Ronald WeasleyAedan Dellachapple
G.WeasleyM. McGonagallT. MacMillanC. Gamp
0423
0462
0378
0333

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Объявление

ПОСТ НЕДЕЛИ:...кто-то недовольно качал головой, Мишель же не особо вникала в ситуацию его появления, ибо шизиков хватало во все времена и у всех народов. M. Forbes

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ
в игре август-сентябрь'97

Грабь – J. Smith [23.01]
Не изменяя себе – S. Robinson [20.01]
Пути Господни – A. Greengrass [24.01]
Мой Голос – C. Skye [24.01]
Проблема – A. Filch [24.01]
Из огня – C.Burke [23.01]
Потуши огни – A. Carrow [23.01]
Новый дом – Ch. Weasley [21.01]
Изменения [1] – P. Parkinson [23.01]
Изменения [2] – M. McGonagall [19.01]
Ау-ау-ау – A. Figg [23.01]
Целители – B. Cromwell [22.01]
Маггловедение – A. Carrow [23.01]
Run – P. Clearwater [23.01]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [25.02.1995] Relax, my beloved


[25.02.1995] Relax, my beloved

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Relax, my beloved

http://funkyimg.com/i/2mVDa.jpg
Alex Clare - Relax My Beloved

Участники:

Место:

Время:

Погода:

Hannah Abbott
&
George Weasley

Хогвартс, Хогсмид, Шотландия, Великобритания

В зависимости от обстоятельств

В зависимости от времени года

Краткое описание:

Говорят, любовь в подростковом возрасте, даже самая не взаимная - самая сильная и самая болезненная. Проверить так ли это - можно исключительно на личном опыте.

Отредактировано George Weasley (2017-01-12 23:27:27)

0

2

Дело было на Святочном балу в честь Турнира Трех Волшебников. Я отправилась туда со своим лучшим другом Эрни МакМилланом. Не потому что у нас были какие-то романтические отношения, а просто потому, что идти было не с кем. За четыре года в Хогвартсе я так и не смогла найти человека, который бы мне искренне понравился. Нет, мне все нравились, конечно, но душа не трепетала, а о понятии "бабочки в животе" я и вовсе забыла. Но с этой ночи все стало другое...

Все танцевали, а я сидела на лестнице и внимательно наблюдала за процессом. Все были такими счастливыми и радостными в отличие от меня. Мое настроение куда-то улетучилась когда Эрни пошел танцевать с какой-то гриффиндоркой. Нет, я вовсе не ревновала, а наоборот, была безумно рада за него. Просто ввиду этого я услышала некоторые насмешки слизеринцев, от чего настроение, собственно, улетучилось. Но вскоре я увидела его. Не поверите, Джорджа Уизли. Он пленил мой взгляд до самого конца Святочного Бала. Почему так произошло? Да понятия не имею. Вообще я всегда испытывала симпатию к рыжему семейству Уизли, но относилась к ним более-менее спокойно. Но сегодня я влюбилась. Да, это было именно это чувство. Когда он смотрел, я быстро отводила взгляд, чтобы он не подумал, что нравится мне, я пыталась искать разные поводы, чтобы пойти туда, куда направился он. Да и что там говорить? Моя душа наполнилась радостью и счастьем. Особенно когда Джордж подошел ко мне после Святочного Бала узнать почему я так долго пялилась на него. Я, конечно, и слова не могла вымолвить, а лишь улыбалась, как дура, и думала о том, кто же мог меня заложить.
Наш разговор продлился недолго. После я убежала в свою комнату. Мне пришла к голову мысль написать гриффиндорцу записку. Я очень хотела встречи с ним, но исходя из сегодняшний событий, была точно уверена, что ко мне на свидание, он ни за что не придет. Было решено написать приглашение от имени Анджелины Джонсон. И плевать, что она девушка его друга. Если честно, я очень долго писала эту записку: перевела много чернил и бумаги, а в результате остановилась на самом лапидарном варианте. "Дорогой Джордж, жду тебя завтра вечером на внутреннем дворе у фонтана. Твоя Анджелина Джонсон."

На следующий день мне удалось незаметно подложить записку во время завтрака в Большом зале. Целый день я с предвкушением ждала нашей встречи. От волнения даже упала в обморок на занятиях по Трансфигурации. Конечно, я сто раз пожалела, что сделала такую подлость, но дороги назад не было, ведь Джордж наверняка уже прочитал записку. Влюбленные девушки, порой, бывают такими безумными.
Вечер наступил очень быстро. После занятий в привела себя в порядок и сразу же побежала на внутренний двор дожидаться мистера Уизли. Я была уверена, что он придет, ведь никто не может отказать Анджелине, особенно братья Уизли. Но что будет, когда волшебник увидит меня? Об этом я и не подумала.
"Ну что же, Ханна, ты сама заварила эту кашу. Будь готова к любому приговору"

+1

3

После занятий шестикурсник вернулся в гостиную Гриффиндора, упав на мягкий диван у камина, вытянув длинные ноги поближе к огню. Коридоры замка зимой были довольно холодными, поэтому пока рыжий добрался до башни львят – успел продрогнуть. Уютная комната в красно-золотых тонах была практически пустой, так как основная часть шумных грифов была еще на обеде: только несколько пятикурсников и семикурсников были здесь, не упуская возможности подготовиться к СОВ и ЖАБА. Джо искренне им сочувствовал, но был рад, что свои баллы по СОВ он получил в прошлом году, а до ЖАБА, по его мнению, было еще очень далеко.
Фред сегодня планировал прогулку с Анджелиной и ждать его в ближайшее время не стоило, а занять себя чем-то надо было. Парень полез в свою сумку, в поисках конспектов, которые они с братом составляли вчера весь вечер, пытаясь за один день сделать то, на что им давался целый месяц. И тут ему на колени выпала записка, которую он обнаружил еще с утра, после завтрака, когда пришел на зелья. Прочитать, что в ней – не удалось, так как профессор Снейп мог и из класса выгнать, если бы увидел какую-либо переписку, а потом Уизли и вовсе про это забыл.
Интересно-интересно… Думал близнец, длинными пальцами разворачивая клочок пергамента. Однако когда прочитал написанное, то интерес возрос в разы. Анджелину Джонсон Джо знал достаточно хорошо, чтобы понимать, что та никогда бы не написала подобное, да и Фред ей нравился. И оттого автор сей незамысловатой записки становился загадкой дня номер один для подростка. Не исключено, что отправителем был горе-шутник, желающий разыграть близнецов или вставить палки в колеса в отношения братьев, либо же в отношения Фреда и Анджи. Таких желающих, на самом деле, всегда было немало: близнецы часто привлекали к себе внимание, часто разыгрывали ни в чем неповинных школьников, не ожидающих подобного. И иногда последние обижались, но до такой открытой мести дело еще не доходило.
Гриффиндорец нахмурился, пряча записку обратно в сумку. Первой идеей, которая пришла мальчишке в голову, было пойти, найти брата и обговорить с ним ситуацию. Но через пару минут рыжий уже передумал, так как знал своего близнеца уж очень хорошо и мог предугадать его реакцию. Увидев такое, Фред не стал бы даже ни о чем задумываться, просто пошел бы выяснять отношения со своей девушкой, а это было бы весьма некстати, ведь, скорее всего, Джонсон тут не при чем. С другой стороны, Джордж тоже мог ошибаться, и записка могла быть от Анджелины. В таком случае, Фред точно должен все знать…
Что за год такой? Сначала Бэгмен этот со своим лепреконским золотом, теперь еще и Анджи мне пишет. Если это чья-то шутка, то это совсем не смешно! Что я должен сказать Фреду теперь? Что его девушка пишет мне любовные записочки? А, если не говорить, то я в итоге буду выглядеть, как предатель. Он же мой брат, в конце концов… Нет… Я никогда не поверю, что Джонсон могла бы так поступить. Никогда! Она же гриффиндорка, а такие ходы больше похожи на слизеринские замашки. Анджи скорее сказала бы все в лицо, не выдумывая никаких обходных способов.

