Руквуд быстро поймал ритм вращения. Через несколько секунд Яксли почувствовала, как мужчина сжал руку сильнее... - Ev. Yaxley

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре декабрь - февраль'98


Кондитерская – Th. Rutherford [24.10]
Улица в Хогсмиде – G.&L. Bonnet [27.10]

436
485
869
734

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [06.03.1997] А мне летать охота!..


[06.03.1997] А мне летать охота!..

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

А мне летать охота!..
http://hdwpics.com/images/001B82DE85B2/Quidditch-Harry-Potter.jpg

› Участники: Ronald Weasley, Minerva McGonagall
› Место: Хогвартс, поле для квиддича.

› Время: вечер.
› Погода: пасмурно, собирается дождь.

Вряд ли Рон мог бы даже в шутку предположить, кто составит ему компанию в одной из повседневных тренировок...

+2

2

Им нужен был кубок, кровь из носа им нужен был этот чертов кубок, и как только у Уизли зажили переломанные кости, а мозг встал на место, Рон поднялся в небо. Небо дарило спокойствии и одновременно с этим заставляло сердце бешено стучать в груди от волнения и чувства ответственности. Рон понимал, что если он позволит играть себе плохо, и даже если Гарри поймает снитч и они выиграют кубок, Уизли все равно будет винить себя. В общем-то Рон никогда не был особенно требовательным к себе, но, наконец осуществившаяся мечта играть в квиддич подстегивала его, вновь и вновь загоняя на метлу.

Новый «Чистемет» был резвее его прежнего, но куда более своенравным и поэтому все более-менее свободные вечера Уизли старался посвящать тренировкам. Иногда удавалось уговорить Демельзу или Джинни покидать ему квоффлы, но сегодня девочки были заняты и Уизли решил просто полетать, подрессоривать метлу, которая то и дело пыталась скинуть Уизли. Странный подарок, полученный от профессора Защитных чар, долго не внушал Рону доверия, как и сам профессор, а его прозрачные намеки об истинном дарителе и вовсе запутали Уизли, и теперь Рон старался об этом не думать. Но метла была строптивой.
Погода оставляла желать лучшего, но если ждать ясной и безветренной погоды можно просидеть всю жизнь в гостиной, да и вероятность, что на матчах будет хорошая погода, была ничтожна мала, поэтому Рон, наспех всунув руки в рукава квиддичной мантии, закинул метлу на плечо и побрел на поле. Уже темнело, солнце уже скрылось за горизонтом, но полная темнота еще не наступила, в начале марта темнело уже не так рано, как зимой, поэтому можно было чуть дольше полетать над квиддичным полем.

Рон вышел на поле и перекинул ногу через гладкое блестящее древко метлы. Толчок от земли ногами, и метлы взмывает вверх, волосы и без того растрепанные растрепались еще сильнее, практически закрыв обзор. Уизли убрал рыжие пряди со лба, когда набрал высоту и затормозил у вратарских колец. С высоты было видно величественное здание Хогвартса, со всеми его шпилями и башенками, но свечение окон спален и общих комнат не манили сейчас Рона и в половину так, как ветер в волосах и скорость.
Уизли наклонил корпус вперед, и метла, сегодня удивительно послушная, рванула вперед, неожиданно чутко прислушиваясь даже к малейшим движениям Рона. Три круга по полю с нарастающей скоростью, петля, еще петля, неумелый штопор, закончившийся тем, что Уизли повис головой вниз, обхватив метлу руками и ногами. Тихо выругнувшись себе под нос, Рон дернулся в бок, заставляя метлу вернуться в нормальное положение, и вновь набирал скорость, направляясь к среднему из трех колец.

Квоффл? Это действительно летел квоффл? Уизли мотнул головой, не уверенный, что это была не птица, но мяч приближался неотвратимо и абсолютно без крыльев. Инстинкт сработал раньше мышления, Уизли несколько неловко развернулся и отбил мяч прутьями метлы куда-то в ночь. Но Рон так и не понял, что это такое было. Летая над полем, он был уверен, что никого здесь нет, и никого не увидел, но мячи просто так не летают даже в Хогвартсе.

