0041
0087
0185
0142

"Меган почти была счастлива. Почти. Но это почти разъедало ее душу, как серная кислота лакмусовую бумажку... Успех в школьной команде по квиддичу, обилие друзей, забота родных, учеба несложная." - MEGAN JONES

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре январь - февраль'98

Вагон 12 – N. Longbottom [19.12]
Вагон 10– J. Finch-Fletchey [18.12]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [30.09.1996] Хогвартс - мой дом.


[30.09.1996] Хогвартс - мой дом.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Хогвартс - мой дом.
http://i.imgur.com/wJlXWZC.gif

› Участники: Albus Dubledore & Oliver Wood
› Место: Кабинет Дамблдора

› Время: поздний вечер
› Погода: Ваш ответ.

Когда сова приносит письмо с пометкой "Хогвартс. Кабинет А.Дамблдора", ты мчишься туда, сколько бы лет тебе ни было, где бы ты не находился.

+1

2

[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[STA]Директор школы Хоргвартс[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/23ics.gif[/AVA]
[SGN]отыгрывает: Гарри Поттер[/SGN]

Квиддич - какая это чудесная вещь, не правда ли? Совсем недавно Альбус получил заявление от Мадам Хук об увольнении. Она всегда была чудесной, но вместе с тем очень уж чудной дамой, которая любила свой предмет и из всех хотела сделать талантливых покорителей метел, или, не меньше, чем чемпионов мира по квиддичу. Не понимала она того, что не всем даны полеты. Вот, например, Альбус. Когда он был в нежном возрасте, когда он точно так же ходил в стенах Хогвартса и всего лишь обучался жизни, он не прознал мастерства мётлиного дела. Ему не давались полеты, а смотря на тех, кто делал это мастерски только потому, что у них был к тому талант, Альбус еще больше убеждался в том, что каждый ребенок отличается в чем больше, чем в другом. Мир и без Дамблдора видал хороших летунов.
В такое время, каким веяло откуда-то со стороны Запретного леса, все заявления от учителей и из Министерства Магии на столе директора были более чем оправданы. Учеников нужно сейчас обучать не чему-нибудь, а тому, что пригодится в жизни. Защитные чары, и, почему бы и нет, полеты на метле. Ведь это тоже средство передвижения, которое может спасти жизнь. И просто развеселить.
"А сколько веселого и хорошего мы упускаем в суете", подумал Альбус. В узкое резное окошко директорского кабинета ворвался осенний ветер и холод. Так дышит будущее. А тот горизонт, который в этом сентябрьском темном дне мрачнел на глазах - настоящий лик угрозы. Уж Альбус знает, как распознавать по поведению природы будущее. Для этого не нужно быть мадам Трелони.
Но ведь никто не отменял того самого веселья. Именно подлержание нормального образа жизни, осколки чего-то хорошего помогали великим людям собраться с силами. А Хогвартс носит в себе много великих людей. Но и не только им сейчас нужна поддержка. Активная пропаганда спорта, как попытка отвлечь общество от проблем, вставших перед ним? Хорошая политика, а главное - действенная.
Фоукс расправил крылья и как-то странно поднял голову. Его время приходит. Альбус даже обернулся, чтобы посмотреть на этот прекрасный акт смерти, сгорания, прощания с жизнью. Как много было в нем. Но Фоукс, открыв клюв, только готовился. До сгорания ему оставалось еще несколько недель, но даже от птицы запахло унылой старостью.
- Альбус, к вам прибыл Оливер Вуд, как вы и просили - сказала Минерва. Она проникла в кабинет тихо, как кошка. Вот уж чью поступь старость не меняла, так это мадам Макгонагалл. И хотя профессор трансформации выглядела немного напряженной, он всего лишь из-за учебного процесса и возни с кучей первокурсников.
- Пусть пройдет - Альбус мгновенно ожил, взбодрился, прикрыл окно. Хватит порции осени сегодня с него.
Дамблдор заметил, что стал двигаться куда быстрее и немного не расторопней. И по этому тоже можно было судить о многом. Он даже как-то неловко задел угол стола, но передумал присаживаться. Такого человека, как мистер Оливер, он встретит стоя.
В конце концов, Оливер Вуд был одним из учеников, которого Хогвартс запомнит. Он был капитаном сборной по квиддичу от Гриффиндора, обладал всеми качествами, необходимыми, чтобы продержаться на посту капитана достаточное время. А ведь дети и подростки они такие разные бывают... прекрасная зависть, рождающая чувство здравого соперничества. Желание быть первыми, заставляющая ребят двигаться, развиваться, совершенствоваться. Ох уж этот спорт!
Хогвартс отпустил мистера Вуда в свободное плавание. С его талантами можно было найти прекрасную работу и посвятить жизнь чему-то большему, нежели преподавание в Хогвартсе, но выбор мадам Хук не оставлял Альбусу другого выбора. Искать кого-то левого было сейчас очень опасно. В Хогвартс проникают змеи, директор чувствует это и сейчас наступило то самое время, когда нужно искать опору в близких людях, когда можно надеяться лишь на тех, кого знаешь давно.
Поэтому выбор Альбуса пал на Оливера Вуда. Он достаточно добрый, хороший юноша, который найдет общий язык и с теми, кому мётлы не даются, а тех, в ком бушует талант, он направит в нужное место. Конечно, Оливер был способен многому научить совершенно разных людей.
- Это хороший выбор? - Поинтересовалась для чего-то Минерва.
Альбус удивленно глянул на нее, подняв глаза с подола серебряной мантии. Как неудобно стало носить мягкую обувь и не вставать на полы платья.
- Конечно, я не сомневаюсь, что Оливер справится!
- Он очень молод, а мадам Хук посвятила школе лучшие годы в своей жизни...
Альбус прервал речь своей давней знакомой тяжелым вздохом. Он смотрел куда-то на портреты, а те сочувственно ему кивали, а главное, конечно, что даже картины были с ним согласны. Но Минерва не была бы Минервой, если бы не попыталась лишний раз залезть в душу Альбуса Дамблдора и разгадать его.
- Я уважаю выбор мадам Хук. Если бы я мог, я бы посоветовал всем последовать ее примеру - мягко, но достаточно серьезно сказал Альбус бархатным тоном. Минерва все поняла и кивнула. Хорошо убранные ее волосы как-то колыхнулись, хотя ветра не было.