Такие мысли немного успокоили младшего из близнецов, позволяя, хотя бы до вечера, отпустить ситуацию на самотек. Но расслабиться в полной мере он все равно не смог, пристально наблюдая за всеми, кто подходил к нему пообщаться сегодня. К ночи, когда в гостиную, наконец, завалились раскрасневшиеся и довольные Фред и Анджелина, Джордж чувствовал себя вымотанным и раздраженным. Он не придумал ничего лучше, чем поговорить с самой Джонсон, дабы развеять все свои сомнения, поэтому, как только брат присел на диван рядом с ним, он вскочил, ухватил темнокожую красотку за локоть и широким шагом направился к портрету Полной Дамы, выводя девушку наружу.
- Нужно поговорить, - хмуро пояснил он девушке, которая недовольно воззрилась на брата своего парня, скрестив руки на груди, но Джо не намерен был отступать. Только не сейчас… - Сегодня утром я нашел в своей сумке вот это, - он выудил из кармана хорошо затертую записку, которую успел перечитать за сегодня, кажись, уже тысячу раз, - это твое, Андж? И, если «да», то… зачем?
Девушка пожала плечами, развернула записку, пробежалась по ней глазами и тут ее левая бровь театрально поползла вверх, а у Уизли в этот момент будто гора с плеч упала. Если бы записка была действительно от нее, то реакция была бы несколько иной. Слава Мерлину, это не она! Юный маг готов был танцевать на месте, смеяться и плакать одновременно, но, пока что, держал себя в руках. Джонсон, наконец, подняла взгляд и тут же расхохоталась:
- Ты бы видел себя, Джо! Ты совсем с ума сошел? Это не мое… Я люблю твоего брата, - она вручила записку обратно ее владельцу, - и никогда не стала бы делать ничего подобного. Поверь, если мне вдруг понравится кто-то, кроме Фреда, то он узнает об этом первым и не через записку. Если это все, то я пойду? Здесь холодно, рыжик…
Парень лишь кивнул своей однокурснице и та, назвав пароль, скрылась за портретом. Возвращаться в шумную гостиную и объясняться с Фредом – не хотелось, поэтому Джордж решил немного прогуляться. Путаный лабиринт из коридоров Хогвартса был для Джо, как дом родной: по тайным ходам он переходил из одной части замка в другую, пока не оказался перед стеной, скрывающей дверь в Выручай-комнату. Почему ноги привели его именно сюда, рыжий не знал, но и комната сейчас ему была не нужна. Наколдовав Темпус, Уизли понял, что время отбоя давно прошло, а, значит, стоило бы быть осторожнее и возвращаться в Гриффиндорскую башню. Но не успел он даже подумать об этом, как из тени вышел профессор Снейп, зажигая на кончике своей палочки яркий Люмос:
- Так-так, мистер Уизли, ходим по ночам в Выручай-комнату? Где второй? – Преподаватель вскинул палочку повыше, словно рассчитывая, что всколоченная макушка Фреда выскочит сейчас из-за плеча его близнеца.
- Я один… И я не был в Выручай-комнате сегодня. Вы все не так поняли…
- Я знаю, что Вы двое варите! Из моих запасов пропали шкура бумсланга и рог двурога. Если Вы с братом вздумаете принять оборотное зелье сомнительного качества в стенах школы, то я позабочусь о том, чтобы Вас отправили домой!
Угроза была бы действенной, если бы не была такой абсурдной, ведь они с Фредом сейчас не варили оборотное зелье. Интересно, кому это понадобилось? Уж не тому ли, кто написал сегодня мне записку? Будет смешно, если завтра вечером я приду на встречу, а там меня будет ждать Анджелина, ничего не помнящая о разговоре у портрета с Полной Дамой. Подросток вскинул голову, смело глядя прямо в глаза профессору. У него не было сейчас настроения ни выкручиваться, ни оправдываться за то, что он не делал.
- Мы с Фредом не варим оборотное зелье, сэр, и я не знаю, кто крадет у Вас ингредиенты, но, поверьте, если бы они нам были нужны, то Вы бы явно не заметили пропажу, потому что компоненты для своих экспериментов мы с братом заказываем, а не воруем.
На миг голову мальчишки пронзила жуткая боль, а все мысли словно перепутались и он поспешил ухватиться за стенку, так как пол под его ногами, казалось, покачнулся. Недомогание прошло так же быстро, как и началось, что озадачило рыжего, ведь раньше с ним никаких приступов не бывало. Мерлиновы панталоны! Что будет, если такое повторится, когда я буду на метле?! Гриффиндорец снова посмотрел на декана слизерина, который, наконец, опустил свою палочку ниже и выглядел озадаченно.
- С Вами все в порядке, мистер Уизли?
- Да-да, все хорошо, - Джордж поспешил отпрянуть от стены. Провести несколько дней во владениях мадам Помфри не было в его планах.
- Значит, возвращайтесь в свою гостиную. И минус пять баллов с Гриффиндора!
- Всего пять? – Рыжий усмехнулся, не припоминая, когда еще Снейп снимал так мало баллов с львят.
- Хотите десять? – Брюнет насмешливо поднял одну бровь.
- Нет, сэр! Спасибо, сэр! Спокойной ночи!
Радуясь своей внезапной (или не совсем внезапной) удаче, Джо поспешил убраться из коридора, бегом добираясь до портрета и называя пароль. Полная Дама, хоть и поворчала для приличия, а проход открыла. В свою спальню Джо также поднялся бегом, тихонько прикрывая дверь, не желая будить ни брата, ни Ли Джордана, который жил с близнецами в комнате. Но лечь спать незамеченным была, видимо, не судьба:
- Ты где был? – Фредди сидел на своей кровати, скрестив ноги по-турецки, и сна у того не было ни в одном глазу.
- Ты чего не спишь? – Спросил в свою очередь младшенький, скидывая на пол мантию и сумку, собираясь в душ. – Я гулял…
- Ты весь вечер ведешь себя странно, а теперь спрашиваешь, почему я не сплю? У тебя было свидание? – Интонация голоса брата сменилась с отчитывающей на заинтересованную, заставляя близнеца усмехнуться.
- Да, наверное…
Объясняться, а также что-то рассказывать Уизли хотелось в последнюю очередь. Поэтому он весь следующий день мастерски уходил от разговора на тему прошедшего вечера и своего странного поведения. Скрыть что-то от своего собственного близнеца, который почти круглосуточно рядом с тобой – крайне сложно, а для Джорджа, который привык делиться всем с Фредом, это было сложно вдвойне.
Вечером он сообщил своему рыжему почти двойнику, что снова собирается на свидание и, не дожидаясь лишних расспросов, направился к месту встречи. За почти двое суток Джо успел придумать тысячи вариантов развития событий, но не был уверен ни в одном из них. Как и было написано в записке, он пришел к фонтану во внутреннем дворике замка, и был крайне удивлен, увидеть там малышку пуффендуйку, имени которой он не помнил.
Сейчас гриффиндорца обуревали смешанные эмоции: тут была и злость, и недоумение, и смущение, и даже желание поднять девицу на смех, ведь она стоила ему стольких нервов. А вдруг это не она и тот, кто писал записку еще просто не пришел? Мальчишка тяжело вздохнул, успокаиваясь и подошел к блондинке.
- Привет… Это твое? – Он кинул ей на колени ту самую злополучную записку.

Отредактировано George Weasley (2017-01-07 19:09:40)

+1

4

Ожидание оказалось для Ханны намного мучительней, чем она предполагала. В последний момент девушка даже подумала убежать и забыть эту историю, как страшный сон, ведь только сейчас она начала задумываться чем это все, в конце концов , может закончиться. Аббот была человеком мягким и эмоциональным, поэтому любое недовольство Джорджа, могло бы спровоцировать волшебницу на слезы, а в худшем случае, вообще вывести из себя. "Зачем я это сделала? Я просто форменная дура. Но нужно ждать! Дороги назад нет. Главное, думать о хорошем. Как же я хочу превратиться в невидимку, посмотреть на Уизли издалека и уйти в свою комнату, чтобы потом снова не спать всю ночь. Все мысли только о нем. Я не знаю, что со мной происходит, но добром это уж точно не кончится. Мне нужно только пережить этот день." Ханна совершенно запуталась, но тем не менее продолжала ждать Джорджа возле фонтана. Она мысленно готовилась к тому, что Уизли сразу отвергнет влюбленную волшебницу, чтобы потом не было так больно, ведь хорошие ожидания, порой, так обманчивы. Погруженная в мысли, Ханна бродила вокруг фонтана на протяжении часа, после чего решила, что нужно уже наконец-то присесть и успокоится, ведь Джорджу точно не понравится нервная девица. Расположившись на скамейке недалеко от фонтана, девушка закрыла глаза и опустила голову, пытаясь отвлечься от всех мыслей, которые хоть как-то были связаны с гриффиндорцем.