+2

3

Когда-то профессор МакГонагалл была студенткой и играла в факультетской сборной по квиддичу на позиции охотника. Сейчас в это с трудом верилось даже самой Минерве, а об окружающих и говорить не приходится – вероятно, нынешние ее студенты только посмеялись бы, представляя ее на метле. Какая может быть метла, действительно, если МакГонагалл периодически приходится ходить с тростью?.. И все-таки – она была.
Закончив школу, волшебница приобрела себе новенькую метлу, чтобы не терять форму, не расставаться с любимыми полетами и время от времени играть в любительский квиддич со старыми знакомыми. С тех пор много воды утекло, метлы несколько раз менялись на более новые, а вот привычка время от времени подниматься в воздух осталась. Минерва не разлюбила небо, прогулки над окрестностями школы стали для нее временем для раздумий и способом поддерживать себя в более-менее сносной форме.

Сегодня после ужина, с удовольствием выяснив, что все ученические работы проверены, в замке царит относительное спокойствие, а орденских дел на ближайшие часы не запланировано, женщина позволила себе прогуляться в Хогсмид – забрать из мастерской свою старенькую «Комету», которую она оставила там еще недели две назад с просьбой немного подлатать и, если возможно, отладить управление. Возможно, давно проще было купить новую метлу, но МакГонагалл все реже пользовалась ею, и привычка оказывалась пока сильнее здравого смысла.
Вернуться из деревни к замку она решила уже по воздуху. На первый взгляд, погода не располагала к полетам, но на деле: ветер был попутный, дождя не было, солнца, которое могло бы слепить глаза, тоже, а за бесконечными военными тревогами Минерва уже и забыла, какое это удовольствие – подняться в воздух. Когда ей удалось вволю полетать – кажется, еще летом, до ранения?.. Осенние полеты по необходимости не стоит и брать в расчет.

…Земля остается далеко внизу. Выше, выше, туда, где ветер порывистей и холоднее. Предусмотрительно накинув капюшон на голову и плотнее закутавшись в мантию, МакГонагалл не боится холода и ветра. Деревенька становится озером огней внизу, впереди – замок и лес, над которыми волшебница делает круг, не торопясь вернуться в теплую комнату. Пролетая мимо поля для квиддича, она не может удержаться, чтоб не заглянуть туда: кто нынче не побоялся выйти на тренировку в такую непогодь?..
Как она и думала – почти никто. Мысль «а вот в наше время…» невольно проскальзывает в голове, но Минерва с усмешкой гонит ее прочь: неправда, сейчас играют ничуть не хуже и тоже не боятся трудностей, просто в графике тренировки команд выдался свободный день. Повезло одинокому энтузиасту – всё поле его. А впрочем…

Поддавшись минутному порыву, волшебница резко спускается вниз, к трибунам, находит один из сундуков с мячами и выпускает на волю квоффл. Улыбка прячется в уголках губ и превращается в откровенную усмешку, когда опешивший от неожиданности студент, замечая мяч в последнюю секунду, успевает его отбить. Тут уж пора действовать самой Минерве: закрыв сундук, она резко поднимается в воздух, устремляясь в погоню за мячом, и, представьте себе, даже догоняет его – лишь для того, чтобы снова послать в сторону вратаря. Она по-прежнему не может узнать его, хотя вроде бы рыжий – Уизли?.. Остается лишь надеяться, что и он пока не разгадал, что за фигура в темной мантии вмешалась в его игру.
Вот пищи для сплетен будет дорогим ученикам!.. Хотя есть еще вероятность, что ему просто никто не поверит. Она бы, пожалуй, на их месте не поверила.

