215
210
111
147
Foundation – P. Weasley [11.12]
For and against – D. Greengrass [13.12]
Countdown – M. McGonagall [11.12]
Chamber of secrets – H. Granger [13.12]
Not afraid anymore –O. Harper [13.12]
Lost battle – H. Dawlish [12.12]
Things explode – M. Marden [12.12]
Second chance – S. Snape [11.12]
Последний враг – C. Warrington [12.12]
Loser – El. Wylde [11.12]
Burn – G. Weasley [11.12]
Долиш ударил почти без замаха - не стремясь вырубить и даже не пытаясь повредить лицо Белби. Пока что было достаточно сделать больно. Чтобы дать выход внезапно накатившей ярости и, заодно, наглядно продемонстрировать свою принципиальную, родительскую позицию. - читать дальше
Нужные персонажи
Массовые квесты
Доска почета

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [29.04.1997] Длинный нос, как повод для любопытства


[29.04.1997] Длинный нос, как повод для любопытства

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Длинный нос, как повода для любопытства
http://funkyimg.com/i/29ppJ.gif

› Участники: Eridanus Burke, Aedan Dellachapple
› Место: Дом Берка.

› Время: После уроков.
› Погода: не влияет.

Айдан поставлен перед фактом и вынужден приехать к Берку, чтобы оказать помощь его жене. Но это был бы не Айдан, если бы не вляпался в этот момент

+1

2

Это было неправильно. Бёрк метался от верхнего этажа к подвалу и обратно. Бёрк проводил вечера у постели жены, стоя перед ней на коленях и умоляя прийти в себя. Бёрк прятался ночами в тёмном подвале, сбегая от всех своих неприятностей к той, которая была способна утешить и вернуть надежду. Он бежал от той, которая забирала силы к той, которая их возвращала. И бежал от той, которая была ему чужой, к той, которой он однажды дал клятву быть вместе до конца. И он будет.
Он получил ответ вчера вечером. Весьма категоричный отказ. В который раз отказ. Но если раньше их двоих ничего не связывало, теперь у Эридана были свои рычаги давления. И следующее письмо содержало в себе лишь одно слово - да. Да, он приедет и поможет, иначе Рид пообещал применить меры, припомнив драку в Министерстве. И не где-нибудь, а в его собственном департаменте. Тогда это всё удалось чудом замять, но пусть он не думает, что Эридан закроет глаза и в этот раз. Нет, в случае отказа Дэллакэйпплу пришлось бы потрудиться, чтобы оправдать свои действия во второй раз.
Часы в холле пробили нужное количество ударов и Рид прислушался. Нет, в дверь не стучали. Бёрк нахмурился - неужели хогвартский профессор решил поиграть с ним и дал согласие в шутку. Но он же не думает, что это сойдёт ему с рук? Прошло пять минут. Пять минут тянулись нестерпимо долго, как будто специально смеясь и заставляя хозяина дома постоянно коситься на циферблат.
Наконец, раздался стук.
"Вы опоздали", - хотел было заметить Эридан, но в последний момент тактично промолчал, лишь молча протянув руку для рукопожатия и кивком головы поблагодарив мужчину.
- Я рад, что Вы согласились, - Бёрк смерил Дэллакэйппла оценивающим взглядом. Тот совершенно не был похож на колдомедиков, приходящих к жене каждый день и каждый день пичкающих его заученным "увы, шансы ничтожно малы". Но шансы были. И Рид не собирался упускать любую возможность, пусть даже надежда на выздоровление жены давным давно умерла. Что это - привычка? Или долг перед той, которая столько лет его терпела?
Дэллакэйппл не выглядел сильно довольным. Видимо, ему общество Бёрка нравилось не слишком сильно. Эридан чуть заметно усмехнулся, понимая, чем вызвана эта неприязнь. Что поделать, он был вынужден использовать шантаж. Иначе дело бы ещё долго не сдвинулось с мёртвой точки.
- Она наверху, - жестом он пригласил мужчину войти и подняться за ним по широкой лестнице. Хозяин дома не спускал с гостя внимательного взгляда, сверля его спину, когда тот обогнал его на лестнице и пошёл впереди, - мне посоветовали Вас как хорошего легиллимента. У Элен душевное расстройство, - не было смысла объяснять подробнее, если он может увидеть всё собственными глазами.
Рид толкнул дверь в комнату и та открылась, пропуская мужчин в светлую просторную комнату.
- Барти, - позвала женщина, не оборачиваясь на звуки. Она сидела у окна. Бледная, но по-прежнему красивая, как будто ни возраст, ни болезнь не трогали её. Рид невольно остановился в дверях, пропуская Дэллакэйппла в комнату и любуясь супругой. В лучах заходящего солнца та была особенно очаровательна.Волосы, отливающие в медь, словно искрились ярким пламенем, глаза, усталые и пустые, казались на несколько мгновений живыми. Она сжимала запястье ладонью другой руки. На белое платье падали алые капли.
- Барти, что ты наделал? - строго спросила она в пустоту, показывая ей кровоточащее запястье и чуть покачивая головой из стороны в сторону.
Рид нахмурился. В последнее время царапины стали появляться всё чаще, а Элен даже не замечала боли. Он быстро приблизился к ней и бережно перемотал её руку куском чистой ткани, защищая запястье от новых порезов. Бёрк бросил взгляд, полный надежды, на мужчину и отступил назад, предлагая тому начать.