+1

3

В последнее время Оливер очень много думал о пользе, о том, как ее можно приносить, как ею пользоваться, а еще о времени, и вообще, все то, что  творится в магическом мире заставляет пересматривать ценности и свою собственную жизнь.
Летом он был в магазинчике Фреда и Джорджа, где те вовсю веселились, шутили, кое-где даже перегибали палку, но они наполняли людей таким зарядом оптимизма, что те могли свергнуть полчища тех-кого-нельзя-называть. Утрированно, конечно, но все же это придавало сил. Тогда он подумал, что квиддич тоже помогает людям справляться с бедами, к тому же надо было показать врагу, что его не боятся и прятаться не будут.
Встретив Тонкс на матче, он снова задумался. Вуд и его команда были здоровыми, сильными волшебниками, которые гоняли мячи над полем, а такая хрупка Тонкс их охраняла. И дело было не в том, что она была не одна, и даже не в том, что волшебная сила далека от физической, но всякое бывает, и физическая сила, порой, может сослужить прекрасную службу.
Итак, Вуд был поглощен мыслями о том, что он тратит свое время впустую и мог бы сделать что-то полезное. Магия витает в воздухе, и Оливер, наверное, никогда не перестанет думать о том, что Дамблдор читает мысли всех учеников школы, или всех волшебников Британии, или даже всего мира. Было ощущение, что он периодически заглядывает в закрома сознания своих знакомых и думает, чем бы им помочь. Иначе, как объяснить то, что в тот самый момент, когда Оливер лежал у себя дома, пытаясь уснуть, но никак не мог, мучаясь от своего бездействия, к нему в окно постучалась сова. Мерлиновы подштанники, он не мог не узнать сову Хогвартса! То ли счастье, то ли тревога, то ли все вместе заставили его подскочить на месте и быстро открыть окно.
Сова доедала уже крошки печенья, так опрометчиво оставленного Вудом на столе, когда сам он дочитывал письмо, подписанное профессором МакГонагалл. Она приглашала его в школу по просьбе Дамблдора, но причину не указывала. Вуд никогда не мог бы понять по ее письму - радостная это весть, или нет. Он сразу же ответил, что прибудет на следующий день, точнее вечер. Утром у него была тренировка, а сразу после нее он помчался в Хогвартс.
Он так давно не ездил в поезде, да еще и тогда, когда в нем не было огромного количества учеников, которые галдели и ловили убежавших животных или шоколадных лягушек.
Моросил мелкий дождь, но он был до того странным, что не оставался на одежде мокрыми пятнами,словно отскакивал. В окнах гостиной Гриффиндора горел свет, и, о Мерлин! какое вдохновение накатило на Вуда, как он хотел вбежать туда, но вовремя опомнился, что из тех, что его знали, там было всего-то пара последних курсов, а первые три, создававшие шум и наибольшую активность, и в помине не знали, кто такой Оливер Вуд. Он не ждал известности и славы, но он любил гостиную Гриффиндора такой, чтобы там было весело, а какое веселье без любимых друзей? Он обвел глазами школу, где-то погасли огни, студенты легли.
Картины, висевшие на стенах, сначала взбеленились и уже открыли рот, чтобы отругать ученика за поздние прогулки, но вовремя опомнились, зевнули и разошлись. Он всегда удивлялся, как они умудрялись всех запомнить, и почему не выдают всех тайн, которые видели? Странные они существа - портреты - вроде живые, но им никто не верит.
-Профессор МакГонагалл, - Вуд улыбался во все 32 зуба, когда шел к ней. Он был рад увидеть ее возле входа в кабинет директора, потому что пароля он не знал.
-Рада Вас видеть, мистер Вуд, - она улыбнулась какой-то измученной улыбкой, а они-то мечтали, что когда выпустятся бабуля будет их обнимать, но улыбка тоже подойдет. Она проводила его к Дамблдору, и оставила их одних.
-Добрый вечер профессор, извините, я не смог раньше, у меня тренировки были, - честно говоря, он только сейчас подумал, что поступил плохо. Вдруг что-то случилось? Впрочем, кто такой Вуд, чтобы его звали, когда случилось что-то ужасное?

