0041
0087
0185
0142

"Меган почти была счастлива. Почти. Но это почти разъедало ее душу, как серная кислота лакмусовую бумажку... Успех в школьной команде по квиддичу, обилие друзей, забота родных, учеба несложная." - MEGAN JONES

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре январь - февраль'98

Вагон 12 – N. Longbottom [19.12]
Вагон 10– J. Finch-Fletchey [18.12]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [30.08.1996] Защитных чар мало не бывает


[30.08.1996] Защитных чар мало не бывает

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Защитных чар мало не бывает
https://33.media.tumblr.com/ba07dab85f2db8abc812c389df2cdee8/tumblr_n0c0n77gOG1rlv62so1_500.gif

› Участники: Aedan Dellachapple, Albus Dambledore (Patronus)
› Место: Хогвартс, кабинет директора и далее

› Время: Вечер
› Погода: По осеннему свежо

В такие сложные времена ученикам не хватает именно защите. Кто может защитить детей, кроме взрослых? Они приезжают в Хогвартс, уверенные, что здесь их не только будут учить, но и защитят от всякой внешней беды. Сейчас это особенно важно и новый преподаватель защитных чар отлично это понимает.

0

2

Сова застала Айдана Деллакэйппла в старом доме родителей. Он стоял на пороге своего дома, где прошло его детство. Когда-то Айдан поклялся, что больше никогда не переступит порог этого дома. Ситуация изменилась. Ему пришлось вернуться в Британию, а, значит, вернуться домой. Дэллакэйппл все никак не мог решиться переступить порог этого дома, а сова настойчиво привлекала его внимание.

Айдан тяжело вздохнул, снял с ее лапки письмо и отпустил птицу. Знакомый изумрудный почерк вызвал щемящее тепло в груди. Как бы не сложилась его жизнь дальше, даже оглядываясь на прошлые года за плечами, Айдан понимал, что лучшие годы своей жизни он провел под сводами замка Хогвартс. Дан был далеко не одинок в своих чувствах. До сегодняшнего дня волшебник уверенной рукой писал отказ директору. Дэллакэйппл крутил в руках письмо, думая о том, стоит ли вскрывать его.

В подсознании снова возникли улыбчивые лица брата и сестры Роне. Молодые, красивые, у них впереди была вся жизнь. Его легкомвслие, нежелание верить в тот ужас, который обязательно мог последовать следом за известием о возвращении Того-Кого-Нельзя-Называть. Он страшился этого, боялся, что в таком случае, ему не удастся снова избежать участия в событиях магического мира. Все больше подтверждений тому, чего страшился каждый взрослый волшебник, который хоть как-то был связан с противостояниями с темными силами.

Дан сел за стол, крутил в пальцах письмо, не решаясь его вскрыть. И все же он решился. Знакомым почерком было выведено приветствие. Дамблдор справлялся об его самочувствии, о том, где ему пришлось побывать за последние пру месяцев молчания. Ничто в начале письма не предвещало его последствий. И лишь дойдя до последнего абзаца, Дэллакэйппл прочитал то, чего ждал и чего боялся одновременно. Альбус Дамблдор снова звал его под свое покровительство в стенах замка Хогвартса. В нем боролись противоречивые чувства. И все же Айдан прочитал строчки, в которых директор писал, когда и на какой промежуток времени будет снят запрет на трансгрессию. Дэллакэйппл взглянул на часы.

Адан трансгрессировал у ворот замка Хогвартс. Его встречал малютка Флитвик, которого выпускник Рейвенкло был несказанно рад видеть. Не сдержав своих эмоций, Адан заключил бывшего декана в обьятия.

- Простите профессор, - неловко улыбнулся Айдан, поставив карлика на место, поднял брошенную в порыве чувств сумку, и зашагал рядом с профессором Флитвиком, охотно отвечая на все его вопросы. Причины появления бывшего выпускника были для него секретом, а если и не были, то профессор об этом не говорил. Кажется, он считал это просто визитом вежливости.

Флитвик назвал пароль уродливой горгулье и оставил Айдана одного у подножия винтовой лестницы. Пару минут волшебник перебирал ручки дорожной сумки, а потом сделал неуеренный шаг вперед. Ступеньки круто убегали вверх, мешая Айдану думать о побеге. У самых дверей Дэллакэйппл замер с поднятой рукой. Еще пару вздохов, и Дан негромко постучал. Дождавшись разрешения войти, Айдан споткнулся об порожек и буквально выпал в кабинет директора. Он вскочил быстро с видом, будто ничего не произошло.

- Добрый день, профессор, - улыбка снова расцвела на губах волшебника, когда он увидел за столом прежнего Альбуса Дамблдора. Немного уставшего, чуть бледного, но прежнего волшебника, чей образ вызывал благоговейный трепет. - Вы хотели меня видеть?

Будто они говорили не сейчас, когда бывший школьник добился многого в своей жизни, а говорили в школьные годы, когда директор просил его быть осторожней и внимательней, чтобы он не получил увечья сам и не ушиб своих сокурсников. С привычной улыбкой Айдан пытался убедить директора, что от него это не зависит. Кто бы мог подумать, что из неловкого и угловатого мальчишки получится талантливый писатель и, хочется верить, талантливый волшебник.

