0041
0087
0185
0142

"Меган почти была счастлива. Почти. Но это почти разъедало ее душу, как серная кислота лакмусовую бумажку... Успех в школьной команде по квиддичу, обилие друзей, забота родных, учеба несложная." - MEGAN JONES

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре январь - февраль'98

Вагон 12 – N. Longbottom [19.12]
Вагон 10– J. Finch-Fletchey [18.12]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [04.04.1997] Les mots et les choses;


[04.04.1997] Les mots et les choses;

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Слова и вещи
http://cdn.movieweb.com/img.site/PH2AQ94aUCeu56_1_l.jpg

› Участники: Гермиона, Гарри, Джинни и Рон.
› Место: гостиная Гриффиндора.

› Время: первая половина дня.
› Погода: снаружи солнечно.

Раз уж все четверо остались в замке на время пасхальных каникул, самое время обсудить будущее Отряда Дамблдора. И узнать, как отнесся основатель ОД к тому, что второй состав собран без его участия.

+4

2

Каникулы нисколько не делали участь лучше, жизнь - проще. Все нормальные студенты отправлялись на каникулы домой, но Гарри некуда было уезжать. Дурсли даже если бы и приняли его, то не отпустили бы назад, а в лучшем случае - развернули бы обратно. Да и сам Поттер этого не хотел. Он бы вовеки вечные их не видел, насколько существование в их доме, в маленькой запертой комнатушке, которая включала целую летнюю трехмесячную жизнь Гарри Поттера, осточертело окончательно. Под конец года он с тяжким сердцем осознавал необходимость возвращаться к Дурслям. У него не было другого дома. То время, когда ему, маленькому ребенку, были нужны родственники, Сириус отбывал незаслуженный срок в Азкабане, а после... после, когда, казалось бы, все наладилось не было возможности отправиться с ним. Он вынужден терпеть это проживание в Лондоне.
Когда-нибудь у него будет свой дом, когда-нибудь он будет возвращаться туда с охотой. Но, видимо, не сейчас. Тем более, что проводить каникулы в полупустом Хогвартсе было приятно, он уже привык. Довольно часто Гарри уезжал гостить к Уизли и можно было сказать, что Нора стала ему вторым домом, но после событий декабря... после событий декабря любое место за стенами школы представляло собой опасность. Даже если бы Рон и Джинни пригласили его к себе домой, а Молли Уизли нарочно зазывала его всеми своими  магическими угощениями и теплым приемом, он не поехал бы.
За Гарри ходила опасность и смерть. Он не простит себе, если из-за него снова кто-нибудь пострадает. Он едва не потерял Сириуса, он едва не потерял Джинни, Гермионе тогда сильно досталось в Лютом Переулке, куда их выбросило случайно. Если бы тогда Фенрир ухватил их не рукой, а зубами, было бы все намного сложнее. Они глотнули круциатуса на всю оставшуюся жизнь и снова видеть, как страдают друзья Поттер физически не мог.
Только вот куда бы он не ступил, Пожиратели дышали ему в спину. Сама учеба здесь навлекает на Хогвартс беду. Пока здесь заведует Дамблдор, школа является тем самым островком безопасной жизнь, какой только можно найти в Британии, но разве от этого ноша Гарри была легче? Нисколько. Он ничем не мог облегчить свою долю, да и если бы мог... стал бы? Ему хотелось только одного - защитить всех, кто рядом с ним был. Специально для этого и был создан Отряд Дамблдора.
Они не преследовали цель стать его армией. От этого было даже смешно. Что может кучка школьников? Все, что угодно, как оказалось. В храбрости им не откажешь, как и в желании бороться до последнего вздоха. Они не испугались и пошли за ним в Министерство тогда. Это о многом говорит. О том, что они готовы рисковать точно так же, как и Гарри.
Но... хотел ли он для них этого? Если бы Поттер мог, он бы прошел это самостоятельно, если бы ему, как и любому другому на его месте, не нужна была человеческая поддержка, дружеское слово, помощь.
Он хотел обучить ребят защищаться и нападать. Когда придут Пожиратели, они не будут стоять с опущенными руками. Это было важно. Просто чертовски важно! Смотреть на них, им в глаза, даже если их участь предопределена. Они хотели свободы, они защищали свое право на жизнь, волшебство, посвящали себя борьбе с тем, что пытался навязать им Лорд. Отряд Дамблдора - не солдаты, они дети, которые сами выбирают, как умирать, за что бороться и иметь право избежать неминуемого. Гарри считал, что даже примитивное заклинание может спасти их жизнь, дать секунду на передышку.
А теперь всего этого нет. Амбридж разрушила все, но они все могут дважды закрывать собрания, распускать участником, они могут бесконечно запрещать сам факт необходимости защищаться, но это ничего не поменяет.
Ни-че-го.
За окном было солнечно, да и вообще приятно. Самый разгар весны, только и знай, что гуляй, но Гарри совсем не до весеннего настроения и так далее. Учеба и дополнительные задания начинали сводить его с ума, в свой выходной Поттеру хотелось единственно отоспаться, однако тревожные мысли либо не давали уснуть, либо не давали нормально спать и он постоянно просыпался. Не в агонии, но с каким-то тревожным чувством и сердце билось просто как бешеное. Попробуй тут безмятежно поспи... С таким образом жизни и настроение было соответствующее.
Нет, Гарри старался держать планку. С друзьями он пытался быть дружелюбным и веселым, в учебе - достаточно усердным, насколько он мог быть, но усталость проглядывалась во всех его жестах, словах. Он даже начал огрызаться на Рона!
Насколько можно вообще... огрызаться на Рона.
Но ни Уизли, ни Гермиона, ни Невилл, ни Симус, никто не был виноват во всех бедах Гарри Поттера, кроме него самого. И того факта, что он вообще был произведен на этот свет.
Не меланхолия и даже не грусть, но странное чувство тоски закрадывалось прямо в грудь и не отпускало до последнего. А ничего теплого рядом не было, даже друзья куда-то делись.

+2

3

Шестой курс оказался бесконечно сложным. Несмотря на то, что в этом году не было летних экзаменов преподаватели загружали шестикурсников уроками по самые уши, не давая им спокойно вздохнуть. Будто бы за летние каникулы все не выветриться у них из головы! У Рональда Уизли материал выветривался из головы за полтора часа следующего урока, и ничего с этим он поделать не мог.
Но сильнее уроков в этом году нервы ему потрепали девушки. Уизли оказался совершенно не готов к такому развитию событий, он понятия не имел, как вести себя в таких ситуациях, оказавшись между двух огней, и поэтому тут же наломал дров, в итоге поругавшись и с Гермионой, и с Лавандой. Но с приходом весны проблемы на личном фронте сменились проблемами глобальными. Нападение на Хогсмид никого не могло оставить равнодушным и даже спустя месяц по коридорам Хогвартса ходили различные слухи и домыслы, собранный во второй раз Отряд Дамболдора многим казался панацеей, хотя таковой не являлся, но это, кажется, понимали только троица друзей и Джинни.