+2

4

OFF: если приятнее читать будет с птицей-тройкой - свистни, он появится всё оформим.

А ведь казалось бы - должно было стать легче, особенно в свету того, что Руфус Скримджер достаточно решительный человек и не шлёт такое пренеприличное количество сов на дню, как многоуважаемый Фадж. Дамблдор, конечно, не прочь помочь ближнему своему - ему даже прельщала такая позиция "визиря при султане" - ведь ты вроде бы как оказываешь влияние, но прямого доступа к власти у тебя нет. Как раз та самая позволительная грань, край, на котором Альбус со своей самой страшнейшей слабостью мог вольно балансировать. Вот такая вот эквилибристика.
Впрочем, ему уже было не до этих социально-политических игр - Том уже подъедает их ряды и ищет ключи к их дверям, каких уж тут баловать свое самолюбие, помогая нерадивому Министру справляться с туманами над Британией. Будто бы он не предупреждал, не говорил, что за дементорами нужен глаз да глаз. Скользкие они существа.
Ну да Мерлинова мудрость с ним.
Он много о том, насколько вообще резонно так плотно окружаться членами Ордена Феникса - и даже не с позиции беспокойства о собственной костлявой заднице, а с позиции безопасности самих членов Ордена. С одной стороны-то веник сложнее сломать, когда он цел, а не по прутикам - ну дык это если не додуматься его поджечь. А нынешнего противника не стоит недооценивать. Одно дело - Гелларт... его нынче можно считать чем-то вроде разминки, а вот другое - Том. Стоит ли говорить, как часто думал Альбус о том, что Темный Лорд - это именно то его собственное "зеркальное отражение", то, что сталось бы с ним, отдайся он на волю своей жажды к власти?
- Оливер, - добродушно прожужжал в почти что неподобающе невежливой, но такой привычной манере Дамблдор. Хотя и могло сложиться впечатление, будто волшебник бормотал сам себе. Его проницательный, ещё не утративший - несмотря ни на что - былой освежающей теплоты взгляд буквально просканировал Вуда (можно было бы употребить слово "раздел", но в свете неопределенных слухов касательно половых предпочтений это могло бы быть понято неправильно), словно намеревался рассмотреть в нём очередного Пожирателя Смерти, сокрытого действием Оборотного зелья. Но Альбус прекрасно понимал, что Том слишком изощренный и горделивый - не будет использовать тот же способ дважды, значит, это было просто что-то вроде "плановой проверки".
Он выдержал незначительную паузу и, не являясь человеком, который умеет говорить простое: "Рад тебя/Вас видеть!", добавил:
- В наше непростое время отрадно знать, что у магов есть время на занятия любимым делом, - и, чтобы это не прозвучало как упрёк, добавил ещё, взмахивая целой рукой, - сейчас, как никогда, начинает казаться, что все всё время заняты, - он шумно вдохнул своим кривоватым носом, - подготовкой... Впрочем, я совсем не за тем просил твоего визита. - Профессор легонько улыбнулся и приободрился - а из-за спины у него повалил густой горячий пар. Видимо, его спина ещё не утратила чувствительности и даже, казалось бы, многослойность мантий тому не помешала - профессор отпрянул от стола, повернулся и на глаза Оливеру показался двухэтажный чайник, который бойко кипел, не имея, впрочем, под собой никакого намека на огонь.
- Совсем забыл, - а не забудешь тут. Столько всего в голове - новые назначения, новые события, калейдоскопно сменяющие друг друга со скоростью ярмарочных (погодите, он же не настолько стар... а нет, именно настолько) каруселей, схемы, схемы, как бы собрать эту узорчатую мозаику собственной жизни, да так, чтобы успеть... а тут какой-то чайник. - Чаю? - Просто и без обиняков спросил Дамблдор, повернув лицо к Оливеру. И, нагло не дождавшись его ответа, щелкнул пальцами, явив на стол две чашки, словно бы позаимствованные у Хагрида, и заставив оба чайника шевелиться, не вздернув и носом. Верхний оказался с заваркой, а нижний - просто с кипятком.
- Оливер, - вновь заговорил Дамблдор, когда они оба завершили встречательно-приветсвенную часть и пригласились за стол, - тебе наверняка неизвестно, но мадам Хук не так давно покинула свой преподавательский пост... - Дамблдор не был человеком, что любят потянуть кота за хвост (или за иные места), но отличался любовью говорить не прямо, а "наводить на мысль" - к тому же, если сам Оливер ответит отказом, то, возможно, у парня на примете есть пара-тройка достойных кандидатов. Но не попытаться исполнить "последнюю волю" мадам хук он просто не мог - хотя бы потому, что сам был совершенно солидарен с ней в её выборе. - С ней всё в порядке. - Поспешил тут же заверить квиддчиста Дамблдор - беря во внимание случающееся тут и там, Вуд мог бы вполне решить, что случилось самое страшное. А сеять панику на ровном месте - что ж, оставьте это Волан-де-Морту. - И, кроме радушных пожеланий нашему дорогому дому, оставила нам рекомендацию. В которой по совершенно очевидным причинам было заявлено твоё имя. И я не могу не попросить тебя подумать об этом. - Мягко нажимая на нужные слова интонацией и голубоглазым взглядом, произнес директор, поглаживая шершавую поверхность грубовато слепленной (зато с душой!) чашки. - Я не стану говорить о том, сколь желательным было бы для Школы твое согласие, потому что кому интересно то, чего хотят другие? - Продолжал Альбус болтовню, которая походила скорее на праздную беседу, чем на серьёзный разговор. - Поэтому я не прошу дать мне ответ прямо сейчас. Студенты будут только рады, если у них в расписании на недельку-другую поубавиться уроков, м? - Феникс издал тусклый всписк, который едва ли не нарушил атмосферу разговора. Дамблдор бросил на него несколько резкий, но в то же время обеспокоенный взгляд, и, не успев надпить из приподнятой чашки, продолжил, - Паддлмир Юнайтед справляются? Совсем не успеваю следить за всеми событиями! - Сокрушенно проговорил он, покачав головой и выразив наиискрейнейшую заинтересованность в делах команды и квиддича вообще - и наконец-то сделал первый глоток горячего чая.
- По-турецки. - Прожжужал он, словно самому себе. - Восток!

