Вроде бы, нормальный сотрудник — от службы не увиливает, перегаром по утрам не воняет, да в отсутствии боевых навыков его не приходилось никогда обвинять. J. Dawlish

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре декабрь - февраль'98


Вагон 10 – S. Laaksonen [25.11]
Вагон 11– H. Abbot [24.11]
Вагон 12– T. Selwyn [25.11]

487
589
1194
956

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [22.11.1997] Место встречи изменить нельзя


[22.11.1997] Место встречи изменить нельзя

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Место встречи изменить нельзя
https://68.media.tumblr.com/ec1f8c1c00b1c886cab7c82cf25c1f41/tumblr_nj0w8x1kal1tfkglto1_250.gif http://funkyimg.com/i/2uQJZ.gif

› Участники: Beatrice Fawley, Vistan Jagson, Jax Avery, David Gamp, Marcia Vanderville, Andromeda Tonks, GM
› Место: площадь Гриммо

› Время: уже стемнело
› Погода: прохладно, но без осадков

Увиденный Беатрис дом не дает ей покоя, и спустя несколько месяцев отряд Пожирателей отправляется проверить догадки Фоули.
Но едва ли они ожидают, что их встретят.


[!] На отпись в сюжет - 5 дней, в случае не отписи Ваш персонаж будет выведен из игры мастером. Возможны повреждения!

+1

2

Спонтанность не относилась к числу достоинств Беатрис Фоули.
По крайней мере, так считала она сама. 
Скурпулёзность, тщательность, точный расчёт – это определяло выпускницу орлиного факультета. «Голова как схема», - давным-давно бормотала ей в уши Распределяющая Шляпа, выбирая между орлами и змеями. – «Но ярости всё равно больше».
С тех пор мало что изменилось кардинально: Беатрис по-прежнему не любила совершать необдуманные шаги, поэтому после того, как министерский портал выбросил её на улицо Гриммо – прямо перед грязным домом с закопчёнными стеклами – она не попыталась немедленно ворваться внутрь. Более того, сначала девушке вообще показалось, что она не видит ничего, кроме маггловских гнёзд справа и слева от себя. Эта дверь.. будто в пустоте. Была ли она здесь? Фоули всё ещё помнила, как тогда сильно кружилась голова, словно что-то внешнее, враждебное, пыталась затмить её взгляд и заставить забыть увидённое. Зачем девчонка Грейнджер вытолкнула её сюда? Собирались ли они вообще с Поттером сюда попасть или это место – просто случайность, первоё попавшееся место, пришедшее в голову беглецам? Но, сделав над собой усилие, Беатрис сумела подняться на ноги, отряхнула поцарапанные руки и тогда, наконец, увидела четко.
Дом.
От него веяло древностью, пылью и магией такой мощи, что девушка предпочла сделать шаг назад. Поттера здесь не было, они с друзьями отправились куда-то ещё, но их изначальной целью было именно это место. Почему?
Проведя на улице несколько минут, Фоули успела заметить, что ни один из проходивших мимо маглов не бросал на странное здание даже взгляда. Люди заглядывали в соседние окна, звонили в соседние двери.. но не сюда. Никогда не сюда.
Магия, поняла тогда Беатрис. Магия огромной силы. Она не знала, как сформулировать в слова то интуитивное чувство опасности, которое испытала, просто стоя перед дверью из тёмного дерева.. И в то же время – чувство триумфа. Они напали на верный следы. Она напала на верный след.
А, значит, пришла пора действовать.

Фоули отправилась прямиком в Тёмному Лорду. В такие моменты она остро жалела об отсутствии Метки – ещё несколько месяцев назад чистое запястье открывало шпионке Волдеморта наглухо запертые двери Министерства Магии, теперь же это просто мешало выйти на связь с Повелителем мгновенно. Но Беатрис не позволяла себе испытывать досаду. Не сейчас. Последний год, проведенный в стане Пожирателей, и так кардинально изменил её статус в этой звериной стае. Год назад она была никому неизвестной ведьмой, в один день просто появившейся на пороге Малфой Мэнора с дерзким требованием отвести ей к Лорду Волдеморту; теперь она стала той, чьё имя знали если не все, то очень многие. Требуется редкое зелье? Это к Фоули. Серьёзная рана? Снова к Фоули. Пресса брыкуется? Что-то в Министерстве? Беатрис всегда вызывалась первой, когда речь шла о политике –о той тонкой грани игры, которая велась ради настоящего распространения власти Лорда Волдеморта в магической Британии.
Но девушка не любила врать себе, поэтому знала – ничто из перечисленного не делает её достаточно сильным боевым магом. Да, её навыки беспалочковой магии были полезны, но порой слишком энергозатраны – после больших выплесков такого волшебства она могла приходить в себя несколько часов, - в традиционной же боевой магии девушке просто не хватало опыта. Она могла быть достойным противников одному умелому волшебнику, но против нескольких выстоять бы не смогла.

Поэтому идти в дом одной было глупо. Никто не знал, чего можно было ожидать. Взять с собой авроров и устроить санкционированный министерский рейд было бы отличной идей, но Беатрис понимала, что даже для этого понадобятся куда более веские аргументы, чем те, что были у неё на руках.
Но главной причиной, по которой Беатрис хотелось найти самого Лорда, было то, что там, внутри того дома, могла быть именно его добыча. И девушка не хотела бы оказаться на месте волшебников, вставших между Лордом Волдемортом и его самой желанной жертвой.

Однако, уже оказавшись в Мэноре, Беатрис неожиданно передумала. Злость от неудачи успела смениться на привычной трезвостью. Она действовала на эмоциях, так? И эмоции говорили ей, что она только что упустила Поттера. Буквально выпустила его из своих рук. Приложила недостаточные усилия. Подвела своего Повелителя. Провалилась.
«Провалилась, Фоули».
Если сейчас она расскажет Лорду об увиденном и заставит его потратить на проверку догадок своё время, он не простит ей новой ошибки. Она сама не простит себе новой ошибки. Никогда.
«Я должна разобраться с этим сама».
Винсон Джагсон и Джакс Эйвери встретились ей в самый нужный момент – как раз когда она выходила из мэнорской кухни, захватив оттуда несколько бутылей охранного зелья. Как по заказу, - мысленно усмехнулась девушка, увидев мужчин. На обмен любезностями время тратить не стала и изложила суть проблемы коротко и четко.
- Мне нужна помощь, - спокойно закончила мысль Беатрис, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Не просьба, факт. Странно, они оба были старше неё, но сейчас девушка всё равно чувствовала себя предводителем этой маленькой стаи. Сейчас она им и была.  – Мне нужна помощь прямо сейчас.
Никто не отказался.

Снова улица Гриммо, на этот раз в сумерках. Фоули прищурилась, сделала шаг впёред и машинально спрятала палочку в рукав. Так она почему-то острее чувстововала плотный магический фон, окружающих этой место. На лицах сопровождающих её мужчин, как ей показалось, застыло выражение недоумения.
Девушка повернулась к спутникам, затем указала рукой на два соседних дома:
- Это магловские дома. Между ними – третий. Но вы его не видите. Так?
Они всё равно могут попытаться войти. Или, по крайней мере, сама Беатрис. Хотя что-то подсказывало, что даже приблизиться к двери без дополнительной защиты будет крайней неразумно. Зелья здесь окажется недостаточно. Впрочем, если повезёт, при Эйвери могут оказаться какие-нибудь артефакты, которые сейчас окажутся полезными.
В крайнем случае, - и эта мысль заставила Фоули криво усмехнуться, - они всегда могут войти к живущим рядом маглам.

Отредактировано Beatrice Fawley (2017-07-06 14:13:12)

+5

3

Послен нападения на Хогвартс Вистан занимался мелкими поручениями, будто Хозяин был зол за то, что Джагсон так и не довел до ума начатое. Разрушить и спалить в огне башню Гриффиндора, пожалуй, было забавно, но этого оказалось недостаточно, для того, чтобы получить милость Темного Лорда. С тех пор Джагсон нередко заявлялся в Лютной переулок, вынужденный подчиняться правилам и приказам Уоррингтона. Поэтому, когда Фоули в ставке заговорила о загадочном доме, который она видела, когда преследовала Поттера и его друзей, он воодушевился и едва ли не первым вызвался ее сопровождать.
На площади Гриммо стоял старый дом Блэков. Так гласили метрики в архивах, вот только на деле, никакого дома не было. Был обычный дом одиннадцать, и дом тринадцать брал свое начало прямиком из одиннадцатого. А вот Фоули что-то видела. Вистан хрустнул костяшками пальцем, прислонился к прутьям ограды и всматривался в дома, в окна. Либо у Фоули совсем поехала крыша, либо крыша едет у них с Эйвери, которые никак не могли увидеть дом, как бы ни старались.
- Что это за магия? - полюбопытствовал мужчина. Ему самому отлично давались заклинания, связанные с огнем. В остальном Стэн был весьма посредственным магом, способным атаковать, способным защищаться. На огонь Джагсон смотрел, как на живое существо, которое имеет свой разум, свои желания. Огонь способен убивать и излечивать, но о своей религии поклонения огню Вистан помалкивал. В своей семье его и без того считали психом, примкнувшим к Волдеморту. Жаль, что ему не удалось добраться до части своей семьи, чтобы затолкать им в глотку их слова. - Беатрис, может быть, если ты видишь этот дракллов дом, ты пойдешь и постучишь в дверь?
Губы дернулись в ехидной усмешке. Еще ничто не доказывало, что слова Беатрис Фоули были истиной. Пока они втроем торчали на площади, разглядывая обыкновенные маггловские дома. Вистан начинал злиться, теряя терпение. Если бы можно было поджечь все дома на площади, чтобы посмотреть на реакцию остальных, Джагсон сделал бы это не задумываясь. Если дом Блэка, действительно, существует на этом месте, то войти туда будет проблематично.
Настало то время, когда им больше не нужно было скрывать своих лиц. Перед ними открывались все двери. В этом новом мире Вистан чувствовал себя своим. Он наслаждался страхом людей, который видел в их глазах, когда приходил выбивать долги или угрожать. Он наслаждался своей жизнью, но в ней было слишком мало приключений. Да и эта прогулка рисковала перейти в разряд обычных, если они не придумают, как увидеть то, что видит одна Фоули.
Джагсон отошел от прутьев решетки и сделал несколько шагов по направлению к дому, обернулся к своим спутникам, глядя преимущественно на Эйвери.
- Если покричать Поттера три раза - он откликнется? - ему ничего не оставалось, как язвить. Драться было не с кем, идти было некуда, он просто начинал звереть от скуки. Если ничего не случится в ближайшие пару минут, то он трансгрессирует куда-нибудь в темный переулок, найдет какой-нибудь паб, где наберется крепкого эля. Все лучше, чем торчать на ветре посреди площади, как идиот выглядывая в стык домов. - Раз-два-три, Потти-Потти, выходи.
Мужчина напевал себе что-то под нос, уже не обращая никакого внимания на своих товарищей. Время уходило, а они не продвинулись ни на йоту. Все потому, что планировала женщина. Женщинам место дома, возле плиты и рядом с детьми, но вслух Джагсон ничего такого говорить вслух не стал. Не хватало только драки между своими.
[NIC]Vistan Jugson[/NIC][STA]Маг-поджигатель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/Zyaz.gif[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/ZyaA.gif
by Ro
[/SGN]

Отредактировано Otto Bagman (2017-07-06 17:33:44)