Рон шел из Большого зала в гордом одиночестве: Гермиона с Джинни куда-то пропали, а Поттер в последнее время вообще существовал словно в  вакууме. Коридора замка были непривычно пустынны – большинство студентов уехали домой на Пасхальные каникулы. Уизли любил оставаться в замке на каникулах, в это время у Школы было какое-то особенное очарование, необъяснимый уют. Именно в каникулы бродить по пустым коридорам было особенно приятно, но у друзей всегда находились дела поважнее. Гостиная тоже была пустая, но взгляд Уизли было выцепил лохматую макушку Поттера в одном из кресел. «Интересно, чем он занят?» - подумалось Рону, но он, скорее всего, знал правильный ответ. В последнее время Гарри все свободное время уделял книге по зельям, но Рон не был против этого учебника, в отличие от Гермионы и Джинни.
- Пирог с уткой был потрясающий, - вместо приветствия произнес Рон, рухнув в стоящее рядом кресло, - а ты тут просидел? – вопросительно посмотрев на друга, уточнил Рон и осмотрелся. В гостиной кроме них двоих никого не было. Да, большинство их товарищей уехали на каникулы, но вопрос где Гермиона с Джинни все еще был актуальным.
- А где Гермиона с Джинни? – спросил у Поттера Рон, будто бы друг мог знать. Отношения с Гермионой наладились, но Уизли все равно был словно на иголках. За этот год они наговорили друг друга гадостей на год вперед, и Рональду было отчаянно стыдно за свое поведение, однако, признать свою неправоту было сложно. Но писать эссе самому еще сложнее.

- Да что с тобой, Гарри? – Уизли подался вперед и слегка потрепал друга за плечо, словно стараясь привести в чувство. Но Поттер был в сознании, хотя его сознание было явно где-то не здесь, - о чем ты постоянно думаешь? – Рональду действительно было интересно. Уизли поймал себя на мысли, что говорит как Гермиона. Просто прекрасно.
В последнее время Гарри все время где-то пропадал: то за учебником, то у директора, то еще где-то, - и ничего не говорил друзьям. А друзья волновались, на то они и друзья. Рон с Гермионой действительно хотели помочь Поттеру, но понятия не имели, что с ним происходит, а он молчал, словно воды в рот набрал. Но порой его плотину молчания прорывало, и тогда он начинал вести себя как последний горный тролль, но Рон не злился.
Уизли откинулся на спинку кресла, блаженно вытягивая ноги и складывая руки на животе, под завязку набитом вкуснейшей едой. Теперь хотелось спать, хотя солнце, маячившее за окнами гриффиндорской башни, тянуло на улицу.

+2

4

- Помнишь, ты говорила, что подозреваешь, что кто-то потерял галлеон? - Гермиона шагала рядом с Джинни, ежась от мокрых волос, которые после пробежки по туалетам за Миртл, торчали еще больше во все стороны. Одежду они высушили, но густые кудри все равно неприятно прилипали к шее, заползая под ворот мантии и рубашки, - не узнала, кто это был? - девушка бережно прижимала к груди подарок подруги, почти любовно обнимая его руками. Она не знала, что прячется под свертком, но по размерам и форме догадывалась, что это книга. Зная же Джинни, Гермиона сгорала от нетерпения открыть ее.
Коридоры Хогвартса сменялись один за другим, а гриффиндорка думала о том, что у них с Рыжей так и не выдалось почти возможности, чтобы встретиться и поговорить о дальнейшей судьбе Отряда. Она не один вечер провела в библиотеке, стараясь подобрать нужные им заклинания, которые, на ее взгляд, могли пригодиться. Проблема была еще и в том, что список этих самых защитных заклинаний занимал не один лист пергамента, и Грейнджер очень сомневалась, что члены Отряда с радостью воспримут такой объем. Она пыталась выловить Гарри, чтобы поговорить с ним на эту тему, но ничего не получалось. Только она открывала рот, чтобы рассказать ему обо всем, как обязательно что-то случалось и приходилось откладывать разговор вновь и вновь. Однако Гермиона не торопилась признаваться подруге в том, что после той их короткой встречи в гостиной, она дошла до профессора Деллакэйппла. Правда там почти наломала дров, но уговорить его им помочь удалось. Причины, почему профессор согласился, Грейнджер не знала, но теперь над ней нависла совершенно иная проблема - как рассказать об этом друзьям и донести до них нужность его присутствия на собраниях. Гермиона не была уверена в том, что они воспримут данную информацию правильно, поэтому морально готовилась к словесной войне, которую не избежать. С другой же стороны, она не теряла надежды перетянуть на свою сторону Джинни.
Погруженная в свои мысли, Гермиона даже не сразу заметила, как они успели дойти до гостиной. Подняв глаза на Полную Даму, девушка называет пароль и переступает порог картины. Гостиная пустует и даже странно, что здесь не слышно привычного шума из голосов студентов. Окинув ее взглядом, Грейнджер распахивает изумленно глаза.
- Мальчики... - счастливо ахнув, она переводит радостный взгляд с одного на другого и медленно поворачивается к Джинни, выразительно округляя глаза. Лучшего шанса, чтобы все обсудить и быть не может. В этом году они вчетвером почти не встречались, что и послужило причиной недавней ссоры с Рыжей, в которой та была права. Помня все то, что случилось и то, что подруга ей говорила, включая свою собственную досаду от того, что не смогла присутствовать на первом собрании Отряда, Гермиона твердо еще тогда решила, что больше подобного не повторится.
Ничего не говоря, она круто разворачивается и почти бегом отправляется в спальню, уже не обращая внимания на мокрые волосы. Влетев в комнату, Гермиона, продолжая держать в одной руке подарок, свободной достает палочку и взмахнув ею, упаковывает перчатки для квиддича для Рона с Джинни и новый набор по уходу за метлами Гарри в оберточную бумагу, стягивая все лентами. Крутанув палочку в руке, возвращает ее в карман и сгребает все свертки, прижимая их груди.
- Я хотела сделать это немного иначе, но... С Пасхой вас! - она возвращается обратно и, переминаясь с ноги на ногу, протягивает каждому по свертку, смущенно улыбаясь и тревожно всматриваясь в лица друзей. Девушка искренне надеялась, что им понравится все то, что прячется под оберточной бумагой. Опустившись в кресло, Гермиона осторожно кладет на стол подарок Джинни и медленно разворачивает его, - кстати, мы тут с Джинни разговаривали и... О Господи! - ахнув, гриффиндорка подушечками пальцев пробегает по корешку книги, поднимая счастливые глаза на подругу, - Джинни, это... Спасибо...- она не скрывает своего восторга, с трудом сдерживаясь, чтобы не открыть ее сразу же.
- Так вот... Раз уж так получилось, что нам удалось, наконец-то, оказаться всем вместе, то нужно уже поговорить об Отряде и о том, чтобы возобновить собрания, - продолжает говорить, не отрываясь от рассматривания подарка, и не выдерживает, все-таки открывая ее, - нам с Джинни удалось поговорить об этом, но нужен четкий план... Гарри? - Гермиона поднимает взгляд на друга и внимательно смотрит на него, замечая легкую грусть в его глазах. Склонив голову на бок, прищуривается, раздумывая о том, что тот скажет на это. Девушка знает, что в этом году у него нет почти свободного времени на то, чтобы уделять должное внимание Отряду, но без него они не справятся. Можно строить сколько угодно планы и пытаться просчитать все, но именно Поттер может найти то, что потом окажется по-настоящему нужным и научить этому. К тому же, учитывая все, что случилось в последнее время, Гермиона поддерживает идею Джинни об Отряде, считая, что это необходимо, хоть и стоит быть осторожными. Она переводит взгляд с Гарри на Рона, чуть задерживается на подруге, мысленно готовя весомые аргументы, чтобы убедить друга в том, чтобы он снова им помогал, как в прошлом году, если тот начнет сопротивляться. Да и не просто же так она ходила к профессору Деллакэйпплу.