Немного погодя, Аббот почувствовала нежное прикосновение чьей-то сильной руки к своему плечу. В этот момент по всему телу пробежала дрожь, а земля и вовсе ушла из-под ног. "Это он!" - девушка медленно открыла глаза, наслаждаясь моментом, ведь сейчас она находилась в состоянии полной эйфории, после чего плавно подняла голову. Но, когда она увидела парня, улыбка мгновенно сошла с губ юной хаффлпаффки. Потому что это был не Джордж! Это был Эрни, который смотрел на девушку вопросительным взглядом. "Эрни, как ты не вовремя? Ну зачем ты пришел?"
- Ханна, что ты здесь делаешь? Ты забыла, что мы должны были вместе делать домашнее задание по Зельеварению? Я жду тебя в гостиной уже сорок минут. - Эрни был явно недоволен такой выходкой юной мисс Аббот, но сказать честно, волшебница совсем забыла, что на сегодня у нее была назначена встреча с однокурсником. С одной стороны, девушке стало безумно неловко перед другом, но с другой стороны ей хотелось побыстрее прогнать его, ведь если Джордж увидит их вместе, то сразу подумает, что записка написана не Ханной, а кем-то другим. А второй раз девушка бы на такое не решилась, поэтому нужно было ловить момент здесь и сейчас.
- Эрни, ты не мог бы подождать меня в гостиной еще часок? - девушка мило улыбнулась, после чего увидела за спиной МакМиллана идущего, где-то вдалеке, Джорджа Уизли. Она резко подскочила со скамейки и приняла уже решительные меры. - Эрни, правда. Оставь меня одну. Жди меня в гостиной! - с этими словами, Аббот подталкивала парня со спины в сторону Хогвартса. Волшебник не сразу поддался на уговоры волшебницы. Ханна прочитала по его лицу, что допроса ей не избежать. Эрни МакМиллан ушел, а Ханна снова села на лавочку. Когда Джордж подходил все ближе и ближе, сердце Ханны колотилось все быстрее и быстрее, и казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Девушка пыталась не пялиться на мистера Уизли, но не могла преодолеть себя, ведь ей чудилось, что с каждой секундой она влюбляется в него все больше и больше.
-Привет… Это твое? - уверенным тоном произнес парень, а Ханна даже не заметила, как он подошел. Время остановилось. Девушка не знала что ответить, ведь она даже не заготовила речь, которую бы могла озвучить Джорджу в свое оправдание за такой поступок. Но дороги назад, увы, уже не было. Хафлпаффка вскочила со скамейки, посмотрела в лицо Джоржду, после чего улыбнулась, надеясь, что за миловидное личико ей простят все на свете.
- Нет, не мое. - тоненьким, противным голоском вымолвила волшебница. Ханне пришлось соврать на нервной почве, но честно говоря, она сама не поняла зачем сделала это. "Ты что, совсем что-ли? Трусиха! Признайся уже ему и будь готова к любому вердикту." - Аббот сделала глубокий вдох, который позволил ей хоть немного придти в себя.
- Да, это я написала. Потому что хотела увидеть тебя, Джордж Уизли. - голос девушки уже не был таким противным, а наоборот звучал, как музыка, ибо волшебница говорила со всей искренностью.

Отредактировано Hannah Abbott (2017-01-08 11:14:23)

+1

5

Отличить близнецов друг от друга не было особо сложной задачей для тех, кто постоянно находился с ними рядом: родственники, близкие друзья, пару очень наблюдательных человек. Но все остальные различали рыжиков очень редко, и Джордж невероятно удивился уверенности девушки, когда она назвала его имя. Очень интересно… Вообще, было бы логично, если бы я отправил на эту встречу своего брата, ведь записка-то была от Анджелины. Но, судя по всему, хаффлпаффка действительно знает, что перед ней не мой брат. Хотя, можно, конечно, и проверить, но какой в этом толк?
Идя на эту встречу, Джордж ожидал всего, чего только угодно, но не такую спокойную атмосферу. Нет, девчонка, конечно, попыталась пойти на попятную, что очень облегчило бы ей жизнь, а Джо оставило бы в недоумении. Но через каких-то пару секунд она, видимо, передумала и выпалила, что хотела увидеть парня. Он бы не удивился, если бы увидел на месте встречи пару слизеринцев, хохочущих от души. Не удивился бы, если бы тут никого не было. Не удивила бы его и очередная записка из этой же серии. Но такого признания от малознакомой девчонки он не ожидал, не признаться в этом даже самому себе – было бы кощунством.
И не побоялась ведь… Рыжий хмыкнул, достал палочку, расчистил скамейку от снега и опустился рядом с девушкой, накладывая на них двоих согревающие чары. Младшие курсы вряд ли это проходили, а на улице была далеко не весна. Если бы я кому-то подкинул записку от чужого имени, то никогда не пришел бы на встречу с этим человеком. Наверное, постеснялся бы… Хотя, это не совсем то слово, которое описывало бы мои эмоции в такой ситуации. А она пришла. Джо смерил пуффендуйку оценивающим взглядом, будто пытаясь понять, кто она на самом деле.
Все не похоже на розыгрыш: уж слишком долго она молчит, явно ждет мою реакцию. Подросток тяжело вздохнул, скрещивая руки на своей груди и откидываясь на спинку скамейки. Выглядел он так, словно разговор обещал быть не особо приятным. Близнец шел сюда с целью, если не поругаться с человеком, который эту записку ему подкинул, так надолго отвадить горе-шутника делать такие вещи. Но, увидев маленькую безобидную волшебницу с младших курсов, решимости у него поубавилось. Не выглядела она, как кто-то желающий разрушить личную жизнь его брата.
- Ты хотела – ты увидела, - холодно проговорил обычно веселый парень, - что-то еще?
Он склонил голову чуть набок, глядя на девчонку, движением руки откидывая челку с лица, но ветер быстро вернул ее на прежнее место. Джо прекрасно понимал, что видел эту блондинку раньше и не раз, даже, возможно, разговаривал с ней, но имени ее не знал. А если и знал, то давно его забыл. Не она ли пялилась на меня весь вечер на Святочном Балу? Британец чуть прищурился, приглядываясь к знакомой. Я точно говорил с какой-то девочкой той ночью, но подлитый огневиски в напитки – хорошо сделал свое дело. Я практически ничего не помню, кроме того, что моя француженка охренительно вкусно пахла.
Моя француженка… Рыжий усмехнулся сам себе, поймав себя на этой мысли. Какая она моя? Я с ней, вроде, и не заговаривал больше ни разу. Да и как заговоришь, если они все похожи друг на друга и ни одна не проявляет никакой активности или симпатии в мою сторону? Я их всех, что ли помнить должен? Маг чуть заметно помотал головой, отвечая самому себе на поставленный вопрос.
- Я одного не понимаю: зачем нужно было подписываться чужим именем? Знаешь, что было бы, если бы эту записку увидел мой брат? А он почти всегда со мной рядом… Он бы просто разорвал все отношения со своей девушкой, а она была бы вообще не при чем. Чего ты этим хотела добиться? Объясни мне!
Ходить вокруг да около – было не комильфо, поэтому шестикурсник сразу и выложил девчонке все свои мысли. И, нет, он не собирался все списывать ей с рук только потому, что она еще маленькая. Выглядела блондинка и правда крошечной: маленькие ручки, наивный взгляд и эти золотистые кудри – куколка, одним словом. На каком бы курсе она ни была, а уже должна учиться думать своей хорошенькой головкой, а не тем местом, которым думала, когда писала мне записку. Хорошо, что я все-таки не настолько дурак и не пошел к Фреду, предупреждать его о возможной не взаимности. Это было бы полным провалом.
- Что такого ты мне хотела сказать, что думала, что я не приду, если бы ты подписалась собой? И почему ты просто не подошла со мной поговорить в том же Большом Зале, к примеру? Или в любом другом месте школы? Я, вроде, не скрываюсь, никого не игнорирую… Зачем такая секретность и многоходовость? Я вчера весь день себе места не находил до тех пор, пока не переговорил с самой Анджи. Ты понимаешь это? Или тебе просто хотелось посмеяться? Так вот, что я тебе скажу: это не смешно.
Вывести всю эту ситуацию и собственные чувства в шутку главному шутнику школы все никак не удавалось. Честно говоря, он и не хотел это делать, считая нужным показать, что он не доволен тем, что произошло. Если каждая вторая девчонка будет слать мне такие записки, то я поседею еще до выпуска моего курса и облысею раньше, чем папа. А мне этого совершенно бы не хотелось.. Надо поговорить с Фредом на счет средства от облысения. Мне кажется, на него был бы немалый спрос, конечно, не среди школьников, а это позволило бы расширить нашу клиентуру. Было бы здорово!
- И, может, ты все-таки представишься?