+2

4

И хотя главным игроком в квиддич Рон считал ловца (да и не только Рон), он все равно не мог позволить себе играть плохо, даже думать о том, чтобы играть плохо. Он с таким трудом прошел на место вратаря и ему с таким трудом дался первый матч, что Уизли решил посвящать всего себя квиддичу. Но лучше бы он посвящал себя трансфигурации… И пусть зачастую именно оттого как быстро ловец поймает крылатый снитч зависел исход матча, Уизли отдавался своей роли в этой игре полностью. В истории квиддича безумно редки были случаи, когда пойманный снитч не спасал команду от поражения. А в Гарри Рон был уверен, Поттер был словно рожден для того, чтобы ловить снитч. Ну, после сражений с Тем-кого-нельзя-называть, разумеется. А идиот-Малфой и на квиддичном поле был идиотом, занятым самолюбованием и плоским сарказмом, и зачастую не видел снитч даже, когда его видел Уизли. А Уизли нельзя было назвать внимательным. Уизли и внимательность – это антонимы. Но все же Слизерин нельзя было сбрасывать со счетов до последнего, даже если последние годы кубок неизменно стоял в кабинете профессора МакГонагалл, в команде Снейпа все же были люди, умеющие играть в квиддич. Взять только Вейси, Рону каждая его атака казалась последней, и каждый раз Уизли морально готовился к недолгому полету в песок с вышибленными зубами.  Вейси бил сильно, и зачастую внезапно. Уорингтон – второй охотник слизеринской команды был быстр и ловок, и развивал невероятную скорость, и именно его мячи Рон чаще всего пропускал, потому что не мог уследить, как этот пронырливый слизеринец оказывался у ворот. Внимательности Роны не хватало. А еще был Ургхарт… Все тело у Рона застонало от одной мысли о капитане Слизеринцев, и развивать рассуждения в своей еще не до конца здоровой голове Рон не стал.

Уизли не знал, кто решил потренироваться вместе с ним, и стоило ему только начать всматриваться в темноту, пытаясь распознать второго игрока, как в его сторону вновь летел мяч. Но в этот раз Рон был готов, однако, мяч оказался крученным, и Рона едва не сбросило с метлы, когда вратарь принял мяч в руки. От сильного удара, Рона согнуло пополам, и метлу дернуло назад, однако, Уизли остался в седле. Юноша выпрямился, держа одной рукой древко метлы, а второй – мяч, и, замахнувшись посильнее, послал мяч обратно в темноту, коротко выдыхая. Уизли был необычайно собран, и чувствовал в себе возможность брать все мячи, поданные неизвестным соперником, рыжему почему-то было стыдно разочаровать соперника, скрывающегося во тьме, хотя он и не знал, кто это. Он бы, пожалуй, сам себе не поверил, если бы узнал, кто столь ловко подает ему квоффлы.

Мячи Джинни или Демельзы были совершенно другими, даже мечи громилы Вейси были не такими… хитрыми что ли.  Мячи, которые сейчас брал Уизли, едва ли могли принадлежать хоть одному охотнику факультетских команд, и это немало сбивало Рона с толку.  Но стоило сыну Молли на мгновение задуматься о том, кто же его таинственный соперник или соратник, как квоффл Уизли поймал лицом.
- Черт! – крякнул Уизли, рукавом утирая кровь, пошедшую из губы.
Удар был не сильным, но неожиданным, поэтому несколько мгновений он тупо смотрел на мяч, держа пузатый квоффл в раскрытых руках, Рон собирал мысли в кучу. Но время вынужденного тайм-аута быстро подошло к концу, и Уизли отправил квоффл обратно в темноту, не сомневаясь, что он вскоре вновь вернется. Но тогда Рон будет готов.

+1

5

Капитаном их команды был Герберт… фамилию которого Минерва в данный момент никак не могла выудить из памяти. Потому что вообще-то он всегда был просто Берти. Капитан и вратарь с манерой руководства, очень похожей на манеру Вуда. Все шарахались от Берти, особенно когда он был не в настроении перед очередной игрой, а Берти почему-то шарахался от Минервы. Та недоумевала и не упускала повода блеснуть остроумностью по поводу его «гениальной» манеры руководства, «покладистого» характера и жуткой неловкости, которая преследовала его на земле, покидая в воздухе. Иногда они тренировались вот так же один на один, потому что все остальные были завалены домашними заданиями, на которые Берти плевать хотел и которые у Минервы были уже сделаны. В ночь, в дождь, в снег, в холод – неважно, чем хуже – тем лучше. Им верилось, что преодоление этих трудностей непременно приведет их к победе…

Движения вспоминались сами собой, не требуя ровным счетом никаких усилий от сознания, только от тела. Вот вратарь берет крученый удар, и МакГонагалл уважительно хмыкает: а рейвенкловцы тогда упорно его не брали, ну, как проклятье на них какое лежало! Мяч летит обратно, и женщина ловит его, хоть и не без труда. Не так быстра ее метла, как хотелось бы, не так быстра уже она сама.
Ну и что же, не можешь взять скоростью – возьми хитростью. Минерва посылает мячи сбоку и сверху, откровенно любуясь тем, как ее противник – или все-таки союзник? – в этом маленьком матче берет квоффлы один за одним. Даже тот бросок, которым она всегда гордилась и считала заведомо успешным, вратарь хоть и с опозданием, но замечает и успевает уберечь кольца от мяча. Успех дается ему нелегко – похоже, парень поплатился разбитым носом. Волшебница терпеливо ждет, пока он оправится от неожиданности, а потом вновь мчится за своей круглой свистящей добычей.