+4

5

Любопытство так и витало вокруг Оливера, и если бы было заклинание, которое показывает все чувства, то он бы сейчас был в коконе этого самого любопытства. Потому и пытался услышать каждое слово профессора. Привык Оливер слушать тренера, у которого не было лирических отступлений, который говорил четко и по делу, но Дамблдор..это же отдельный вид волшебника, который мог сказать много и ничего не сказать, мог промолчать, но столько передать. В общем, с ним было крайне сложно, и Оливер отвык от него, к тому же и в школьное время они не так часто беседовали, скажем так, ни разу не  беседовали. Оливер был все больше с профессором МакГонагалл, но ее он до сих пор боится.
Ну, вот и он о том же. Лишь подтверждает мысли, овладевшие Оливером, что все заняты, а он занимается любимым делом, и пусть звучало это как некое восхищение, но в глубине души он знал, что все не так. Да, конечно, героями могут считаться люди, которые на тонущем корабле будут играть вальс, но дело не в геройстве, Оливер не стремился к этому, но  гриффиндорская душа его не желала стоять в стороне, не желала обходить смерть, он готов был столкнуться с нею лицом к лицу. Мать говорила, что в нем играет душа юноши, которая не думает головой, которая не думает о своей семье.
-Мама, ты же знаешь, что Гарри видел его! Ему же было не страшно! Но он же ребенок! - когда Оливер стал думать о Гарри как о ребенке? Всегда. Потому что тот пришел на поле, путаясь в полах своей мантии, у него был ясный и чистый взгляд, горящие глаза на снитч, желание играть, да, просто жить, а не быть избранным борцом с Тем-Кого-Нельзя-Называть.
-Ему нечего терять! - парировала тогда мать. Это была одна из последних их ссор, когда Оливер задумался. Он правда думал о Гарри, на которого многие надеются. Мерлинова борода! Ведь магический мир, хоть и умалчивает, но верит в Гарри больше, чем во все Министерство Магии, потому что у Гарри один раз получилось. Оливер задумался над словами матери. Он подумал, что Гарри мог бы хотеть отомстить, но он не попал бы тогда на Гриффндор, а шляпа не ошибалась.Неужели Гарри такой несчастный, что ему нечего терять? Нет, конечно! Хогвартс - наш дом! Так, говорили все. У Гарри были друзья, был его дом, который не хочет его потерять. Так, почему же взрослые волшебники сидят по своим домам и прячутся, прикрываются тем, что им жаль свою семью, которая может остаться без кормильца? Оливер скорее пожертвовал бы собой, лишь бы его семья жила в мире и согласии. Но это в мыслях. К сожалению, сам он пока играл в квиддич  и ничего не предпринимал. Может быть, потому что никто его в этом не поддерживал?
Он с удовольствием присел за стол. Честно говоря, про мадам Хук он не слышал, а потому удивленно вскинул бровь, но его сразу же успокоили. Правда, произнесенное имя Темного Лорда заставило немного занервничать, но Оливер сразу забыл об этом. Дамблдор умел все самое страшное сказать в потоке своей речи, чтоб отложилось где-то в подкорке, а внимания не обратить. Как легко он к этому относится? Что ж, поэтому Хогвартс - самое безопасное место, но кто же его таким делает? Преподаватели, конечно! У кого ни спроси в этом замке: почему здесь не страшно? Любой ответит, потому что здесь люди, которые всех учат колдовать, как они могут быть слабее своих учеников? Да, уже взрослея, ты понимаешь, что это не всегда так, и ученик может превзойти своего учителя, порой, не в самом хорошем, но детское отношение, впечатление, его никуда не деть, и замок навсегда остается крепостью для жизни и души.
Оливер уже начинал догадываться, зачем его позвали, но не успел сформулировать эту мысль у себя в голове, как Дамблдор ее уже выдал. Так обидно. Иногда хочется быть подогадливее. Впрочем, не об этом, а о том решении, которое необходимо принять и, кажется, сию минуту.
Дамблдор что-то начал говорить о команде, о студентах, и это все была пустая болтовня, которую он начал лишь для того, чтобы Оливер подумал, но решение было принято практически мгновенно. Он был так рад услышать, что он может вернуться в Хогвартс, словно это был шанс, было разрешение, а не предложение работы, да он и бесплатно готов был ту просто быть, но профессор дает время подумать не просто так и, когда эйфория немного спала, то Оливер подумал, что он ни черта не смыслит в педагогике, с другой стороны он был хорошим капитаном! А потом - раз Дамблдор предложил, значит он уверен? Чашка чая была так кстати, чтобы прогнать все мысли, которые смешались в голове. Стоит, видимо, поболтать и о пустом.
-Да, все хорошо, недавно был товарищеский матч, жаль, было мало зрителей, - это к вопросу о том, что люди боятся выходить из дому, боятся радоваться жизни, вдруг кому-то не понравится? - Пары недель будет много, ведь нужно готовиться уже к квиддичу, его никто не отменял же? - и снова о Хогвартсе. Он уже решился, но нужно уладить некоторые дела, уволиться, например, из команды. Пожалеет ли он о том, что лишится мечты всей своей жизни? Это будет видно потом, но сейчас гриффиндорское сердце подсказало ему ответ, а Оливр знал, что нужно говорить и делать то, что ты сейчас чувствуешь, а не то, что тебе потом посоветует твой мозг.
OFF:все нормально и без тройки, не принципиально