+2

6

У Ханны закружилась голова от сильного волнения, ввиду этого она снова присела на скамейку. В ту же секунду Джордж оказался рядом с ней. Они сидели достаточно близко, от чего на лице Ханны появилась милая, ненавязчивая улыбка. Вдруг стало как-то тепло, и вовсе не от того, что Уизли наложил согревающие чары. Это было совершенно другое чувство. Ханна, разумеется, ничего не поняла, но с радостью наслаждалась этим моментом. Правда минутка счастья продлилась недолго, ведь вскоре Джордж заговорил. Сказал он, отнюдь, не то, чего ожидала юная хаффлпаффка. Взгляд его был отчужденным, а холодный тон голоса острой иглой пронизывал сердце Ханны. В любой другой ситуации, Аббот уже давно бы заплакала и убежала куда глаза глядят, но сейчас она решила не сдаваться раньше времени, ведь, по сути Джордж говорит верно и ничем ей не обязан. "Намутила ты воду, Ханна Аббот. Давай теперь, распутывайся. Иначе он возненавидит тебя до конца твоих дней"

Еще один глубокий вдох и хаффлпаффка была уже готова держать удар. - Увидела, но совсем не в том настроении, в котором я предполагала. Нет, точнее, я знала, что тебе не понравится это. Но ведь, ты всегда веселый, а сейчас даже не похож на себя. - легкий смешок вырвался из уст Ханны и в ту же секунду она схватилась за голову. - Боже, что я несу....прости меня пожалуйста. - тихо промолвила девушка. Ситуация была настолько глупая, что хаффлпаффке даже захотелось воспользоваться маховиком времени, чтобы навсегда вычеркнуть эту ситуацию из своей жизни. Наверное, она бы вернулась во времена Святочного Бала, чтобы вообще не придти на это торжество. Тогда бы Ханна не втрескалась по уши в Джорджа Уизли. Хотя, кто знает? Может, это судьба?

Пока Ханна погрузилась в свои мысли и вообще слышать ничего не хотела, Джордж продолжал отчитывать ее по полной программе. Голова волшебницы была опущена, а слезы градом катились из глаз. Она не смотрела на Уизли, потому что ей стало так стыдно, как никогда прежде не бывало. "Зачем он это делает? Я и так все понимаю. В наказание мог бы уйти и никогда больше не смотреть в мою сторону. Эрни, наверное, уже заждался. Почему я такая глупая? Если бы ни эта злосчастная записка, я бы спокойно сидела в гостиной и помогала бы Эрни разобраться в рецептах зелий. Но ведь...если бы не записка, я бы даже не заговорила с ним"
Аббот на секунду осознала, что, на самом деле, нужно ценить этот момент. Ведь сейчас она один на один с человеком, который безумно нравится ей. Пусть он ругается, пусть он уже ненавидит юную волшебницу, но они рядом. От этих мыслей на лице Аббот снова засияла лучезарная улыбка. Она посмотрела на Джорджа влажными глазами, быстрым движением руки смахнула слезы с лица и готова была дать ответ.

- Да, Джордж, я поступила плохо. Я не думала о последствиях, потому что главным моим желанием было увидеть тебя. Но что в этом криминального? Если бы получилось все, как ты сказал, я бы нашла способ, чтобы загладить свою вину и помирить Фреда и Анджелину. Но так не получилось...- Ханна была уверена в своих словах, что бывало очень редко. Она внимательно наблюдала за реакцией Джорджа и продолжала говорить. - Я не хотела смеяться над тобой. Зачем мне это? Я боялась к тебе подойти, потому что мне казалось, что ты даже не заговоришь со мной. Да и к чему это я? Я уверена, что после этой ситуации ты даже не посмотришь в мою сторону. Что же, я заслужила это. Правда. - девушка закрыла глаза и на ее душе стало как-то спокойно. Она мужественно ждала вердикта Джорджа и готова была к любому наказанию. Хотя о каком наказании может быть речь? Не в Азкабан же ее отправлять за эту детскую шалость? Правда, быть врагами с человеком, в которого влюблена, похуже любой тюрьмы.

- Меня зовут Ханна. - тихо произнесла хаффлпаффка, ибо совсем не ожидала, что гриффиндорец спросит ее имя. "Зачем ему это? Для того чтобы возненавидеть человека не нужно знать его имени. Наверное..." - Ханна поняла, что уж слишком много ненужных мыслей приходит в ее голову, а в данный момент, нужно было заканчивать уже этот бред. Девушка решительно встала со скамейки и посмотрела в лицо Джорджу. - Я, наверное, отняла у тебя уже много времени. Правда, прости меня. Я больше не буду совершать ничего подобного. Я глупа и признаю это. - одна маленькая слезинка снова скользнула по щеке волшебницы, после чего она развернулась и медленным шагом направилась в сторону Хогвартса. Девушка была совершенно подавлена, и уж точно не была готова заниматься зельями с Эрни.

Отредактировано Hannah Abbott (2017-01-08 11:55:10)

+2

7

Женщины, кажись, с самых древних времен мастерски умели управлять противоположным полом с помощью своих слез. И Джордж отнюдь не был исключением из правил: он успел тысячу раз мысленно себя проклясть, когда увидел, как по пухлой щечке девчонки стекает прозрачная капля. И даже, несмотря на то, что в этой ситуации он был полностью прав, а она – нет – парень чувствовал себя чертовски виноватым, когда Ханна поднялась и медленно, ссутулившись, побрела к замку, так и не сказав, по всей видимости, то, что хотела сказать, когда писала эту глупую записку.
Он не побежал следом за ней, хотя мог бы это сделать: догнать, утешить, обнять. Вместо этого подросток остался сидеть на холодной скамейке (чары были далеко не долговечны), буравя взглядом спину удаляющейся блондинки, сжимая и разжимая свои кулаки, не понимая, как нужно поступать в подобных случаях. Джо, ты все сделал правильно, - уговаривал шестикурсник сам себя, - она это заслужила! Ну, и что, что она плачет? Поплачет и успокоится… Но она плачет из-за меня, а я не понимаю почему. Что она хотела мне сказать? Не для того же, чтобы полюбоваться на мою физиономию, она высидела непонятно сколько на морозе…
Был бы рядом Фред, знал бы брат всю ситуацию, то просто хлопнул бы младшего по плечу и повел бы заниматься планированием очередного розыгрыша, отвлекая своего близнеца от всех чувств на свете. С братом Джорджу очень повезло – тот словно чувствовал все его переживания без слов, знал, как поддержать, знал, когда промолчать и как успокоить. Но Фреда, к сожалению или к счастью (скорее второе, а то Ханна не просто беззвучно смаргивала свои слезки, а рыдала бы в три ручья, так как близнец Джорджа не отличался хоть какой-то обходительностью, будучи более жестким из них двоих), здесь не было. А делать что-то было нужно.
С одной стороны, он мог бы остаться на месте, просидеть на скамейке какое-то время, успокоиться и забыть об этом случае, как о чем-то, о чем помнить не стоит. С другой стороны, рыжику было интересно узнать Ханну получше, понять, почему она так сделала, понять, почему ей действительно жаль, что так вышло. Сейчас шестикурсник уже не сомневался в том, что это был никакой не розыгрыш и не глупый подкол. И все его чувства кричали о том, что девочку не стоит отпускать просто так. Это все было так глупо… Джо даже сказать ничего не успел, как она просто развернулась и ушла.
Сбежала… Попросту сбежала, чтобы не видеть больше, как я злюсь. Британец помотал головой и уткнулся лицом в свои ладони, упираясь локтями в свои колени. И почему я решил, что имею хоть какое-то право ее отчитывать? Он вздохнул, ведя мысленный диалог с самим собой. Потому что злился… Потому что она могла навредить Фреду. Но не навредила же! Ничего не случилось! А я просто ее обидел. А обидел ли? Как можно обидеть кого-то правдой? Рыжий выпрямился и снова откинулся на спинку скамейки. Девчонка давно скрылась в арке, коих в Хогвартсе были тысячи и тысячи, но он все еще будто смотрел ей вслед.
Близнецы никогда не были обделены женским вниманием, будучи личностями шумными и общительными. Но братья никогда не придавали своим любовным похождениям особого значения, да и встречались только со своими одногодками или девушками постарше, которым быстро надоедало, что Фред и Джордж отдают предпочтение и львиную долю внимания друг другу и своим экспериментам, а не своим пассиям. Эти отношения быстро заканчивались, а бывшие «влюбленные» оставались друзьями без скандалов, истерик, слез и недомолвок. Именно поэтому сейчас младший из близнецов чувствовал себя очень неуютно и неуверенно.
Наконец, желание никого не обижать перевесило собственную гордость; гриффиндорец поднялся с насиженного места и бегом направился в сторону входа в замок, надеясь перехватить свою маленькую подружку там, рассчитывая на то, что она не успела убежать в свою гостиную, откуда выудить ее будет очень сложно, не то, что объясниться. Она всего лишь маленькая девочка, сделавшая глупость… Если бы к нам с Фредом так относились каждый раз, когда мы в детстве что-то творили, то сейчас бы вместо нас с братом в гостиной гриффиндора сидели бы два Перси. Хотя, нам с Фредом всегда было плевать на чужое мнение…
Маг кивнул сам себе и побежал еще быстрее, радуясь тому, что тренировки в команде львят по квиддичу позволяют ему быть в хорошей форме для этого дела. Не знаю, что бы мы с Фредом делали, если бы имели комплекцию того же Невилла или даже Рона. Филч ловил бы нас с братом раза в три чаще, чем сейчас, и в три раза чаще нам бы прилетали громовещатели от любимой мамочки. Хорошо все-таки, что мы давно выучили заклинание уничтожения подобных писем, иначе мы становились бы посмешищем в Большом Зале почти ежедневно. Главное, чтобы мама ни о чем не догадалась, а то будет скандал.
- Ханна! – Крикнул рыжий, увидев, как одинокая фигурка блондинки устремляется в сторону гостиной Пуффендуя. – Постой!
Загонщик нагнал новую знакомую уже через каких-то пару секунд, опираясь о стену над ее плечом рукой, тем самым не позволяя ей уйти. Благо рост, переваливший за сто девяносто сантиметров, позволял парню это сделать. Дыхание восстановить удалось далеко не сразу, все-таки он пробежал приличное расстояние: Хогвартс был чертовски большим замком, если смотреть в масштабе, и никакая натренированность не могла помочь с одышкой, появляющейся от быстрого бега.
Заглянув Ханне в глаза, он увидел то, что и ожидал: запуганность, обиду, непонимание. Сердце билось где-то в горле, не давая рыжему объяснить свои действия, разгоняя кровь по телу «бегуна» сильными толчками. А для ребенка все, что произошло во дворике у фонтана, до сих пор казалось трагедией мирового масштаба.
- Не плачь, - только и смог выдавить он из себя, сглатывая окончания, все еще пытаясь отдышаться. Однако одышка не помешала волшебнику пальцами другой руки стереть слезы с хорошеньких щечек малышки, а так же отметить, что у нее очень нежная кожа, не чета его грубым пальцам. – Просто не плачь, - еще раз повторил гриффиндорец, притягивая девочку в свои объятия.