+2

3

- Можно подумать, у меня был выбор, - тихо отозвался Айдан. Пару дне назад он получил письмо загадочного содержания. Некто мистер Берк, которого Айдан знал по рассказам Магдалены Ларсен и Аннабет Торнтон, писал ему, что очень хочет видеть его в своем доме для важного дела. Шотландец знал, какое это дело, и не спешил дать ответ на письмо. Но внизу стояла приписка. Писать поступил очень опрометчиво, устроив драку в Министерстве Магии, конкретно в отделе мистера Берка. Теперь он угрожал ему взысканием и расследованием, что лишало его возможности отказаться.
Призвав Добби, Айдан попросил его сопровождать его в назначенное время. Домовик согласно кивнул. Ему нравилось чувствовать себя важным в жизни волшебников. И помочь Дэллакэйпплу по просьбе Дамблдора стало для него особенным делом. Используя магию домовика, Айдан с наибольшем дискомфортом добрался до дома Берка.
- Можешь вернуться в Хогвартс. Я задержусь на несколько часов, а если ты понадобишься, Я сразу же призову тебя, - домовик отрицательно покачал головой, отчего длинные уши смешно взметнулись. – Со мной ничего не случится, а в случае чего, ты всегда можешь применить свою магию, верно? – домовик кивнул. – Вот и отлично.
Выпрямившись, Айдан постучал в дверь дома. Его встретил Эридан Берк собственной персоной. Дэллакэйппл не встречался с ним лично, когда посещал Магдалену или встречался с Аннабет. Но он видел его в прошлом. Уже однажды Эридан Берк просил его помочь ему с супругой, и Айдан тогда сумел найти способ отказаться. На этот раз методом шантажа и кнута, ему удалось заставить писателя посетить свой дом.
- Вас обманули, - отозвался Айдан. Он следовал за хозяином дома, но по случаю, оказался впереди него. Эридан сверли его спину взглядом, от чего Дэллакэйпплу было не по себе. Но он радовался, что Берк не мог видеть, как бледнее его лицо. – Я превосходный окклюмент, если мне будет позволено говорить о себе в превосходной степени. – Айдан догадывался, что именно ему наговорили. Из-за той книги и работы на него обратили внимание в Мунго и пригласили к работе над экспериментальной методикой. У дверей в спальню миссис Берк Айдан остановился, пропуская хозяина.
Это была большая светлая комната, убранная и чистая. В стороне сидела женщина с рыже-медными волосами. Такие же волосы были у Магдалены, и ему пришлось стиснуть зубы, чтобы воспоминания на Ларсен не помешали его работе сегодня. Вот только, какую работу он мог сделать здесь. Айдан осторожно приблизился к Элен, пока Эридан бережно перевязывал ее руки. Эта забота была трогательной и нежной, что на мгновение Айдан проникся к нему симпатией.
- Миссис Берк, вы слышите меня? – наконец, он решил обратить ее внимание на себя. Женщина поддалась любопытству, услышав новый голос, который до сих пор не звучал в ее жизни. Она посмотрела на него пустым отсутствующим взглядом. Такой он уже видел в Мунго – у Алисы Лонгботтом. Айдан опустился на колени перед женщиной, приложил пальцы к ее вискам и чуть сжал, не позволяя ей отвести взгляда. Ее сознание представлялось ему белой кирпичной стеной. В каменной кладке отсутствовали несколько камней, зияя черными дырами, привлекающими внимание. Дэллакэйппл если бы и мог, то не знал, чем заполнить эти пустоты. Подменять ей воспоминания? Во что тогда, превратится ее жизнь? Она замкнулась в одном месте, в одном мире, который был ей удобен и приносил успокоение.
Внезапно он резко дернулась в его руках. Ее глаза распахнулись шире. Она схватила Айдана за ладони, и он прервал контакт. Она сжимала его руки, впиваясь ногтями в пальцы мужчины.
- Он чудовище! Беги! – ее пальцы соскользнули на ворот мантии волшебника, и Дэллакэйппл внезапно осознал, что не может дышать.