+1

3

[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[STA]Директор школы Хоргвартс[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/23ics.gif[/AVA]
[SGN]отыгрывает: Гарри Поттер[/SGN]

Альбусу пришлось окружить себя людьми, которым можно доверять. Такое уж время, простите. Никогда нельзя делать две вещи: останавливаться и забываться, но эти две чудачки часто шли рука об руку. Остановиться - все равно, что дать Тому услышать вкусный запах победы. Остановиться - это закрыться от внешнего мира и забыть, что у тебя все еще есть друзья. Друзья, которые, возможно, в это и впутываться не хотят и игнорируют любое приветственное письмо, написанное длинной рукой Дамблдора. Нельзя их за это винить. Это их законный выбор, который не взялся с потолка. В самое страшное время, откликаться на просьбы других могут не все. Не все рождены храбрецами, не все верят в свои силы и, возможно, в победу волшебного мира.
Тучи всегда будут сгущаться. Так было много лет назад, когда был жив Гриндевальд, это повторилось снова, когда жив Том Реддл. Через кучу времени, когда Альбуса Дамблдора уже не будет в живых, придет новый темный волшебник и снова будет пробовать волшебный мир на ощупь, снова будет пытаться склонить весы в свою сторону. От этого не спасешься в будущем, но возможно спастись сейчас, в настоящем.
Если хоть кто-нибудь оставит надежду на победу, Лорд Волдеморт уже победит. Он найдет миллион путей для того, чтобы попасть в Хогвартс. Его заговоренные змеи переступали и будут переступать порог школы. Он будет отравлять сердца неплохих людей, от этого никуда не денешься и такие моменты Альбус снова ловит себя на мысли, что слабые сердца нуждаются в защите.
Но защита не рождается из воздуха. Ей тоже учат. Есть люди, которые специализируются на этом. Волшебство защиты, чистое добро. Альбусу понадобился человек, который поможет ребятам в такое трудное время научиться защищать своих друзей и защищать себя самих. Когда-нибудь придет момент, когда останутся они одни против всего мира, а он, Альбус Дамблдор, уже не сможет их защитить.
Айдан Делайкэйппл - тот самый человек, который научит молодежь защищаться. Одной защиты от темных искусств будет мало. Им нужно больше тренировок, им нужно вдолбить в голову то, что они будут делать неосознанно. В битве мгновения не превращаются в часы, как это принято считать. Мгновения - это мгновения.
Айдан не стал думать слишком долго, хотя Альбус прекрасно понимал, насколько тяжел был выбор. Такие решения не принимаются на скорую руку. И Айдан был одним из тех людей, которые думать умели и любили. Его быстрое появление у стен Хогвартса Альбуса могло только разве что удивить.
Тем не менее, будущий профессор был уже здесь и его встречали. Альбус почему-то не сомневался в том, что Айдан согласится. Он был хорошим человеком, храбрым, достойным. Но он никогда не преподавал, хотя любил Хогвартс в равной степени, как и все хорошие люди, успевшие построить карьеру после окончания школы. Некоторые имена никогда не слезут с языка.
Вот он - собственной персоной на пороге директорского кабинета.
Альбус поднял голову, когда к нему пришли. Он так увлекся написанием писем, что даже обо всем на какое-то время позабыл. Но как можно забыть о друге, который с минуту на минуту должен прибыть сюда. Альбус не удержался и улыбнулся при виде Айдана. Все тот же почтительный тон высокоморального человека, волевое лицо, на котором отпечатались особые навыки выпускника факультета Рейвенкло.
- Айдан, я рад, что вы откликнулись на мое письмо - почти торопливо сказал Альбус и поднялся из-за стола. Айдан смотрел на него с уровня ниже. Наступила долгая пауза, после которой Дамблдор принялся спускаться к выпускнику и жать ему горячо руку.
- Я уверен, что не только я рад вас видеть здесь - Альбус слегка помялся. - Как вы уже поняли, у меня есть большие основания отрывать вас от работы и звать сюда. Вы никогда не находили Хогвартс - школой уникальной с уникальными студентами?

+2

4

Альбус Дамблдор - величайший волшебник настоящего времени. Об этом без устали говорили все, с кем бы Айдан не заводил разговор об этом. И лишь по тому, что в свою бытность Дамблдор преподавал Трансфигурацию, Дэллакэйппл искал учителя на стороне.

- Я должен был откликнуться хотя бы на одно из тех, в котором вы приглашали меня в Хогвартс, - негромкой произнес Айдан, чувствуя стыд и неловкость за то, что вел себя так малодушно. Ему казалось, если он будет далеко от Британии, охваченной огнем от жесточайших схваток светлых и темных волшебников, то война пройдет мимо, не затронет его. Но словно назло ему, куда бы не ступала нога писателя, там вспыхивало пламя, выжигая все вокруг, пламя, не знающее пощады. Он отклонил его приглашение вступить в должность, когда тьма сгущалась, он тоже читал знаки и струсил. Он отклонил его приглашение - когда тьма зависла в небесах Британии. А сейчас, когда было уже слишком поздно, Дэллакэйппл вдруг осознал, что его место именно здесь. - Скорее профессор Флитвик был удивлен.

Осторожно заметил волшебник, сознательно не упоминая о том, как невоспитанно поступил со своим бывшим деканом чуть больше десяти минут назад. Но Дан не удивился, если бы узнал, что Альбус Дамблдор уже знает о неподобающем всплеске эмоций у бывшего ученика.

- Если вы так говорите, - с почтением произнес Дэллакэйппл, чувствуя как румянец заливает его щеки. Директор говорил с вежливой учтивостью, говорил с ним, как с равным. Именного такое признание было необходимо Айдану. Наконец, почувствовать себя состоявшимся человеком, перестать вечно гоняться за новыми знаниями, а самому передать их кому-то. - Я знакомился с многими, кто отзывался о Хогвартсе, как о величайшей школе магии и чародейства. Особенно отмечали они период, когда вы, директор, руководили ею.

В его голосе ни капли лести. Это не оспоримый факт. Под руководством Дамблдора были собраны лучшие учителя. Дамблдор находил общий язык не только с преподавательским составом, но находил подход к каждому ученику, отмечая их заслуги.