+2

8

Ханна шла по коридорам Хогвартса очень медленно, будто бы ждала, что кто-то вот-вот схватит ее за руку и не отпустит больше никогда. В мечтах девушки этим кем-то, разумеется, был Джордж Уизли. Несмотря на все произошедшее, хаффпаффка все также сходила с ума по этому парню. Но, к сожалению, девушка прекрасно понимала, что Джордж никогда не пойдет за ней, потому что он выше этого. В груди девушки стало очень жарко от мысли, что она больше никогда не сможет заговорить с гриффиндорцем, ибо просто побоится. Скорей всего, Джордж уже через пару дней забудет эту глупую ситуацию, но Ханна Аббот будет помнить свой позор еще очень долго. Но во всем нужно искать свои плюсы, ведь сегодня хаффпаффка получила очень ценный урок. Она раз и навсегда усекла, что если ты что-то испытываешь к человеку, то лучше говорить все в лицо сразу, без всяких дурацких записок. А если у тебя не хватает смелости, то просто молчать и грезить о минутах, проведенных с этим человеком. 

Наверное, это самый сложный день в моей жизни. Хочется закрыться в чулане и никогда не выходить оттуда. А еще, мне кажется, что все люди проходящие мимо меня знают обо всей ситуации и как-то странно смотрят. Наверное, я схожу с ума. Да какая им вообще разница? Это только мое дело. Нужно успокоиться и забыть....Просто забыть. Главное, чтобы Эрни сейчас не допытывал вопросами, ведь, вероятнее всего, он понял, что что-то произошло. Это единственный человек, которому я могу рассказать обо всей ситуации, но сейчас мне так этого не хочется. Может быть в другой раз, но не сейчас...

Наверное, это была еще одна причина по которой девушка не торопилась идти в гостиную. Где-то в коридоре она присела на подоконник и склонила голова к окну. В таком положении она просидела около десяти минут. И просидела бы еще дольше, если бы не настырный мальчишка-первокурсник, который подбежал к Ханне и начал кричать под ухо, что в гостиной ее уже заждался Эрни. Пришлось встать и пойти на встречу к МакМиллану и учебнику по Зельеварению, чтобы этот малый наконец-то отстал и не мешал страдать.  Аббот достаточно быстро дошла до гостиной и уж было намеревалась произнести пароль, как где-то вдалеке услышала свое имя. Девушка резко повернула голову и ее глаза моментально расширились, после того как она увидела Джорджа Уизли, который уверенно устремлялся к хаффпаффке. Через несколько секунд девушка уже была прижата к стене. Сердце бешено колотилось, дыхание стало прерывистым, а сама Аббот выглядела очень потерянной. На самом деле, она, действительно, не осознавала что происходит. Она никак не ожидала такого поворота событий, ведь десять минут назад она уверяла себя, что больше ей не придется разговаривать с гриффиндорцем. Девушка подняла свои красные, распухшие от слез глаза и посмотрела на Джорджа. В его выражении лица ей удалось разглядеть какую-то потерянность. Но почему? Ведь не так давно он с уверенностью отчитывал Ханну, как первоклашку.

- Джордж, я не плачу. Я пытаюсь успокоиться. Но мне трудно. Понимаешь?. - Ханна говорила очень тихо и ни на секунду не отводила взгляд от волшебника. - Почему ты побежал за мной? Ведь, мне казалось, что мы все решили. И...-девушка остановилась, потому что почувствовала прикосновение Джорджа. Пальцами рук он аккуратно смахнул слезы с щеки хаффлпаффки, отчего девушка слегла покраснела.
Главное, без паники. Все хорошо. Он рядом. Просто наслаждайся этим моментом, даже если он и сейчас продолжит выяснять отношения. Главное чтобы никто не нарушил эту обстановку, ведь сейчас, ни смотря ни на что, я чувствую себя счастливой.

Отредактировано Hannah Abbott (2017-01-08 21:40:01)