0

4

Действительно, выбора у писателя не было. Однажды он уже дал отказ сотрудничать, но тогда Бёрк не стал настаивать, думая, что ещё сможет найти другой способ. Бёрк был слишком гордым, чтобы просить, умолять и стоять на коленях. Он был готов на это ради жены, но не смог пасть так низко в глазах писателя, которому, в общем-то, было на них наплевать. Который был занят своими делами и даже мольбы Рида могли не подействовать. Так какой смысл?
Он ждал. Ждал подходящего момента, следил за писателем, чтобы застать того, наконец, за какой-нибудь ошибкой. И вскоре этот случай представился. Дэллакэйппл допустил большой промах, устроив бойцовский клуб в его департаменте. Бёрк торжествовал и не вмешивался, наблюдая за дракой из приоткрытой двери своего кабинета и с ухмылкой думая, какую выгоду он может извлечь из этого. И придумал же.
Эридан наблюдал за каждым движением писателя. За каждым взглядом Дэллакэйппла и малейшей реакцией супруги. Бёрк давно не видел заинтересованности и реакции. Да, Элен реагировала на шум. На дождь за окном, на стук закрывающейся двери, на громкие голоса, на резкие движения. Она реагировала, но слишком вяло, чтобы это было обычной реакцией обычного человека. Слишком заторможено и отрешённо, чтобы называть её нормальной. Женщина видела в окружающих людях лишь призрак её мёртвого брата. Она обращалась к нему даже тогда, когда Офелия пыталась пробудить в ней реальное. Даже тогда, когда в комнате никого не было и лишь ночной ветер с тихим шорохом шевелил занавески, путаясь в них.
Иной раз это пугало Эридана и он подолгу не решался приблизиться к комнате супруги вновь.
Его выводило из себя её меланхоличное "Барти", хоть он и старался быть самым терпеливым человеком на земле.
Он боялся прикосновений холодных пальцев и шёпота "Барти, ты же не уходишь?"
Он бежал как от огня, когда она вдруг начинала душераздирающе рыдать и винить во всём себя.
Рид не понимал и отказывался принимать. Он не мог смириться с тем, что брат оказался дороже семьи. Дороже него, дороже Офелии.
К изменениям в поведении жены он готов не был. Не так быстро. Не так внезапно. Он не отвлекал Дэллакэйппла расспросами, зная, что лучше это сделать. Не отвлекал, когда Элен вдруг распахнула глаза. Не отвлекал, когда она сжала его ладони.
- Что происходит? - он очнулся лишь тогда, когда пальцы супруги сомкнулись на горле мужчины. Бёрк застыл на месте, не понимая, что она делает и зачем. Он не мог пошевелиться, чтобы остановить. Всегда отрешённая и спокойная жена сейчас внушала ужас. Мужчина чувствовал, как по спине побежал холодок. А вслед за холодком и мурашки, когда Элен заговорила.
- Дорогая, успокойся, прошу тебя, - Эридан, наконец, смог сдвинуться с места и заставил себя прийти писателю на помощь. Через страх, через ужас.
Он настойчиво, но аккуратно разомкнул пальцы жены, высвобождая Дэллакэйппла из мёртвой хватки. Сжал её ладони, чувствуя, как Элен дрожит. Удивлённо заметил, что она проводила писателя взглядом, когда тот отошёл в сторону.
- Что происходит? - Бёрк повернул голову, ошарашенно глядя на мужчину. Старался не показывать, что он напуган, - Что Вы сделали? Как?
Он провёл языком по пересохшим губам.
- И... Не слушайте её. Она наверняка приняла Вас за Барти.
Одна мысль о том, что слова Элен могли быть о нём, заставила Эридана содрогнуться. Нет, этого не может быть, она снова видит свою нереальную реальность.

+1

5

Человеческий разум очень хрупкая вещь. Достаточно одного неловкого движения, чтобы весь человеческий мир рухнул. Айдан видел ее мир, хрупкий, прозрачный, болезненно белый, с выбоинами воспоминаний, которых она страшилась, которые ее пугали. Но она была в себе. Было что-то, что помогало ей оставаться в этой реальности, но прятаться за забор отчуждения и придуманный мир. Ужасающий придуманный мир, где не было места живым, где было место для единственного мертвого человека.
Пальцы сжимали ворот, мешая сделать вдох. Айдан держал ее кисти, оставляя темные кровоподтеки на бледных руках. И только вмешательство Эридана Берка могло остановить происходящее. Дэллакэйппл тяжело поднялся на ноги и отошел в сторону. Он не был напуган, скорее встревожен, а вот в глазах мистера Берка он читал ужас. Айдан глубоко вздохнул, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. Больные люди слишком сильны, чтобы их можно было остановиться только физической силой. Мужчина отошел в сторону, а муж пытался успокоить супругу, снова потерявшую интерес к происходящему.
- Она боится, - выдавил из себя мужчина, с легкой опаской разглядывая профиль чистокровного волшебника, пригласившего его в дом. Что могла видеть Элен, что так пугало ее одной свой мыслью. Что такого могло произойти в этом доме, что жить в вымышленном мире ей казалось удачным решением всех проблем. Это не только потеря любимого брата, это нечто больше, чего волшебнику не удалось нащупать. – Это легеллименция. Я был в ее сознании, я смог убедить ее довериться мне.
Айдан ступал осторожно, боясь нарушить хрупкое равновесие  ее подсознания. Слишком хрупкое. Словно тонкая полупрозрачная материя, которая могла порваться в любой момент. Вряд ли Берка понимал, как серьезно то, что может произойти с его женой, если Айдан ошибется. Но Дэллакэйппл больше не хотел ничего делать. Каждый взгляд на бедную женщину внушал ему ужас, заставляя короткие волоски на затылке шевелиться. От ее поведения веяло холодом, гибелью, пахло отчаянием и смертью.
- Я думаю, что она говорила именно о вас. Достаточно одной попытки, чтобы понять, что здесь бессильна медицина. Она не может выбраться, она не хочет выбираться. Ей намного комфортнее в мире мертвых, чем в мире живых. Ее там могут защитить, от вас, - Айдан сделал шаг назад, но внешне сохранял хладнокровие. – Вы не понимаете вашу жену, пичкаете ее зельями, которые только разрушают ее сознания, вырывая из нее память, кусочки воспоминаний, которые она пыталась сохранить. Если представить ее сознание, как кирпичную стены, то я видел ее, и часть – Айдан руками помогал себе объясняться с Берком, - кирпичей из этой стены удалены. Мозг пытается заполнить пустоту, и она ходит по кругу. А вы не можете ее отпустить.
Ей нужна помощь профессионалов. Ей нужен постоянный уход, а не сидеть в запертой комнате, оставаясь наедине с собой, с тем миром, который ее порабощал, который не оставлял надежды на то, что однажды она вернется.
- Мне не известно методов, который могли бы вам помочь, - жестко и твердо произнес писатель, отказываясь участвовать в этом. Ее положение слишком хрупкое и слишком шаткое. Айданун е хотелось быть причастным к тому, что может с ней произойти. Оставаться наедине с Берком хотелось еще меньше. Он не внушал ему доверия, не внушал уважения, кроме страха и опасения, Эридан Берк не внушал ничего, Магдалена была о нем высокого мнения, но говорила мало, будто не о чем было говорить вовсе.- Вы должны смириться и принять решение.