+6

4

Он никогда не страдал такой болезнью как сочувствие, понимание и прочими прелестями человеческого существования. Несомненно, где-то это все хранилось, но надежно и глубоко, под семью замками, закрытыми еще в далеком детстве. Достаточно было вспомнить как порой доставалось младшему брату, а затем особо раздражающим ученикам в Хогвартсе, что бы в этом убедиться. Эйвери пришлось однажды очень долго отрабатывать свое наказание, но вкус победы это нисколько не портило и чувство удовлетворения никуда не девалось. Молчала так же и совесть, успокаиваемая столь же долго сопровождающими его напуганными и полными презрения взглядами не только пострадавшего, но и еще десятка ребят. К гордости самого Джакса некоторые из них были старше его на пару лет, да и отец одобрял. Слабым стоит напоминать их место, чтобы не путались под ногами.
   Потому ни грозный вид, ни понимание ее проблемы Фоули не сыграли должной роли в нахождении Джакса здесь. Он не испытал к ней ни чувства уважения, ни страха, ни даже тени симпатии, равно как обратного чувства. Говоря прямо - ему было глубоко наплевать: они просто солдаты на одной стороне фронта. Здесь он был из простого природного любопытства. На сегодня он выделил себе выходной, необходимый, но такой нестерпимо скучный, успел о нем несколько раз пожалеть, мысленно залезть на стенку от скуки и тут такой удачный шанс: либо узнать что-то новое и, быть может, использовать затем в своей работе, либо просто от души посмеяться над Фоули и после при каждом удобном случае этот вечер вспоминать. В отличие от Вистана он, однако, скептицизм демонстрировал в куда более мягкой форме: выражалось это только в обыкновенном насмешливом взгляде да в легкой ухмылке. Руки он держал в карманах, теребя монетку, а сам оглядывал дома, где нет-нет да можно было увидеть мирно занимающихся своими делами маглов. Многие, однако, окна зашторивали, видимо от таких любопытных, как он.
- Ого, смотри, он и правда пришел, - наигранно удивленно сообщил он Джагсону и даже посмотрел куда-то в сторону, будто там и правда кто-то был. Но естественно, что из живого там была только бездомная худая собака, поэтому Джакс улыбнулся собственной шутке и сделал пару шагов в сторону домов. Впрочем, без особых надежд, да и не чувствовал он ничего. Вообще. Обыкновенная улица, одна из многих.
- Предположим, - лениво протянул он еще раз посмотрев куда-то наверх, - Что третий дом здесь действительно есть. Но ты же не поспорить нас на эту тему позвала, верно? Может, поделишься парой-тройкой идей как его обнаружить или даже забраться внутрь? Уверен, если этот дом есть, то он хранит в себе много интересных игрушек...
   Последнее было негромко произнесено себе под нос. Плевать на Поттера и его компанию, эта серия игрушек принадлежала Темному Лорду, и даже косвенно посягать на них казалось далеко не самым благодарным занятием. Интересовало его совсем иное, например как удалось спрятать дом? Да еще так, что даже находясь от него в паре шагов он не чувствовал ничего необычного. Если удастся вскрыть его заклинанием, то от обратного быть может получится узнать способ, а быть может он скрыт внутри. В каких-нибудь записях или...жильцах.
- И ты уверена, что нас там не ждут? Вдруг на кричалку Вистана и правда кто-то откликнулся? Да тот же... Ха-ха! Потти?

Отредактировано Jax Avery (2017-07-09 01:32:47)

+5

5

- Что, изменился? - Дэвид с улыбкой смотрит на Марцию. - А ты все такая же красивая, - он сейчас мало напоминает лощеного дипломата. На нем видавшие лучшие дни кожаная куртку, под которой надета простая, но теплая рубашка в шотландскую клетку, на ногах вовсе не лакированные туфли, а замызганные берцы. Гамп небрит, явно похудел, а под глазами залегли темные тени. Да, бега еще никогда не красили людей! Нет, он мог бы жить с комфортом где-то в Париже в своим доме, у сына в Штатах или у Ивана под Москвой, но для себя он не видел такой праздной жизни, когда Британию оккупировали Пожиратели!
- Я могу вполне прогуляться до Гриммо, - пожимает он плечами, как будто речь и правда идет о рядовой прогулке. - Я как раз сейчас свободен и... Марция, тебе вовсе необязательно со мной...! - кто бы сомневался, что бойкая яркая журналистка его не послушает...

Гамп перехватывает ее за руку, заставляя остановиться и посмотреть на себя. На нем уже теплый шарф поверх куртки, а в руке - трость, в которой скрыт его топор. Он окидывает пристальным взглядом внешний вид девушки и качает головой.
- Слишком приметно, дорогая, - Дэвид касается пряди волосы, что выбились из ее прически. - Давай-ка ты трансфигурируешь себе парик - хотя бы на время этой нашей прогулки. А я наложу на нас щиты. Можешь мне поверить: круцио они точно выдержат, погасят многие заклинания - так что тут я хотя бы буду спокоен за тебя, - он достает свою палочку, совершая нужные манипуляции, чувствуя, как мигом густеет воздух, как появляются несколько серебряных нитей, которые будто паутиной обволакивают их фигуры. Щиты Гампов - это то, о чем мечтают многие, но, увы, даже и у них есть своя цена.
Они идут по улице обнявшись, изображая парочку, которая, явно выпив, возвращается домой, о чем-то болтают, ни о чем не беспокоятся и так далее. Вот только три фигуры Дэвид замечает сразу же и чуть сильнее прижимает Марцию к своему боку.
- Неподалеку от дома. Трое, - шепчет он ей на ухо, делая вид, что целует ее в шею. Волшебная палочка незаметно появляется в его руке, а во второй сильнее сжата трость, чтобы в любой момент топор бы пошел в дело.
- Раз-два-три, Потти-Потти, выходи.
- Ха-ха! Потти?

Лицо удалось сохранить, походка не изменилась - его навыки учат как раз носить маску в тех ситуациях, когда многие не выдерживают и срываются. Значит, кто-то их сдал или про особняк вычислили иным методом. Уже не столь важно: явку явно засветили, о чем они-то сами узнали случайно! Никто не знал, где находится Поттер - а что если все-таки в доме Блэков? Тогда он заперт - проход ему тут закрыт. Не оставлять же записку, что все раскрыто? И кто знает - вдруг Пожиратели придут еще и еще, а где-то неподалеку у них наблюдательный пункт. Нет, в дом им пока что не попасть, но это - пока. Зато осложнить вход или выход они легко могут - ровно как подстроить ловушку кому-нибудь из членов Ордена, кто явится сюда, не ожидая подвоха.
Скверно...
Дэвид замедляет шаг, внутренне напрягаясь, немного отстраняя от себя Марцию, чтобы она уже шла не рядом с ним, а за ним, скрытая его спиной.
- Если что - беги сразу же, - подобное предупреждение тут будет не лишним - в слишком опасные игры они с ней играют в этот раз, где ставка на кону - жизнь. Шаг становится увереннее, быстрее, стремительнее, и он уже почти достигает того мужчины, который стоит возле прутьев решетки, который первым тут кричал и звал Поттера. - Ищешь кого-то? Считай, уже нашел! - Дэвид не медлит ни мгновения, выбрасывая с силой правую руку вперед, нанося сокрушающий удар кулаком. Да, драться он умел, любил, был почти чемпионом по боям без правил в Лютном. Да, возраст уже не тот, но сила-то и навыки остались! - Инкарцеро! Петрификус Тоталус! - два заклинания летят в оставшихся противников, а Гамп уже что-то шепчет по-русски, взмахивает палочкой и ударяет тростью об землю, и вот в его руке уже топор, где кириллическая вязь светится на лезвии, с которого капает кровь. Да, шансы у него тут, прямо скажем... но, если Поттер в доме, то ему даже такие ничтожные шансы пригодятся!

+5

6

- Мерлин! Я думала, что ты умер! Ты представляешь, что мне пришлось пережить! Да как ты мог!? - Эти слова сыпались на Дэвида не хуже боевых заклинаний всю дорогу до площади Гриммо.
У Гампа было два главных, взаимоисключающих друг друга таланта: появляться в ее жизни в самый неожиданный момент, словно гром среди ясного неба и исчезать из нее, производя примерно такой же эффект. Однако, в последний раз Дэвид превзошел самого себя: он не просто исчез из ее жизни, он исчез с лица земли, да так надежно, что никакие связи и контакты не помогли его отыскать. И теперь он вышагивал подле нее, как ни в чем ни бывало, раздаривая свои обыкновенные комплименты и шуточки. Конечно, в ее жизни с момента их последней встречи многое изменилось, ее сердце было занято другим мужчиной, и все же, тот факт что Гамп больше не был ее бойфрендом, вовсе не отменял факта их дружбы.
- Изменился? Если бы... - Волшебница обреченно вздохнула.
Дэвид Гамп не способен измениться, этот урок дался ей дорогой ценой. Сколько раз она верила, что все может быть иначе, может быть, на этот раз, но нет, Гамп оставался Гампом. Все тем же эгоистом с улыбкой на миллион, обаятельным негодяем, любителем водки и красивых женщин. И сейчас даже щетина и берцы не способны ввести ее в заблуждение.
- Поверить не могу! Ты мог хотя бы отправить письмо! - Продолжала негодовать Марция, глядя на своего раз двенадцать... а может и все шестнадцать бывшего.
Тем не менее, она вынуждена была согласиться. Ее русо-блондинистые кудри были слишком узнаваемы. Пришлось делать остановку для того, чтобы обзавестись необходимым камуфляжем. А вот спектакль под названием "вздорная парочка" и разыгрывать не надо было. Волшебница охотно поливала Дэвида отборными ругательствами, а тот продолжал как ни в чем не бывало шутить и улыбаться.
- Я клянусь тебе, если кто-нибудь из пожирателей надерет тебе зад, я лично скажу ему спасибо! - Воодушевленно пообещала Марция, но гневная тирада была прервана, на этот раз не очередной шуточкой Гампа, а появлением этих самых пожирателей.
Их было трое. Дэвид приметил их первыми. Одна женщина и двое мужчин. С виду ничем особенным не примечающиеся. Они могли бы смешаться с толпой маглов, если бы одному из них не пришло в голову подразнить Поттера, напарнику шутка явно пришлась по вкусу, ибо он тот час же ее подхватил. Обрывки этого разговора и услышали Марция с Дэвидом.
- Бежать? Вот еще! Это больше по твоей части! - Не упустила возможности сьязвить Вандервиль, мысленно припоминая все "внезапные командировки" и прочие излюбленные уловки Дэвида.
На самом деле ей было чертовски страшно. Она никогда не была блестящим боевым магом, а здесь сразу трое противников, к тому же, наверняка, опытных темных магов. Она все больше и больше восхищалась Гарри, каким отважным человеком должен быть еще совсем юный мальчик, чтобы выдерживать такие передряги, живя в вечном страхе. Вторым мотиватором был Дэвид, Марция по прежнему была чертовски зла на него, а когда она злилась ей хотелось ввязаться в драку и крушить все на своем пути. В этом они с Гампом были похожи.
- Я беру на себя вот эту! - Бросила она Гампу, указывая на темноволосую девушку, прежде чем они поравнялись с троицей.
Дэвид тот час же бросился в драку, почти не раздумывая. Ей не оставалось ничего, кроме как последовать его примеру. "Образцовый дипломат" как всегда в своем репертуаре, что в деле, что в постели - никаких прелюдий, сразу в бой. Стоило ради этого тратить столько времени на конспирацию!
Выхватив волшебную палочку она направила ее на женщину. Кажется, она поспешила с распределением ролей. Брюнетка казалась главной в этой компании, а значит, могла оказаться и самой сильной.
Вся надежда была на именитые щиты Гампов. Приспешники Волдеморта точно не станут церемониться с выбором заклинаний. Хорошо бы кому-нибудь из ордена пришла в голову здравая мысль последовать за ними. Если Поттер и в самом деле внутри, то все, что им нужно сейчас это выиграть время, желательно не ценой собственной жизни.
Она должна была чувствовать страх, но отчего-то, именно в этот момент страха не было. Уровень адреналина в крови превысил все допустимые нормы. Главное не останавливаться и не оборачиваться. Эффект неожиданности, на который рассчитывал Дэвид им явно удался, но на сколько его хватит - вопрос уже совсем иной...