Отредактировано Hermione Granger (2016-04-08 00:42:05)

+3

5

Нет, никто не признался, — в голосе Джинни сквозит досада. Ее раздражает такое небрежное отношение к галлеонам Отряда. Потерять зачарованную монету, с помощью которой кто-нибудь посторонний может узнать о встрече — верх безалаберности.
     Она так и не придумала более удобного средства связи. Честно говоря, шансов переплюнуть идею Грейнджер у нее почти не было. Но делать новые галлеоны для новичков кажется не самой лучшей идеей. Уизли понимает, как тяжело будет ей спать спокойно, пока информация на монетах будет появляться в самом логове слизеринцев. Если уж кто-то из «старичков» умудрился потерять золотой, то от новых участников ждать большей ответственности глупо. Придется обходиться тем, что есть.

     А в гостиной на каникулах непривычно тихо. Можно не спешить в башню после ужина, чтобы занять любимое кресло в углу или место на полу у камина — оно, наверняка, и без того свободно. А еще можно проходить сквозь портретный проем спокойно и не ждать, пока кто-то оттолкнет и попытается протиснуться мимо, чтобы выскользнуть в коридор. Джинни шагает внутрь вслед за Гермионой, видит мальчишек и замирает. Грейнджер стремглав убегает в спальню, и рыжая думает, что улизнуть — это не такая уж плохая идея. Но в воздухе повисает то самое чувство, когда всем становится ясно — разговор неизбежен. Оно не страшное — в конце концов, здесь ведь все друзья, и поводов для ссор нет. Только вот с момента возрождения ОД они с Поттером так ни разу и не поговорили.
     И какой ждать реакции — неясно. 
     Джинни смотрит на Рона, потом на Гарри и пытается улыбнуться. Улыбка получается виноватой.
     — А мы тут встретили Миртл, — сообщает она первое, что приходит в голову. От ее ног на полу остаются влажные следы — мантии Гермиона успела высушить, но в ботинках до сих пор сыро. И пряди рыжих волос прилипают к шее. Уизли подходит ближе, но не спешит садиться: подарок Гермионы застает ее на ногах.
     — Спасибо, — улыбается Джинни своей подруге, осторожно сжимая сверток в руках. Внутри что-то плотное, но не твердое — на ощупь отгадать сложно.
     Она смотрит за реакцией остальных и облегченно вздыхает, когда Грейнджер демонстрирует, что довольна выбором книги. Впрочем, разве кто-то мог сомневаться, что лучшая ученица не расстроится, получив новый талмуд «для легкого чтения»?

     В прошлом году на Пасху мадам Пинс выгнала их с Гарри из своей драгоценной библиотеки. Несмотря на тиранию Долорес Амбридж, строить планы за ее спиной было интересно. Есть шоколад, ломая праздничное яйцо, и не бояться запачкать белизну умных книг. Размышлять и придумывать выход из, казалось бы, неразрешимого положения. Просто сидеть рядом и улыбаться, в знак участия и поддержки. Только вдвоем, как два настоящих друга.
     А в этом году пасхальное угощение миссис Уизли пришлось просто оставить у Поттера на кровати. В этот день они так и не увиделись. Как, кажется, и в следующий.

     К счастью, Гермиона заводит речь об Отряде первой. Она сразу обращается к Поттеру — Рон вместе с сестрой был на прошедшей встрече. Что он об этом думает всем и так понятно.
     — Ты будешь ходить на собрания? — прямо спрашивает Джинни, глядя Гарри в глаза. Она не обвиняет, просто не видит смысла ходить кругами. Вслух вопрос звучит почти что абсурдно: представлять их встречи без Гарри до сих пор нелепо и трудно. Но теперь она знает про занятия с Дамблдором. И хоть ничего не подозревает об их настоящей сути, все равно допускает, что это может оказаться важнее всего другого. — Ты умеешь больше нас всех, и в прошлом году уже показал, что хорошо можешь учить других. Сейчас отряду снова нужен его лидер.
     Взгляд рыжей серьезен, а руки невольно сжимают сверток с подарком. Она очень хочет не показывать, что волнуется, ожидая ответа Гарри. Но не уверена, что это получается хорошо.

Отредактировано Ginny Weasley (2016-04-09 01:46:52)