- И все же, директор, я слышал, что должность Защиты от Темных Искусств уже занята. Увы, не представляю, чем еще я мог бы заниматься в стенах этой школы, учитывая полное здравие профессора Флитвика, - со студенческих лет Айдан Дэллакэппл проявлял особое рвение к Заклинаниям и ЗоТИ. И этим уже никого не удивишь. Лишь к последним курсам к этим предметам присоединились Руны и Нумерология. В Трансфигурации он имел крепкие и уверенные познания, а вот с Зельями и во все не сложилось. Но профессор Слагхорн был к нему слишком добр и позволил ему набрать проходные была. Желание отплатить той же монетой, поблагодарить всех, кто сделал из него достойного волшебника, привело его сюда. - Это касается того, что произошло в Министерстве? Я слышал там участвовали дети.

Айдан лишь мог надеяться, что Рита Скитер в своих статьях слегка преувеличила события, разыгравшиеся в Министерстве. А вот от последствий отмахнуться было нельзя. Весь магический мир в один голос признал - Тот-Чье-ИМя-Нельзя-Называть вернулся.

+1

5

[NIC]Albus Dumbledore[/NIC]
[STA]Директор школы Хоргвартс[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/23ics.gif[/AVA]
[SGN]отыгрывает: Гарри Поттер[/SGN]

Дамблдор прекрасно помнил о том, что произошло в Министерстве. Для человека, который живет столь долго, как Альбус, время течет с особенной быстротой. Но ощущение того, что все произошло только вчера не покидало уже старую, потрепанную всем, чем только можно душу.
- Вот именно, - мягко, но в то же время резко, как умел только директор, выговорил Дамблдор. Его взгляд стал серьезным, хотя он не против перекинуться с мистером Дэллакэйпплом чем-нибудь ароматно приятным, в обстановке куда менее официальной, куда менее обязывающей их обоих держать осанку и говорить быстро, по делу, без лукавства.
А ведь столько лет прошло. Им было, что обсудить, что вспомнить и к чему обратиться именно в данный момент.
- В том и дело, Айдан - обращался к нему Альбус. Он был выше даже сегодняшнего Айдана, хотя Дамблдор давно считал себя замшелым стариком, который, однако, пока еще на кое-что способен - там участвовали дети. Мы вступили в то время, когда за нас дерутся дети....
Не без явной печали в голосе произнес Дамблдор и слегка потупил взгляд. Сейчас многие дети силам зла могут показать, где раки зимуют, но стоит ли игра свеч? Неужели нет больше в мире волшебников, которые могут взять на себя ответственность за темное волшебство и наконец-то начать что-то делать против Волдеморта? Неужели для этого годятся только дети и их чистые, еще полные энергии жизни.
Они всего лишь юноши и девушки. Им нужно учиться, любить, справляться с их личными трагедиями и переживаниями. Юность не должна убиваться нуждой волшебного мира. Не для этого создавалось Министерство, не для этого росли те  волшебники, как Айдан, стоящий перед Альбусом, чтоб теперяшние студенты рисковали своими жизнями. Ведь за кем, если не за ними будущее?
- Они еще сыграют свою роль, как и всякий из нас - Альбус посмотрел задумчиво куда-то в сторону и снова обратился с Айдану. - Я слышал о ваших успехах. Вы всегда были талантливым учеником. Профессор Флитвик часто говорил о вас. Хогвартс становится домом для каждого из нас и наступает момент, когда мы должны защищать свой дом.
И это тоже была правда. Любой из учеников поднимет палочку, когда на дорогое ему место начнут посягать, но змеи Волдеморта проникают внутрь, отравляют умы. Эта магия хитрее даже Альбуса Дамблдора и змея умирает лишь тогда, когда ей отрубают голову.
- Защита от Темных Искусств - место занятое профессором Снейпом. Зельеваренье тоже, пожалуй, я не могу вам дать, но у меня есть предложение для вас, куда более заманчивое - во взгляде и тоне Альбуса появилась хитринка. Он подался вперед, преодолел небольшую лестницу наверх, к столу, почти летя. На столе же Дамблдора царил беспорядок, он сам это признавал. И хотя Альбус всегда чтил, чтобы все вещи лежали на своих местах, он просто не успевал прибраться перед приходом Айдана. Тем не менее, почти не глядя, Альбус извлек книгу из-под кипы других сочинений. Книга, которую он довольно часто стал держать в руках.
- Ох, люблю этот момент - бархатным тоном сказал Альбус - всегда мечтал встретиться с автором одной из моих любимых книг. Кто бы мог подумать, что вы, Айдан, осуществите мою мечту. Я читал то, что вы написали. И я думаю, что вам есть, чему научить наших студентов. Согласитесь, что в наше время защита - лучшее нападение. Не все рождены аврорами, мы с вами это знаем, но каждый здесь, в этих стенах, должен уметь защищаться. Работы будет очень много, Айдан...