+5

7

Тонкс вынырнула из завихрений аппарации в очень спокойный момент. И прямо на пятачке здания. Её очередь проверять наличие защитных барьеров в доме. Пока Поттеру удается укрываться, но он в любой момент может вернуться. Дом её родни был хорошим местом для пряток, однако и он оказался в последнее время слишком ненадежным. Странно, что пожиратели не заметили курсирования Ордена - спасибо покойному Дамблдору, - и не вломились в апартаменты её дяди и тети раньше, чем того требовал счастливый случай.
Члены Ордена, что еще не были пойманы, регулярно сменяли друг друга на посту. Андромеда задержалась лишь на несколько минут, старясь улизнуть из под покрова чужого дома как можно тише. К сумеркам ей удалось добраться до заветной двери. И замереть там.
Женщина услыхала еще несколько хлопков. Тихих, однако отчетливых в наступающей тишине. Соседи с одиннадцатого еще не успели включить телевизор на полную громкость, дабы посмотреть очередной сериал или какой-нибудь особо жаркий матч. Они не заметили, как на проездной дороге появилось три тени в темных робах. А может, они и при всем своем желании бы не увидели магов.
Как же вы "вовремя".
Трое на одну - не вариант. Она сможет их задержать, если потребуется, но без подкрепления их не одолеет. Стоять и смотреть на них - тоже исход не совсем хороший получит. Тонкс не знает, может кто из них заметил часть её плаща, выбившуюся из под инвизного купола во время аппарации.
Тонкс замерла, нащупав в грудном кармане палочку.
Утонченную женскую фигуру в компании двух мужчин она опознала, даже не требовалось напрягать слух, чтобы определить, кто говорит. Однако, женщина, что была с ними, точно не Беллатриса. Слишком уж нежный голосок. Значит, проблем у Ро меньше.
Тут заговорил мужчина слева от неё - то есть, тот что для Андромеды находился справа. Он подошел ближе и явственно провизжал - Потти! У Тонкс сомнений даже не возникло - кто-то пронюхал о месте, где прятался крестник Сириуса. Либо среди Ордена есть предатель, либо у Волдеморта появилась очень хорошая ищейка. Ни то, ни другое хорошего не сулило для всей организации.
Потти не придет. Потти занят. Вероятно, делает что-то, для блага всей Британии. Мальчишке следовало дать возможность скрыться, даже если он намеревался вдруг нечаянно вернуться сюда. Выиграть время. Если он не спаситель всего магического рода, то хотя бы не сторонится проблем, что уже предоставляет ему тонны уважения со стороны старших и ровесников.
Андромеда верила дочери, которая считала мальчишку в очках хорошим другом и поистине сильным духом человеком. Он справится. Другие маги помогут довести дело до конца.
Троица о чем-то зашушукалась и один из них - мужчина, - слишком близко подошел к основной калитке. Которую, похоже, он и не увидел сначала. А может и теперь не видел. А вот женщина явно что-то знала. Она их координировала. Казалось, она смотрит именно в то место, где стояла сейчас ведьма.
Целительница вздрогнула, когда с другого конца улицы послышались вскрики. Сразу несколько заклятий сорвалось с палочек пришельцев. Кто бы они ни были - а отсюда Тонкс не сразу разглядела подмогу, - неизвестные атаковали темных магов. Опасно, но так теперь ей будет проще вылезти из укрытия.
Ведьма сбежала по узкой дорожке и выскочила за кованую калитку. Каков должен быть диссонанс для пришельцев, которые раньше не видели ничего подобного? Для них она словно из воздуха появилась, если кто и успел заметить её под шквалом заклятий. Пока пожиратели отвлеклись на парочку - авроры, что ли? - Тонкс вытянула свою и кастовала заклятие немоты на одного из пожирателей, стоявшего к ней спиной. Выставила щиты и во вспышке успела разглядеть лица и одежду её "союзников". Нет, не авроры. Но это далеко не преимущество.
О защитный купол что-то ударило. Начавшая поворачиваться в её сторону женщина чуть было не зарядила в неё чем-то из своего арсенала.
Щит выдержал, но его пришлось сбросить прямиком на пожирательницу, чтобы дезориентировать противницу.
- Нет, стой! - она видела, как загорелись руки ведьмы в темном капюшоне. И то, как на темную магессу понеслась другая женщина.
Эта магия... Откуда она её черпает? Где её палочка?
Что за...
За шумом рукопашной последовали ругательства и заклятия. Андромеда обновила щиты, чтобы еще раз воспользоваться сбросом, вдруг понадобится. Если всех троих загнать в один угол, то их удастся связать и отправить в какие-нибудь новые казематы.
"Пленных не брать" здесь не действует. Она не могла себе позволить убить.

П.С.

По уговору с Беа на беспалочковую магию. Без последствий и на управу ГМ.

+6

8

Не ожидавшие столь яростного сопротивления Пожиратели Смерти, были застигнуты врасплох. Джагсон даже не успел среагировать, когда мощный кулак Дэвида сбил его снова. Рукопашные драги – редкость в стане Пожирателей, поэтому, поднявшись, Джагсон вооружается палочкой.
Заклинания Гампа куда менее точны, чем кулаки, связывающее заклинание вовсе уходит в молоко, а петрификус лишь по касательной задевает Джакса, лишая его левую руку подвижности. Но действие заклинания держится совсем недолго, и уже через несколько секунд Пожиратель полностью готов к драке.
От первой волны атаки не пострадала только Беатрис, хотя у нее обнаружилось целых две соперницы, которые, впрочем, не спешили нападать. Возведенный Андромедой щит пока справлялся с атаками, но по нему уже ползли трещины и было понятно, что только обороняться у ведьмы не выйдет.
От очередного заряда магии Фоули, щит Тонкс рухнул, оставляя ведьму беззащитной.

+3

9

Почему вокруг одни идиоты?!
Вопреки мнению спутников, Беатрис вовсе не собиралась остаток вечера бесцельно разглядывать то, что могла видеть она одна. Однако и потерять жизнь в порыве слабоумного бесстрашия не входило в её планы. Пожиратели же, выбранные в помощь, прямо скажем, не слишком удачно, явно считали себя неуязвимыми и начали соревноваться в остроумии, не считая нужным проявлять хоть малейшую осторожность. Сначала Беатрис их даже не слушала, пытаясь придумать максимально эффективный способ проверить, опасно ли приближаться к дому. Бросить дымное зелье и посмотреть, что будет? Рискованно, радиус обратного удара может оказаться слишком большим. Попробовать коснуться калитки беспалочковой магией, как ладонью? В случае неудачи можно лишиться руки. Все эти мысли проносились в голове девушки молниеносно, и когда она уже решила попробовать осторожно отворить калитку обычной Алохоморой, кто-то из «коллег» - Джаксон? Оба? -  вдруг заголосил:
- Раз, два, три, Потти-Потти, выходи!
- Вы оба рехнулись?! – немедленно ощерилась Фоули, но было уже поздно – проходившие мимо неизвестный мужчина и женщина, в которой Беатрис смутно опознала какую-то медийную фигуру, услышали их.
И атаковали сразу.
Идиоты!
Чуть не зашипев от злости – как можно было так глупо подставиться?! - Беатрис хлестнула в сторону светловолосой женщины, нацелившей на неё палочку, Невидимым Хлыстом. Она метила противнице в шею, но в создавшейся суматохе трудно было даже разглядеть, пришелся ли удар по цели. Боковым зрением девушка также увидела какое-то движение у калитки дома, в тоже время успевая заметить, что мужчина, ударивший Джагсона, теперь держал в руке неизвестный артефакт. Будь у Беатрис время, она непременно взяла бы этого противника на себя – таким впечатляющим оказалось зрелище. Однако у судьба распорядилась иначе.
Ещё не успев обернуться, Фоули опознала женщину, пришедшую на помощью первым двоим – это была Беллатриса.
Что?!
На мгновение зельеварка даже замерла, упустив момент, когда в одного соратников метнули заклинанием немоты. Но уже в следующую минуту её вымуштрованные руки сделали то, что следовали – спрятали скорее мешающую, чем помогающую палочку в рукав, и метнули в новую противницу волну сбивающей магии.
И только тогда, оказавшись с женщиной лицой к лицу, Беатрис поняла, как сильно ошиблась. Конечно, это была не Беллатриса Лейстрандж. Выставившая перед собой щит волшебница выглядела моложе. А ещё на её, безусловно, красивом лице не было ни отпечатков пребывания в Азкабане, ни той тёмной, притягивающей взгляды маски решительности и безумия. И тем не менее сходство было невероятным, невозможным. А значит...
Подавив смешанные чувства, Беатрис взмахнула руками и ударила снова. Эйвери, кажется, только что успел оправиться от своего Петрификуса и Фоули хотелось надеяться, что он возьмет ту светловолосую дамочку на себя.
Ведьма не спешила нападать, только защищалась, что дало Беатрис пару секунд на анализ ситуации. Фоули знала безумную историю про сбежавшую среднюю сестру Блэков. Андромеда Блэк влюбилась в магглорожденного, отреклась от семьи и с тех пор больше не удостаивалась даже упоминания. Кажется, когда-то девушка даже слышала, что сестра Беллатрисы работала в больнице Святого Мунго. Слышала и вычеркнула из памяти, как лишнюю информацию.
Как глупо.
Эту встречу ты запомнишь надолго, Беа.
Но на удивление не было времени. Ни что не было времени. Главное Беатрис уже поняла - Андромеда Блэк, если это вообще была она, вышла из того самого дома, куда пыталась попасть Фоули. А, значит, это место действительно существовало. Она могла его видеть, а остальные Пожиратели нет, а, значит, за всем этим стоял какой-то сложный алгоритм. Она, Беатрис, стала частью вражеской системы, хотя дом всё ещё не пускал её внутрь свободно. Девушка просто знала это. Там действительно мог скрываться если не сам Поттер, то выжившие члены Ордена Феникса. Иначе зачем бы это место защищали так рьяно?!
Но женщина, так похожая на Беллатрису, вышла оттуда несколько минут назад.
Одно из двух – или теперь я могу туда зайти.. и мы можем зайти вместе.
Что случится, если она затолкнёт ведьму обратно на территорию дома? Xотя бы за калитку? Что случится, если она затолкнёт её внутрь, сохранив физический контакт? Что решит защита дома, увидев их одним целым, – пропустить Блэк или вытолкнуть Беатрис?
Ответ на этот вопрос мог оказаться для Фоули смертельным, но она должна была попытаться.
Это был её долг.
В последний удар по щиту противницы Беатрис вложила чудовищное усилие – и когда тот рухнул, она не теряла ни секунды. Метнувшись вперед, Беатрис с разбегу навалилась в женщину всей тяжестью своего тела, делая всё, чтобы сбить её с ног и повалить за открытую калитку. Прямо на территорию заколдованного дома, чья защита наверняка могла убить.
Боги и богини, будьте сейчас со мной.

А за спиной, тем временем, продолжался бой.