+1

6

Элен вновь погрузилась в свой полусон-полутранс. Она снова опустилась в кресло, чуть опустив голову и что-то бормоча себе под нос. Она нервно перебирала в руках подол своего платья и изредка замирала, как будто слышала только одной ей понятные звуки. Она стала прежней, вот только резкие взгляды, которые она бросала в сторону мужчин и которые Рид не мог не заметить, заставляли мужчину всё ещё напряжённо ждать, что в любую минуту супруга вновь окажется во власти гнева, что минутная вспышка вновь наступит. Он заслонял собою писателя, которого Элен чуть не задушила, и с опаской подозревал, что если приступ повторится, то мужчине точно не повезёт.
- Вы что-то сделали с моей женой, - он не повышал голос в присутствии женщины, боясь, что громкие звуки вновь растревожат её шаткое сознание, - и что теперь? Вы предлагаете мне и моей дочери жить в страхе не только за её жизнь, но и за собственные?
Он зашипел, приблизившись к писателю вплотную и чуть сжимая ворот его рубашки. Рид злился. Рид едва сдерживал гнев.
- Что Вы видели в её сознании? Что? - повторил он свой вопрос уже чуть громче, буквально выталкивая Дэллакэйппла из комнаты в коридор и прижимая того к стене, не давая возможности освободиться, - Вы ведь что-то видели.
Он сузил глаза, внимательно рассматривая лицо, находящееся совсем близко. Ему не нравился тон мужчины. Да что уж там, не только тон, но и сам мужчина не вызывал у него ни капли симпатии. Он не выглядел, как специалист. Не выглядел как человек, которому можно доверять. И было видно, что он совершенно не горит желанием решать проблемы Бёрка. Ожидаемо, не смертельно, переживём.
- Они постоянно хотят забрать её в Мунго, - он всё ещё не отпускал ворот его рубашки, всё ещё не позволял себе отойти в сторону и выпустить Дэллакэйппла из цепких пальцев, - предлагают использовать экспериментальную магию. Но каковы шансы, что она выживет? Я задаю им этот вопрос изо дня в день и каждый раз они только и делают, что отводят взгляд и пожимают плечами. Мне нужна определённость. Я хочу знать наверняка, чего мне ожидать.
Он понятия не имел, зачем говорит это. Видимо, решил, что мужчина пытается его упрекнуть и поставить ему в вину положение супруги. Да, он виноват, Бёрк не спорил. Но уж явно не в том, что держал её дома, под постоянным наблюдением.
- В Мунго десятки пациентов. Как думаете, сколько бы внимания ей там уделялось? - он вдруг усмехнулся. Разговаривать дальше не имело смысла, Дэллакэйппл сделал свой выбор.
- Вы обманщик, - мрачно заметил Эридан, отходя, наконец, в сторону и позволяя Айдану высвободиться из его хватки, - Вы шарлатан и я очень сожалею, что потратил время, связавшись с Вами.
Он действительно был разочарован. Обычно Гаррисон не ошибался, давая советы. Но тогда, написав заковыристую фамилию на клочке бумаги, он явно совершил большой промах.
- Я провожу Вас, - Рид спускался вслед за ним по лестнице, снова сверля взглядом его затылок. Чувствуя, как этот человек неприятен ему. Они дошли почти до первого этажа, когда сверху вдруг донёсся крик. Кричала Элен. Кричала громко, судя по тому, что слышно было даже через закрытую дверь.
- Прошу прощения, - пробормотал Бёрк, давая понять, что он вернётся через секунду, и быстро вбежал вверх по ступеням, вернувшись в комнату супруги.