+1

6

Айдан не смог спрятать удивление в серо-зеленых глазах. Его книга, с его портретом на обратной стороне, в длинных пальцах Альбуса Дамблдора. Внезапно ему стало все равно, что говорили о нем критики. Его книга в руках величайшего волшебника современности говорит о том, что все сделано верно. Не зря потрачены годы на изучение защитной магии, не зря забыта дорога домой.
- Директор, - в растерянности Дан не может подобрать слов, чтобы выразить благодарность за то, что делает волшебник. Старец точно знает, как подобрать ключик к сердцу каждого человека, который прошел школу в этих стенах. - Вы же это не серьезно?
Почему-то ему кажется невозможным, что Альбус Дамблдор с таким опытом за плечами говорит о том, что является фанатом его книг. Дан краснеет, бледнеет, потом снова заливается краской. Улыбка расползается по его лицу, а в уголках глаз скапливается соленая жидкость. Дэллакэйппл делает вид, что его интересуют серебряные приборы на тумбе возле стола, а сам украдкой смахивает слезу.
К серьезным вещам Айдан Дэллакэйппл относится серьезно, иначе не смог бы совершить ни одного из тех поступков, которые описал в своих записях. Он выслушивает директора, и борется со страхом, что живет внутри него. В конце концов, он здесь, он принял его приглашение, и отступать нет смысла.
О профессоре Снейпе Айдан ничего не знал. Когда Снейп учился, Айдан только выпустился. В кротких переписках с директором они не обсуждали других учеников. Во время войны Дэллакэйппл лишь сообщал волшебнику о том, что происходит в мире, который, как казалось Дану, не участвует в войне. Он жестоко ошибался, но признать это смог только сейчас.
- Хогвартс многим заменил дом, - соглашается писатель, потирая руки. Ему не холодно, он просто заметно нервничает. В нем еще остаются сомнения, и Айдан думает о том, чтобы снова отказать директору, но это малодушие он пытается засунуть на дно своей души. Хватит бегать, пора встретиться лицом к лицу с тем, что угрожает людям, и помочь все, чем можно. - И мне приятно, что профессор Флитвик помнит обо мне. Я, признаться, так же часто вспоминал о нем в своих записях. Ну, вы знаете.
Имя Дамблдора и Флитвика единственные, которые упоминались Айданом без вуалирования. Один стал его наставником, вторым Дэллакэйппл восхищается и по сей день. Все остальные учителя были упомянуты, но без раскрытия имен. Каждому из них Айдан был по-своему благодарен.
Айдан слышит горечь в словах директора. Дети не должны умирать раньше своих родителей. В этом он согласен со старцем.
- Вы думаете, я смогу? - он сам точно не знает, о чем именно уточняет. Когда у него была возможность занять должность Защиты от Темных Искусств, Айдан был где-то в Никарагуа. А больше до этого дня Альбус Дамблдор не присылал писем с приглашением. Значит, он, действительно, нужен здесь и сейчас. - Я никогда не стремился учить кого-то.Я долгие годы был вольной птицей. Но если вы считаете, что я нужен здесь, я буду.
Его слова звучат чуть более пафосно, чем ему хочется. От чего его уши становятся красными.
- Я слышал у вас уже преподавал один писатель, - несколько нервно улыбается, а смех получается совсем не искренним. Все темы в кабинете отличаются серьезностью, нет поводов для шуток и искристого смеха.

+1

7

OFF: Опять же, по поводу птицы-тройки (или чего более спорного в содержании поста) - обращайтесь, вырулим.