+2

6

Дамблдор оценил решительность в движениях Оливера, когда тот принял чайное предложение, легкой и незаметной улыбкой, так и утонувшей где-то между глубиной серебристой бороды и подносимой к губам чайной чашкой. Гриффиндорец! Самый настоящий. Слизеринец бы выдал себя той самой змеиностью, возможно, скрещенными руками и подозревающим взглядом - мол, в чем подвох? и, если уж есть подвох, какой бы мне выдумать контр-подвох? Рейвенкловец бы замешкался и присел бы лишь тогда, когда  разгадал ему удалось бы разгадать загадку происходящего - высчитать к чему все идет и заготовить наводящие вопросы. А то и пару сотен. Пуффендуец бы запутался в полах собственной добрости и, возможно, перевернул бы стул, стремясь поскорее услышать как же он может воплотить её - эту самую добрость.
Впрочем, все это достаточно приближенно.
Что ж, может он и поспешил, поторопился, недостаточно хорошо сыграл в этот раз партию о кошках и мышках, но у него на это были все причины. Ценить время начинаешь, когда осознаешь, что у тебя его не бездонный колодец, верно? Но об этом знал лишь один человек, а другим-то и нечего об этом знать. Ерунда всякая, кому её нужно? Особенно когда в руках - чашка душистого чая и можно поговорить о "просто квиддиче".
- Не могу сказать, что такая ненаполненность трибун необоснованна, - потянул Дамблдор - конечно, разумнее держаться чего позащищеннее, нежели открытое квиддичное поле. Особенно принимая во внимание уход дементоров из Азкабана - если эти твари и в Хогвартсе добрались до зрителей, еще когда находились под контролем Министерства, то что уж говорить о тех местах, которые не Хогвартс? - А с другой стороны - стоит ли жизнь, лишенная любимых занятий и радостей того, чтобы так бережно её оберегать? - Альбус невоодушевляюще тяжело вздохнул - что ж, ему, как и любому старику, осознавшему свои седины, теперь так и хотелось ввернуть в разговоры что-то отрезвляющее. Но он тут же приободрился, - откровенно говоря, - и поглядел на Вуда из-за края чашки, - никогда не мог решить эту дилемму. Обе чаши этих весов равносильно привлекательны... Нет, нет, квиддич - если все сложится удачно, - Альбус выразительно поглядел на Оливера, мол, ты понимаешь о чем я, - то квиддичные матчи будут проходить как обычно. - Он весело прихмыкнул и добавил: - Во всяком случае, прецедентов тому, чтобы их отменить, пока не было. - И это вот тоном, говорившим "ну ты-то знаешь, как оно бывает - как не Тайные комнаты, так Турниры Трёх Волшебников". - А если я правильно все вижу и понимаю - всё сложится удачно. Или уже складывается.

- Тебя, вероятно, удивит известие о том, кто занял твое вратарское место в команде, - после некоторого времени разговора тема вновь вернулась к "мётлам и битам". Но Дамблдор не стал портить интригу. - Но замена, кажется, достойная. - Он не брался судить мистера Уизли или тактику, которой руководствуется мистер Поттер, но находил, что команда получалась всячески интересная. Даже несколько жаль, что близнецы Уизли, так сказать, этого "не застали" - тогда "рыжегривость" Гриффиндора была бы не только символичной, но и вполне наглядной.