Да, вратарь хорош. Но, бывает, мастерство пасует перед удачей. По крайней мере, иначе, чем удачей, Минерва не может объяснить то, что следующие два раза ей удается забросить мяч сперва в левое, а потом и в центральное кольцо. Первое вышло совсем случайно: похоже, вратарь просто не успел сосредоточиться и не ожидал, что мяч вернется так быстро, в темноте несложно подобраться ближе обычного, зайти со стороны. Зато второй точный мяч дался Минерве с большим трудом: подобравшись к кольцам снизу, она с силой толкнула мяч обеими руками, на время оставляя метлу без управления. Капризная комета, почуяв слабину хозяйки, сейчас же дернулась вниз и в сторону: мол, не хочу я летать в такую погоду, давай домой уже.
В попытках справиться с непослушным транспортным средством женщина упустила тот момент, когда квоффл был снова отбит и оказался в свободном полете, так что потом ей пришлось покружить по полю, догоняя мяч. Догнала она его, к слову, только у ворот и сразу ушла вверх, намереваясь оттуда и покуситься на правое кольцо. Возможно, она слегка увлеклась и подлетела ближе, чем стоило, но капюшон еще не сорвало ветром, что позволяло рассчитывать на сохранение интриги. Зато сама она теперь уже точно разглядела Уизли. И тепло подумала: свои.

+2

6

Он пропустил два мяча, и Рона это огорчало. Действительно огорчало, ведь один, из забитых неизвестным противником, квоффл залетел в левое кольцо совсем внезапно, Уизли даже не успел проследить его траекторию. А внезапные голы всегда самые обидные.
Рон на метле чувствовал себя увереннее, чем в начале года, а новая метла была несколько резвее старой, порой скорость метлы даже превосходила скорость, с которой Уизли соображал. И тогда задавался вопрос: кто кем управляет.
Второй мяч появился откуда-то снизу, Уизли даже теоретически не знал, как такой можно было взять, поэтому квоффл угодил в одно из колец, заставив Рона помрачнеть еще больше. Гриффиндорец тщетно вглядывался в темноту, пытаясь рассмотреть своего противника, узнать по движениям в ночном небе, Рон уже успел выучить, как летают практически все члены команды гриффиндора, и даже в темноте понимал, что это ни один из них. На слизеринца тоже не похоже, они никогда не ведут четную борьбу, и хотя заброшенный снизу мяч Рон не считал честным, вратаря, однако, никто не пытался покалечить или сбросить с метлы.

Рону удалось неожиданно даже для себя отбить еще один мяч, и какое-то время над полем ничего не происходило, Уизли только слышал, как отбитый им квоффл рассекает ночной воздух. И вдруг неизвестный противник пролетел прямо над ним, уходя резко вверх. Уизли дернулся от неожиданности да так, что едва не упал с метлы, но все же ему удалось удержаться в воздухе. Фигура, лишь на мгновение промелькнувшая перед его глазами, казалась Рону смутно знакомой, и хотя лицо скрывал капюшон, Уизли казалось, что он знает и достаточно хорошо того, кто так удачно забивает мячи в его ворота. Но Узли так и не смог угадать, кто прячется под капюшоном. Нет, была, конечно, одна догадка, но он бы сам себе не поверил, если бы рискнул озвучить ее… Это было совершенно невозможно. Невозможнее было представить на метле только тюленя-Слагхорна.

На улице стало совсем темно, брать мячи в такой темноте удавалось через раз. Периодически Рон кидался в абсолютно противоположную сторону от той, куда летел квоффл, и еще за двадцать минут набрал пять пропущенных мячей. Пора было снижаться и шлепать в гостиную, хотя в душе свербела обида на самого себя за то, что он такой неповоротливый уволен, а его неизвестный противник проворен и необычайно хорошо, как думалось Рону, видит в темноте. Но Уизли не знал, как остановить явно затянувшуюся тренировку, и в какой-то момент уже просто махал руками, скрещивая их в стоп-знаке и показывая вниз, призывая спуститься. Рону не терпелось, кто же составил ему компанию, и он пропустил последний мяч.