Отредактировано Beatrice Fawley (2017-07-22 22:18:21)

+5

10

Джагсон не был идиотом, но торчать в темноте на площади казалось ему занятием как раз идиотским. Кроме того, Вистан просто не верил Беатрисе, а потому его выходка не казалась ему чем-то не разумным. Если подумать. чье внимание он мог привлечь? Разве что самого Поттера, который прятался бы где-нибудь в окрестных домах. Но внимание он все-таки привлек. Две фигуры появились из темноты. Вистан даже не успел рта открыть, как получил мощный удар в челюсть. Будучи волшебником чистокровным, кроме того, воспитанным в аристократической семье, Джагсон просто не представлял, что можно драться руками. В крайнем случае, палочку можно было в глаз воткнуть, но чтоб кулаками - такого не было. Кроме того, Пожиратели Смерти себе подобного не позволяли.
Удар был такой силы, что Джагсон не удержался на ногах или сыграл эффект неожиданности, но поднимаясь на ноги, Вистан уже держал наготове волшебную палочку. Сплюнув кровь на землю, он прикрылся щитом от заклинаний. На Фоули внезапно бросились две девицы, в одной угадывались черты Беллатрисы, почему он сделал вывод, что это была ее младшая сестра - Андромеда. Вторую дамочку Вистан не знал, что не мешало ему испытывать к ней негативные эмоции.
- Эй, Джакс, я знаю этого гада, он не будет атаковать, только защищаться, - выдал Вистан, делая рокировку в положении с Эйвери. Силы были равны - три на три, но Фоули все-таки атаковали две волшебницы, в то время, как два мага оказались против Гампа. Кто-то должен был взять на себя блондинку. - Инсендио.
Заклинания огненной стихии всегда давались Вистану лучше, чем все остальные. Джагсон желает поджечь мантию Вандервилль, лишив ее концентрации и необходимого времени, чтобы обновить щиты. Следом за произнесенным вслух заклинанием, Джагсон отправляет в Марцию еще одно, на этот раз невербальное, целясь в другое место на мантии, надеясь, что хотя бы одно из них попадет.
Еще одно поджигающее заклинание он направляет в пространство между ней и Фоули, вызывая стену пламени, которая должна была помешать Вандервиль подобраться ближе со спины к ведьме. У Фоули явно были личные счеты, ни к чему мешать женским разборкам.
Вистан выставляет два щита - один на себя, второй прикрывает Эйвери.
- Ступефай! - на этот раз Вистан безжалостно целится в Вандервиль. - Венсеро!
Улучив момент, Вистан отправляет синий луч в Гампа. О щитах этой семейки ходили легенды, пробить их будет не так просто. На всякий случай Джагсон решает подстраховаться и возводит еще одну огненную стену между Гампом и Вандервиль, желая разделить волшебников. Пусть дерутся по одиночке. Вот теперь вечер обещался сложиться положительно для всех, кроме защитников Поттера. Джагсон на это надеялся. А если мальчишка на столько глуп, что не будет сидеть на месте и сам вылезет посмотреть, что происходит, так вообще все сложится куда лучше. В этот момент Фоули исчезла из поля зрения. Джагсон отступил на пару шагов, выискивая взглядом возможность укрытия, чтобы удобнее было вести обстрел врагов.

магия

Инсендио - на подол мантии Вандервиль. Невербальное инсендио  на рукав мантии Вандервиль. - поджигающее заклинание - цель поджечь мантию.
Инсендио - на землю между Вандервиль и Фоули - цель возвести огненную стену между волшебницами.
Ступефай - оглушающее заклинание в Марцию.
Венсеро - заклинание ошеломления на Гампа ( по описанию - волшебник теряется в пространстве).
инсендио - на землю между Гампом и Вандервилль, чтобы разделить их.
Щит на себя и на Эйвери

[NIC]Vistan Jugson[/NIC][STA]Маг-поджигатель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/Zyaz.gif[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/ZyaA.gif
by Ro
[/SGN]

+5

11

Эйвери улыбнулся, следя одним глазом за Фоули. Та старательно делала вид, что не замечала своих спутников и просто продолжала смотреть туда, где якобы что-то заметила. Идеями, естественно, делиться и не думала, что огорчало. Огорчало настолько, что Джакс, единственный кто в принципе был и не против поверить в байку, успел об этом пожалеть. А еще успел порадоваться, что не успел эту радость озвучить. Беатрис злилась так сильно, что Джакс был готов поклясться - волосы на ее голове вот-вот зашевелятся и встанут дыбом, а сама она зашипит как обозленная кошка. Правда, пошутить он так и не успел, хоть уже и открыл было рот: похоже шаманство Вистона сработало, и Пожиратели теперь были не только не одни, но еще и посреди внезапного боя. В отличие от остальных Эйвери был тем, кто кулаки в бой пускать не стеснялся, и это вполне себе считал преимуществом, которого пока раскрывать нужды не было. Да и нечем: на короткое время рука стала бесполезным куском мяса, заставила его сделать несколько шагов назад и "оценить" ущерб себе-несчастному, благо внимания на него никто не обращал. "Сукин ты сын", - прошипел он и даже поморщился, настолько неприятные ощущения от невозможности пошевелить рукой. Палочка, однако, была наготове, и быстро пришедший в себя Эйвери уже вскоре вернулся в строй.
Едва ли на них стали бы нападать вот так, без очевидного повода. Так обиделись на прозвище своего славного героя? Забавно. Нет, они явно что-то (или кого-то) защищали, а потому вера в предположение Беатрис постепенно возвращалась. Не выдвигалась только на первый план: какой от этого дома толк, если можешь подохнуть раньше чем найдешь его?
- Эй, Джакс, я знаю этого гада, он не будет атаковать, только защищаться.
- Как удачно! - сам он предпочитал совершенно иную тактику, а потому, пока Джагсон старательно пытался испортить одежку на блондинке, он принялся выматывать "того гада", посылая в его щит одну молнию за другой. Не может же он держать его вечно? Защита защитой, но оставлять его маячить перед глазами идея так себе. Да и тактику в любой момент можно поменять. По щиту ударили три молнии, когда Эйвери отвлекся и бросил короткий взгляд на блондинку пожалев, что она находится на приличном расстоянии от него. Есть, конечно, такое правило, что девочек бить нельзя, но сейчас Джакс не постеснялся бы. В пылу боя вообще многие правила забывались или неожиданно менялись в ходе битвы.
- Остолбеней, - заклинание было направлено на Вандервиль сразу после оглушающего заклинания Вистана, пока тот переключился на Гампа в надежде на то, что огонь успеет затем сделать свое дело, - "Потти" больше не зови, ладно? Ребята явно очень обидчивые.
Джакс поискал глазами Фоули, но так ее и не увидел. В сердцах чуть не сплюнул, но сдержался, вместо этого пустив еще один разряд молнии в Дэвида и готовясь прикрыть чуть отступившего Вистана.
- Куда делась Фоули? Они туфли не поделили или платья одинаковые напялили? - проворчал он и тоже сделал пару шагов назад, не переставая при этом следить за соперниками.

Отредактировано Jax Avery (2017-07-26 22:41:04)

+6

12

- Марция, ну что ты такое говоришь? - как-то логики девушки Дэвид постичь не смог и уставился на нее. - Все же знали, что я живой, и тебе наверняка сказали. Или ты опять никого не слушала? - он тихо вздохнул и уже шел с разозленной Марцией по улице. - Или ты не рада, что я все-таки жив? Тогда так и скажи! - но дальше повозмущаться Марции он не дал, крепче прижимая к себе и показывая вперед, где возле искомого дома уже были люди. Вернее, маги. А, если быть совсем точным, то Пожиратели. И шансы тут, надо сказать, крайне спорные, но почему бы не попробовать? Тем более, что свои знаменитые щиты он уже накинул и на себя, и на Марцию.
Понеслась!
Удар у Гампа был поставлен давно и хорошо, а второй удар, как правило, следовал за первым. Вот и сейчас мистер Джагсон ощутил все эти прелести на себе, но, в тоже время, мигом его признал. Да, давненько не виделись и не встречались!
- У вас с лицом что-то. Ударились? - холодно-вежливо, но крайне издевательски, осведомился Гамп, когда в него летели уже заклинания. А он еще оборачивается на Марцию, проклиная, что вообще ее сюда взял с собой! Нет, на ней его щиты - не достанут, но он все равно оборачивается. Двое против троих? Да, расклад не совсем равный, но тут вдруг, словно из ниоткуда, появляется еще одна фигура, к которой Дэвид приглядывается и мигом узнает.
Миссис Тонкс?
Да, колдомедик им потом тут точно не помешает, но действовать надо решительнее и быстрее!
- Экспекто патронум! - и вот серебристый песец, наглый, как его хозяин, уже крутится вокруг, готовясь нести послание. - Пожиратели на площади Гриммо, - и он уже тише, едва уловимым шепотом добавляет имя адресата. Да, не факт, что к ним кто-то придет на выручку, да и Гамп никого особенно и не ждет. Но! Но зато теперь Пожиратели будут оборачиваться, прекрасно понимая этот факт, или же будут действовать быстрее и будут, ожидаемо, совершать ошибки, которыми можно будет и воспользоваться.
А его щиты держатся и будут держаться дальше! Он чувствует, как одно заклинание за другим летит именно в него. Что ж, пусть так - так даже лучше: тем меньше достанется дамам, а он всяко выдержит: знаменитые щиты Гампов, по преданиям, могли даже "притушить" аваду. Но на себе Дэвид такое не пробовал и как-то пробовать не собирался.
- Кто вам сказал такую глупость, что только защищаться? О, нет - я еще буду убивать! - и Гамп еще крепче сжимает в руке топор. Но огненная стена существенно мешает и еще как: он должен видеть всех, контролировать периметр и ситуацию. Дэвид хотел было накастовать мощную струю воды, чтобы ее потушить, как более простое решение пришло ему в голову.
Спасибо за науку, профессор Флитвик.
Он помнит старого преподавателя, которого уже нет с ними, но который так доходчиво объяснял, на примерах, и сейчас у него как раз такой случай!
- Фините Инкантатем! - эффективнее, чем тушить стену за стеной, и в разы мощнее по силе. Уж с чем, а с защитными заклинаниями у него было все отлично.
Фианто Дури!
А вот щиты у него невербальные не уступают тем магическим формулам, которые он произносит вслух - опять-таки особенность магии Гампов, как верно подметил мистер Джагсон. Кстати, надо бы сравнять счет - для порядку, разумеется, а то Пожиратели заскучали явно и на девушек перекинулись. Видимо, поняли, что надо самоутверждаться за счет более слабых, ибо остальных тут не потянут.
- Депульсо! Авифорс! - заклинания летит в мистера Эйвери, и Дэвид уже не медлит: - Карпе Ретрактум! - а вот это уже для мистера Джагсона, чтобы "подошел поближе", чтобы следом обрушить на Пожирателя сокрушительный мощный удар топора. Нет, снести голову было бы идеально, но в чудеса Гамп уже давно не верит. Отрубить руку с палочкой, покалечить так, что фонтаном будет брызгать - почему бы и нет? И, да, он все-таки дипломат!

Заклинания

Экспекто патронум - вызов телесного патронуса.
Фините Инкантатем - отменяет эффекты многих других заклинаний на некоторой площади.
Фианто Дури - мощное защитное заклинание, укрепляющее действие сопутствующих защитных чар.
Депульсо - отталкивает противника.
Авифорс - заклинание, которое превращает противника в птицу или стаю птиц.
Карпе Ретрактум - притягивает человека к цели или цели к человеку.