- Хм, - когда чай уже (в его чашке-то точно) подходил к концу, Альбус вновь заговорил о делах, - если уж немного пооткровенничать, я никак не ожидал столь быстрого ответа, мистер Вуд, - не то чтобы директор вдруг решил перейти на "формальный тон" - это "мистер" все равно было сказано достаточно дружелюбно, беззлобно. - Рассчитывал на середину недели, чтобы было время для следующего понедельника - тебе ведь придется улаживать этот вопрос с Паддлмир Юнайтед. - признаться, Дамблдор мало что понимал в "юридическо-кадровых" вопросах, когда дело касалось "большого квиддича" - может, Оливера так просто и не отпустят? Все же и сезон уже начался. Но если нужно будет, он, конечно, внесет и тут свою лепту - что нам стоит, как говорится? Главное не разорвать на тысячу маленьких Дамблдоренят в процессе. - Потребуется немного больше выдержки - впрочем, я никогда не слышал, чтобы у тебя с этим были проблемы - и немного больше непредвзятости. - А вот со вторым парню вполне может быть сложнее - все-таки и капитаном команды определенного факультета он был, и вот большой спорт - заточился на соперничество. А теперь вот понадобится на всех учеников смотреть как на равных. Альбус подумал о том, что Минерва, возможно, и не допустит Вуда к тому, чтобы судить матчи. Первое время как минимум. А может он и сам себя не допустит, понимая всю степень ответственности, ведь придется со всей отдачей справедливо судить тех, с кем не так давно был в одной команде! Это, что ни говори, а может создать некоторые трения между преподавателем и учащимися... Почему он никогда не думал в этом ключе о Снейпе..? - Ты, все же, подумай - взвесь все за и против, риски и возможности - иногда жертвы во имя благого дела портят больше жизней, чем количество тех, кому эта жертва пошла на пользу. Не подумай, что я пытаюсь тебя запутать, - решил прояснить немного директор - все же Вуду не доводилось прежде сталкиваться с директорскими "причудами" так сильно, а ведь он, как любой молодой гриффиндорец, всяко прямолинейно настроен. - Я лично - да и Минерва со мной согласится, - которая, к слову, уже подобралась (как и ровно месяц назад под конец разговора с Дэлаккэйпплом) к ним и ожидала у выхода, - не вижу лучшей кандидатуры на это место. - Небольшая пауза. - Кроме, может быть, мистера Поттера - если бы он так часто не попадал во всякие передряги. - Альбус усмехнулся. Да и куда уж Поттеру - и самого зловещего волшебника впереди всех "приостановил", и в квиддиче с первого курса отличился, и змееуст первый за много-то лет - ещё и преподавать, не успев закончить Школу? Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что Хагрид тут Поттеру фору-то даст. - Но Хогвартсу твое назначение пойдет лишь на благо - не хотелось бы отбирать у студентов те крохи возможностей разрядить напряжение, витающее вокруг. - Альбус хоть и увлекся какими-то лабиринтами приливов и отливов, но все равно понимал, что дело уже решенное. Как минимум процентов на девяносто. - Обо всем остальном - теперь уж "изнутри" - расскажет Минерва. - Он широким взмахом руки указал на строгую, как обычно, профессора Трансфигурации. - В этот раз без Распределяющей Шляпы. - Словно извиняясь, добавил директор.

+1

7

Он сделал что-то не так? Как тяжело бывает, порой, приходить туда, где тебя видели совсем другим.
Маленький Оливер с огромными глазами, налитыми слезами стоял перед темным замком. Нет, он не боялся, напротив, он так ждал этого момента! Он столько мечтал о Хогвартсе, столько читал, даже видел колдографии, но и представить себе не мог, что замок столь величественен, столь тяжел и столь красив. Накрапывал мелкий дождик, который тек по лицу и щекам мальчика, вцепившегося взглядом в горгулью. Кажется, она тоже на него смотрела? Моргнул. предательская слеза покатилась к подбородку, но на этом все закончилось. всего одна слезинка радости и счастья.
-Мистер Вуд! Вы же не думаете, что Вас там буду ждать? - строгий голос женщины в остроконечной шляпе его вывел из оцепенения. "Как так? Не будут? Но ведь мне написали, что будут? Ведь должны ждать? Ведь я им нужен?" - панические мысли крутились у него в голове, и он никак не мог подумать, что она имела ввиду то, что ему необходимо поторопиться.
-Скорее, мистер Вуд, - еще более строгий и уже нетерпимый голос заставил его припустить вперед. Он догнал первокурсников, которые ждали у входа в зал, скрытый за огромными дверями. Почему они не идут вверх по лестнице? Все уже успели перезнакомиться, а он вот остался. Засмотрелся на замок. Глупый. Пройдет много лет, но он ни за что не пожалеет о том, что стоял тогда и заставил себя ждать. Оно того стоило.
Двери распахнулись, яркий и теплый свет сменил тусклые факелы. Вокруг было много учеников, которые казались Вуду какими-то важными, умными. Они все-все непременно должны быть умными, ведь других в школу не берут. Ведь он же умный? Распределяющая шляпа спела свою песню, и Оливер проникся духом Хогвартса еще больше.
-Вуд Оливер, - он не был первым, и он был рад этому. Он все боялся, что ему не хватит места на Гриффиндоре. Конечно, он туда хотел! Всем сердцем и душой, и шляпа не слишком долго раздумывала. Она только с ним поздоровалась в ответ на его приветствие. Кажется, это было смешно, ведь никто не здоровался со шляпой.
-Гриффиндор, - спокойно, даже лениво протянула она, но он был рад этому. Рад тому, что он на огненном факультете. Его даже не пугал тот факт, что строгая женщина будет его деканом...
В школьной жизни Оливера было много всяких неурядиц: он получал Троллей по зельеварению, он падал с метлы на первом курсе, а мадам Хук ругалась на него, когда он летал без разрешения, он лежал в больничном крыле от переедания, он веселился над шутками братьев Уизли. Как после всего этого стены Хогвартса примут его? Как убедить ему тысячу портретов не разбалтывать студентам о его проказах? Какой стиль преподавания выбрать? Слишком много вопросов для первого дня. Слишком много вопросов для человека, которые еще и не преподаватель вовсе.
Дамблдора прав - он слишком быстро дал ответ, но разве завтра он будет другим? Разве есть какие-то к этому предпосылки? Ни единой.
-Вы думали, что я буду сомневаться? - переспросил он профессора. Как может Вуд сомневаться в своем решении? Как может Дамблдор приглашать человека, в чьих решениях сомневается? Как-то странно и тяжело все скрутилось в его голове, но все-таки мысль была очевидна. Дальше профессор озвучил то, о чем еще Вуд не слишком подумал - предвзятость. Хотелось выкрикнуть, что Мерлин упаси, конечно, он будет суперобъективен, но...Разве может он быть объективен к Гарри? Разве может он быть объективен к семикурсникам, которых хорошо знает. Он плохо знает малышей. Разве сможет он усидеть на матче по квиддичу, чтобы не выкрикнуть что-то в поддержку Гриффиндора, но ему же нельзя. И это он начал осознавать благодаря Дамблдору.-Вы считаете, что мне нужно подумать? - создавалось впечатление, что профессор его отговаривает. Вррде, ты приходи, но...и куча маленьких но. Однако Вуд понимал, что это все для того, чтобы потом парень не жалел, и ему нужна эта помощь в принятии решения. Взрослый человек - это не тот, что сам принимает решения, это тот, что принимает взвешенные решения. Дамблдор приводит аргументы за, и против, но где самое важное? Так нужна подсказка. Маленький намек. Да, всем пойдет на пользу матчи квиддича, это разрядка, это всегда веселье. - А Вы помните свой первый день? - наверное, не очень корректный вопрос, указывающий на возраст профессора, но Вуд и мыслях не имел его обидеть или оскорбить. Он просто не подумал о деталях и тонкостях.