Дамблдор прекрасно знал, что и как, и в каких количествах требуется сказать и сделать, чтобы получить нужный эффект - ему была известна магия действеннее любого Круцио или Империо. Причем - что самое интересное - магия это была доступна любому человеку, даже магом быть не обязательно.
Впрочем, сейчас не об этом.
Он провел рукой по витиевато украшенному корешку книги - и это напомнило ему события четырехлетней давности. Правда в тот раз были совсем другие книги и совсем другой автор - скорее развлекательное, остросюжетное чтиво для домохозяек (привет, дорогая Молли), да и, посмотрим правде в глаза - в тот год ничего не предвещало беды (кроме того, что её предвещало) и можно было себе позволить дать всей Школе познавательный урок о том, как делать не нужно. Впрочем, Альбус никак не рассчитывал на то, что это столь печальным образом обернется для наивнейшего Гильдероя, но... как говорят маггловские ученые в сфере социальной психологии "его глупость оберегала его от осознания собственной глупости".
Айдан - совсем другое дело. Дамблдор бы, пожалуй, и не рискнул (теперь-то уж точно) предложить ему кресло профессора ЗоТИ - одно дело, когда люди приходили на него уже испорченные вереницами собственных неудачных выборов, а другое - подвергать воздействию таки существующего проклятия и в без того непростое время хорошего человека. Опыт с Ремусом... А Северус... Северус справится.
Дамблдор, припоминая все те моменты последнего времени, где был более жестковат с людьми, нежели обычно (сказывается, наверное, осознание утекающего сквозь пальцы времени), лишь многозначительно улыбнулся в сторону Деллакэйппла.
- Увы, - вздохнул директор, прогуливаясь взглядом по высоким книжным полкам, которые обволакивали все стены и пристенки его башни, - пришлось вернуть первый многотомный экземпляр первого издания "Теории Защитной Магии" Уилберта Слинкхарда - прежде всего из-за соображений безопасности, ведь чары незримого расширения можно применять только в разумных количествах, - произнес он с дружелюбно-признательными нотками "да ты и сам это прекрасно знаешь", - ну и потом, - он вновь поглядел на книгу в своей руке, - оказалось, что есть куда более глубокие издания в этой сфере. Если не брать во внимание книг, которые норовят откусить читателю уши - в лучшем случае - едва читатель её открывает. - Конечно, Дамблдор не заменил учебник Слинкхарда на книги Айдана, хотя бы потому что: а) не всякая хорошая книга может применяться как учебник, б) не он был профессором ЗоТИ. Но замечательности издания это не отменяло.
- Да, пожалуй, профессор Чар нам тоже не потребуется, - произнес с усмешкой Дамбдлор, да так, что кому-либо малодушному уже могло показаться, что и сам-то директор не понимает, что он делает и зачем приглашает к себе тех или иных людей, - не желаешь цитрусовых желейных червячков? - Он указал на странноватой формы вазочку, наполненную обычными маггловскими желейками теплых и зеленых оттенков - которой, возможно, и не было на столе мгновение назад. - Могу заставить их шевелиться, если желаешь. Некоторые маги, избаловавшиеся "Сладким Королевством" относятся с недоверием к сластям, которые слишком инертны. - Он, конечно же, не настаивал и не заставлял, но ведь и в ногах правды нет.
На прозвучавший вопрос Дамблдор ответил не сразу. Его усы немного вздернулись и он принялся делить полосатого червяка по цветным сегментам. Этот вопрос не озадачивал, и не раздражал Альбуса, но иной раз казалось, что задающий подобные вопросы человек больше все же не уверен в выборе того, кому он задает вопрос, чем в собственной неполноценности.
- В прошлом году, - издалека начал Альбус, тихонько пожевывая кисловатую вкусняшку, - когда студенты сочли поставленного Министерством профессора ЗоТИ недостаточно компетентным, они организовали собственный класс, где обучали друг друга защитным чарам. К сожалению, у тех, кто организовал его тогда, слишком много забот сейчас, да и осмелюсь утверждать - они выучили всё то, что могли выучить без помощи опытного заклинателя. И даже больше, - по интонациям голоса понятно было, что Дамблдор доволен этой затеей (пускай на то время и незаконной) своих студентов. - Да, да, - без тени сожаления подтвердил он наличие в прошлом писателя в рядах преподавательского состава. - К слову, идеей - принимая во внимание то, что все преподаватели уже на своих местах - было пригласить тебя для устройства чего-то среднего между клубом дуэлянтов, классом помощи с домашними заданиями (прискорбно, но нынче мне не всегда удается его провести) и этой самой студенческой организацией. У меня не было желания ограничивать тебя рамками общего расписания - да и сейчас его, впрочем, нет. Конечно же, ты будешь профессором, со всеми их привилегиями и не очень, но нам нужна более гибкая защита, чем то может позволить школьное расписание. К тому же, Северус вполне солидно справляется с возложенным на него предметом... - Дамблдор словно бы погрузился в рассуждения вслух - иной раз он делал паузы, засматривался в "пустоту", но всякий раз успевал спохватиться и продолжить. - Мне нужны эти классы как можно чаще. И час от часу у меня будет доставать дерзости просить устраивать их в определенные часы, - что может быть лучше, как не оставить учеников под надежным присмотром профессора Защитных Чар, когда ты сам её покидаешь, эту самую Школу? Защитных чар мало не бывает, м? Как и защиты. А может..? - Тебе будет позволено пользоваться любым помещением - от Большого Зала до туалета Миртл и находить самые что ни на есть экспериментальные способы научить реакции, гибкости и уместности защитных чар... Кроме, пожалуй, спуска на ничего не подозревающих второкурсников стаи игривых пикси. - Дамблдор задумчиво растер очередного червячка меж пальцев и наконец-то вновь посмотрел на Айдана, вздохнув в унисон с тихим воркованием Фоукса, который переродился, кажется, каких-то несколько часов назад и бодро ворочал крылышками, восседая на куче пепла. - Но я пойму, если такая плотная занятость не входит в твои планы, и мы можем подумать, как бы так ловко вместить твои занятия в уже устоявшееся учебное расписание. - Он не ставил окончательных рамок и крестов. Он выражал свою идею и, как обычно, ожидал или встречной идеи, или реакции, или мнения. Он уже был слишком стар, у него было слишком мало времени, чтобы повторять ошибки молодых лет и единолично принимать решения, задевающие не только его одного.
- Ох, эти маггловские сладости! - Разрядил он обстановку, закидывая измученного его длинными пальцами червячка в рот и, с удовольствием его жуя да вызывая этим несдержанное фырчание портрета Финеаса Найджелуса Блэка. – Прелесть, какая прелесть!

+1

8

Порой понять Альбуса Дамблдора невозможно. Когда Айдан учился, все казалось несколько проще. Главное было не попадаться завхозу, чтобы он за ухо не оттащил в кабинет к директору. На удивление директор всегда улыбался. в голубых глазах светилась искренность и надежда. Каждый раз, когда Дэллакэйпл смотрел в лучистые глаза Дамблдора, он чувствовал надежду. Неважно, какого аспекта это казалось. Надежда - единственное, что может помочь во время войны.
Айдан с ужасом понимает, что все происходящее больше нельзя игнорировать. Альбус приглашал его в замок для того, чтобы шотландец научил детей защищаться. Защищаться от всего, что может показаться опасным, даже от самих себя. В своем репертуаре Альбус Дамблдор говорит о возможностях, которыми наделяет новоиспеченного профессора.
- Я бы предпочел работать с теми, кто этого хочет, - осторожно замечает волшебник. Он и так, не уверен в том, что кому-то будет интересно слушать его, учиться у него защитным чарам. Но Айдан готов давать частные уроки в личном порядке, если того требуется. Даже лучше, что его предмет не будет введен в общую сетку образования. Кроме того, если Айдан правильно понимает, что хочет донести до него профессор Дамблдор, Дан может блеснуть своими познаниями в некоторых аспектах, когда будет следить за классом во время выполнения домашнего задания.
Внезапно Айдан осознал всю прелесть сложившегося положения. Именно в таком виде Дэллакэйппл мог бы добиться наилучших результатов. Не тогда, когда принужденные дети будут сидеть в классах и хмуро смотреть на него, пока он соберется с мыслями с какого защитного заклинания лучше начать. - И мне все же необходим кабинет, который я мог бы занять. Нападение на студентов в самых замысловатых местах это, конечно, заманчивое предложение, но и без меня есть кому портить жизнь студентам.
Уклончиво говорит мужчина, и снова улыбка расцветает на его губах. В конце концов, он сам учился и знал, что Пивз не дает покоя школьникам, а завхоз...Говорят, что сейчас самые вредный экземпляр.
- Пожалуй, пикси я оставлю профессору Снейпу, - мягко возражает Дэеллакэйппл. В голове идет работа мысли. Борьба с магическими существами все-таки входит в предмет в Защиту от Темных Искусств. Его же предназначение - это работа над защитой. Большую часть своей жизни Айдан потратил на то, чтобы изучить защитную магию, защитные руны и несколько защитных зелий, которые, к слову, давались ему довольно не легко. Путешествуя по миру. Айдан узнавал, что магия многих народов отличается от его собственной, и он оставался на месте ровно на столько, сколько требовалось времени, чтобы изучить различия и убедиться в схожести. - Я слишком долго времени убегал, Альбус, - в глазах сверкнуло отражение огня из камина. Его переход на имя профессора, не проявление неуважения, а лишь признание того, что если бы Дамблдор мог найти эти слова раньше, то Дэллакэйппл был уже давно здесь. Кроме того, проницательный ум директора должен понять, что Айдан сожалеет, что не смог найти в себе силы вступить в организацию, которую подпольно создал Дамблдор.  - Пора мне уже остепениться и осесть на одном месте. И почему бы не в Хогвартсе? Вы правильно заметили, он стал домом для многих волшебников. И моя скромная персона не исключение.
Безмятежно жмет плечами, снова улыбаясь. Смотрит, как Альбус, словно теряя нить разговора, увлекается маггловскими угощениями. Не все изображения прежних директоров одобряют подобное поведение директора, но он будто не замечает этого. Айдан с восхищением смотрит на директора. И решается задать вопрос.
- Есть ли что-то еще, чем я бы мог вам помочь? - осторожно спрашивает, толком не зная, чего хочет услышать.