Отредактировано David Gamp (2017-07-28 19:57:06)

+5

13

- Это я не рада? Да как ты... - Договрить Марция так и не успевает, ибо Пожиратели уже обращают на них свое внимание, битва завязывается почти мгновенно, прерывая их разборки. И ей не остается ничего другого, кроме как сосредоточить все внимание на их противниках на время забывая про Девида.
Хотя бы поссориться не успели и на том спасибо.
И пока она тут размышляет о своей внезапно воскресшей из мертвых любви всей жизни, ее противница даром времени не теряет и в ее сторону уже летит заклятье Невимого Хлыста, благополучно разбиваясь о именитые щиты Гампов, прочность которых, ей уже не раз доводилось испытывать на пару с терпением Дэвида. Но и у того и у другого есть свой предел и Марции это так же хорошо известно, а учитывая, что против них тут целых три Пожирателя, есть все шансы, что на этот раз шиты сдадут первыми.
В ответ темноволосой летит заклятье Летучемышиного сглаза, но несколько с запозданием, потому Марция не уверена, что желаемый эффект достигнут, однако ее противница не спешит бросаться на нее в ответ и к ее удивлению переводит свое внимание на кого-то другого, но этот кто-то явно не Дэвид. Гампа из поля зрения Марция старается не выпускать. Еще не хватало потерять тут только что "воскресшего" мужчину.
Подмога из Ордена? Нет, не похоже, вряд ли помощь бы подоспела так быстро. Лицо женщины ей смутно знакомо, но вот припомнить, где именно они встречались не удается. Впрочем, сейчас это совсем неважно. Достаточно того, что волшебница выступает на их стороне, а заодно отвлекает от нее внимание Пожирательницы, одолеть которую у нее вряд ли получилось бы в одиночку. Тут Марция явно не подрасчитала свои силы, впрочем как и всегда.
А на нее уже сыпется целый град заклинаний со стороны одного из мужчин, кажется того самого, которому Дэвид так эффектно заехал кулаком в челюсть. Видать и в самом деле задел мужское самолюбие, раз тот решил переключиться на противника послабее.
В воздух взметается целый поток огненный искр, ослепляя и дезориентируя. Гамп не бросается ей на помощь, значит все же надеется на щиты, она пытается оглянуться, чтобы убедиться в правоте своих слов, но между ней и Дэвидом уже выросла огненная стена и воздух вокруг раскаляется словно в печке, а судя по неприятным тянущим ощущениям, руку огнем все же лизнуло, хоть и не слишком сильно, но все же ощутимо.
- Аква Эрукто! - Нужное заклинание приходит в голову как раз вовремя, похоже почти одновременно с Дэвидом, который тоже даром времени не теряет.
По крайней мере они избавляются от огня и снова могут друг друга видеть, и Марция всеми силами старается оказаться к нему поближе, потому что в одиночку против двух Пожирателей ей тут явно не выстоять, а вдвоем у них куда больше шансов, особенно в том случае, если щиты все же не выдержат С защитной магией у Гампа все просто отлично, а вот с боевыми чарами намного хуже, до сильного боевого мага Марции далеко, но все же, кое что она умеет и вместе от них будет больше пользы.
- Привет, любимый! - Это она бросает Дэвиду оказавшись подле него, почти машинально, и тот час же прикусывает язык, вспоминая что они с ним не вместе и вообще, она с ним по идее не разговаривает, потому ее внимание тот час же вновь обращается на Пожирателя, того самого, который только что пытался сжечь ее заживо и даже немного преуспел. - Эверте Статум!
А в ее сторону продолжает лететь одно оглушающее заклятье за другим, щиты смягчяют удары, но в пространстве она все же дизориентируется, упуская из виду своего противника, а вместе с ним и возможность атаковать. Парень, похоже, явно белоручка и в открытый бой вмешиваться не желает, предпочитая действовать издалека.
А в руках у Гампа уже появляется именитый топор. Вот с чем, с чем, а с этой штукой он управляться умеет и еще как. И Марция тут совсем не к месту проникается духом их былых приключений, уже начиная заводиться.
Нет, определенно нужно выбраться отсюда живыми!
Пожирательница и волшебница, подоспевшая им на помощь, явно увлечены друг другом, что уже не мало уравнивает шансы, оставляя их с Гампом против двоих оставшихся.
- Экспеллиармус! - Это заклинание летит в сторону того, на кого решил переключиться Дэвид, так как второго она упустила из виду. А вот это уже очень не кстати, удары изподтишка всегда самые неприятные, а надеяться на одни щиты было бы ох как опрометчиво.
Она оглядывается, в попытке отыскать своего "поджигателя", когда ее взгляд останавливается на двух волшебницах, сцепившихся друг с другом и почти вваливающимся в открытую калитку...

+ Заклинания

Летучемышиный сглаз - заклинание, напускающее на противника стаю летучих мышей, которые облепливают тому голову, закрывают весь обзор, бьют крыльями и кусают, позволяя сделать с ним очередным заклинанием или серией следующих заклинаний все, что тебе угодно. - В сторону Бестрис

Аква Эрукто - cтруей воды тушит пожары, а также костры, обычный огонь.

Эверте Статум - Заклинания подбрасывания в воздухе. Подбрасывание может быть разной степени тяжести, все зависит от силы волшебника и степени освоения заклинания. - на Джагсона

Экспеллиармус - Выбивает палочку жертвы из рук, полностью обезоруживает волшебника. - На Эйвери

+6

14

Ведьма её заприметила сразу же. Андромеда не удивилась странному, почти что выпученному немому взгляду. Теперь, когда она видела лицо, Тонкс могла сказать точно - молодая пожирательница ей, увы, не знакома. Однако красотка явно знает её. То, как у той рот раскрылся, означало, что она "увидела" в Тонкс кого-то иного.
Сестру, разумеется. Как когда-то так случилось и у Поттера, увидавшего мать своей подруги-аврора. И у Невилла, когда тот пребывал в Мунго. Бывшая Блэк никогда не пыталась убегать от своего прошлого. Она просто обрезала концы. Увы, деяния сестры становились все более весомее, а менять ради вздорной прихоти Беллатрисы свою собственную внешность - в высшей степени глупо.
Да и не так уж они были похожи. Тонкс надеялась, что нет.
Молодая ясноглазая, наконец, очнулась, ударив по ней магией еще раз. Зазвеневший тонким "си", щит стал похож на желе - заколебался, изгибаясь под напором чар. Ведьма решила, что пялиться на противницу весь остаток вечера не выйдет. Да и Тонкс дала понять нападавшей, что любой неверный шаг она воспримет не иначе, как угрозу. Потому она до сих пор держала щиты. Последний, к слову, после очередной удара, расплавился в голубом мерцании.
Резерв запротестовал, нужно время на обновление. Время на восстановление её сил. Пожирательница обладала каким-то своим резервом, отличным от того, коим обладали английские маги - может, она и не англичанка вовсе? - а Тонкс не желала высвобождать свою родовую энергию, зная, что ничем хорошим это не кончится. На вражеских солдат она бы не обратила внимания, но задевать двух представителей с, вероятно, стороны Ордена, хотелось намного меньше. Своих калечить нельзя, даже если ей лично придется подставиться.
Впрочем, возможности выбирать поле боя целительнице не предоставилось. Незнакомка в капюшоне наскочила на неё, не намереваясь более таранить ведьму магией, а решив взять дело в свои голые руки. Аккуратные, светлые, не замаранные грязной физической работой. Толчок пришелся в плечи. Андромеда могла бы и увернуться, если бы не неожиданность. И внезапная сила противницы.
Женщина, намеренно стараясь склониться навстречу врагу, зарыла каблуками землю, но не смогла сопротивляться на границе защитной магии. Барьер заколыхался, полоснув её по плечам, где находились руки темноволосой девушки. Он сам препятствовал пожирательнице, стараясь выпихнуть её прочь, однако та так крепко вцепилась в Тонкс, что не пустить он её не мог. Возможно, если бы Андромеде удалось сбросить с себя цепкие пальцы, барьер бы тотчас выплюнул непрошеную гостью обратно. Если бы он при этом не закоротил возникшим магическим фоном её суставы. Женщину будто парализовало выше пояса.
Спустя несколько секунд борьбы, когда противница, все же, смогла втолкнуть её на территорию двенадцатого дома, - при этом кусок мантии Андромеды остался колыхаться на калитке, - Тонкс ощутила покалывание в пальцах. Ослабив сопротивление, ведьма уперла палочку в живот брюнетки.
- Депульсо!
Толчок с настолько мизерного расстояния получился достаточно мощным, чтобы голубоглазую оторвало от целительницы и отшвырнуло на несколько метров, к самой границе барьера. Не хватило мощности, чтобы выбросить прочь, но это они еще посмотрят.
С одной Тонкс справится. Пусть недооценивать противника - безрассудно, - бывшая Блэк, все же, не лыком была шита. Да и за руками теперь она следила тщательнее, планируя увернуться или парировать выброс энергии вновь образованным щитом.
Магесса отметила внешность противницы. Красивая. Испортила себе все будущее, связавшись с этими ублюдками. Как и сестра Андромеды когда-то. Девушка не понимает, что её теперь ждет только каторга или же смерть. Авроры бы её не пощадили. Тонкс не использует режущее или взрывное, надеясь решить дело более аккуратным путем. Молодая девица не знает, что творит.
- Зачем ты примкнула к ним? Что такого обещал тебе Лорд? Власть? Беллатрису это не спасло от Азкабана, - успевшие откатиться щиты, вновь вспыхнули, тут же нейтрализуя атаку ведьмы.
Казалось, она даже растерялась. Замешкалась. Не ожидала, что с ней болтать вздумают? Думала, что просто так разнесет тут все и попадет внутрь? Так, опять же, сделали бы силовики. Целитель дал клятву держаться до последнего, применяя грозящие жизни магические формулы только во имя спасения или же в том случае, когда ситуация совсем критическая. Причинять боль - не их путь. Не её.
- Если не хочешь погибнуть, убирайся.
Дай бог ей удастся связаться с кем-нибудь из обливионщиков, дабы даме подчистили память - негоже ей оставаться в живых и разбалтывать об этом месте Волдеморту и всем прилагающимся. Сама она пользоваться магией впопыхах не хотела, да и не была уверена, что сделает все четко, не задев разум.
- Нужно было слушаться своих дружков.
Магесса, если и не была глупой, то точно оказалась отчаянной. На последующих попытках пробить её, щиты Тонкс вновь упали. Ведьма отступила к лестнице, не реагируя на неприятные ощущения в области запястий. Еще один замах ясноглазой и Тонкс придется скатываться на землю.
Нужно что-то предпринять и быстро.
Враг на периметре, не сдавайся.
Стены позади неё отозвались слабым колебанием. Защитная магия внутри дома почти что возмущенно фыркнула. Словно разрешение на нечто преступное.
Воздух вдруг стал холодным, собираясь в густую, почти что осязаемую спираль. Покрывшиеся инеем руки поднялись на уровень груди. Палочка приняла часть энергии в себя и выплеснула в односложном:
- Гласио!
Ледяной скат начал расти, растекаясь стеной перед пожирательницей. Затем он начал вытеснять своим расширением молодую ведьму, заставляя пятиться к раскрытой калитке. Ледяная глыба отняла немало сил, однако у неё все еще оставался свой собственный, не принадлежащий дому, запас. Который она тут же и применила.
- Бомбарда.
Ледяную стену разорвало в самой середине. Саму Андромеду швырнуло назад, на ступени.

Дополнение

Депульсо - отталкивание.
Бомбарда - взрывное.
Гласио - заморозка, коей Тонкс, без учета родовых проклятий, защитных, целительских и бытовых чар, обладает в совершенстве.

+4

15

Семейная магия Гампов в очередной раз служила Девиду верой и правдой. Его надежный щит уберег Марцию и от невидимого хлыста Беатрис и от Ступефая Вистана. Но поджигающее заклинание последнего достигло цели - край подола мантии леди Вандервиль вспыхнул синеватым пламенем, пока они с Дэвидом совместными усилиями пытались устранить созданную Джагсоном стену огня.
Над пламенем пронесся серебристый песец, привлекая к себе внимание пожирателей. И Джакс и Вистан успели заметить, что Патронуса отправил Гамп. Но куда? Стоит ли теперь Пожирателям ждать новых гостей?
Беатрис же даже не обратила внимания на защитника. Ей еще предстояло отогнать летучих мышей, которые появились из ниоткуда и попытались облепить свою жертву. Попытка сбить Тонкс с ног не удалась. Опытная волшебница вовремя раскусила маневр соперницы и, воспользовавшись заминкой, создала ледяную преграду.
Вистан почувствовал, как неведомая сила тянет его вперед, словно он попал в невидимую петлю. А в следующее мгновение Андромеда взорвала ледяную стену, которую создала для защиты. Обломки льда разлетелись по территории возле дома. Сильным ударом у Дэвида выбило из рук топор. Град осколков обрушился на Эйвери, которому каким-то чудом удалось не выпустить из рук волшебную палочку. Молния, предназначавшаяся для Гампа, ударила под ноги Марции, щит на которой уже успел разрушиться.
Воздух словно искрил. И дело было не в молнии - зашитная магия, оберегавшая дом, не выдерживала такого вторжение. Огонь, лед электричество - этого было слишком много. Могло показаться, что воздух начал совершать колебания, видимые взору. А потом волшебство просто вытолкнуло их всех, и пожирателей и членов Ордена, прямо на площадь Гриммо, словно их отбросило взрывом. Волшебники пролетели по воздуху прямо на брусчатку. Укрепленный щит Дэвида подстраховал его от удара, но маг почувствовал, как после возмущенного "пинка" от дома чары спали. Остальным пришлось справляться самим.
Несколько магглов, идущих по улице, теперь могли видеть их.
- Мам, кто это? - Начал тыкать пальцем в появившихся людей мальчик лет пяти.
- Наверное кино, снимают, сынок, - мама попыталась успокоить ребенка, оглядываясь по сторонам в поисках камер. Но никаких камер не было…

+3

16

Небо затянулось серыми тучами, словно рядом был человек, способный управлять погодой. В тот миг, когда раздался взрыв, разбросав магов в разные стороны, а мальчик сообщил матери о возможной магии, прямо с неба спустилось существо, закутанное в черную мантию.  Как только ноги Волдеморта коснулись земли, он выпрямился. Мантия на его худой, болезненной фигуре развевалась от ветра.
- Где мальчишка? - леденящий душу голос. Две зеленые вспышки, невидимый жест пальцами, два трупа случайных магглов, что просто шли мимо. Может быть больше, но Волдеморт сосредоточен только на том, чтобы старый дом Блэков выдал ему того, когда он жаждет получить больше всего. Темный Лорд невидящим взором окидывает взглядом мизансцену. Трое его верных подданных не смогли добраться до дома Блэков, который на последнем издыхании сопротивлялся. Пустая трата времени. Злость накатила на того, кого некогда звали Том Риддл. Волдеморт ступает бесшумно, пока все приходят в себя. Со своими последователями он разберется лично, а пока он смотрит на тех, кто осмелился перейти ему дорогу. Снова.
- Предательница крови. Тебе бы поучиться у своих сестер, - без свидетелей маг может больше не бояться быть рассекреченным, а эти трое все равно умрут. Он понимает, что мальчишка уже, должно быть, бежал. Пока его соратники сражались возле дома, он просто бежал. Внутри клокотала ярость, которую нужно было выплеснуть. - Круцио!
Волдеморт направляет красный луч в еще не до конца пришедшую в себя Андромеду. Крик длится всего несколько минут, и лишь потому, что Волдеморту быстро надоедает мучить ее. Он оставляет ее Баетрисе, кивает, давая вольную - ты можешь делать все, что захочешь, лишь бы от нее не осталось следа. Его взгляд цепляется за Гампа, за Вандервиль, что находится совсем рядом от него.
Ему нет нужды произносить вслух заклинание, он просто смотрит на Марцию, а она слышит в своей голове его голос. Он шепчет, приказывает, настаивает, заставляет. Его голос звучит почти нежно, ласково, пробирается в каждую клеточку ее сознания, полностью овладевая им.
- Убей! Убей его, убей его немедленно, - приказывает Волдеморт, подчиняя Вандервиль себе заклинанием Империо. Рука Марции с волшебной палочкой в ней поднимается, вопреки желанию хозяйки. Она все делает вопреки своему желанию, а Волдеморт наслаждается происходящим. Еще чуть-чуть и первая кровь предателя окропит эту землю.
Кстати о земле! Земля под ногам Темного Лорда ходит ходуном. Сильный удар в землю прямо перед ним, лишает его зрительного контакта с Вандервиль. А следом он вынужден укрыться мантией, о которую разбиваются заклинания, летящие в его сторону.
- Ты? - восклицает Лорд, сверля взглядом появившегося на площади Грюма. За его спиной возвышался Кингсли Шеклболт, по правую руку Ремус Люпин. - Старые знакомые. Я думал, ты горишь в аду...
- Я был там, - отзывается Аластор, ударяя посохом рядом с собой. Волна заклинания снова атакует Волдеморта, вынуждая того отступить. - Мне не понравилось.
Ремус и Кингсли восстанавливают щиты, прикрывая своих, а двое волшебников стоят против друг друга, больше всего желая вцепиться друг другу в горло. Шеклболт наносит магический удар по Джагсону, но он разбивается о щит, выставленный самим Воледмортом. Вторым щитом он накрывает Эйвери, спасая от магии Люпина.
- Гамп, хватит валяться. Убирайтесь отсюда, сейчас здесь будут авроры, - у него нет желания продолжать заведомо проигранный бой с Волдемортом. Он раскрыл свою личность, доказал всем, что он жив и здоров, а теперь ему необходимо защищать тех, кто остался верен Ордену Феникса.
Веревки с трех сторон летят в сторону Волдеморта в бессмысленной попытке связать его. Лорд с легкостью уходит от заклинаний, атакую мощной магией Грюма, но тому хватает сил, чтобы защитить не только себя, но и своих товарищей. Волдеморт покидает поле битвы первым, оставляя за собой двух мертвых магглов и своих соратников, от которых проку сегодня оказалось еще меньше, чем он рассчитывал.

[NIC]Voldemort&Moody[/NIC]

+5

17

Смерть не пришла.
Её не разнесло в пыль, не разорвало на мелкие куски. Барьер, окружавший дом, всё же не оказался её фантазией, но и уничтожить Беатрис он не смог – выбранная тактика оказалось верной. Хотя бы частично. Реакция сестры Беллатрисы была быстрой, куда более быстрой, чем Фоули готова была отразить, и в следующую секунды её отбросило к границе. Правда, боли Беа почти не чувствовала, но так бывало всегда, когда она входила в раж. Адреналин сметал все остальные физические недомогания, поэтому, мгновенно поднявшись, ведьма снова ударила по противнице.
А потом её слова застали Фоули врасплох.
Что обещал ей Лорд? Услышав этот вопрос, Беатрис не смогла сдержать усмешку, в которой, впрочем, было больше снисхождения, чем досады. Да, она знала, что многие люди примкнули к Волдеморту из страха за свою жизнь или из желания встать в тени его будущего трона. По крайней мере, так было, когда речь шла о молодом поколении последователей темного волшебника. Но как Беа могла бы объяснить таким, как Андромеда Блэк, почему она выбрала встать под знамена Лорда Волдеморта? Даже если бы она хотела объяснить, это было бы пустой тратой времени. Пустой тратой сил.
- Нет, - просто ответила девушка, прежде чем снова взмахнуть руками в попытке сломить щиты противницы. – Не власть.
Не власть.
Фоули не нужна была власть. На самом деле нет. Ни её роду, ни ей самой. Единственный человек в их семье, некогда получивший открытую власть, ухитрился потерять её в течение года и сейчас, оглядываясь на прошлое, Беатрис даже не удивлялась. «Никто так не мудр», гласил девиз рода Фоули и он был правдив, но роли королей и королев не подходили урожденным итальянцам. Советников, помощников, лицедеев, мастеров-отравителей.. но не королей. Никогда не королей.
Нет, не власть.
Кому нужна власть в погибающем мире?
А ведь Беатрис любила магический мир всем своим существом. Теперь – больше, чем когда-либо. Она бы могла попытаться объяснить, что каждое её действие направлено на то, что спасти этот мир от неминуемого разрушения, могла бы даже признаться, что ничего не имеет против магглорожденных, просто потому что они тоже волшебники, а не магглы... Или что она готова будет столкнуться с последствиями своих выборов, и сделать это с бесстрашно, потому что её выбор - был правильным.
Сестра Беллатрисы велела ей убираться, думая, что Беатрис боится своей смерти. Сестра Беллатрисы не понимала ничего, но это было неудивительно. Мало кто понимал.
- Вам никогда не понять силу мужества Беллатрисы Лейстрандж. Даже не пытайтесь, - равнодушно отозвалась Фоули. И вместо очередного удара беспалочковой магией внезапно выхватила из рукава палочку и замахнулась на противницу всё тем же Невидимым Хлыстом. С такого расстояния удар пришелся по цели, хотя и заклинание, которое начала плести Андромеда, кажется, смягчило его. Возможны, на запястьях и груди женщины появятся позже, когда бой закончится, тогда же она почувствует и боль. А сейчас всё будто замедлял.. холод?
Глаза Беатрис расширились от неожиданности, когда ледяная глыба начала вытеснять её с территории дома. Девушка попятилась назад и сразу почувствовала, как кольцо на указательном пальце обожгло ей кожу. Артефакт, с которым девушка не расставалась уже годы, привычным образом давал знать: опасность. Большая опасность.
За секунду до того, как глыба взорвалась, Фоули попыталась аппарировать, но удар получился такой силы, что трасгрессия не удалась – и девушку мощным толчком просто выбросило на асфальт перед домом. Беатрис упала лицом вниз и почувствовала острую боль в левом запястье. Вывих, перелом? Неважно. Ей не впервой будет лечить и саму себя.
..а потом мир вокруг застыл.
Фоули не увидела Тёмного Лорда сразу, но почувствовала его мгновенно. Для этого ей не нужна была Метка. Его голос, его шаги, сила его магии – всё это меркло перед тем ощущением, которое неизменно накатывало на девушку в присутствии повелителя. Ощущением собственной крошечности и бесконечной уязвимости. То, что обычный человек, наверное, мог бы испытывать в присутствии божества.
Дальше всё происходило очень быстро. Беатрис поднялась на ноги, видя всё словно в замедленном темпе и снова переставая чувствовать боль от перелома. Зеленые лучи попали сначала в магглов, затем ещё один, красный, - в Андромеду Блэк. Кажется, Милорду стало скучно и поэтому он оставил женщину на откуп ей, Беатрис. Какая щедрость.
Когда появляется Грюм, сил на удивление уже не остается. Просто возникает очередная заметка во внутреннем списке тех, кто выбрал другую сторону. Неужели волшебник думал, что его воскрешение из мёртвых что-то меняет? Неужели он думал так на самом деле?
Беатрис хочется улыбнуться, но она не может. Оцепенение проходит только тогда, когда исчезает Лорд.
И только тогда время снова начинает течь в нормальном темпе.

..напавшие на них мужчина и женщина всё ещё были здесь, но теперь Беатрис даже не думала о них. Оправиться от Империуса не так уж просто.
- Убирайтесь отсюда, - в свою очередь бросила она двоим соратникам. Впрочем, пусть сами думают, что делать, она им не нянька. Главное, что защита дома пала, теперь Беатрис могла туда аппарировать. Вернее, на крыльцо, где всё ещё лежала волшебница, приходящая в себя от Круциатуса.
Волшебница, так похожая на Беллатрису.
Я ведь могу её убить. Но не хочу.
Не только потому что эта женщина – не её жертва. Убить чистокровную волшебницу.. Беатрис мотнула головой. Нет, не здесь и не сейчас. Пусть это сделает мадам Лейстрандж – это её право.
Всё снова произошло очень быстро: оказавшись рядом с Андромедой, Фоули склоняется над ней и повторяет, сам не зная, зачем:
- Вам никогда не понять всю силу мужества вашей сестры. -  Ещё даже не закончив фразу, она здоровой рукой отрывает у женщины клок тёмных волос. После Непростительного та этого, наверное, даже не почувствовала, но кто знает. Да и какая разница.
Для зелья? Для другого колдовства? Время покажет. Пока же действие Беатрис было скорее интуитивным, чем продуманным.
Следовало уходить. Последний взгляд на дом, последняя ускользающая мысль перед аппарацией: она подвела Лорда, не справилась, недостаточно продумала свои действия. Больше никакой спонтанности. Больше никаких эмоций.
Кажется, Грюм назвал напавшего на них мужчину «Гамп». Кажется, в Министерстве работала некая Гамп. Следовало проверить, как это можно повернуть в их пользу. Лицо противника со странным артефактом было знакомым, даже слишком знакомым, но сейчас Беатрис не могла думать чётко. Память вернётся потом, одной захлестывающей волной. Всё встанет на свои места позже.
Крыльцо, дом, площадь Гриммо расплылась перед глазами волшебницы, как бывало всегда перед «прыжком» в другое место. Вокруг, наконец, стало очень тихо.
И вместе с тишиной, отнюдь не неожиданно, вернулась боль.

Отредактировано Beatrice Fawley (2017-08-08 23:22:06)

+5

18

- Что за...? - ему так нравилось раскидывать заклинание по сторонам, что Вистан совершенно не заметил момента, когда перевес стал не в его сторону. В какой-то момент он просто отвлекся на то, что происходило возле дома. Как никак, они пришли сюда втроем и должны уйти втроем. Как бы они не относились друг к другу, они должны поддерживать друг друга, хотя бы в момент битвы, когда на счету каждый вдох и выдох.
Джагсон не успевает понять, что происходит, когда против его воли, его тянет к Гампу, размахивающему топором. Если ему и запрещено использовать боевую магию, то никто ничего не говорил про грубую физическую силу. Вистан пытается увернуться от удара, но получается не очень здоров. Он уже прощается со своими родными, когда в стороне, рядом с домом, что-то ворвалось. Ледяная глыба, которой Тонкс защищала себя от Фоули, разлетелась на холодные осколки, тем самым сбив удар Дэвиду.
- Я тебя запомнил, чернявый, - успевает пробормотать Вистан, придерживая себя под ребра. Удар о землю получился слишком сильным, сперло дыхание. Кто бы мог подумать, что магия этого дома такая сильная. Дом разобрался с ними лучше, чем это могли бы сделать волшебники. Вистан не сразу осознал, что магия их больше не прикрывает и они стали видны магглам. Он слышал голос, а потом все стихло, как будто кто-то выключил звук. Волосы на затылке зашевелились. Джагсон мелко задрожал, когда фигура Волдеморта спустилась на площадь. Они выглядели жалко. Все трое. Зеленые вспышки унесли жизни любопытных магглов. Вистану их было не жалко. Ему было жутко от того, что Волдеморт видел их провал.
Он извернулся, чтобы посмотреть, чей голос разрезал пространство над головой. Хозяин пытал Андромеду. Этот вид придал ему уверенности и сил. Хозяин не настолько в гневе, чтобы убить их прямо здесь на месте. Вистан подбирается на земле, когда соперница поднимает палочку и наставляет ее на Гампа. Ехидная улыбка появляется на губах мага. Все портит появление Грюма.
- Драккл тебя подери, - выдыхает Вистан. Аластор Грюм по сей день считал мертвым, а теперь явился с того света, чтобы противостоять Волдеморту. Магия старика была сильной, пугающей. Джагсон не рискнул бы выступить против него один на один. Волдеморт защищает не только себя, но и своих соратников. Все заканчивается так же быстро, как началось. Он улавливает, что говорит Грюм о аврорах. Еще не хватало драться с ними, конечно, они должны выступить против Ордена Феникса, но кто их знает. Аврорам Вистан не доверял. - Джакс, уходим.
После ухода Волдеморта они остались сами по себе. Мужчина обновил щиты для отступления и дожидался, пока Джакс готов будет аппарировать. Вистан не хотел бросать его одного против Ордена. Вдали слышались хлопки - авроры стали появляться на площади. Им и без того будет, чем заняться. Джагсон бросает взгляд на два мертвых тела и слегка качает головой. Эти смерти на совести Ордена Феникса.
Вистан аппарирует одновременно с Эйвери, убедившись, что никто из Ордена не собирается их преследовать.
[NIC]Vistan Jugson[/NIC][STA]Маг-поджигатель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/Zyaz.gif[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/ZyaA.gif
by Ro
[/SGN]

+4

19

Вистан только что был за спиной, а внезапно оказался впереди, направляясь прямо к размахивающему топорами типу. "Прямо как в мясорубку", - позже придумает сравнение Джакс, а пока он собирается предпринять хоть что-то, что в эту мясорубку союзнику попасть не даст. Он уже взмахнул палочкой, стараясь не обращать внимания на холодное прикосновение воздуха, как треск все же заставляет его забыть о Джагсоне и посмотреть в сторону и попытаться сделать хоть что-то, чтобы не пасть смертью идиотов. Как он считал - смерть ему положена красивее, чем предполагалась сейчас. Скажем, от рук хозяина..?
Ледяной душ был болезненный и неприятный. Джакс инстинктивно прикрыл голову руками, при этом каким-то чудом не выронив палочку, а затем еще удар - неудачно упавший Эйвери весьма ощутимо приложился головой о землю, да так, что мир перед глазами неспешно куда-то поплыл. Но даже это было не так паршиво, как произошедшее потом. Сейчас было впору поверить в то, что мысли материальны, особенно плохие. И судя по тому, что Эйвери все еще был жив - только подтверждало, что Темный Лорд страшнее самой смерти. Внутренне Джакс сжался в мелкий комок, внезапно подумав, что совсем не прочь оказаться где-то в ином месте, можно даже без палочки. Очередной провал, хоть уже и не его лично, грозился очередным наказанием, и Эйвери сомневался, что в этот раз гнев хозяина он познает жалким круциатусом, как раньше. Он не выдохнул с облегчением, когда свой гнев Темный лорд выпустим на прохожих, когда под круцатус попала Андромеда, хотя это дало ему время на то, чтобы придти в себя и подняться на ноги, готовым к бою и озверевшим от боли и страха перед хозяином, в надежде доказать, что провал и не провал вовсе, им бы просто еще немного времени. Совсем немного...
А пока хозяин развлекал себя, Джакс опасливо покосился на несколько тел позади. Нет, на их жизни было плевать, действительно плевать. Но вполне себе там мог оказаться и он. Хотя, может быть, Волдеморт уже и забыл о том провале с пророчеством? Вряд ли, такое он забудет вряд ли. Сюрпризы на этом не заканчивались: кто-то явно тоже подумал о плохом, потому что теперь внимание было устремлено на Грюма, который вроде как червей кормить должен, а вместо этого во всей своей старческой красе сейчас стоит перед ними. Может, еще разок попробовать его отправить в ад? Но даже Эйвери не настолько безумен, чтобы вступать в бой с ним. Хотя, быть может, хозяина это посмешило бы, как и всех вокруг. Тем более что обещали подкрепление, и увы - совсем не Пожирателям, а численное превосходство всегда будет доминировать, с каким бы отчаянием умирающего зверя ты не отбивался.
Но умирать сегодня он, кажется, не будет, если только хозяин не приготовил для них личную экзекуцию. Сейчас хозяин защищает их, а после недвусмысленно дает понять, что делать здесь больше нечего.
- Джакс, уходим.
- А я был бы не прочь повидаться с одним аврором, - успевает пошутить Джакс, явно недовольный тем, что его имя сейчас упоминают на всю улицу. Однако мысль здравая. Без поддержки хозяина ловить тут совсем нечего, и как только он убеждается, что преследователей нет - он трансгрессирует, успев перед этим еще раз взглянуть на улицу. Уже с опаской, на самом деле не так уж желая встречаться с аврорами.

+4

20

Дэвид был настроен сражаться до победного, хотя шансы у них здесь были не ахти какие. Но это ничего: его щиты сдерживают часть заклинаний, а ему самому удается не только разбить лицо Джагсону, но и почти что достать его своим топором. Почти! Не хватает какой-то доли секунды, чтобы обрушить вековое оружие на голову Пожирателя, раскроив ему череп. Он уже видит этот удар: память топора подсказывает, как сделать замах, чтобы сразу и наверняка. И, захваченный этим азартом, этой жажды крови Джагсона, он упускает из внимания миссис Тонкс, которая существенно так разнообразила досуг тут всем и сразу!
Ледяная глыба обрушивается градом осколков, один из которых попадает Дэвиду в плечо, и топор с металлическим звоном летит на землю, но сам Гамп на ногах устоял, палочку не выронил. Да, Джагсону сейчас повезло и повезло очень крупно - наверняка сам маг это понимает! Но везение ведь не длится вечно, верно? И Гамп уже вскинул палочку, как вдруг дом ожил. Вернее, ожила защита, продавливаемая чужой магией, вспышками и всплесками, на которые невозможно было не реагировать. Дэвид, как знаток в щитах, это сразу же понимает и чувствует, а в следующую секунду следует мощный выброс, что всех расшвыряло по улице, и его будто ушатом холодной воды окатило: чары с дома на Гриммо спали - не удалось его защитить. Сейчас хочется надеяться, что Поттера там нет, но и надо как-то дать понять, чтобы он туда не возвращался, раз теперь особняк могут взять под контроль Пожиратели и устроить там ловушку.
Однако все это - позже, а пока что Дэвид тряхнул головой, приподнимаясь на локтях и оглядываясь. Щиты его уберегли, и ему досталось меньше всех.
Марция!
Он спешно пытается встать на ноги и тут же накинуть на женщину щит, как события стремительно разворачиваются уже дальше. Лорда он лично никогда не видел, и это для него - момент откровения. Гамп замирает на месте, будучи не в силах отвести взгляд. Да, он силен, и темная магия покалывающим фоном чувствуется в воздухе. И глупо его не бояться, учитывая его силу. И Дэвид боится, но только не за себя: за Марцию, за миссис Тонкс, за свою семью и друзей, над которыми эта опасность нависнет. Наверное, сейчас он думает слишком самонадеянно и глупо, но он и правда боится не "умереть", а "не защитить".
Первое круцио летит в миссис Тонкс, и Гамп наконец дернулся, "отмирая", пытаясь вскинуть свою палочку и защитить Андромеду щитом. Но тут палочка Марции уже направлена на него, и он видит стеклянный взгляд девушки, слышит слова Лорда, который приказывает убить.
Вот гнида!
Пожалуй, он бы успел наложить щит или отбросить Марцию заклинанием, но он не может причинить ей боли. А уже надо что-то решать и решать немедленно!
Может, кинуть заклинанием в Лорда? И погибнуть, как дурак?
В этот критический момент отчего-то в голову лезет всякая ерунда, а не необходимое решение. Но тут Судьба наконец поворачивается к ним нужным местом: его патронус явно достиг цели, и вот уже улица приходит в движение, а Аластор Грюм будто возвышается над теми, кто еще пытается подняться с асфальта. Люпин и Кингсли накладывают щиты, и Гамп кивает последнему. Когда-то он пошел в Министерство за ним, а теперь вот Кингсли пришел помочь. Да, все правильно - все так и должно быть.
- Тише-тише, - это уже Дэвид говорит Марции, которую ловит в свои объятия, толком и не поднявшись на ноги, когда девушка осела к нему. Постепенно в ее глазах начинает мелькать понимание того, что происходит, но Гамп не дает ей и шанса тут начать истерику, еще крепче, почти до писка, прижимая ее к себе, накладывая на них обоих свои знаменитые фамильные щиты, когда кругом снова бушует битва. Вот только Аластор Грюм - это не тот противник, которого легко взять, и тут все понимают. Здесь не будет победы - здесь будут потери и затяжной бой: Орден Феникса сдаваться явно не собирается! А Марция уже судорожно вцепляется в него, и он чуть ослабляет хватку, когда слышит окрик Грюма. Да, надо уходить: только встречи с аврорами здесь и не хватало. - Дорогая, посиди секундочку, ладно? - Дэвид ей улыбается, как будто ничего не происходит вокруг, как будто еще мгновение назад здесь не было Лорда, по чьему приказу она его чуть не убила. У них тут почти свидание, настоящее приключение - все, что угодно, кроме жуткой реальности. А Гамп уже поднимается на ноги и быстро доходит до топора, который и подхватывает: он не оставляет фамильное оружие, которое ему так дорого. Левое колено отдает противной болью - кажется, старая травма все-таки дала о себе знать, и он тут знатно ее усугубил. Но об этом он подумает позже - не здесь и не сейчас. Тем более, что все уже уносят ноги, и Пожиратели тоже не спешат продолжать этот бой, хотя с ним их хозяин. У них здесь "пат", и дальше нагнетать обстановку нет смысла - каждой стороне нужна победа, которой сейчас здесь не будет. Лучше отступить, перегруппировать силы и попробовать выиграть новое сражение, которое у них еще будет.
Гамп приобнимает Марцию за талию, заставляя подняться, позволяя спрятать лицо на своей груди и обнять себя, чтобы она убедилась, что он еще здесь, что он живой.
- Еще увидимся, - он кивает Аластору, Ремусу и Кингсли, которые прикрывают тылы, которые наверняка позаботятся о миссис Тонкс, которой сегодня слишком уж досталось. Хорошо еще, что он вспомнил про маскировку, и Марция до того, как сюда прийти, успела преобразить себя: еще не хватало, чтобы ее опознали! И именно поэтому он и не называет ее имени, обращаясь исключительно "дорогая", что еще явно понравится Марции, заставит немного отвлечься от этого ужаса и переключит все ее внимание на него. - Дорогая, закрой глаза и доверься мне, - объятия становятся чуть крепче, и Дэвид уже аппарирует с места событий вместе с Марцией, успев убраться до того, как авроры примчатся сюда наводить свои порядки.