+1

7

Темнело. Минерве удалось забросить в кольца еще несколько мячей: темнота явно играла ей на руку, в дневное время вратарю наверняка удалось бы взять эти броски, волшебница не строила иллюзий относительно своей скорости и уж тем более относительно своего мастерства, порастерявшегося с годами. Если сначала она еще припоминала хитрые приемы охотников из своей школьной поры, и это неплохо срабатывало (надо бы заставить гриффиндорскую сборную засесть в библиотеке, отыскать старые-старые подборки спортивной колонки «Ежедневного Пророка»), то последние мячи улетали в кольца наудачу. Удача попеременно улыбалась то молодости, то опыту, но волшебница все равно осталась чрезвычайно довольна собой: еще бы, в семьдесят-то с лишним продержаться в игре столько времени! При случае надо похвастаться Августе, старая развалина, конечно, ни за что не подаст вида, что вообще поверила, а тем более оценила, но в душе порадуется за подругу.

Впрочем, за саму себя Минерва радовалась недолго. Увидев, что вратарь предлагает прекратить игру, волшебница не стала отправлять квоффл в очередной полет, а вместе с ним устремилась к земле. На подлете к земле очередной резкий порыв ветра дернул метлу в сторону, развернул ее, да так, что она едва не выпустила древко из рук. На пару мгновений женщине даже показалось, что она окончательно потеряла управление и вот-вот упадет, но рефлексы определенно работали лучше мозга. Метла выровнялась у самой земли.
Почувствовав под ногами твердую почву, МакГонагалл слегка пошатнулась. Если бы не метла в ее руках, о древко которой пришлось опереться, женщина могла просто-напросто упасть, испортив все произведенное на ученика впечатление. Не то чтобы декан Гриффиндора стремилась его произвести… но расставаться с уже полученным было бы жаль.
Сердце стучало часто-часто. Неприятно закололо в правом боку, на что волшебница только усмехнулась, проворчав сквозь зубы нечто нелицеприятное насчет чьих-то старых костей. В воздухе она всегда чувствовала себя гораздо лучше, чем на земле, в воздухе ей было легче дышать и совсем не так очевидна была боль в ноге. Лучше бы и не приземляться, в самом деле.

Добрый… вечер, мистер… Уизли, – все еще не совсем отдышавшись, женщина сбрасывает на плечи капюшон. Ей определенно нужна передышка, так что исчезнуть так же неожиданно, как появилась, точно не получится. И лучше как ни в чем не бывало заговорить первой, чем слушать удивленные восклицания. Ну да, профессор Трансфигурации на метле. Подумаешь. Не Дамблдор же. – Похвальное… рвение, если только тренировки не вредят подготовке к основным предметам. И, если не возражаете, я дам вам совет: поинтересуйтесь биографиями игроков первой половины нынешнего века. Иногда новое – это хорошо забытое старое…
Взмах волшебной палочки, и сундук с мячами начинает медленно и неохотно перемещаться от трибун, где его оставила Минерва, к тому месту недалеко от колец, где они с Роном приземлились. Терпеливо дождавшись, пока вещица с характером все-таки доберется до места назначения, МакГонагалл уложила туда квоффл, и отправила сундук обратно. Она бы не отказалась, если бы и ее теперь подобным образом транспортировали до замка, но… Любишь летать – люби потом и пожинать плоды.

+1

8

Рон чувствовал себя уставшим ровно до того момента, когда его ноги коснулись земли. Все же на земле ему еще было комфортнее, чем в небе, хотя полеты манили и влекли его, заставляя не редко переступать через собственное волнение и даже страх. Но сейчас, когда его ноги коснулись твердой, еще промерзлой, земли квиддичного поля, Уизли ощутил неимоверную усталость во всем теле. Он почувствовал, как мышц рук заболели о многочисленных пойманных мячей, ноги заныли от неудобного положения на метле, а спину то и дело простреливало потому, что она затекла от поддержания равновесия в воздухе, - однако, вся эта боль, в момент сковавшая тело гриффиндорца, была тягучей, словно патока для пирога, и удивительно приятной. Но от усталости и ноющих конечностях Рон и думать забыл, когда сначала услышал голос, а потом увидел лицо своего…кхм…партнера по тренировке?