+2

9

Иногда старику казалось, что он забывается и заговаривается - и наивно было бы не, все же не пятнадцатый годок ему, да и для пионерских зорек, играющих во всех непечатнословых местах, в таком возрасте уже нет как нет - но впоследствии, как бы, чтобы не расслаблялся, приходят мысли о том, что сказал-то много, но в то же время мало. Или все же слишком много?
Впрочем...
- О, я думаю, в этом нехватки не будет, - серебристые усы, которые наверняка были не короче имеющейся у директора бороды, выдали его легкую, но довольную улыбку - значит, мысль он все же донес. Есть порох в пороховницах, ягоды в ягодицах и прочие столько важные для жизнедеятельности субстанции во всяких остальных -ицах. - Иначе бы ветры дышали в другом направлении. - Знаменитый, почти по-отечески ласковый, но не менее "видящий насквозь" взгляд голубых глаз из-за очков-полумесяцев, как толстый намек на то, что они оба друг друга правильно поняли. - Впрочем, - с предвещающим хлопоты вздохом промолвил Дамблдор, проводив взглядом решившего прогуляться подальше от сего "вопиющего безобразия" Финеаса, - вполне возможно, что от тебя потребуется некоторая безотказность. Уроки твои не будут принудительными, не будут добровольно-принудительными - для студентов. А вот для преподавателя, - ещё одна незначительная паузёнка, - немаловажно, чтобы каждый пришедший за уроком или советом в вверенной области, не ушел... обиженным? обделенным? - Его руки шевельнулись навстречу одна другой - видимо, намереваясь сомкнуться пальцами, как в старые добрые времена, но он спохватился и просто "прогладил" подушечки пальцев здоровой руки о большой палец - словно хотел щелкнуть ними, но не знал как. И все это в поисках нужного слова - которое, впрочем, так и не нашлось, поскольку после - да, ещё одной - паузы и взгляда стало совершенно ясно, что все всё поняли. Да это предупреждение, с другой стороны, было не таким уж предупреждением - любой, кто провел в стенах замка хотя бы неделю, знал, что "режим дня" тут понятие хоть и существующее и закрепленное, но на деле - безобразно ненормированное. Можно было как пойти в полночь ловить единорогов, так и троллей средь бела дня.
- О, конечно, конечно, - любой другой на месте Альбуса бы занервничал, мол, сударь, да Вы что, да изволили за дурака меня держать? Я вызываю Вас на дуэль! - Думаю, кабинет и прилегающий к нему класс, обычно занимаемый преподавателями Защиты от Темных Искусств в прошлые годы ещё сослужит свою службу. Северус отказался покидать подвалы. - Дамблдор вдруг задумался о том, успели ли убрать оттуда все то кошачье-розовое безобразие, но решил, что Минерва сразу же после "ухода" Амбридж трансфигурировала все это в прах и развеяла по ветру. Да и кто бы её осудил? - Плюс комната 13-Е и Большой Зал - кто знает, вдруг это произведет такой ажиотаж, что обычных кабинетов будет мало. - Дамблдор даже расщедрился на старое-доброе "подмигнуть". Словно бы время не утекало сквозь пальцы, словно бы все было хорошо и прекрасно, словно бы... радость можно найти и в самые темные времена, да?
- Я непременно ему это передам. - Добродушно полуухнул-полухохотнул директор, словно бы эта новость должна была осчастливить старика Северуса как ничто другое. Но все же не каждый день тебе так щедро вверяют ни что иное, а самых настоящих пикси! Дамблдор постарался не думать о том, насколько мучительной и скоропостижной была бы смерть этих в целом-то безобидных существ, разлетись они по кабинету Снейпа.
Потом старик все же дал и Айдану немного поговорить, едва заметно кивая и ничуть не всполошившись заигравшими в глазах писателя огоньками-отблесками камина - хотя и выглядело это вполне будоражаще, чтобы обратить на себя внимание. Но, пожалуй, все эти оккультные символы и знаки оставим товарищам-прорицателям и прочим любителям позаглядывать в чашки или иные легкобьющиеся предметы.
- "Жизнь прекрасна, но мы живем не так", а? - Позволил себе маленькую слабость сгустить краски директор. - Бежать - от чего-то или зачем-то - всегда гораздо легче (и даже приятнее), чем остановиться, признать свою вероятную ошибку и смириться с ощущением невозможности жить согласно своим идеалам в имеющемся у нас мире, - директор тоже повернул голову так, чтобы можно было взглядом коснуться пламени камина. Сам-то он, во многом придерживался мысли, что каждое мгновение - это выбор. И именно вереницы решений и выборов приводят к тому или иному концу, который - как оказывается - был определен с самого начала. Все той же вереницей выборов. По большому счету это был такой себе мутант из признания существования свободного выбора и невозможности избежать судьбы одновременно. Ему казалось, что он с каждым разом убеждался в относительной истинности этого суждения - но не спешил делиться. Слишком уж это невоодушевляюще звучало бы. А упадок духа - совершенно не то, что сейчас всем нужно.
Альбусу показалось, что Айдан Дэллакэйппл слишком остро проникся чувством "провинившегося котенка" и теперь собирался как минимум разбиться в лепешку, лишь бы "воздать должное" - только кому прок будет от эдакой лепешки? Да и что воздавать? Всему свое время. Иль весна виновата, что следует только за зимой? А бабочка - что обретает крылья только после куколки? Дамблдор встрепенулся - впрочем, только внутренне, что никак не сказалось, не выдалось ни жестом, ни словом. Он вновь по-добряцки поглядел на Айдана.
- С момента твоего согласия ты в полной – полнейшей - мере разделишь ношу ответственности, возложенную на любого члена Ордена Феникса, за будущее нашего мира. В частности - за его защиту –а это немалая часть нашего общего дела. - А что ж, дети сами по себе в каком-то смысле "будущее" - кто же это желает незащищенного от зла будущего? Ну, помимо самого зла, конечно - да и то, зло ведь себя злом не признает, а очень даже наоборот. Все во благо, все во благо - только вот методы... - Чего же боле? - Разговор, даже по ощущениям, вроде бы подходил к своему логическому завершению - что подтверждало и некоторое движение на портрете старика Блэка. Однако, без лишней напряженности.
- Что ж, - Дамблдор привстал, поглядев на свои загадочные часы, - сегодня пятница - пожалуй, не станем тревожить студентов под конец недели известиями о пополнении в преподавательском составе, пусть эти выходные ещё побудут дня них насколько возможно необремененными. - Мало ли, поскольку уроки Дэллакэйппла будут "по желанию" - у некоторых это самое желание как возьми да и проснись в выходной. – Следовательно - если это все же твое окончательное решение - у тебя ещё есть два дня уладить свои заботы и обсудить организационную часть с Минервой. - Альбус протянул руку для теплого рукопожатия и своеобразного закрепления состоявшегося вроде бы как договора. - И, - он слегка пожал плечами, - добро пожаловать. Отрадно заполучить-таки самого Айдана Дэллакэйппла для наших студентов. Я им даже завидую! - Рука директора вновь упокоилась на книге, автор которой находился прямо на расстоянии даже не до конца вытянутой руки.
Минерва - подкравшись незаметно - уже ожидала у выхода из кабинета директора. И как только у них тут все было налажено!
- Ох, - Дамблдор вдруг заговорил вновь, - возможно, я слукавил ранее. - Он выглядел задумчиво, опираясь все на ту же книгу. - Я бы с радостью отнял у профессора Защитных Чар вечер-другой на обсуждение его замечательных работ. - Он вновь улыбался, будто рассказывал непонимающему ничего магглорожденному магу про шоколадных лягушек и карточки с волшебниками. Почему-то Минерву это заставило словно извиняясь повести плечами и одарить Айдана взглядом "ну-он-как-всегда". Ох уж эта Минерва! Никакого снисхождения к его старческому… этому самому… блаженствованию, вот.