+2

9

Прижимая девочку к своей груди, парень запустил пальцы в ее мягкие волнистые волосы и уткнулся в ее макушку носом. Ханна была такая маленькая и хрупкая, что, казалось, от одного только неловкого движения – может попросту рассыпаться. Эти светлые заплаканные глазищи словно отпечатались на обратной стороне век подростка, заставляя все сильнее и сильнее с каждой минутой чувствовать свою вину. Мерлин, почему никто не написал хорошую такую книгу о женщинах, чтобы знать, что им говорить можно, а что нет. И еще там должна быть отдельная глава по поводу того, что нужно делать, если женщина плачет. Да, определенно, такая книга стала бы бестселлером!
Слегка отстранившись и взяв блондинку за плечи, Джо снова заглянул в ее глаза, слегка улыбаясь, пытаясь поднять ее настроение хоть как-то. Вот, что бы было, если бы я за ней не побежал? Что, если бы опоздал? Она, наверняка, проплакала бы всю ночь, глупышка. А из-за чего? Из-за того, что я высказал свою точку зрения. Почему с парнями такого никогда не бывает? Взять, к примеру, Ли… Никогда он не рыдал, когда я ему говорил, что он не прав. Действительно правду говорят, что мужчины и женщины с двух разных планет. Только жаль, что инструкции к женщинам нет.
- Что мы решили, кроха? - Переспросил рыжий, снова утирая ее слезы и доставая из кармана носовой платок, радуясь тому, что есть с собой чистый. Сунув тряпицу в ручки новой знакомой, он продолжил свою мысль: - Неужели ты и правда позвала меня, чтобы просто посмотреть, а потом убежать в слезах? Мне так не кажется.
До парня на самом деле еще не особо дошло, что Ханна не просто поговорить с ним хотела. Он еще не до конца осознал, что она чувствует к нему что-то. Да, конечно, очень странно, что пуффендуйка просто поговорить с ним хотела и не могла сделать это никак иначе, чем через анонимное приглашение, но Джо не придавал этому особого значения. Сейчас его больше волновали слезы малышки, ее эмоции и возможная обида.
- Давай договоримся: ты перестаешь плакать, и мы идем, поговорим спокойно? Я не буду тебя отчитывать. Извини, что так вышло. Я не должен был этого делать, - он слегка нахмурился, отступая на шаг назад от Ханны, - просто брат мне дорог. – Рыжий пожал плечами и скрестил руки на груди, неосознанно принимая закрытую позу. – Ближе него у меня никого нет и, в общем, так вышло.
Джордж искренне надеялся, что еще одна виноватая улыбка и это неловкое извинение смогут загладить его вину, так как больше ему предложить было нечего. Больше всего он опасался того, что сейчас она расплачется еще сильнее и убежит к себе. А ведь девчонки могут так сделать… И потом сиди, гадай на кофейной гуще, что она хотела этим сказать. Девушки – крайне не логичные существа: могут обидеться на что-то, а ты даже не узнаешь на что. Хотя, здесь все очевидно – на мою грубость. Конечно, я не назвал бы правду грубостью, но все-таки.
Дожидаться согласия крохи хапплпаффки Уизли не стал: он снова притянул ее к себе, обнимая за плечи, и пошел в сторону классных комнат. Волшебник надеялся, что одна из них точно будет не заперта. С другой стороны, на крайний случай, всегда есть Выручай-комната. Вот что-что, а то место никогда близнецов не подводило: ни когда им нужна была лаборатория, ни когда им нужно было место для свидания. Все-таки хорошо, что на первом курсе мы нашли карту мародеров. Она открыла нам с братом множество секретов этой школы. Благо, мы с Фредом перерисовали себе ее, когда отдавали Гарри. Пускай, наш план школы неподвижен и не отображает Филча, готового выйти из-за любого угла, а очень помогает, когда нам нужно быстро добраться из одного конца огромного замка в другой за рекордно короткое время. Ну, или когда не хочется ходить по заполненным школьниками коридорам. Кому нравится толкучка и оглушающий шум сотен голосов?
Девчонка не сопротивлялась и не пыталась сбросить со своих плеч руку рыжего, да и вовсе притихла. Был слышен только звук их шагов, эхом отдававшийся от каменных холодных стен. Взглянуть на свою спутницу Джордж откровенно боялся: боялся увидеть, что она снова расплакалась, боялся увидеть, как эти крупные соленые капли стекают по пухлым щечкам. Почему девушки не понимают, что куда лучше не плакать, а смеяться? Когда они плачут – парни не понимают, что делать.
- Ну, что ты? – Спросил младший из близнецов Уизли, пропуская девчонку в пустой класс, тут же заходя следом и кидая на дверь запирающие и заглушающие чары. – Успокоилась немного?
Спрятав палочку, он снова подошел к блондинке, приподнимая ее лицо за подбородок и заглядывая в глаза, убеждаясь, что слез там больше нет. Вот и слава Мерлину! Все-таки не все потеряно, видимо, еще на что-то я гожусь… По крайней мере, она успокоилась. До поры до времени, конечно, но пока что и это прогресс.
- Вот и умница! – Шестикурсник усмехнулся, легонько щелкая девочку по носу пальцами, после чего присел на край одной из парт. – Ну, так о чем ты хотела поговорить вечером? Почему тебе трудно? Если честно, я не понимаю, - он помотал головой и развел руками, надеясь, что таким признанием снова ее не расстроит. – Кстати, на счет Филча можешь не беспокоиться – он нас не сможет обнаружить. А до гостиной я тебя провожу, так что не спеши, - маг кивнул на парту позади девчонки, снова доставая палочку и простым Эскуро очищая предмет от пыли. – Все удобства для юной леди! – Он засмеялся, наблюдая за новой знакомой.

+2

10

Пожалуйста, не отпускай меня. Ты не представляешь, как мне хорошо. Я, наверное, маленькая и наивная дурочка, но я уже забыла все свои обиды. Я счастлива. И хочу оставаться такой всегда. Главное, будь сейчас рядом.
Когда Джордж со всей нежностью прижал девушку к груди, она не то что дар речи потеряла, а вообще почувствовала себя в какой-то прострации. Она не верила до конца, что это может происходить на самом деле. Ей казалось, что вот-вот она откроет глаза и все исчезнет в эту же секунду. Чтобы убедиться в действительности происходящего, Ханна резким движением ущипнула себя за руку и, ей показалось, что Уизли заметил это. Ты дура, Ханна. Это действительно происходит. Тебе уже нельзя выставлять себя полной идиоткой перед Джорджем. Возьми себя, наконец, в руки.

Ханна продолжала плакать. Но это были другие слезы. Совсем другие. То были слезы горести, обиды, разочарования в самой себе, а сейчас это слезы маленького, слегка наивного счастья. Стало очень жарко в груди, посему Аббот убедилась, что все ее чувства искренние и этот человек, действительно, не безразличен ей. Именно так она определяла слово "любовь". По этому особому жару в груди. Наверное, это очень странно, но ведь у каждого человека свои причуды. Девушка очень долго смотрела в глаза гриффиндорцу и не могла произнести ни слова. Вскоре Джордж нарушил эту прекрасную тишину и Ханна поняла, что если будет молчать, он вообще сочтет ее за какую-то полоумную особу, ведь именно Аббот все это затеяла.
- Мы решили, что я во всем виновата. И я уже извинилась...вроде. - девушка казалось какой-то неуверенной. Неуверенной, но счастливой. И Джордж должен был это заметить. Ханна крепко сжала платок, который Уизли сунул ей в маленький кулачок и одарила парня по-настоящему искренней улыбкой. - Нет, не посмотреть. Просто...Я не скажу тебе. - сейчас был уникальный шанс признаться Уизли в своих чувствах, но хаффлпаффка побоялась. Ее накрыла буря сомнений, поэтому она ничего не сказала и надеялась, что Джордж не будет допытывать ее подобными вопросами. Наверное, еще не пришло то время. -Да, я с радостью поговорю с тобой. Ты не виноват, правда. Просто я принимаю все близко к сердцу. Ты сказал все правильно. И...Наверное я говорю слишком быстро. Просто я переживаю. - Аббот, действительно, говорила очень быстро и немного невнятно, надеясь, что Джордж хотя бы что-нибудь понимает.

Джордж, видимо, понял, что коридор- это не лучшее место для разговоров, поэтому быстро взял ситуацию в свои руки. Волшебница поддалась решению гриффиндорца и направилась вместе с ним искать то самое место, где они будут вдвоем. Вот сейчас Ханна снова начала волноваться. Во-первый, потому, что Эрни там до сих пор ждал ее в гостиной, а во-вторых, в голову девушки пришла мысль о том, что Джордж сейчас снова начнет отчитывать ее за содеянное, ведь такой поступок не может безнаказанно сойти ей с рук. Волшебница это прекрасно понимала. Плакать Ханна уже давно перестала, а вот нервничать, увы, нет. Но она всеми силами старалась не подавать виду. Нужно быть сильной. Еще ничего не случилось. Возможно, это лучший день в твоей жизни. Сколько раз повторять? Успокойся уже.
Вдруг Ханна поймала себя на мысли, что уже разговаривает сама с собой. В этот момент она попыталась вообще не думать, а просто действовать по обстоятельствам. Через несколько минут Ханна и Джордж были уже вдвоем в пустом классе. Место, конечно, не из романтичных. Да и о какой романтике могла идти речь? Аббот и без того была очень довольна. Особенно когда Джордж снова подошел к ней и его пальцы со всей нежностью коснулись лица хаффлпаффки.
-Да, я теперь спокойна. Спасибо тебе. - Ханна улыбнулась и поняла, что пора бы уже все объяснить Джорджу, дабы этот вечер ничего не могло разрушить. - Ты, наверное, заметил, как я наблюдала за тобой на Святочном Балу. Да, наверное, я вела себя, как дура. Ты тогда еще подошел ко мне...И я не могла забыть этого. А записка..я не знаю, как это вышло. Я не знала, что я делала в тот момент. Ерунду я делала...вот что. - Ханна опять говорила очень быстро, но при этом пристально вглядывалась в лицо Джорджа и внимательно следила за его оценками.
Да скажи ты уже, что он нравится тебе! Не ходи вокруг да около. Ты самая настоящая трусиха!...Но я не могу...