+3

6

Ребята налетели так, что Гарри был к этому даже откровенно не готов. Он уже привык, что последние несколько недель проводит одинокие вечера, да и занят постоянно. О том, что это может друзей расстраивать или обижать, он как-то даже не думал. Просто такое время и просто нет шанса пожить для себя. А ведь они, по сути, были еще совсем детьми и наслаждаться этим возрастом было их долгом, а вот вышло все вот так. Они жили в такое нестабильное время, что детям приходилось вырастать очень быстро и сталкиваться с горькой реальностью. Первую потерю Гарри пережил еще совсем ребенком, а потом они пошли чередой. Теперь у него было оно желание - уберечь друзей от неминуемой опасности, которую они найдут рядом с ним. Они с самого начала не относились ко всему этому делу как к какой-нибудь приключенческой авантюре. Все серьезного с первого дня, когда они услышали имя Волдеморта. На втором курсе едва не погибла Гермиона и Джинни... и тогда Гарри понял, что ему не отрехаться от этой истории, да и он не хотел. На третьем случилась беда с Сириусом, а потом на его глазах погиб Седрик. Кто дальше? Кто умрет следующим Гарри понятия не имел, но даже осознавая свое желание защищать дорогих людей, он понимал так же ясно и то, что этого сделать не сможет. Ребята сами выбирают свою судьбу, он не тащит их за собой и чаще всего о помощи даже не просит, понимая, что отказать ему все равно, что позаботиться о собственной безопасности. Сейчас никого нельзя было упрекать в этом.
Другое дело, безразличие людей к общим проблемам волшебного мира. Гарри честно не понимал, как можно сидеть, сложа руки и ничего не делать, когда вокруг творится такой хаос. Когда у тебя есть в руках власть, когда ты что-то можешь, невозможно спрятаться, невозможно убежать. Поттер был в этом уверен... Даже школьники не могут сидеть на месте, даже школьники, запертые в стенах школы, при этом находясь в постоянной опасности (и случай в Хогсмиде это доказал) шевелились и не оставались равнодушными. Беда грянет и никого не обойдет стороной, неважно, спрятался ли ты до этого или бодро смотрел на проблемы.
- У меня нет аппетита в последнее время, - он улыбнулся сытому и довольному Уизли. Ну прямо душа радуется. Год у них выдался очень тяжелый, зима - особенно, а весна не обещала чем-то порадовать. К тому же, конец года и учеба не станет делать выборку, она подогнет их всех независимо от их остальной деятельности. Даже если они пытаются помочь всему миру или просто выжить. - Но ты бы мог что-нибудь принести мне! Поттер больно ткнул Рона в бок локтем. Вон он - настоящий друг! Сам наелся, а о товарище подумал только тогда, когда начал говорить о своей великолепной сытости! Но ничего, Поттер ему припомнит. Но тем не менее, Гарри было приятно. Приятна одна компания Рона.
- Ни о чем особенном... - Рон... хотел было сказать Гарри, как в гостиной появились две девичьи личности. Гарри заулыбался. Гермиона, а уж тем более Джинни почему-то вызывали у него широкую улыбку. Даже несмотря на их потрепанный вид, он был безумно рад их видеть.
Все-таки друзья умели поднять настроение. Особенно теперь ему это было остро необходимо. Гермиона вручила ему подарок и Гарри даже растерялся. Подарки он оставил в своей комнате и расторопно туда ... не сбегал. Он вскочил с дивана и обнял подруг. Каких-то немного мокрых.
- Спасибо, Гермиона! Огромное спасибо! - У него прямо все внутри запело. Многого для счастья не нужно - простое внимание друзей, какой-то простой подарок на Пасху, простое общение. Все довольно просто, жаль, правда, так проблемы не решаются и даже никуда не пропадают. Какой толк от того, что ты рад, если ничем другим этой радостью помочь не можешь. А главное - не можешь помочь ему.
- Отряд Дамблдора? - Гарри искренне удивился. Он обернулся в сторону Рона с таким взглядом, словно друг мог чем-то ему сейчас помочь или вообще виноват в том, что девчонки завели этот разговор. Поттер думал об Отряде и, честно говоря, довольно часто. Думал о том, что, должно быть, не зря он обучил всему ребят, что он теперь будет в них уверен...
Поттер выразил не только удивление, но еще и больше растерялся. Что ему отвечать? К разговору об этом он готов не был и не думал даже о том, чтоб возобновить собрания. Нет, это хорошая практика, но... опасная. В это время все может усугубиться. Гарри уверен, что Малфой связан с Пожирателями, а значит школа уже в опасности.Все они.
Нет, возродить отряд - мысль здравая, тем более, что остальным это было нужно тоже, но Гарри почему-то чувствовал сковывающую неуверенность. Словно плохое предчувствие. И признаваться в том, что у него попросту не останется времени ни на что не хотелось подавно. Для таких дел он время будет обязан выцепить, сколдовать, если придется.
- Подождите... под.... - Джинни прыгнула с места в карьер. За ней, в общем-то, никогда и не наблюдался большой размах слов, она всегда подходила к делу словами прямолинейно и просто. Будет ходить на собрания? А как нет-то? Конечно, он будет. Они начали это дело вместе, вместе его и продолжать, если придется. К тому же, Гарри понимал, что они все могли бы сделать без него, но он был почти той единственной связующей фигурой, без которой ОД не будет ОД в полной мере.
Ответственность стала так сильно давить на Гарри, что от нее порой болели виски и хотелось просто по-человечески отдохнуть.
- Я не знаю... Точнее... я знаю, просто! Ах, подождите, Джинни, Гермиона! - Он оглядел подруг. - У меня нет четкого плана! И... времени. Гермиона, - он опять выдохнул и повторял это имя, словно оно могло бы материализровать для него и время, и мысли в голове сформировать. Хоть какие-нибудь, чтобы передать им всю массу собственных чувств. - Сначала Кэти, потом это шевеление Малфоя рядом с Выручай-Комнатой, после этого было нападение на Хогсмид. Мы не можем просто возродить Отряд. Не то время... Просто. Это будет не тот Отряд, как год назад. Я не знаю, что будет дальше, но уверен, что будет только хуже. У меня нет плана и я не знаю, что вам предложить. Это не отказ, скорее... страх ничего не решить. Он хотел бы создать Отряд, но был уверен, что не получится возродить атмосферу прошлого года хотя бы потому, что теперь они в прямом смысле на поле боя находятся. Нужно что-то серьезнее, намного.
- Чего ты молчишь, Рон? - Накинулся Гарри на друга. - Что ты думаешь?

+2

7

Этот год стал действительно тяжелым испытанием для их дружбы. Гарри вечно пропадал то у Дамболдора, то еще где-то, а когда был в гостиной, постоянно наблюдал за Малфоем на карте мародеров. С Гермионой все было еще хуже, но сейчас все вроде бы наладилось и поэтому Рон не решался бередить собственные воспоминания, надеясь, что они остались в прошлом. Как только Уизли открыл рот и хотел было что-то сказать, как-то оправдаться, что он совсем забыл принести Гарри чего-нибудь съестного, как в гостиную вошли Гермиона и Джинни. Девочки выглядели странно – они были мокрыми, хотя за окном светило солнца, а не небе не было ни облачка. Рон хотел было поинтересоваться у сестры, отчего они такие мокрые, но Джинни ответила быстрее, чем Рональд сформулировал вопрос.
Да, встречи с Миртл часто заканчивались чем-то подобным, и в последнее время Рональд часто слышал, что приведение решило найти себе новый дом и теперь выводит из строя один дамский туалет за другим. ГРейнджер пулей убежала в спальню, Уизли лишь округлил глаза и вопросительно посмотрел на Поттера, тыча себя пальцем в грудь, и без слов задавая вопрос «что я опять сделал?»

Но, как выяснилось, ничего – Грейнджер вернулась быстро, и по ней не было заметно, что она плакала. Уизли выдохнул, но тут же  снова почувствовал себя непроходимым идиотом. Гермиона вернулась с подарками для друзей, а подарки, которые приготовил он, лежали в чемодане даже не запакованные. Уизли чуть не взвыл от собственной глупости, но, заметив, что Гарри тоже не припас подарков под пятой точкой, успокоился.
- Эм… спасибо, Гермиона, - Уизли улыбнулся, чувствуя странную неловкость и хотел было тоже обнять подругу, но в последний момент лишь крепче вцепился пальцами в сверток с подаркам. Что скрывается под упаковочной бумагой сейчас было не так важно.
Рон опускается обратно в кресло, все так же сжимая подарок Гермионы в руках. Речь заходит об Отряде Дамболдора и Уизли совсем успокаивается, позволяя себе откинуться на спинку кресла. Он ловил взгляд Поттера и лишь пожимает плечами, мол, ничего не знаю. Кажется, Гарри действительно удивлен тем, что Отряд вновь возрожден. Да, они собрали Отряд без Гарри и даже без его ведома, хотя в прошлом году именно он был идейным вдохновителем и большинство пришли тогда в «Кабанью голову» только из-за Поттера. Рон перевел взгляд с сестры на Гарри, ожидая его реакции. Не ясно, какой именно реакции ждал, но от слова Гарри, Уизли вспыхнул и задохнулся, смешно открыв рот.
- Не можем просто возродить Отряд? – возмущенно переспросил Рональд, откладывая подарок Гермионы и чуть подавая вперед, - не подходящее время? А, по-моему, время что ни на есть подходящее! И речь идет даже не об экзаменах! – он ловил себя на мысли, что говорит, как Гермиона, но ничего не мог с собой поделать, - все понимают, что начинается война, и все хотят уметь защитить себя! А ты единственный… - воздух кончился в легких, и Рональду пришлось замолчать, откинувшись обратно. Гарри из них был единственным, кто действительно боролся с темной магией, бывал в ситуациях, когда лишь секунда решает исход. Он знал, как вести себя в битве, а большинство студентов, как показало нападение на Хогсмид, вовсе не способно себя защитить, хотя имеют неплохие оценки по всем предметам.

Рон смотрит на Гарри и качает головой, будто бы чуть расстроено. Нет, он ожидал от друга чего-то подобного, Гарри и в том году до последнего сомневался.
- Да плюнь ты на Малфоя уже, - не выдержал Уизли, нервно всплеснув руками и посмотрев на Гермиону, явно ища поддержки. Желание Гарри узнать, чем таким занимается Малфой в Выручай-комнате уже становилось похожим на манию.