+2

10

Чуть склоняя голову, Айдан смотрит на профессора. Ощущение от этого разговора разрывают его на части. Но будущему профессору Защитных Чар не с кем поделиться переживаниями. Ему некому рассказать о том, как жжет в груди чувство неопределенности. Как сильно ему хочется рвануться из кабинета, вскочить на метлу, как только это станет возможным и мчаться навстречу ветру. Вместо этого, мужчина лишь улыбается. Он хочет сделать шаг, но путается в полах свой мантии и едва не растягивается на ковре в кабинете директора. То еще зрелище.
Однажды на одной конференции, куда Айдан был приглашен читать лекцию с один уважаемым волшебником из Испании, Дэллакэйппл растянулся прямо на глазах у собравшихся зрителей. В прочем, было бы это в первый раз, шотландец, возможно, пригорюнился, но такое бывает с ним довольно часто. Попадать в нелепые ситуации у него получается примерно так же хорошо, как помогать тем, кто в этом нуждается.
- Если вы так говорите, - покорно соглашается волшебник. Похоже Дамблдор утомился от это беседы. Он словно пытается выставить его из кабинета или же, напротив, подтолкнуть задать вопросы, которые крутятся в голове Дэллакэйппла. Улыбка трогает лицо Айдана, когда Дамблдор смотрит на часы. Еще в свои студенческие годы, Дан дивился этим приборам, которые все время работали в его кабинете. Часы были диковиными, планеты постоянно вращались, но Дамблдор отлично ориентировался по ним. - Полагаю, сэр, нет ничего страшного в том, что студенты еще не прибыли в Хогвартс. Но я понял. Отправляюсь искать профессора МакГонагалл, чтобы получить дальнешие ценные указания.
Он, несомненно, рад видеть малютку Флитвика, но встретиться с профессором Трансфигурации ему хочется двойне больше. Айдан уверен, что мало что изменилось в ней с момента его выпуска, разве что добавилось немного седин. У самых дверей волшебник разворачивается, с громким стуком ударяясь локтем об дверь. Он морщится, потирает ушибленный локоть. Альбус Дамблдор, казалось, уже потерял интерес к происходящему в кабинете и попрощался со своим бывшим учеником. Но Дан еще не ушел. Он смотрит на директора, его глаза светятся благодарностью, которую мужчина решает озвучить вслух.
- Спасибо вам, Альбус, - в свои слова Айдан Дэллакэйппл вкладывает всю благодарность, которая распирает его.  Дамблдор его отлично просчитал. Все, что нужно было услышать писателю, было произнесено старцем. Все еще немного нервничая, мужчина добавляет. - Как только вы захотите, я обязательно составлю вам кампанию, чтобы скоротать вечер.
Он потом подумает - не слишком ли дерзко звучат его слова. И махнув рукой Дамблдору, выходит из кабинета. Ему легче дышать. Определенно, намного легче. Ступив на ступеньку, ведущую вниз, Айдан с замиранием сердца ожидает, когда сможет снова пройтись по коридорам замка. Он по памяти идет по направлению к кабинету профессора МакГонагалл, где декан Гриффиндора беседует с профессором Флитвиком. Дэллакэйпплу хватает ума держать себя в руках, а не лезть обниматься, как он сделал это со своим бывшим деканом, когда прибыл в Хогвартс. Он получает инструкции от двух профессоров и удаляется в указанном направлении. Ему некуда бежать. Больше совершено не нужно.