+2

11

А, так все-таки я не ошибся - это она была на Святочном Балу. Хоть что-то смог вспомнить и то хлеб. А то весь тот вечер, как в тумане... Был бы у нас с Фредом Омут Памяти, я бы с удовольствием прояснил бы для себя тот период. Интересно же, что я такого натворил, что моя француженка больше со мной даже не заговаривает. Скорее всего, угостил ее напитком из кусачей кружки, а потом ржал, как идиот. Помнится, мы с братом укомплектовали ими зал по полной. Джо хмыкнул в ответ на свои мысли и чуть заметно помотал головой, соглашаясь с тем, что выпив, он может стать редкостным идиотом. Хотя, наверное, я тоже не стал бы заговаривать со своей парой, если бы она ушла разговаривать с кем-то другим. А, судя по всему, с Ханной я говорил. Мда, если француженка ждет извинений – не дождется. Даже если бы я хотел это сделать, я все равно не знаю к которой из них подходить.
Парта под бедрами Джорджа тонко скрипнула, когда маг попытался усесться поудобнее, и он прекратил эти попытки, думая, что та может и вовсе развалиться, что было бы совсем нежелательно. Репаро, конечно, никто не отменял, но валяться на пыльном полу старого заброшенного класса в черной мантии – не комильфо. И, все же, что я такого сказал этой милой девчушке, что теперь она шлет мне милые анонимные записочки? Не в вечной же любви признавался, я надеюсь… Хотя, зная себя, я бы мог. Но, думаю, что не настолько уж я был пьян, чтобы нести полную ересь, вроде этой. Рыжий прикусил нижнюю губу и скрестил руки на груди, ничуть не стесняясь, рассматривая хаффлпаффку.
Близнец не считал, что долгие рассматривания кого-то или тактильные контакты в неумеренном количестве могут быть неприличны. Вот она, прелесть жизни с близнецом: на тебя постоянно смотрит твоя «почти копия» и тебя раз в несколько минут она же касается. О тебя могут спотыкаться, на тебе могут виснуть, тебя могут неосознанно гладить по волосам, а ты будешь относиться ко всему этому так, словно ничего не происходит, потому что сам такой же. Почему она краснеет? Это единственное, что обеспокоило парня в этой ситуации и, нет, взгляд он не отвел, не заботясь о том, чтобы никого не смущать.
- Уж меня-то благодарить нечего, - ответил шестикурсник на «спасибо» Ханны и он действительно так считал.
Я ее расстроил, потом во время отбоя увел непонятно куда, запер в пустом пыльном классе, а она говорит мне «спасибо». Мерлин, все-таки девушки очень странные… Я думал, она будет, как минимум, злиться, если учесть то, как повела бы себя в такой ситуации моя младшая сестренка – Джинни. Но, судя по всему, Ханна – не Джинни. Браво! Мы это прояснили… Джорджу хотелось рассмеяться и закрыть лицо руками, так как он, все еще, не понимал цели всего, что тут происходит. И чувствовал себя крайне неловко, не зная, как себя вести и как ко всему относиться. Как сказала бы наша с Фредом мама, нужно просто быть собой. Легко ей говорить, когда она дома царь и бог. Как быть собой с девчонками лучше бы объяснила. Женщина…
- Знаешь, кроха, не знаю, что я сказал тебе тогда на Святочном Балу. Нет, ты не подумай, - поспешил он оправдаться, - я помню, что мы с тобой, вроде как, разговаривали. Но, только не злись, - загонщик гриффиндорской команды усмехнулся, приподнимая руки в жесте «сдаюсь»,  - я вообще не помню, о чем мы говорили. Совсем… Понимаешь? Мы с Фредом тогда подлили в пунш старшекурсников очень… Нет, это не то слово… О-очень много огневиски! – Рыжий засмеялся, разведя руки в стороны, словно хотел обнять всю комнату, показывая, насколько много алкоголя было на том балу. – Поэтому тебе не стоит удивляться, что мало кто из старших курсов помнит все, что происходило, достоверно.
Флитвик, который тогда был одним из преподавателей, курирующих праздник, не раз и не два ловил близнецов за руку, когда те пытались что-то подбросить в зал. Если бы не этот ответственный педагог, то Святочный Бал вспоминали бы еще долго все кому не лень, так как это должен был быть грандиозный праздник по меркам Фреда и Джорджа. Однако и Филиус не мог разорваться и присматривать сразу за двоими проказниками: один его отвлекал, а второй делал свое черное дело – подливал алкоголь, маскируя его под безобидный сок. Да, это могло стоить гриффиндору баллов, если бы их поймал, к примеру, профессор Снейп, но шутники считали, что праздник должен быть праздником, несмотря на то, что все действо происходит в школе. А какой праздник без огневиски? Правильно! Скучный…
- Да, забудь ты про эту записку, - британец поспешил замять эту тему, дабы блондиночка снова не развела тут море слез. Успокоить ее дважды мне вряд ли удастся!Мы же, вроде, с этим моментом уже разобрались. Не всем же быть такими удачными с шутками и розыгрышами, как нам с братом! – Джо подмигнул своей маленькой подружке и засмеялся, надеясь, вывести ее на позитив, а не в обратную сторону. – Не волнуйся, я уже понял, что зря погорячился с этой бумажкой. Мне просто надо было меньше думать накануне, тогда тебе не пришлось бы плакать. А тебе не стоило давать мне целые сутки для раздумий… В следующий раз, когда будешь подкидывать мне записку, приглашай на встречу в самые короткие сроки.
Мальчишка снова рассмеялся, пожимая плечами, пытаясь перевести ситуацию в шутку. Впрочем, он и в самом деле не отказался бы встретиться с ней еще раз. Почему нет?

+3

12

Обстановка в классе была достаточно напряженной. По крайней мере Ханне так казалось. Она еще ни разу не пребывала в такой ситуации, поэтому даже не знала что и делать. В глазах Джорджа тоже мелькали тени сомнения, какой-то безысходности и неуверенности. Правда, он мастерски скрывал это, но Аббот чувствовала, что если сейчас не разрядить обстановку разговор просто-напросто зайдет в тупик, а ей бы сейчас очень этого не хотелось. Джордж пытался сделать все возможное, а Ханна не пыталась. Потому что Ханна трусиха и она прекрасна это понимала. Хотя, с другой стороны, очень сложно представлять себе, что ты можешь быть отвергнутой навсегда. Именно это останавливала хаффпаффку. В любой другой ситуации она призналась бы Джорджу сразу. А может...это не любовь? А что если Ханна сделала поспешные выводы и Джордж окажется лишь мимолетным увлечением?
Да нет, мне же было больно, когда я ушла. А это значит, что он мне точно не безразличен. Тогда почему я ушла? Нужно было остаться. Но ведь любят, когда уходят...Или нет?
Философские мысли не покидали девушку. Для своего возраста она мыслила достаточно взросло, что, порой, очень мешало ей. Ведь, иногда, спонтанные мысли и действия бывают намного эффективней долгих раздумий. В душе девушка пыталась быстро сопоставить все "да" и "нет" и хоть немного разобраться в себе. Также, параллельно она старалась уловить все действия и эмоции Джорджа, и как следует поддерживать с ним диалог, который вел к тому, чтобы Аббот уже наконец-то призналась в своих чувствах.
- Да я не прошу тебя помнить. Давай вместе забудем, что было на Святочном Балу. Это вообще сейчас не важно. - на самом деле, для Ханны это был самый лучший день в ее жизни. Ведь именно на Балу она ощутила это прекрасное чувство влюбленности, которое прежде никогда не чувствовала. Но Джорджу было сложно вспомнить что там вообще было, ибо он отдыхал в свое удовольствие, как любой нормальный студент. Поэтому Ханна решила не останавливаться на событиях Святочного Бала. Ведь так же легче.
Зачем он оправдывается? Может, он жалеет, что отчитал меня, как маленькую девочку? Хотя о чем я? Я и так маленькая девочка. Да к тому же глупая. Ну не важно. Или просто делает все, чтобы я не заплакала? Я уже не могу думать. Хватит! Пора отключать мозги и переходить к решительным действиям!
Вдруг Ханна резко рассмеялась и вскочила на парту. Ее звонкий смех "захватил" все пространство, а в глазах появились искорки какого-то особенного озорства. Она решила больше не плакать. По крайней мере по пустякам. Ей искренне не хотелось доставать больше Джорджа своими соплями. Ведь, на самом деле, Ханна Аббот была совсем другой. Просто сегодня в ее жизни случился какой-то переломный момент. Но сейчас все встало на свои места. Джордж должен был увидеть ее другой. Девушка почувствовала прилив какой-то особенной энергии и ей казалось, что сейчас она может сделать все что угодно. Давай! Ты можешь, Ханна. Либо сейчас, либо никогда!
- Ты мне нравишься, Джордж Уизли. Поэтому я веду себя, как дурочка. И, мне кажется, ты уже давно все понял. - перестав смеяться, девушка загадочно улыбнулась и посмотрела в лицо гриффиндорца, вопросительно вскинув бровь. - Я же права? - и снова из уст малышки вырвался короткий смешок, после чего она быстро спрыгнула с парты и подошла к парню. - Мне было сложно это сказать. Я знаю, что это не взаимно, но...как камень с души, честно. - Ханна взяла Джорджа за руки и посмотрела в его прекрасные глаза. На самом деле, она не ждала никакого ответа. Она просто ценила этот момент. Она надеялась, что Джоржд промолчит и просто уйдет. Ведь ни на какую взаимность она уж точно не надеялась. Но сегодня Ханна Аббот усвоила для себя очень важный урок.