+2

8

Гермиона счастливо улыбается, чуть приподнимая плечи и смотря на друзей теплым взглядом. Сейчас, видя их благодарность, чувствуя объятия Гарри, улыбку уютную Джинни и смущенный взгляд Рона, она понимала, что никакие ссоры ни с кем из них никогда не смогут разрушить те ниточки, которые их всех связывают. А подарки... Подарки - это просто лишняя возможность увидеть радость на лицах каждого. Девушка же искренне радуется, кусая губы, что смогла подарить им это мгновение, которое им всем так нужно сейчас.
Слова же про Отряд слетели с губ сами. Она не отрывается от подарка Рыжей, успевая проглотить уже пару абзацев с его страниц. Джинни ловко перехватывает эстафетную палочку, продолжая развивать тему возрождения собраний, вот только голос Гарри заставляет, наконец, оторваться от книги и отложить ее в сторону. Вглядываясь в лицо друга, Гермиона хмурится, переводя напряженный взгляд с него на Рона и Джинни. Она отчетливо слышит панику в его голосе и очень хорошо его понимает, потому что в этом году все совсем иначе, нежели в прошлом. Гермиона подозревала, что именно так и будет. Отвечать же она не торопится, отрываясь от рассматривания Гарри, и переводя изумленный взгляд на Рона, который с таким азартом вступается за судьбу Отряда, которого раньше в нем гриффиндорка не замечала.
- Рон прав, - удивление сквозит в ее словах, и Гермиона медленно поворачивается от друга к Гарри, - ты сам только что нам назвал весомые аргументы в пользу возрождения Отряд, - она придвигается к Поттеру и мягко касается его руки, - ты ведь это понимаешь, Гарри. Я согласна с Джинни. Ты - единственный, кто сможет нас всех чему-то обучить. Вспомни только Отдел Тайн! Если бы не ты и не те практические занятия, которые у нас были, то... - Гермиона говорит с теплой улыбкой, смотря на него уверенным взглядом и ободряюще сжимая свои пальцы на его ладони, - без тебя мы не справимся, - гриффиндорка смотрит пристально, замолкает на мгновение, делая глубокий вдох, - я ходила к профессору Деллакэйпплу. Он согласился нам помочь, - быстро рассказывает, чтобы ее не успели перебить, - подождите возмущаться! - поджав губы, стреляет в Рона рассерженным взглядом, и оборачивается к Джинни за поддержкой, - я считаю, что на этот раз нам нужна его помощь, потому что не просто так его пригласил в этом году Дамблдор и поставил его на Защитные чары, - Гермиона тараторит, сжимая нервно пальцы Гарри и скользя взглядом с Рона на Джинни и обратно. Она прекрасно знает, что они оба против привлечения профессоров к собраниям Отряда. Вот только им на этот раз, действительно, нужна помощь кого-то из взрослых.
- Я не говорю, чтобы он там присутствовал постоянно! - вспыхивая, снова делает глубокий вдох, - Дамблдор предлагал ему тренировать нас не только в Дуэльном клубе, но и атаковать в тех местах, где мы меньше всего ждем, чтобы научить отражать нападения. - она приводит аргументы, которые, по ее мнению, должны были убедить друзей в том, что это не просто ее прихоть и попытки раскрыть собрания перед учителями. Если Директор посчитал нужным, чтобы Дэллакэйппл в этом году присутствовал в Хогвартсе, то значит у него была своя цель и он был уверен в том, что профессор сможет многому научить студентов.
- Рон! - услышав слова Гарри про Малфоя и реакцию Уизли на это, Гермиона выразительно закатывает глаза, - неважно, примкнул Малфой к Пожирателям или нет! - она поднимается со своего места и начинает ходить по гостиной, словно меряет ее шагами, - если он даже просто крутился у Выручай комнаты, то нам нужно найти другое место для встреч, - остановившись так, чтобы видеть всех, поднимает глаза на Джинни, - все знают о том, что мы в прошлом году там собирались. Зачем наводить подозрения и провоцировать новые вопросы? Нужно другое место...То, о котором даже Дэллакэйппл не будет знать, - она скрещивает руки на груди, переводя взгляд с подруги на Рона и Гарри, вспоминая слова профессора, что все преподаватели в Хогвартсе знают обо всем, что происходит в его стенах, включая всевозможные собрания. И даже получив согласие на помощь со стороны одного из них - это совсем не значит, что нужно раскрывать ему все карты.
- Мы с Джинни просмотрели несколько книг, касаемо заклинаний, и я выписала некоторые... - наклонившись к сумке, она достает скрученные пергаменты и протягивает их друзьям, - правда это уже курс ЖАБА, - Гермиона смотрит на Гарри, замолкая и чуть пожимая плечами. Грейнджер не считает зазорным изучать то, что касается старших курсов, потому что только так можно расширить собственные знания в этой области. Впрочем, девушка все равно не уверена в том, что это им пригодится, поэтому с напряжением смотрит на друзей в ожидании их ответа.
Она видела новый список членов Отряда, который ей показывала не так давно Джинни, но не торопится говорить о том, что один из "старичков" умудрился потерять галлеон, который найден был Булстроуд еще осенью, включая еще и тот факт, что там теперь есть и слизеринцы, что не давало девушке покоя. Она им не верила. Печальный опыт прошлого года неприятно давил на виски, поэтому нужно было продумать такой план, который не сразу бы раскрыл все планы Отряда.

Отредактировано Hermione Granger (2016-04-10 23:11:09)

+3

9

Гарри выглядит растерянным, но его слова звучат искренне и честно. Джинни отмечает, что он не злится, и расслабляется чуть сильнее. Впрочем, чужая душа — потемки. Ей хочется спросить у Поттера не что он собирается делать, а что он чувствует. Когда слышит новость о том, что решение об отряде уже принято несколько дней назад. Когда видит, что Рон с Гермионой не готовы вновь встать на его сторону. Когда понимает, что от него снова ждут свершений. Когда она, Джинни, задает все вопросы в лоб: получается ли у нее не задевать больное? Ответов попросту нет.
     И девушка внезапно осознает, что стесняется говорить о таком в присутствии брата и Гермионы. Возможно, если бы они с Гарри остались наедине, она отважилась бы спросить. О возможной обиде за то, что не посоветовалась, о страхах. О том, почему времени вдруг стало катастрофически мало. Но сейчас это вышло бы лишним и неуместным. Хотя с каждым по отдельности такой разговор мог бы стать откровением. Есть у подростков такое свойство: все меняется, когда они сбиваются в стаи и становятся не такими, как тет-а-тет. 
     Она шагает еще чуточку ближе. Неосознанно хочет быть рядом, демонстрировать желание поддержать. Сейчас место подле Гарри уже занято. Но, наверное, нужно именно так.
     — Четкого плана пока нет ни у кого из нас. Но мы справимся. Если у нас есть твои умения и энциклопедические знания Гермионы, то нет ничего невозможного. Ты же помнишь? — Уизли ободряюще улыбается Поттеру. В прошлый раз она говорила ему эту фразу приблизительно год назад. И тогда он будто бы ей поверил. — Мы с Роном тоже будем помогать, не то что в прошлом году. Правда, Рон?
     Джинни садится на подлокотник кресла старшего брата и легонько толкает его корпусом. Несмотря на вечные подколы и шутки, за которыми прячется тревога друг за друга и готовность в любой момент подставить плечо, они все-таки семья. И всегда ей будут.
     Только Рональд пошел с ней на первую встречу Отряда Дамблдора. Она не произносила вслух, насколько важным было его присутствие, которое не дало остаться одной перед лицом пришедших. Но хотела верить, что брат хоть на сотую долю это почувствует. Впрочем, для нее не была секретом нечуткость Рона во всем, что касалось чужих эмоций. Поэтому она никогда не старается навязывать ему разговоры о подобных переживаниях.
     Вот и сейчас лишь кивает одобрительно в ответ на его слова.
     Но разговор принимает неожиданный поворот. Джинни удивленно приподнимает брови, слушая рассказ Гермионы о Деллакэйппле. С одной стороны, Грейнджер права — профессор защитных чар наверняка знает много приемов, которые могут им пригодиться. Но в то же время попытка превратить встречи в отряда в еще один скучный факультатив не выглядит в мыслях у Уизли заманчивой перспективой.
     — Гермиона, а как же клятва о неразглашении тайны? — Рыжая скрещивает руки на груди и недоверчиво щурится. Никаких намеков на прыщи на лице старосты не видно. — Ты нашла способ изменить заклинание или чары на пергаменте просто выдохлись за такое время? Мне казалось, что преподаватели входят в список тех, кому нельзя было говорить об Отряде. Расскажи уже, как это работает. — Она закатывает глаза, не дожидаясь ответа. — Хотя, в любом случае, не вздумайте говорить остальным. Болтливых у нас теперь и без того хватает. Пусть и дальше думают, что подписали страшный и ужасный магический контракт.
     Джинни переводит задумчивый взгляд на Рональда. Вот уж кто вряд ли обрадуется приглашению своего крестного на встречи ОД. Лучше бы профессор сразу подсказал Гермионе, какие заклинания выучить, или просто дал парочку уроков. Тогда можно было вообще ничего не сообщать остальным, и в то же время воспользоваться преподавательской помощью.
     Жаль только никто сразу до этого не додумался.

Отредактировано Ginny Weasley (2016-04-11 02:05:41)

+3

10

Гарри проглотил ком в горле. Друзья были правы и неправы в одно и то же время. Или же Поттер снова себе надумывал? Чего-то опасался. Нет, не страх это был, опасения. Ему хотелось бы возродить Отряд, но то, что оин предлагали было совсем другой организацией. И пусть Рон считает именно это время подходящим для возрождения ОД, Гарри его не поддерживает. Он понимал необходимость помощи остальным, но в таком свете все будет выглядеть совсем иначе. Даже тогда, в прошлом году, когда о полноценной войне с Волдемортом и речи пока не шло в открытую, их уже называли Армией Альбуса Дамблдора, что теперь будет? Как заголовки назовут в следующий раз, когда правда откроется? А она откроется хотя бы потому, что Гарри Поттер верит в эту нерушимую истину. Есть смысл снова скрываться, но кому от этого будет лучше? Теперь вся жизнь Хогвартса настолько была сосредоточена, что попытаться что-то утаить от преподавателей или особо любопытных людей было почти невозможно и это Гарри знал уж наверняка. Каждый в школе выучил расписание его внеплановых занятий магией, даже до тошноты концентрированная жизнь. Если раньше половина школьников могла себе позволить куда-нибудь деться в свое свободное время, а уж в выходные - подавно, то теперь это стало реальной проблемой. Хогсмид был закрыт, патрули в школе стали чаще. Никто не хотел рисковать своей головой... кроме кучки храбрых гриффиндорцев.
И все же не возразить на слова Уизли Гарри попросту не мог, хотя бы потому что не хотел уступать другу в спорах абсолютно никогда:
- Вот именно, Рон! Начинается война! - Кажется, перегнул палку с интонацией и тоном... Гарри перевел дух и сказал хоть и напряженно, но уже более спокойно: - Это выглядит, словно мы создаем подпольную организацию школьного сопротивления. Я напомню вам, что Отряд Дамблдора был создан с целью практиковать то, что запрещала нам Амбридж. Поттер обращался ко всем. Он внимательно выслушал каждую позицию и все ему было ясно. Рон бычился, Гермиона призывала к рассудку и явно уже все продумала, наша большая молодец, а Джинни смотрела на него так требовательно и прямо, что Гарри еще чуть-чуть и точно начнет смущаться. Ему бы хотелось поговорить с ней наедине, без друзей, но как есть, так есть. Ему было ей что сказать и были поводы объясниться. Только времени не хватало настолько, что хоть на луну вой, а ребята...
Ребята не были виноваты абсолютно ни в чем. Они надеялись на него, а что Гарри? Опять встал в позу. Со стороны могло показаться, что он искал поводы отказаться, потому что и без ОД было полно дел, но на самом деле все было куда сложнее. Оставалось верить, что друзья поймут его непокорность с первого раза. Он просто не мог позволить себе больше слепо на что-либо соглашаться.
Они предлагают ему ответственность. И тем не менее, присутствие профессора не задело его, он нахмурился.
- Нас нит в чем не ограничивают теперь. Вы предлагаете мне Отряд Дамблдора... или что-то другое? Волшебник выдержал паузу и сглотнул комок в горле.
- В том и дело, Гермиона. Если бы я не обучал вас тогда, ни Невилл, ни Луна, ни Джинни не оказались бы в Министерстве. Нас это все... сплотило и я чувствую себя ответственным за все, что с вами происходит. Нечего тут было скрывать и это было абсолютной правдой. Он боялся за них и если кто-то из них пострадает, он будет винить во всем только себя. В том, что такое "вина" Гарри Поттер разбирается похлеще некоторых. Вина составляла его жизненный уклад и не давала поводов остановиться. Да и к тому же, трудно представить какое-то другое место, где они все могли собираться кроме Выручай-Комнаты, которая ему была уже противна. Малфой там часами зависать может и нет, Рон, это совсем не одержимость! Это здравый рассудок, смысл. Да, это убеждение, которое стало частью гриффиндорца, но что поделать. Гарри считал, что Малфой может наломать дров и пока у них есть возможность остановить... он воспользуется им.
- Я знаю, что вы будете, Джин, - Гарри почти ласково улыбнулся ей. Как-то само получилось. Ей не надо говорить о том, что они с Роном будут рядом, потому что Поттер это и без слов прекрасно осознавал, да только участь это легче не делало. Подо всем, что они ему тут сказали, подо всем, что уже успели сделать он сдался. Плечи опустились вместе с головой.
- Я... что я еще могу сказать вам? - С той же самой улыбкой он развел руками. Придется найти время, Гарри, помимо всего того, чем ты занят еще. Ну да, лишние пять часов не поспишь, но когда Пожиратели вторгнутся сюда, тебе вообще не до сна будет, успокойся. - Если вы решили, что ОД нужно возродить, то пусть все так и будет. Но я понятия не имею, где мы будем заниматься и что делать... Потому что концепт изменился, да и вообще все изменилось.

+2

11

Каждый из них был прав. По своему, но все же прав, и в этом-то и была основная проблема. Рональд улыбнулся сестре, что уселась к нему на подлокотник кресла. Как бы они не хихикали друг над другом, они все равно были семьей. А семья и друзья для Уизли всегда были важнее всего. Он смотрит на друга и лишь качает головой. Рональда так и подмывает воскликнуть: «не хочешь? И не надо! Мы сами справимся!», но Уизли молчит. Во-первых, ссорится с другом совершенно не хочется. Во-вторых, без Гарри они не справятся. Гарри был и остается тем воодушевляющим звеном, на который хотят равняться, за которым хотят следовать и у которого хотят учиться. Потому что учиться есть чему. Потому что без Гарри Отряд Дамболдора едва ли может быть тем самым Отрядом, который они хотят видеть.
Гарри говорит про Амрибдж, и Рональд кривит губы. Да, Амбридж была мощным стимулом, чтобы подпольно обучаться заклинаниям. Но разве Снейп не достаточный стимул?
- А Снейп, по-твоему, отличный преподаватель? – как можно спокойнее, спросил Рональд, стараясь дышать через нос, чтобы не наговорить лишнего.

Уизли посмотрел на Гермиону в поисках поддержки, но она, видимо, решила добить. Рональд шумно выдохнул и тут же задохнулся, не в силах набрать в грудь еще воздуха.
- Ты что сделала? – не веря собственным ушам переспросил Уизли, непонимающе смотря на сестру, которая, кажется, тоже была не в восторге от идеи пригласить Деллакэйппла. – Но зачем, Гермиона? – практически заныл Рон, действительно не понимая мотивы поступка Гермионы. Ему хотелось открыть Рон и в очередной раз завести шарманку, какой Деллакэйппл мерзкий и паршивые преподаватель, но Уизли держался изо всех сил, вцепившись онемевшими пальцами в сверток с подарком.
- Снейпа бы позвала, чего уж там, - шепотом произнес Уизли, откидываясь на спинку кресла и оказываясь в тени сидящей на подлокотнике Джинни.
Сказать ему больше было нечего, все и без того было ясно: Поттер не хочет/не может/боится нужное подчеркнуть участвовать в собраниях возрожденного Отряда, а Гермиона не придумала ничего лучше, как пойти к профессору Защитных чар, ничего не сказав об этом друзьям. При таком раскладе собрания Отряда превратятся в очередной факультатив у Деллакэйппла, на который Рональд ходить не будет.

Уизли хотел было припомнить случай в Дуэльном клубе, но промолчал, понимая, что сейчас начнется отповедь, что это он болван и плохо слушал преподавателя. Уизли был другого мнения.
- Какая разница, как это будет называться? Отряд Дамболдора, отряд Поттера, отряд морщеногих кизляков, - у Рональда вспыхнули уши, - суть одна, Гарри. Мы все хотим учиться. Учиться у тебя. – Как последний аргумент выдохнул Рональд, снова смотря на сестру.
Ответы на вопросы, которые поставил Поттер, у него лично не было. Рон не знал, где им собираться, раз в Выручай-комнате постоянно ошивается Малфой.
Уизли хотел было заикнутся, что им, возможно, будет полезно подтянуть навыки не только по заклинаниям, но и по зельям, ведь учебник Принца бесценный кладезь знаний. Но гриффиндорец встретился взглядом с Гермионой и прикусил язык,  решив, что девушке не придется по вкусу его предложение.

+4

12

Сидя в гостиной на мягком диване, девушка молча переводила взгляд с одного на другого. Джинни мягко подталкивает Гарри к согласию, Рон давит на слова, Гарри почти срывается. Не так она представляла себе этот разговор. Совсем не так. На какой-то момент Гермиона снова пожалела о том, что они не поставили в известность Гарри раньше, но что сделано, то сделано. В любом случае, обратной дороги нет, как ни крути.
- Гарри! - резко одергивает друга, который едва ли не накинулся на Рона, хмурясь, - Уже были совершены нападения на Мунго и на Хогсмид. Егеря и оборотни направлялись к Хогвартсу. Профессора решились вернуть к жизни Дуэльный клуб. Ты все еще уверен, что в возрождении Отряда нет смысла? - она приводит весомые аргументы, говоря теплее и смотря так внимательно Поттеру в глаза, словно хотела проникнуть в его мысли и душу, хоть этого и не требовалось, чтобы понять из-за чего тот переживает. - Тогда твои занятия помогли не только сдать нам экзамены. Ничего не поменяется и на этот раз, - она переводит взгляд с Гарри на друзей и чуть кивает головой, словно ставя точку в этом. Грейнджер пропускает нажим Поттера на слова о том, что все они задумали нечто иное, нежели Отряд, и только смотрит на него, ожидая, когда тот успокоится, чтобы принять то, что ему говорят.
- Рон, - искоса стреляет в друга предостерегающим взглядом, потому что помнит о том разговоре, который Гарри подслушал между Снейпом и Малфоем. Незачем подводить еще и к этому в очередной раз.- Я сходила к профессору. Что ты не понял в этой фразе? И перед тем, как к нему пойти, я спрашивала у тебя, но... - девушка разводит руками в стороны, замолкая и выразительно смотря на него, сжимая губы в тонкую линию, - а у тебя, смотрю, есть идеи получше! Не поделишься? - сузив взгляд, скрещивает руки на груди. Но не только Рональд высказывает недовольство ее поступком. Повернув голову на Джинни, Гермиона какое-то время молча рассматривает подругу, взвешивая все ее слова и ту интонацию, с которой она их произнесла.
- Разве я сказала о том, что сдала Отряд? - обида полоснула неприятно виски, - для того, чтобы просить помощи не всегда нужно рассказывать совершенно все, - голос чуть дрогнул, не скрывая того, что слова Джинни задели Гермиону, но та решила не заострять на этом внимания, только тяжелым взглядом окинула Рыжую в ответ. В любом случае, гриффиндорка знала, каким будет исход, стоит ей заговорить о Деллакэйппле. Встретив молчанием слова подруги про чернила и про болтливых, морщит нос, закатывая глаза.
- Как я уже говорила, Дамблдор предлагал Деллакэйпплу нападать на нас в тех местах, где мы меньше всего этого ждем. Эту тактику можно и попросить его использовать, прибегая к невербальным заклинаниям, - она отводит взгляд от Джинни и смотрит на Рона с Гарри, упираясь руками уже в мягкую спинку дивана и чуть подаваясь вперед, - собираться мы так же можем в Выручай - комнате для профессора. Другого места нам не найти, потому что бегать из кабинета в кабинет - это тоже самое, что собраться посреди Большого зала, - уверенным голосом рассказывает, не спуская со всех трех друзей внимательных глаз, - сами же будем тренироваться у хижины Хагрида, - Гермиона останавливает взгляд на подругу, едва заметно улыбнувшись той, - Джинни эта идея пришла в голову сегодня, когда мы имели честь пообщаться с Миртл на озере. Она сейчас пустует, и когда вернется Хагрид - неизвестно, а за ней есть площадка, если вы помните. Никто из профессоров не подумает туда заглянуть. Заниматься же будем между обедом и ужином, чтобы не привлекать внимания, а для перехода в нужное нам место используем дезиллюминационные чары... - сцепив пальцы в замок, она продолжает говорить, переводя взгляд с Рыжей на Гарри с Роном и обратно, - мы сможем совмещать тренировки как и для пятого курса, так и для седьмого, что поможет младшему курсу сдать удачно СОВ, а нам подготовиться к следующему году. Замолчав, Грейнджер в ожидании смотрит на друзей, обходя обратно диван и опускаясь на него, поджимая под себя ноги. Все, что она могла - сказала и попыталась сделать, а принимать это или нет... Остается только лишь за Джинни с Гарри и Роном.