+2

8

Ничего такого Дамблдор не считал - ни о сомнениях, не о подумать. Ну ладно, касательно второго была загвоздка, но только лишь в том состоящая, что директор в самом деле не особо-то рассчитывал на слишком быстрое согласие. Поэтому на эти вопросы он не стал отвечать, отделавшись лишь спокойной улыбкой, подобной той, что, пожалуй, возникает на лицах родителей-магов, когда их чадо получает долгожданное письмо и начинает метаться по жилищу в состоянии возбужденной обрадованности. Было известно, что Оливер немного... переживает, хотя Дамблдор не предлагал ему звезд с неба или всемирную славу - что, казалось бы, более очевидные поводы для растерянной радости. Впрочем, многие ученики действительно так "срастаются" со Школой, что только и рады возможности вернуться. Хотел бы он сам знать, каково это - он сам провел в Замке большую половину жизни и, конечно, уже несколько сложно представить себя в другой обстановке, но все же какие у него самого отношения с этим величественным строением? Понятное дело, что их можно сравнить со старой супружеской парой, что прожила почти неразлучно столько лет, что они уже и сами друг друга без себя не помнят. Но каков характер этой пары? Этот союз настолько гармоничен, что, как говорят, "они были одним целым" или все же она просто... сожительствуют, потому что так уж "карта легла" и спят в разных частях дома?
Всё смешалось в доме Облонских.
- Оливер, Оливер, - и все же старик решил немного развеять туман разговора, - я уже не молод. - И это ещё не было ответом на последний из вопросов квиддчиста, а лишь такой себе собирательный на предыдущее два. - И, по слепой, свойственной старости уверенности - ну этой, которую так не любит младшее поколение, особенно пубертатного возраста - в том, что "я-то знаю как лучше", я лишь... непредусмотрительно попытался предусмотреть то, что, как я могу подумать, ты мог не заметить сразу, узнав о том, что я предлагаю. Знаешь, всякие контракты обычно пишут мелким шрифтом с расчетом на то, что "договаривающаяся сторона" полениться прочесть все эти мелкие буковки - или упустит что-то. - Дамблдор "почесал" длинными пальцами столешницу в образовавшуюся паузу. - Не сочти за хвастовство, но мне это ни к чему - никакой выгоды, помимо качественного обучения языков, мне из этого нет и не нужно, да и отношения между преподавателями и директором предпочитаю рассматривать как дружелюбное сотрудничество, а не принудительную добровольность, обычно возникающую при схеме начальник-подчиненный... - Директор слегка нахмурился и вздохнул. - Что-то я много болтаю, не правда ли? В общем, по своим старческим причинам я решил убедиться, что ты верно понимаешь уровень ответственности, который на тебя возлагается и взвесил все "за" и "против". А не просто там... пытаешься угодить или из уважения - бывает ведь и такое, да? Но обычно из этого ничего хорошего не получается. Уж прости мои старые всезнаячьи седины. - Он вновь улыбнулся, полагая, что в этот-то раз все друг друга поняли и переполняли - все же Альбус имел свой свойство выражаться вроде бы как в обычной манере, но не такой уж прямолинейной как она представлялась ему самому. Так что, мог ещё и больше затуманить, пытаясь разогнать туман. А что ж? Если для совершенного разума смерть - интересное приключение, то жизнь-то тем более! Чем загогулистее, тем интереснее! И чего ради ждать, пока жизнь начнет запутываться в безобразный моток, если вот у тебя есть моток и возможность замотать его собственными силами! Прелесть, какая гадость.
- О да. Да, - проговорил Альбус, вспомнив, впрочем, свой самый первый день в школе. То есть да, когда намека на шикарную бороду ещё не было. Совсем! Честное слово, ни малейшего! Тогда он был рад возможности хотя бы на время оставить неурядицы в семье позади и с головой погрузиться в учебу, потому что, как оказалось, люди заведомо сложили свое мнение о "потомке Дамблдора, запертого в Азкабан за магглоненавистнечество" и донести до них мысли о том, что яблочко может откатиться от яблоньки на завидное расстояние не представлялось возможным. - Ах, этот день, - спохватился он, словно говоря себе "старый дурак". - Я пришел к давешнему директору Хогвартса едва получил свое первое приглашение стать Министром, - задумчиво потянул Дамблдор, словно погружаясь в это самое воспоминание - да так, что никакой Омут Памяти такого погружения не передаст, - чем его очень удивил, - Альбус усмехнулся, - он-то думал, что от такого важного поста я не откажусь - вот и отказал мне. Не нужны были тогда преподаватели, все были на своих местах - а я был готов взяться за любой предмет, благо, знаний хватало... Кроме, пожалуй, Прорицаний. И мне пришлось настойчиво попросить его подумать в первую очередь обо мне, если какая-нибудь из позиций освободится. - Директор мечтательно почесал длиннющим пальцем  за ухом. За своим ухом, fyi. Затем он бодро обошел стол и похлопал Оливера по плечу.
- Наши истории совсем разные - и это не удивительно, даже время теперь совсем другое. Но важно не это. Важно, - он задрал указательный палец вверх, - чтобы наши сердца, - а теперь постукал легонько все тем же пальцем по грудной клетке Вуда, - были в согласии с нашим выбором.