+1

7

Айдан сохранял молчание. То, что он увидел, рождало больше вопрос, чем давало ответов. И не все из этого можно было сказать Эридану Берку. Айдан не знал о нем практически ничего, кроме того, что в прошлом о нем весьма положительно отзывалась Миллисент. Тогда ему было бы этого достаточно, но сейчас это была капля в огромном море. Айдан не торопился вступать в разговор с мужчиной, подбирая слова тщательно, чтобы не оказаться в ситуации еще более печальной, чем нынешняя.
- Такие люди, в первую очередь, опасны для себя. Вы должны понимать это, и понимать, что вы не даёте ей надлежащий уход, - Дэллакэйппл сам направился к выходу, чувствуя, что здесь ему больше делать нечего. Еще одна попытка вторгнуться в ее сознание может окончательно сорвать предохранитель с сознания Элен, и тогда одному дракклу известно, что может случиться. Но пугать Берка и его семью, Айдан не собирался. В дверях Эридан подтолкнул Дэллакэйппла и вжал его в стену. Рука мужчины уперлась в горло писателя, мешая тому выбраться или отстраниться. Шотландец схватился за руку Берка, но не смог даже слегка ослабить хватку.
- Ничего полезного, - прохрипел Айдан, чувствуя, что дальнейший разговор точно не состоится. Знала ли Миллисент о темной стороне своего друга? У каждого человека есть темная сторона, которую он прячет от всего внешнего мира. От Магдалены Айдан знал, что и на работе Эридан показывает себя далеко не в светлой стороне, но она считала, что это имидж. Ошибалась.
Когда Берк, наконец, отпустил его, Айдан закашлялся и направился по коридору к лестнице. Впустую потраченное время, которое уже нельзя вернуть обратно. Рид назвал его обманщиком и шарлатаном, на что Айдан только усмехнулся, не стремясь разубеждать его. Ему хотелось убраться отсюда как можно быстрее.
Уже на лестнице их отвлек шум, доносившийся из комнаты Элен. Эридан моментально стал взволнованным и напуганным, будто то, что там происходило, могло напугать человека, носящего столь высокий чин. Айдан не стал дожидаться возвращения Берка, спустился по лестнице и направился к выходу. Его внимание привлекла дверь, которую он точно видел. Сначала Дэллакэйппл остановился в нерешительности. Он никак не мог вспомнить, почему эта дверь ему так знакома. Потом закрыл глаза, пытаясь вспомнить. Точно. Эту дверь он видел несколько минут назад в сознании Элен. За это дверь находится подвал. Этот подвал безумно пугал женщину, или она пыталась показать ему это, делая акцент на страхе. За дверью, по мнению Элен, было нечто страшное. Айдан, как зачарованный, двинулся к двери, протянул руку, ожидая ощутить покалывание защитного заклинания, но этого не случилось. К его удивлению, на дверь не было наложено никаких чар, более того, даже дверь оказалась не запертой. Мужчина повернул дверную ручку и толкнул дверь. Переступать порог не было никакого желания, тем более, что хозяин дома был настроен недоброжелательно, и мог вернуться в любой момент. Дэллакэйппл собирался отойти от двери, но тут получил мощный удар в спину. Палочка выпала из рук волшебника, а сам мужчина накренился совсем в другую сторону. Он точно смог бы удержаться на ногах, если бы следом за первым не последовал еще один удар. А потом еще. Заклинание пущенное в спину, Айдану так и не удалось развернуться, дробило кости, сжимая внутренности, и шотландец завалился на пол, проклиная свою слабость и желание помогать людям. Хруст ломающихся костей впивался в мозг, в кожу, даже когда он прекратился, Айдан все еще слышал, как ломаются его кости. Он потянулся за волшебной палочкой, желая защититься, дать отпор нападающему, но дотянуться до нее не получилось, а язык словно прирос в небу, даже невербальное заклинание не желало складываться в голове волшебника, которого боль окутала алой аурой. Он не кричал, не кричал, когда его мучили круциатусом, не собирался срываться и здесь.

+1

8

Дверь в её комнату оказалась открытой. Кресло перевёрнуто. На полу вода и осколки - упала и разбилась большая ваза, разметав в стороны свежий букет из багровый лилий - любимых цветов Элен. Но беспорядок - последнее, на что обратив внимание влетевший по лестнице Эридан.
Супруга стояла в центре комнаты. Запрокинув голову назад, она истошно вопила, сотрясаясь рыданиями. Страшное зрелище разрывало сердце Бёрка на куски. Он чувствовал её боль так, как будто сам испытывал её. На миг Рид вспомнил ожерелье из его магазина, которое имело такой же эффект, но откуда в её комнате взяться артефакту? Нет, это не магия. Это реакция организма.
Дэллакэйппл что-то затронул. Он подвинул самый нижний кирпичик, заставив шататься всю конструкцию. Он задел её, вывел и теперь спокойно уходил.
Бёрк не знал, что ему делать. Он просто ждал. Ждал, пока закончится приступ и обмякшее тело упадёт в его руки. Ждал и подхватил женщину в нужный момент, беря на руки и бережно опуская на кровать. Она всё ещё тряслась, по-прежнему смотрела на него, но не видела.
- Он знает, - она вдруг засмеялась, заставив мужчину отпрянуть назад, поддаваясь чувству страха, - он всё знает, он видел нужную дверь, он захочет войти.
Она говорила радостно и нараспев, будто рассказывала ему весёлую историю. Вот только Эридану было совсем не весело. Он понял о ком идёт речь. Догадывался, о какой двери говорит Элен.
- Постарайся успокоиться и уснуть, - попросил он у неё и поспешно вышел, запирая дверь на ключ. Он спустился вниз до середины лестницы и замер, увидев открытую дверь подвала и спину Дэллакэйппла. Он уже достал волшебную палочку и сейчас прицелился, метко зарядив между лопаток заклинанием:
- Lasum Bonus - три раза. он слышал, как хрустели и ломались кости. От лопаток вниз по позвоночнику. В гневе он не мог рассчитать силу магии, палочка требовала крови, передавала свою жажду хозяину и Бёрк сорвался с места, чтобы в секунду преодолеть оставшиеся ступеньки и буквально подлететь к мужчине, упавшему на пол.
- А теперь слушай внимательно, - он поставил ногу на волшебную палочку и отпиннул её в сторону, чтобы волшебник не смог до неё дотянуться и защитить себя, - никогда, слышишь, никогда не смей лезть туда, куда не следует.
Он совершенно потерял голову. Там, в подвале, Кейт. Что будет с Бёрком, когда об этом узнают? Что будет с девочкой, когда об этом узнают?
- Это будет тебе хорошим уроком, - Бёрк оскалился, делая шаг к писателю и опуская ногу на кисть его руки. Не сильно, чтобы прижать к полу. Эридан терпит. Терпит, чтобы не сделать всё за один миг. Нет, он растягивает удовольствие и постепенно увеличивает нажим на руку мужчины. Он чувствует сопротивление ладони, но вскоре его сменяет хруст. Он видит, как лицо Дэллакэйппла искажается гримасой боли и с каким-то животным рыком опускает ботинок с полной силой, ломая пальцы.
Отходит чуть назад, любуясь своим творением. Не может удержаться и пинает в живот.

Он бы убил его. Бёрк чувствовал, как по телу растекается жажда, как каждая клеточка заполняется желанием отомстить. Отомстить за то, что Дэллакэйппл сотворил с его женой и за то, что посмел увидеть в её сознании. Он не остановился бы и довёл дело до конца, если бы вдруг перед глазами не предстал образ. Его любимая Китти, давно поселившаяся в его голове, успокаивала и охлаждала лихорадочные мысли. Будто лёгкий ветер успокаивал боль в висках.
Рид оставил его внизу, разбитого, искалеченного и почти потерявшего сознание от боли. А может и действительно потерявшего, Бёрк выяснять не стал.
Он вновь поднялся в комнату к супруге. Открыл дверь, заходя и останавливаясь позади неё, стоявшей у распахнутого окна. Ночной ветер развевал её волосы, но впервые Эридану не хотелось коснуться их, пропустить сквозь пальцы, прижаться губами.
- Ты сделала это специально, - голос его не выражал абсолютно ничего. Мужчина вдруг понял, что слишком устал. Слишком вымотался. Он потерял желание жить, он зациклился лишь на одной Элен, не замечая окружающего мира.
- Да, - она тихо засмеялась, всё ещё не поворачиваясь к мужчине лицом. Он скрестил руки на груди, подбирая слова помягче, чтобы выразить, как он ею недоволен.
- Все эти годы... Все эти годы я ждал, когда же ты, наконец, забудешь своего ненаглядного Барти и хоть на секунду вспомнишь, что у тебя есть семья. Я, Офелия. Что ты будешь с нами, если не ради меня, то ради дочери.
Он начинал заводиться вновь. И кажется, она это почувствовала. Резко обернувшись, она налетела на него, как фурия, сбив с ног и оседлав. Она вцепилась пальцами одной руки в его горло, надавливая на кадык так сильно, что из глаз Рида хлынули слёзы. Она хлестала его по щекам второй рукой. Она ненавидела его всем своим естеством.
- Это ты убил Барти, - прошипела она ему на ухо, плотно зажимая ладонью рот, чтобы заглушить громкие хрипы.

+1

9

Айдан слышал от Отто, что в организме человека в среднем двести-двести восемнадцать костей. Айдану казалось, что ломается каждая кость. Особенно больно было позвонку. Его скручивало, сжимало. Ребра сужались, лишая возможности дышать. Никак не получалось сделать хотя бы один вдох. Он чувствовал, как тело горит в агонии боли, проникающей в каждую клеточку его тела, натягивая его, как тетиву лука. Так сильно, что казалось вот-вот лопнет.
Он не терял надежды схватить палочку, ведь объясниться с Эриданом он не мог. Кровь заливала рот, Дэллакэйппл захлебывался слюнями и кровью. Когда ботинок встал на его руку, Айдан испуганно дернулся, понимая, что будет дальше. Берк медленно, будто это доставляло ему удовольствием, опустил ногу ниже, и этот хруст Айдан никогда не забудет. Кричать не было сил, и стон, сорвавшийся с его губ, отнял слишком много сил. Теряя сознание, Дэллакэйппл думал о том, что если он сегодня выживет, то Грюм убьет его собственноручно. А если его удастся удержать, то выстроится целая очередь желающих отправить писателя на тот свет за его глупость. С этой мыслью, Айдан провалился во тьму.
Мужчина не знал, сколько времени он пролежал без сознания. Когда открыл глаза, смотрел в потолок, прислушиваясь к своему состоянию. Он не мог с точностью определить, сколько костей сломано в его теле. Немало. Вдох удалось сделать не сразу, не полной грудью. Как только писатель попытался, сразу же скривился от боли, разрывающей сознание. Он подтянул к себе руку, откинутую в сторону, и из глаз тут же брызнули слезы. Все пальцы на руке были сломаны. Адская боль растекалась по всему телу от пальцев до плеча.
Превращая нижнюю губу в кровавое месиво, Айдан потянулся к волшебной палочке. Боль вывела его из равновесия. Айдан не мог вспомнить ни одного заклинания, которое могло бы ему помочь. Нужно было выбраться из поля действия защитного заклинания Берка и призывать Добби. Дэллакэйппл отчаянно пытался вспомнить могут ли домовики преодолевать чужие заклинания. С огромным трудом ему удалось подняться на ноги. Голова кружилась. Каждое действие отзывалось болью во всем теле, будто по нему пробежался бегемот. Прижимая к груди сломанные пальцы, Айдан попытался уйти. Но его остановил шум.
Шум доносился сверху, откуда мужчины спускались какое-то время назад. Живое воображение Айдана вмиг нарисовало, что Эридан вернулся, чтобы убить свою жену. Как дальше его фантазия решит развернуть историю, Дан не знал. Но не мог уйти, оставляя женщину в потенциальной опасности. Он двигался осторожно, понимая, что тратит слишком много времени, но быстрее идти не мог. Все тело сводило судорогой, рука ныла и тянула к полу. Преодолев ступеньки, Айдан почти упал на четвереньки у дверей в комнату Элен. Он толкнул дверь и увидел совсем не то, что ожидал.
Разъяренная фурия, обладающая силой не свойственной хрупким женщинам, наносила сильные, хлесткие удары по лицу Берка, а потом вцепилась в его шею.  Злорадство и удовлетворение зародились в голове волшебника, но Айдан прогнал их. Он не был злым или плохим человеком, а на глазах его могло произойти убийство. Адреналин в крови зашкаливал. Мужчина поднялся на ноги, стянул с кровати покрывало, которое попытался набросить на миссис Берк. Она заметила его раньше, чем он сделал это. Он привлек ее внимание, что спасло жизнь Эридану Берку, обошедшемуся с ним совсем не по-дружески. Элен бросилась на Айдана, мужчина, обезумивший от боли, пропустил момент, когда ее пальцы впились в глаза, а зубы сомкнулись на его шее. Проседая под ее напором, писатель подумал о том, что лучше бы умер там, внизу. Ему не хватало сил спихнуть женщину, больная рука никак не хотела подчиняться, а ему уже начинало казаться, что Элен хватит сил выдавить глаза и прокусить его артерию.

+1

10

Она всё ещё была не в себе. Она не различала его, путая с тенью в своей голове. По-прежнему не узнавала собственного мужа, а если и узнавала, то пыталась повесить на него гораздо больше, чем он совершил. Она обвинила его в смерти Барти. Барти был ему другом. Его старшим товарищем, почти братом. Рид был привязан к нему, любил его и всегда был рядом, чтобы если вдруг что случится, иметь возможность подать руку помощи. Но не уследил. Не смог понять, что друг стал странно себя вести. Не смог предотвратить его смерть. И сожалел точно так же, как и Элен, с той лишь разницей, что смог это пережить, не зациклившись и не замкнувшись.

Она душила его и откровенно наслаждалась, наблюдая, как лицо меняет цвет, как становится красным, потом бардовым. Смотрела, как кровь приливает к голове, как лопаются капилляры в глазных яблоках, как раздуваются ноздри. Смотрела и не могла сдержать торжествующего хохота.
Она держала его мёртвой хваткой, так, что все попытки вырваться и освободиться автоматически сводились на нет. Он только мог хрипеть, беспорядочно размахивая руками и надеясь всё-таки скинуть её с себя.
Рид не видел и не слышал, как в комнату вполз Дэллакэйппл. Понял это лишь тогда, когда Элен повернула голову, взметнув перед его лицом огненно-рыжими волосами. Писатель попытался отвлечь её внимание на себя и ему это удалось. Бёрку хватило пары секунд её замешательства, чтобы откатиться в сторону. Он всё ещё пытался откашляться и отдышаться, постепенно вновь насыщая лёгкие кислородом и возвращая прежний цвет лица.
Она накинулась на Айдана, как тигрица кидается на добычу. Словно дикий зверь, она впилась зубами в его шею. Бёрк замер, наблюдая, как супруга борется с совсем ослабевшим мужчиной. Бёрк потерялся, не зная, кому из них помочь. И вдруг решился.
- Это не я чудовище. Это ты, - оцепенело пробормотал он и вдруг сорвался с места.
Осколки разбитой вазы всё ещё лежали на полу. Лилии всё ещё сладко пахли, кружа голову. Найти самый большой и острый кусок стекла не составило труда. Тонкий, словно лезвие, он идеально подходил, но Эридану некогда было любоваться орудием убийства.
Он подкрался к супруге. Сжал её волосы в кулаке, запрокидывая её голову назад и буквально отдирая от шеи писателя. Второй рукой нащупал сонную артерию. Пульсация с одной стороны, такая же с другой. Сердце почти бежит, чувствуя, как смерть наступает на пятки, отбивает неровный ритм, скачущий, рваный. Мужчина непоколебим. Он нервно облизал губы и твёрдой рукой воткнул осколок в шею. Сначала с одной стороны. Вынул, стараясь не смотреть на яркую и почти неестественно красную кровь. Снова воткнул. С другой стороны, окончательно перерезая спасительную ниточку.
Кровь липкая, она хлещет из шеи, заливая руки Бёрка, пол вокруг, каплями попадая на лежащего поодаль Дэллакэйппла.
Смерть не наступает внезапно. У него ещё есть время, чтобы попрощаться. Рид разворачивает Элен за плечи. Резко, не теряя времени. Смотрит на затухающие глаза, неестественно большие от страха. Смотрит и молчит, выжидая, когда жизнь окончательно покинет тело.
Элен падает на него. Эридан отбрасывает осколок в сторону, позволяя тому удариться о стену и разбиться на сотни мелких. Мужчина укладывает тело на пол, в лужу крови, и почти любуется мертвенный спокойствием. Снова смотрит в глаза, запоминая их, навсегда отпечатывая в своей памяти. Таких больше нет: у Офелии глаза отца. Таких больше не будет.
Налюбовавшись, он закрывает их. Закрывает и падает на колени рядом с телом, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота.
Он совершенно забывает, что в комнате он не один. Рид не оборачивается, кидая через плечо сухое:
- Пошёл вон.