Отредактировано Hermione Granger (2016-04-19 00:26:17)

+4

13

Джинни ободряюще улыбается в ответ на улыбку Гарри и кивает головой. Как бы не терзался Поттер сейчас, год назад они сами решили отправиться в Министерство. Это был их выбор, и повторись та же ситуация, они сделали бы его снова. Может быть, именно такие решения в итоге и приводят к глобальной цели, выстраиваясь в цепочку. Каждое новое испытание закаляло их, делало сильнее, готовило к надвигающейся угрозе. И если возрождение Отряда Дамблдора — это одно из таких испытаний, то они должны справиться с ним и помогать друг другу.
     — Ты прав Гарри, Отряд действительно поначалу был нужен лишь для того, чтобы все могли изучать настоящую Защиту, а не слушать на уроках то, что пыталось навязать нам Министерство. Но потом это стало чем-то большим, не только для нас. — Она обводит всех собравшихся взглядом, прежде чем вновь продолжить. — Вспомни, как сильно изменился Невилл. С какой гордостью говорила Луна о наших встречах. Гарри, я видела лица тех, кто пришел на зов галлеона неделю назад. И Рон тоже видел. Им всем нужна надежда. Сейчас многие боятся, и даже не верят, что способны действительно себя защитить. Если на Хогсмид или на школу вновь нападут — они станут легкой мишенью для Пожирателей, просто потому, что уверены в своей слабости и им страшно. В прошлом году твои тренировки дали многим уверенность. Да, наверное, это не то, что ты планировал в самом начале. Но ты действительно сделал большое дело и дал многим шанс поверить в себя. Отряд Дамблдора дорог многим ребятам. И пусть нам пока не разрешают помогать Ордену наравне с остальными, мы можем делать не менее важное дело здесь, прямо в школе. Потому что больше ни у кого не хватит на это смелости.
     Уизли замолкает, и мягко улыбается, глядя перед собой. Каждое ее слово прозвучало в этой комнате тихо, но отчетливо, искренне до последнего слога. Джинни никогда не старалась надавить или переубедить кого-нибудь силой. Она просто говорила то, что действительно чувствовала и думала прямо сейчас, в эту вот минуту. Здесь были те люди, от которых не было смысла что-то скрывать. Отряд был важен для нее самой, и эта важность и гордость от причастности читались между всех предыдущих строк. Да, Джинни гордилась Отрядом, гордилась Гарри, несмотря на все его попытки не выходить на передний план и не становиться новым героем дня. Гордилась умеющей найти выход из любой ситуации Гермионой и своим братом, который, как и она, говорил как есть и не прятался за громкими выражениями. Пока они были вместе — не существовало невыполнимых задач.

     И наконец-то становится легко. Даже рассказ Гермионы о беседе с профессором уже не портит настроение (Рон не в счет). Все-таки здорово, что они наконец-то поговорили.
     — А что, Отряд Поттера — не такая уж плохая идея, — Джинни смеется, прикрывая рот ладонью и косясь на Рональда. — Амбридж больше всего боялась Дамблдора, поэтому название и было таким подходящим, чтобы ее позлить. А теперь для министерства Гарри — персона номер один. То-то они удивятся, если узнают, что ты собираешь собственную армию. — Она переводит взгляд на Поттера и мигом становится серьезной. — Ну что ты, мы просто шутим, Гарри. Прости. Да и прежнее название — отличное, и к нему все привыкли.
     Ее улыбка вновь выходит извиняющейся. К счастью, общее внимание вновь привлекает Гермиона своим рассказом. Идея с хижиной лесничего действительно не кажется Джинни такой уж плохой. После того, как она опустела, там мало кто показывается рядом.
     — Ты уже знаешь, что я думаю, — разводит Джинни руками, глядя на подругу. — Хагрид был бы только рад... — Она осекается, но почти сразу же продолжает. — Будет рад, когда вернется, что его дом послужил хорошему делу. А пока мы и правда можем укрываться за хижиной от тех, кто находится в замке. Стоит попробовать.
     Говорить о Хагриде все еще было не слишком просто. Но Джинни верила, что с ним все будет хорошо и Дамблдор и остальные члены Ордена не бросят его в беде. Как же Хогвартс может существовать без хранителя всех своих ключей? Те, кого ждут, обязательно должны возвращаться, и Хагрид не исключение.
     Но рыжая старается не подавать виду, что грустит. Пока можно пытаться заразить уверенностью и решительным настроем других, она не упадет духом и будет улыбаться, назло всем превратностям военного времени.

+2

14

Все то время пока девочки обсуждали идеи, где можно было бы собираться Отряду и чему учиться, Рональд смотрел на Гарри, практически не сводя с него взгляда. Гарри выглядел каким-то потерянным, его явно беспокоило что-то важнее возрожденного Отряда. Но Рональд не мог даже предложить, что это может быть. Что может быть важнее возобновление занятий и умения себя защищать? Неужели, Гарри не понимает, что они выжили в Министерстве только благодаря знаниям, которые им дал Гарри. Рон скрестил руки на груди, вполуха слушая Гермиону и Джинни, которые, кажется, пришли к согласия. Уизли нечего было добавить – он был согласен на любую авантюры, был готов собираться, где угодно и даже по поводу инициативы Деллакэйппла уже не испытывал такого отторжения. Нет, свое отношение к писателю Рон не изменил, но спорить сейчас с Гермионой и Джинни не хотелось.

Гарри лишь задумчиво кивал, отчего создавалось ощущение, что мысли Поттера где-то не здесь. Но, впрочем, им ничего кроме согласных кивков от Гарри было и не надо, но хотелось несколько иной реакции. Рон недовольно поджал губы, блуждающим взглядом осматривая гостиную. Гостиная Гриффиндора вдруг оказалось практически пустой, только, мнущаяся у противоположной стены, младшекурсница то и дело бросала на собравшихся друзей странные взгляды. Рон перехватил ее взгляд и вопросительно вскинул брови, на что девочка тут же залилась краской по самые уши и неловко двинулась к друзьям, смотря на свои туфли. Рональд криво усмехнулся и откинулся в кресле, потеряв к девочке всякий интерес. Это Грейнджер была любительницей заботится о малявках, Рон же не испытывал от данной перспективы никакого удовольствия.
- Гарри… Гарри Поттер, - высоким девчачьим голоском позвала девочка, отчаянно смущаясь и практически заикаясь. Рональд нахмурился, но не переставал улыбаться, смотря на Поттера.
«Кажется, у тебя появилась еще одна поклонница,» - вертелось на языке, но Уизли проглотил собственный неуместный сарказм.
- Это вам, - трясущимися руками младшекурсница протянула Поттеру свиток, перевязанный лентой и Рон не смог сдержать сдавленного смешка, за что тут же получил от Джинни тычок в ребра.

Гарри взял у девочки свиток и коротко, словно набрав в рот тыквенной каши, поблагодарил, отчего-то трясущимися руками начиная развязывать ленту. Но, когда он все же развернул свиток и пробежал глазами по написанному, лицо Поттера просияло.
- Это от Дамболдора! Мне пора! – с этими словами Гарри вскочил с кресла, спешно складывая и убирая в карман свиток, а младшекурсницы уже и след простыл. Рон непонимающе посмотрел на друга, потом перевел взгляд на Джинни, а затем на Гермиону.
- По-моему, он искал повода уйти, - когда Гарри уже выходил из портретного проема, хмыкнул Рональд.
Собственно, Рон тоже был бы не против уже закончить этот разговор. Собственно, обсуждать уже было нечего: Отряд собран, у девочек глаза горят энтузиазмом, а место для собраний найдется со временем. Хочет того Гарри или нет – Отряд вновь функционирует и Рональд был уверен, что Поттер будет участвовать в собраниях по мере собственных сил и свободного времени.

0


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [04.04.1997] Les mots et les choses;