+1

9

Оливер никогда не думал, что будет задумываться о педагогике, а уж тем более об отношениях начальника и подчиненного. У спортсменов все просто: тренер - твой отец, твоя мать, твоя жизнь и твоя смерть. Как бы пафосно это ни звучало, но тренера все боялись больше, чем собственных родителей, потому что последние тебя любили любым, а тренеру нужен был результат причем положительный.
Что до Хогвартса? Как обстоят дела здесь? В такие тонкости никогда Оливер не вникал, не было ни единого желания пожаловать на преподавателя директору, чтобы тот его отчитал. Странно правда? Дамблдор прекрасно знал, что Снейпа все ненавидят, но он не выгонял его из школы. Интересно, какие беседы они вели друг с другом? О чем? Уговаривал ли Дамблдор быть его помягче, добрее, помыть голову, например? Почему Снейп, зная какая у него аура, никогда не менял места работы? Неужели ему не хотелось пойти работать в Министерство. Он сделал бы шикарную карьеру и там не надо видеть ненавистных тебе детей? Может быть, у него есть свои слабости и тайны? Вдруг зловещий слизеринский профессор любит Хогвартс так же, как и все остальные здесь в школе? Оливер задумался. Задумался в большей степени над тем, что Слизерин весьма таинственный факультет, а главное - очень интересный. Три других - открыты и понятны, легко читаются, но этот последний - скрытен до невозможности, но кто сказал, что у них нет секретов, кто сказал, что они не умеют любить и дружить?
Действительно, совсем разные истории, ведь Вуд сам не просился в преподаватели. И тому была причина - он никогда не поверил бы, что такое возможно. К сожалению, учась в школе, он упускал многие интересные предметы из-за квиддича. Не то что бы он не знал их, но не так глубоко изучал - ровно то, что давал преподаватель. Он глупый юноша, глупый мальчик, который выбрал спорт и не дал себе даже маленькой возможности попробовать что-то еще, а вдруг получилось бы? Вдруг он нашел бы что-то, что в два-три раза получилась бы лучше? Но он ограничился тем, чему однажды научился.
Это ли не шанс все заново пройти? Теперь все зависело только от него. Правильно тыкнул в него Дамблдор (от чего Оливер вздрогнул, палец и касание мягкое, но бьет в самое сердце).
-Такой выбор только сердцем и делается, - он слегка улыбнулся, потому что стало легче. Он уяснил одно - ему не надо об этом думать, он сделал все правильно, ему надо лишь чувствовать, что он этого хочет и не разрешать тараканчику сомнения селиться у него в душе.
Кто его осудит? Да, никто! Работать в Хогвартсе - это настоящая награда. Кем бы он ни был здесь, хоть завхозом вместо Филча. Он сможет ходить в библиотеку и изучать что-то новое и интересное, у него будет время на то, чтобы научиться более сильной магии, нежели то, что есть у него. В конце концов, Оливер знает, что малыши, первокурсники, часто смотрят на преподавателей, как на великих людей,  и он должен будет держать эту марку. Нужно многое уметь и знать.
-Профессор, я очень рад, что Вы обо мне вспомнили, и эта работа - это то, что мне сейчас, действительно, нужно, - маленькая ремарка, над которой он еще будет думать и убеждаться в том, что он был тысячу раз прав.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [30.09.1996] Хогвартс - мой дом.