+3

13

Кто бы мог ожидать такой поворот событий: скромница Ханна, еще пять минут назад плакавшая в коридоре школы, проявила характер и смелость, признавшись в своих чувствах. Джордж в этот момент чувствовал себя так, словно ему обухом по голове дали. Таких слов сегодня он точно не ожидал, а девчонка думала напротив, что он уже давно должен был обо всем догадаться, о чем поспешила своему изумленному избраннику сообщить. Как и любой другой подросток Джо видел в себе море недостатков и мало достоинств, поэтому такое вот открытое проявления симпатии было для него несколько неожиданно.
Обычно все происходило не так: они с братом примечали себе девушек, пытались, как умели, проявить себя, после чего невзначай (по крайней мере, рыжим так казалось) признавались в своей заинтересованности той или иной особе. И для братьев не было большой трагедией, если девушка отказывалась. Они относились к этому с юмором, никогда не страдая из-за невзаимной привязанности, считая, что это удел тех, кому нечем заняться. А уж у близнецов всегда было одно или десять дел.
Да и если смотреть в общем, то редко где увидишь в старомодной магической Британии девушку, так открыто заявляющую о своих чувствах. Англию населяют юные маленькие леди, которые ждут от мужчин первого шага, обычно, нисколько не заботясь о чувствах последних. И к такому укладу все уже давно привыкли, как слабый пол, так и сильный. Ханна, считай, только что совершила революцию в сознании Уизли. Настолько растерянным и удивленным он, кажись, никогда себя не чувствовал.
И что я теперь должен ответить? Что никогда не думал о ней? Что до сегодняшнего вечера не знал даже, как ее зовут? С другой стороны, она уже должна была это понять… Он чуть наклонил голову в сторону, все еще, глядя на блондинку, сжимая в своих руках ее маленькие холодные пальчики. Сколько же она вынашивала в себе это, если научилась даже нас с Фредом различать? Со Святочного Бала? Два месяца? Многие годами рядом с нами живут, а различить не могут…
Нервный смешок сорвался с губ рыжего, а сам он начал думать о том, что о чем-то не о том он сейчас думает. Ради Мерлина, да, какая разница, кто и когда нас с Фредом различает?! Чего она от меня ждет? Ответного признания? Или, вообще, ничего? Молчание, мягко говоря, уже успело затянуться, поэтому такие мысленные баталии с самим собой – были нормальны. Что-то же нужно было сказать, а не просто сидеть истуканом на парте, разминая большими пальцами ладошки только что признавшейся тебе в любви девушки.
- Ну-у, - протянул он, сам еще не зная, что хочет сказать, - почему не взаимно?
Оценив ситуацию по методу «а чего бы мне хотелось, будь я на ее месте», Джордж выдал первое, что пришло ему в голову, надеясь, что не вызовет очередной поток слез. Да и с чего бы ему (потоку) появиться, ведь парень, похоже, полностью оправдал ожидания своей новой маленькой пассии. По крайней мере, рыжему хотелось в это верить. Интересно, на каком она курсе? Такая маленькая… Главное, чтобы не на первом или втором, а с остальным, в принципе, еще можно жить. Хотя для первого она великовата будет. Уже что-то…
В принципе, не будь она такой миниатюрной и, возможно, будь немного постарше, я и сам мог бы за ней ухаживать. Симпатичная, стройная, смелая, открытая, с очень нежной кожей и красивыми волосами… кажись, это джек-пот! Да и когда не плачет – выглядит куда привлекательнее. Закончив с разглядыванием достоинств девушки, британец снова заглянул в светлые глаза своей спутницы и слегка улыбнулся, все еще, не отпуская ее ручки. Теперь уже не Ханна держала его, а он сам проявлял инициативу.
- Почему не взаимно? – Повторил маг вопрос, спрыгивая с парты и притягивая кроху к себе ближе, увлекая ее в свои объятия, обвивая руками ее талию. – Ты мне очень даже нравишься, - хитренько усмехнувшись, произнес Джо, наблюдая за реакцией блондинки.
Гриффиндорец искренне надеялся, что она не испугается, не отпрянет и не передумает, так как это сильно ударило бы по его самолюбию, да и вообще по уверенности в себе, в целом. Конечно, он еще не был уверен до конца в том, что действительно что-то чувствует к малютке-блондинке, но и отторжения она у него не вызывала. С другой стороны, парень был убежден, что не будет ночью плакать в подушку, если она сейчас скажет, что все это ошибка. Благо никакой особой привязанности к пуффендуйке у него еще не возникло. Однако бессмысленно отрицать, что он уже успел смириться с мыслью, что Ханна – уже его. Было бы обидно ее упустить при таком хорошем раскладе.
А почему бы, собственно, и нет? Ну и что, что она подкинула мне эту глупую записку, ну и что, что считала, что я не могу ответить ей взаимностью? Это еще ни о чем не говорит. Я ведь совсем ее не знаю, а когда узнаю – там и посмотрим, как все сложится. Расстаться мы всегда успеем, в любом случае. Уговорить самого себя – оказалось совсем не трудно, более того, Джо давно искал, чем бы таким себя занять, пока Фред встречается с Анджелиной. И теперь у него есть причина, по которой он не будет в одиночестве и скуке сидеть в гостиной, пока братец якшается со своей мулаточкой.
- Я рад, что ты призналась, - прошептал рыжий, чуть наклоняясь и коротко касаясь губ малышки своими губами в легком невинном поцелуе.

+2

14

Ханне было очень сложно пересилить себя и признаться в своих чувствах Джорджу. Ведь на протяжении всего пребывания в школе чародейства и волшебства, она много раз наблюдала страдающих от неразделенной любви девочек в коридорах Хогвартса. Они были очень растеряны, получали плохие оценки, а самые отчаянные попадали в очень неприятные ситуации. И все это из-за простой влюбленности в подростковом возрасте. А стоит ли это таких страданий? Ханна много думала над этим вопросом. Да-да, в столь юном возрасте она уже умела философствовать. Это были детские мысли, но, порой, очень даже умные. В конце концов она пообещала себе, что никогда не будет влюбляться. Зачем эти проблемы? В школе нужно учиться, а не забивать себе голову всякой ерундой. Но Аббот, до сего момента, не понимала, как это прекрасно влюбиться в кого-то: наблюдать за человеком и отводить взгляд, когда он смотрит; искать любой повод, который позволил бы прикоснуться к предмету воздыхания; засыпать с мыслью, что завтра снова увидишь его; писать стихи и слушать музыку и, в конце концов...мечтать.

Ханна все еще пребывала в хорошем расположении духа. Было видно, что своим признанием она поставила Джорджа в тупик. Если честно, малышка даже переживала за него. Теперь не за себя, а за него. Потому что была точно уверена, что Уизли не чувствует к ней ровно ничего. Он просто не хочет меня обижать, поэтому молчит. Он чувствует свою вину и просто не знает как помягче ответить мне. Но ведь я все знаю. Я все приму. Джордж, не бойся. Все будет хорошо. Скажи мне. В эту секунду хаффлпаффка почувствовала, что Джордж вот-вот ответит на это смелое признание. Она выдохнула и уже была готова к отказу. Но, что-то пошло не так.
-Что ты сказал? - глаза блондинки расширились, а челюсть чуть не упала на пол. Если честно, хаффпаффка была готова упасть в обморок от столь приятной неожиданности, но, благо, Джордж взял ситуацию в свои руки и схватил Ханну за талию. Волшебница буквально утонула в его объятиях. - Я не понимаю. Я была готова услышать отказ. Ведь ты же меня совсем не знаешь. - тут Ханна поняла, что пора заткнуться и просто наслаждаться моментом. Конечно, блондинка чувствовала какой-то подвох, но до сих пор не понимала в чем. Ханна, ты как всегда накручиваешь себя. Ведь, существует же любовь с первого взгляда. Возможно, это она и есть. Просто расслабься. Не нужно никаких дурацких допросов.
На некоторое время Ханна замолчала. Джордж сказал, что он очень рад и все такое, а потом....случилось то, чего Ханна ну вообще не ожидала. Первый поцелуй. Разве, это должно было произойти так? От шока у Аббот закружилась голова. Она резко отошла от Джорджа и присела на парту. Это не должно было произойти вот так. Я должна была убедиться в его чувствах. Наверное, я еще слишком маленькая. Но мне нужно подумать. Какое счастье быть рядом с ним....
В эту же секунду хаффпаффке захотелось убежать. Да что там? Она так и сделала.
- Пока, Джордж Уизли. Мы еще встретимся с тобой. - на прощание блондинка послала гриффиндорцу воздушный поцелуй и молнией вылетела из класса.

Вы думаете это конец? Нет, все только начинается. И дальше будет намного интересней, ведь история по-настоящему волшебная.

+2


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [25.02.1995] Relax, my beloved


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC