацию. На ней нет следящих чар или чего-то вроде этого, и никаких проклятий способных причинить вред тоже. Хотя можете проверять сколько угодно, если от этого вам станет легче.
Да-да, он все прекрасно понимал, и не осуждал даже. 
Информацию, касающуюся Ордена, Дамблдора и Поттера разом Люциус выслушал, но комментировать не стал. То, что эти не будут метлисить у него перед глазами, как не странно казалось ему плюсом. Малфою на всех них было наплевать.
- Верно, вопрос заданный вами министр, совсем из другой оперы. Но я понимаю, почему он задан. Но, к сожалению, ничем не могу помочь, не знаю я ничего про Амелию Боунс.
Да, в голове крутилось что-то непонятное про эту женщину, и казалось, что память про нее изрезана и отрывочна, словно он что-то знал, но забыл, а точнее его заставили забыть? Возможно ли такое? А почему бы нет... Впрочем, рассказывать о своих сомнениях Скримджеру Люциус не собирался, да и какой от этих сомнений прок? Никакого.
- Да, как только будет собираться группа на то чтобы чинить разгром и убивать, я сообщу и место и время. И да, вы, верно, подметили, это обманный маневр, и устрашение для маггловского правительства. Темный Лорд хочет показать и им свое могущество, свою силу. Что именно будет предприниматься, во время терактов я пока точно не знаю, но если узнаю, я постараюсь сообщить вам. Разумеется, писать писем я не стану, но найду способ.
И правда, если уж он сумел все продумать с этой брошью, то стоит ли сомневаться в том, что он найдет способ рассказать о готовящейся операции незаметно?
- Как бы там ни было, просто будьте готовы ко всему, и держите ухо востро. Сейчас в министерстве много людей, которые, так или иначе, шпионят для темной стороны. Кто-то по своей воле, кто-то под Империо. Я хотел бы сказать больше, но, увы, я не располагаю полной информацией.
На остальные слова министра Люциус просто согласно кивнул. Он знает, какие места лучше выбирать. Уж он то умеет скрываться.
- Насчет места для встречи, не переживайте, я умею их подбирать, чтобы не попадаться. Изворотливости могу и вам отсыпать…
Шутка шуткой, но в ней, как и в любой другой есть какая-то доля правды.

+1

13

Руфус не боялся, он только страховался на всякий случай. Он был военным человеком, не доверяющим никому из своего окружения. Довольно тяжело верить людям, которые постоянно врут и изворачиваются. Ему стоило окружить себя людьми, которым он бы доверял, но на данный момент список ограничится всего двумя именами – Миллисент Бэгнольд и Перси Уизли.
Про первую и Руфуса ходят довольно неприятные слухи. Руфус слухам не верил и не обращал на них внимания, однако многие продолжали шептаться и смеяться ему вслед, что. В прочем оставалось на их совести. Перси Уизли – очень старательный мальчик, который порвал со своей семьей, что оказалось совсем не на руку Скримджеру. Лучше бы он поддерживал с ними дружеские отношения, это было бы полезнее. Тем не менее, Перси был предан.
- Не стоит обижаться на это, Люциус, в наше время очень сложно доверять людям, ты-то меня понимаешь, - он говорил тихо, но слова звучали четко, будто он чеканил каждый слог. Малфой ответил отрицательно, точнее дал ему информацию, которую Руфус мог предположить, что услышит. Это нисколько не обидело его, но все же ему было бы проще знать, кто сделал это, чем гадать о том, кто из тех, кто носит серебряные маски, отнял жизнь у его любимой женщины.  – Ты очень рискуешь, - заметил мужчина. Малфой рискует не только жизнью, но и благополучием его семьи. Ведь если что-то пойдёт не так до того, как ему удастся убедить Нарциссу в необходимости защиты, ей будет грозить опасность, как и их сыну. Но что-то подсказывало Руфусу, что ситуация там и так уже плоха, раз Малфой идет на такие радикальные меры.
- Мне нужны имена, вы же понимаете. Я не могу подозревать всех – так я сойду с ума быстрее, чем ты пришлешь первую дату встречи. Если станет известно хоть что-нибудь, прошу дай знать. Я хотя бы буду наблюдать за этими людьми, если не смогу от них избавиться, не подорвав мир в Министерстве, - нужно было перекроить все, что было сделано до него. Но для этого нужен мир. Мира не будет, пока Волдеморт продолжает свою войну. Руфус всем сердцем желал ему смерти, но выступить против него открыто, мужчина не решился бы. Не сейчас. Скримджер только кивнул. Он и забыл, что у Люциуса больше опыта в подобных вещах. Но довериться Люциусу полноценного Министр пока не мог. Вера доказывается действием.