+1

11

Если есть что-то совершенно точно определенное в этом мире - так это как раз неопределенность. Дамблдор, как сам он полагал и чуял (а с его-то наблюдательностью и каким-никаким, а имеющимся в наличии "чувством эмпатии" старик просто "считывал" собеседников как занимательную книгу), умел создавать впечатление эдакого "знающего все с точность да наперед". И хотя оно, конечно, было не совсем так - наперед он мог рассчитать, предусмотреть варианты, но по большей части это была способность максимально выжимать пользу из любого события. А потом ещё из оставшихся шкурок выжатого события... что ж, приготовить что-то, метафорически обзываемое "джем". Ничего не пропадало всуе. Этим он, пожалуй, напоминал смекалистую хозяюшку, у которой тоже ничего зря не пропадает. Только его кухней был мир, а ингредиентами - как бы грубо это не звучало - живущие в этом мире.
Ну и, как любая уважающая себя хозяюшка, все самые ценные рецепты, премудрости и секреты он держал при себе - да и применение их было настолько незаметным, что никому (покамест) и в голову не приходило хотя бы спросить о них. "Ох, а что Вы добавляете в это кёфте, что оно прямо-таки тает во рту?" - нет, такого у него не спрашивали. Бывало что-то неопределенное, в духе "И как Вам это удается!" - но это даже и не совсем вопрос, тут и отвечать не на что. Можно сверкнуть пронзительным голубым глазом, подмигнуть - и все довольны. Ну или как-то так.
- Ох, - его лето было настолько насыщенным и в каком-то смысле даже бесконечным, что он, хоть и прекрасно ориентировался в своих невообразимых часах и прочих приборах, имел неловкость позабыть, что студенты ещё не здесь. Они ещё только готовятся к очередной шумной поездке в дорогую Школу. Правда, его житие вдруг обрело почти сравнимую с живым шумом школьных дней бодрость. Вроде и раньше так было, но... стареет, наверное. - Мои мысли - мои скакуны. - Доброжелательно хмыкнул он, вложив в это что-то от извинения за оговорку.
Что ж, не самая страшная ошибка, которую он совершил этим летом. Альбус машинально тряхнул рукавом, убеждаясь, что его почерневшая конечность не бросается в глаза.
Он неожиданно почувствовал острую потребность вышвырнуть из головы ещё дюжину воспоминаний в Омут Памяти - чтобы они не мешались. Но это уже приобретало черты плохой привычки, а такого ну никак нельзя было себе позволять! Не в его положении, уж точно. Может, он в последний заход случайно приобщил себе какое-то из чужих воспоминаний? Из той поучительной коллекции, которую они с Поттером благополучно начали штудировать, словно алфавит?
Нет, бред какой-то.
Дамблдор пожимает плечами.
- Всегда предпочитал доверять людям, которые благодарят меня за усложнение их жизни, - отшутился директор. Но была, как то обычно бывает, и в этой шутке доля правды - ведь не всех хватало духу и характера, чтобы брать на себя ту или иную ответственность. Он лишь зажмурился и кивнул на провальные слова Айдана - в его директорском мозгу (или сердце?) в самом деле теплилось такое желание, хотя бы парочку вечеров уделить этим многообещающим беседам - главное только успеть. Ведь тут и Маховик Времени не поможет, даже наоборот - укоротит ему веку в настоящем. Что ж, с этим он как-нибудь да разберется.
Новосостоявшийся профессор ещё не успел выйти за порог директорского кабинета, как тот принялся что-то миролюбиво жужжать себе под нос, пускаясь в очередное путешествие по своим владениям и отдаваясь потоку своих мыслей. Фоукс вновь слабо пискнул.
- И все же ты слишком печешься о своих студентах, - осуждающе выразил свою мысль Финеас Блэк - хотя его-то, естественно, никто б этом не просил.
Альбус остановился на своем пути, одарив портрет и без того непривычно долго молчавшего "бывшего директора", а потом пошел во второй ярус, кинув по пути:
- Вот поэтому, Найджелус, ты и был самым непопулярным директором.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [30.08.1996] Защитных чар мало не бывает