Отредактировано David Gamp (2017-08-11 23:30:33)

+3

21

Все происходит слишком быстро. Пока она пытается отыскать взглядом своего "поджигателя" еще несколько заклинаний летят в их сторону, взметая в воздух водопад искр. Огонь все же цепляется за подол ее платья. Приходится сбивать пламя, на какой-то момент теряя нить происходящего вокруг.
Последующее и вовсе напоминает дурной сон. Откуда взялся град ледяных осколков, Марция так и не поняла, но зато ощутила на себе, что могло означать только одно - щиты все же не выдержали. Опомниться она не успевает, ударная волна отбрасывает ее в сторону, больно ударяя о мостовую. Взрыв? Нет, не похоже... звука взрыва не было, это не было очередной атакой пожирателей, это был сам дом. Защита пала, если Гарри и в самом деле внутри, то дела плохи, надо подняться, помочь, собраться с силами...
Но сколько бы она не старалась мысли заняты совсем другим мужчиной.
- Дэвид... - Хрипло шепчет Марция, завидев подползающего к ней Гампа.
А на площади тихо, слишком тихо. Она все еще лежит на холодной брусчатке, уставившись в небо. Весь мир вокруг будто замер, пожиратели больше не атакуют...
И тогда она видит фигуру, закутанную в потрепанный плащ, медленно опускающуюся на площадь, чувствуя, как внутри все сжимается. Тот-кого-нельзя-называть. Волдеморт.
Нужно отвести взгляд, зажмурить глаза, но она смотрит прямиком на него, не в силах отвернуться. Все словно в тумане и нет ничего, кроме этого жуткого взгляда, от которого стынет кровь. Дышать вдруг становится легче и она уже поднимается на ноги, не обращая внимания на боль, не слыша истошных криков волшебницы, что пришла им на помощь.
"Убей его..." - Слова пульсируют в сознании, словно исходят откуда-то изнутри.
Марция уже вскидывает волшебную палочку, направляет ее на кого-то, не слыша ничего, кроме этого ледяного голоса, не видя ничего, кроме этих глаз...
- Дэвид! - Марция медленно оседает в объятия Гампа, все еще не понимая, что произошло...

Она пыталась убить его!? Она чуть не убила мужчину, которого любит больше жизни? А в эту секунду она понимает, что любит, и наплевать на все ссоры и размолвки, на все что у них там было, на всех кто был в ее жизни, когда не было его.
- Я не хотела... я не могла... - В ужасе шепчет Марция, уставившись на Гампа широко открытыми глазами.
Ее трясет и знобит, она наверняка ранена, но в эту секунду не чувствует даже боли.  А ведь он даже не попытался ее остановить. Не смог причинить ей вреда, даже под страхом собственной смерти.
И Марция прижимается к нему сильнее, вцепляется так крепко, словно ничего в мире больше не существует.
- Ты мой герой... - Сквозь слезы улыбается Марция, глядя на Гампа.

Оклик Грюма заставляет Дэвида встрепенуться. Нужно уходить, нужно спасаться, пока у них все еще есть шанс.
Она молча кивает, когда Дэвид оставляет ее сидеть на асфальте, словно плюшевую игрушку, чтобы добраться до своего топора и перекинуться парой слов с Грюмом.
Кажется, пожиратели тоже спасаются бегством, поняв что подвели своего босса. Интересно, куда девался Волдеморт? Его исчезновение с площади она упустила.
А Дэвид уже поднимает ее на ноги, смотрит с улыбкой, так, словно ничего страшного тут и не произошло, словно это просто очередное приключение, словно они и не расставались вовсе, а он просто вернулся из очередной командировки.
- Спасибо... за помощь... - Севшим голосом благодарит Марция Грюма, Кингсли и Ремуса, прикрывающих их отступление.- Я надеюсь Поттер в порядке?
Поттеру повезло. Его не было в доме. Марция вспоминает жуткое лицо Волдеморта, в очередной раз поражаясь храбрости мальчика, который не только встречался с ним, но и воевал против него.
Затем она покрепче прижимается к Дэвиду, опускает голову на его плечо и закрывает глаза, позволяя ему аппарировать их подальше от этого страшного места.
Они продержались. Поттер жив. Они живы и самое главное - они снова вместе.

+2

22

Магия дома сдалась, срываясь во все тяжкие на всех сражавшихся и не обделив вниманием никого. Единственная, кто не получила особого ущерба - кровная наследница. Её, конечно, хорошо шарахнуло обо что-то, но в целом она была жива-здорова. Вероятно, спину она, все же, повредила, но сейчас главное, что дом удалось защитить. Хотя бы временно. Чары можно обновить и усилить.
Она не видела, что происходило потом, после её почти что суицидального порыва, однако женщина очень вовремя начала восстанавливаться. Как раз в тот момент, когда на улице появился еще один человек.
Нет, не человек. Монстр.
Веки ведьмы неохотно раскрылись, показывая улицу в варианте расплывчатого рисунка. Пустынная, не считая бесплотных криков ярости со всех сторон. Лиц она не различала, только смазанные тени.
Возможно, это и к лучшему. Одно неприятное дуновение того самого змеиноподобного голоса заставило её вздрогнуть. Тонкс не боялась его, эту скользкую сущность, завербовавшую её сестру. Она его ненавидела всей душой, желала ему всего самого наинеприятнейшего, но не боялась расстаться с жизнью. Здесь не было дочери, которой ублюдок сумел бы навредить, потому с чистой совестью Андромеда могла отдать жизнь. Ведьма вполне себе трезво понимала, что парировать атаки сейчас вряд ли сможет.
Она приготовилась к неизбежному.
- Иди... к черту, - сквозь хрип осипшего горла выплевывает женщина.
Похоже Лорд был совсем рядом, но имени своего магесса в его обращении не расслышала. Зато ощутила волны неприязни в свою сторону и закипающее негодование. Вместе с пришедшей болью, которую она силилась подавить лишь первые несколько секунд. Далее её ослепила уже подкатившая к горлу агония.
Свой крик она не слышала - видимо, к тому моменту её внутренний резерв подключился к защите центральной нервной системы и сердечной мышцы, - а когда агония отпустила, и воспаленный мозг начал собираться в кучу, женщина едва ли могла пошевелиться. Гулким эхом кровь стучала в висках, заполняя гнетущую тишину хоть каким-то фоном. Спустя минуту или две начали проявляться остальные звуки - свист, скрежет, мужской вопль то ли гнева, то ли страха. Тупая боль в виске заставила её поморщиться. Веки все еще закрыты и под ними кружатся непонятные мушки. Лицо будто свинцом облили.
Она не знала, когда и куда испарилась её противница. Что она с ней сделала и сделала ли вообще. Тонкс смогла бы еще долго продержаться, но пожиратели, как обычно, струсили и вызвали своего козырного туза, как сказали бы домашние, который тут же перетянул силу на свою сторону. Будь у неё больше сил, Круциатус - а это был он, без сомнения, - не произвел бы такого эффекта. Андромеда оказалась достаточно истощенной, чтобы не суметь сопротивляться. Но она все еще дышит, а это значит, что и жизненные силы начнут восстанавливаться сразу же, как только она попадет в более безопасное место.
Ничего, летом она пережила более страшные последствия нападения, о котором она даже вспоминать не хотела. Рвущий жилы огонь  - меньшее из зол и Тонкс, похоже, очень легко отделалась. Быть может, её успела ранить та девица в капюшоне, чьи глаза она все еще видела в своем подсознании. Яркие и холодные. Пожирательница сказала, что Беллатриса - сильная. Возможно. Но старшая - трусиха. Иначе бы не давала собой помыкать.
Впрочем, молодой ведьме, вероятно, много чего не было известно о кровной родственнице Андромеды, да и о ней самой. Не ей судить, кто поступил правильно, а кому помирать за свои ошибки.
Как и не Волдеморту решать, кому за кем повторять. В голове мутно всплывают его слова перед тем, как боль поглотила её. Про то, что сестры должны быть для неё примером. Она бы ни за что не стала второй мадам Лестрейндж. Не в этой жизни. Одной, без поддержки семьи и друзей - возможно. Однако познав силу любви, невозможно променять её на ненависть и пустоту. Ей хватило и того, что она испытала, узнав о пропаже супруга. Больше жить одиночеством Тонкс не собиралась.
С губ срывается отчетливый вздох, вымученный и слишком похожий на скрип. Все еще покрытые имеем руки сжимают в кулаке что-то, отдаленно похожее на замерзший кусок материи. Холод сворачивает не пролившуюся кровь на предплечье.
Душевная боль сильнее - ведьма знала это из своего горького опыта. И она готова была потерпеть еще несколько дней в постели, доказывая, что падая, она все равно поднимется вновь. Пока рядом есть те, кто дорог ей и кому нужна она.

+3


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [22.11.1997] Место встречи изменить нельзя