+2

14

- Обижаться? Что вы, я не обижаюсь вовсе, - отозвался тихо Люциус, - я все прекрасно понимаю, поэтому можете не волноваться, что какие-то ваши действия каким-то образом обидят меня. К тому же я сам к вам пришел, зная, что просто так доверие не бывает. Доверие нужно заслужить.
Впрочем, если признаться, то Люциуса волновало не доверие Руфуса, а то, что пока они разговаривают, может произойти что-то ужасное…
- И лучше делом, чем морем слов. Слова могут врать, поступки, нет. Впрочем, вы и сами это знаете.… Касательно вашего вопроса о Боунс, если я что-то смогу узнать, я сообщу. Хотя обещать, конечно, не буду, ибо вы же понимаете, что просто из праздного любопытства расспрашивать об этом неуместно.
Люциус хотел бы помочь, рассказать хоть что-то, потому как понимал Скримджера. Неизвестность – это больно. И эта боль порой даже хуже пыток. Она не дает покоя, медленно сводит с ума.
- Да, иногда риск может очень дорого стоить. Сейчас на кон ставятся жизни, и малейшая ошибка принесет смерть. Но, как бы ни было, риск может обернуться возможностью спасти дорогих тебе людей. Поэтому, нужно проявить смелость - рискнуть. Ибо тот, кто недостаточно смел, чтобы рисковать, ничего не добьется в жизни…
Голос Малфоя звучал хрипло, в нем не было той насмешливости. Слышался страх и отчаяние. Хотя аристократ и старался держаться из последних сил.
- Я понимаю, поэтому, не зная, не пытаюсь угадать. Но как только узнаю я, узнаете и вы. Это я вам обещаю.
И правда, Люциус собирался разузнать, кто в министерстве шпионит для Темного Лорда, и сообщить министру. А с Нарциссой он поговорить, как только придет домой, и сможет увести ее в их спальню, там есть чары непроницаемости, и никто не сможет их подслушать.
- Я должен идти, пока меня не хватились.
Да, конечно он сможет найти оправдание, и никто не заподозрит его в предательстве, что-что, а выкручиваться он умел, но лучше, если никто не заметит, что он куда-то отлучался. Меньше вопросов, меньше лжи.
- Если вам нужно будет встретиться, приложите к броши палочку назовите место и время, и я получу ваше сообщение...

+2

15

Руфус оказался в той ситуации, когда необходимо принять решение, опираясь только на свое чутье. Чутье подсказывало, что Малфою можно было верить, но факты и дела Люциуса, говорили о том, что он подставит его, как только выдастся возможность. Люди часто вешают ярлыки друг на друга. От ярлыка скользкой личности Люциусу еще долго будет не избавиться. Руфус довольно спокойной изначально относился ко всем слухам, которые ходили о чистокровном волшебнике. Жизнь без слухов скучна и неинтересна. С момент своего назначения Скримджер испытывал это на себе. По слухам у него уже давно роман с...да с кем только не роман. И это даже на руку волшебнику, никто не заглянет в душу и не тронет святое чувство любви к Амелии.
- Доверие нужно заслужить, - повторил Министр. - И не только тебе. Полагаю, я тоже должен доказать, что мне можно доверять.
Не то время и место для подобных разговоров, но, увы, другого у них не будет. Он вздрогнул, когда Люциус произнес ее имя и мысленно отчитал себя за несдержанность. Пора привыкнуть к тому, как другие люди произносят ее имя. Ее нет уже больше полугода, а ему все еще кажется, что откроются двери и она зайдет в дом. Если бы она увидела его, сидящим за столом с Малфоем, то устроила бы скандал. Как пить дать, устроила. У Амелии был нюх на людей и их личности.
- Будь осторожней, - твердо произнес волшебник. Дело не только в том, что Руфус испугался потерять информатора, но и в том, что жизнь человека ценна в любом случае, неважно кому она принадлежит. Идти против воли Темного волшебника в любом случае опасно, а Малфой числится в лагере "плохих". Свет и тьма понятия не однозначные. Даже в самом светлом и добром человеке есть зачатки тьмы. Так же как и в плохом человеке есть понятие света. Не бывает абсолютной тьмы и абсолютного света.
- Да, конечно, иди, - спохватился Министр, поднимаясь на ноги. Только, когда Люциус заговорил о том, что ему нужно идти, Руфус задумался, что сам находится в щекотливой ситуации. Сюда явится новая смена авроров. Значит, Малфоую нужно уйти до того, как они появятся во внутреннем дворике. - И стоит поспешить. Я отправил одну смену охраны, но сейчас явится вторая. Не хочу, чтобы на тебя напали во дворе моего дома.
Руфус сжал брошь, оставленную Малфоем и сунул ее в карман брюк. Обо все остальном он подумает утром. Скримджер проводил гостя до дверей и дождался, пока фигура, кутающаяся в черную мантию, скроется из вида в негромком хлопке трансгрессии. После чего захлопнул дверь. Все это было слишком, но Скримджер должен вынести то, что свалилось на его плечи. Эта война, когда-нибудь закончится, и именно он приведет общество к победе

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [26.03.1997] Я не знаю, кто из нас сильнее