Отредактировано Eridanus Burke (2016-04-05 23:39:17)

+1

11

У страха нет привкуса. Он безвкусный, бесцветный, непонятно какой. Он проникает в сознание, липкими щупальцами обхватывает возбужденный мозг. Некуда деваться от него. Он повсюду. Куда бы ты не повернул головы, что бы ты ни решил сделать. Если страх пробрался в сердце, ты обречен.
Айдан совсем потерял зрение, пока пальцы Элен все давили и давили на глаза. Он задыхался от боли в конечностях, мешавшей ему предпринять хоть что-нибудь в свою защиту. Ее зубы сомкнулись на его шее, будто бы он боролся не с человеком, а с каким-то диким животным. Ее агрессия переходила в силу, с которой было непросто справиться.
Айдану удалось распахнуть глаза, когда давление на них стало меньше. Он захрипел от боли, когда кто-то стал оттаскивать от него Элен. Ее лицо все в крови, потому как между зубами так и остался кусок плоти, который она откусила от Дэллакэйппла. Боль пронзила все тело не сразу, а только после того, как пришло осознание. Писатель прижал к шее здоровую руку, но этого было недостаточно, чтобы остановить кровь. Он текла сквозь пальцы, скатывалась и оставалась багровым пятном на ковре.
Элен все еще была над ним, он видел, как Эридан запрокинул ее голову, намотав волосы на кулак. Видел блеск в ее глазах, пугающий, вводящий в ступор. Видел, как блеснуло что-то острое в руках мужчины. А потом хлынула горячая кровь. Она заливала его лицо, смешивалась с его кровью. Крик ужаса застыл в его глотке. Ужаса и страха. Айдан был слишком слаб, чтоб что-то предпринять. Слишком слаб, чтоб исчезнуть, и задумывался о том, чтобы просто позволить провидению случиться.
Эридан затих где-то в стороне, прощаясь с умирающей женой. Ее хрип негромкий засел в ушах мужчины, перемешиваясь со звуком ломающихся костей. Это конец. Он обречён. Айдан стал свидетелем убийства, кровавого жертвоприношения, но даже это не могло заставить его собраться с мыслями и силами.
Берк пришел в себя и вместо слов благодарности выплевывает слова, прогоняет его. Айдан и сам с радостью бы покинул этот дом, но не может. Добби. Ему нужен домовик, который вытащит его отсюда.
Он видел над собой бледное лицо Берка. Не в силах даже вздохнуть, Айдан старался не шевелиться. Кровь пульсировала под рукой, вдалбливаясь в ладонь, как волны разбиваются о прибрежные скалы. Ему не хватало сил, чтобы зажать рану на шее так, чтобы кровь могла остановиться. Слабые потуги сделать не увенчались успехом, и кровавые ручейки стекали между пальцами, пачкая светлый ковер, на котором он лежал.
- Добби, - булькающий звук, слабо напоминающий его голос, раздался по комнате. Берк точно должен снять родовое защитное заклинание, чтобы волшебник мог убраться отсюда. Два трупа в одном месте слишком даже для  Главы департамента международного магического законодательства и еще десятка званий, которые он носил. Домовой эльф появился в комнате с громким хлопком, прижал ручки ко рту, округлив и без того огромные глаза. – Мунго…Бэгмэн…
Добби повернулся, чтобы посмотреть на хозяина дома, посмотрел на тело возле его ног и отчаянно задрожал. Домовики умеют хранить тайны, и Добби не расскажет никому и слова о том, что видел здесь. Вряд ли Эридан Берк теперь сможет спать спокойно, но пока Айдан Дэллакэйппл борется за свою жизнь, у него есть надежда.

0


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [29.04.1997] Длинный нос, как повод для любопытства