Уизли показалось, что его подвесили в воздухе за лодыжку и от души ударили по ребрам, потому что весь воздух со свистом покинул его легкие. Рон покраснел до самых ушей, приобретая цвет схожий с оттенком квиддичной формы, что была на нем надета.
- П…п…про..профессор… - наконец, выдохнул Уизли, отчего-то крепко обнимая метлу, прижимая ее к себе как родную, - это было вау...просто...потрясающе…. – Уизли задыхался от нахлынувших эмоций, отчего после каждого слова он делал паузу, чтобы хоть чуть-чуть привести свои мысли в порядок, но тщетно - в рыжей голове младшего сына Молли и Артура царил полный раздрай. Он даже не подозревал, что МакГонагалл прекрасно летает на метле и забрасывает мячи. Конечно, глупо было думать, что таланты декана прекращаются на обращении в кошку, однако, полеты Уизли не мог себе вообразить даже в самых смелых фантазиях относительно прошлого декана Гриффиндора. Рон хотел что-то еще сказать, но слова застряли где-то в горле.
- Я…я… - Рон сам не знал, что хотел сказать, мысль потерялась под гнетом эмоций, - я уже написал эссе, - ага, Гермиона наверняка уже написала, наконец, выдавил Рон, взглядом ища собственные ботинки. Собственные поношенные ботинки казались ему куда более увлекательными, чем то, как огромный ящик из-под мячей ковыляет сначала к ним с профессором, а потом обратно – на свое место, по легкому мановению волшебной палочки декана.

Уизли даже не знал, что сказать, и отчего-то он не решался поднять взгляд на декана, все-таки в такое время студентам положено находиться в гостиной или спальне, а никак не на квиддичном поле. Но профессор трансфигурации явно не спешила распекать вратаря своей команды за нарушение распорядка дня, хотя Минерва МакГоганалл даже хвалила так, что хотелось провалиться под землю от стыда. Восхитительная женщина!
- Я ведь найду среди тех биографию вашу! – вдруг осенило Уизли так, что он даже не смог сдержать восхищенного возгласа, и только сейчас ему в голову пришел вопрос: а сколько же Минерве МакГонагалл лет? Он даже чуть не ляпнул этот вопрос, но вовремя до боли прикусил язык, вспоминая, что спрашивать у женщин о возрасте неприлично… Особенно у таких, как декан Гриффиндора.
- Обязательно почитаю! – с деланным энтузиазмом заявил Уизли, прекрасно понимая, что ничего он читать не будет. Читать – это к Гермионе. Наверняка, профессор трансфигурации тоже это понимает.

+1

9

Рональд Уизли отчаянно боролся с глубоким потрясением. Минерва МакГонагалл с любопытством за этим наблюдала. Из увиденного она сделала вывод, что гриффиндорцы списали ее в утиль лет двадцать – хорошо, если не тридцать – назад, и сейчас студент смотрел на нее не то с восхищением, не то с изумлением, не то с хорошо скрываемым желанием расхохотаться. У нее при этом желание было только одно – куда-нибудь сесть, а лучше – лечь. К ноге в оркестре похрустываний, поскрипываний и щелчков присоединилась еще и спина, и состояние «старая развалина» раскрылось в полной мере. И нет, это не пробудило в волшебнице мысль о том, что она немного – самую малость, ну! – старовата для квиддича. Зато натолкнуло на идею о необходимости устраивать подобные тренировки почаще, чтобы не закостенеть.
Может, посадить на метлу Вельгельмину? Или Селену? Остальных подруг она представляла в воздухе еще хуже. С другими кандидатурами было также неважно. Не над Горацием же издеваться, в самом деле.

Благодарю, мистер Уизли. Я рада, что не разочаровала вас, – изобразив полупоклон и с трудом после этого распрямившись, проговорила женщина с легкими призвуками иронии в голосе. Рон, конечно, попортил ей немало нервов, причем не столько на уроках, сколько на квиддичном поле, но все же она была рада здесь встретить именно его, а не игрока чужой команды. И она была рада тому, что он находит время для тренировок. Кубок прекрасно вписывался в интерьер ее кабинета и совершенно ни к чему был Снейпу. – И написанному эссе, разумеется, тоже, – не веря ни единому слову, Минерва и бровью не повела. Сейчас ей это не принципиально, это станет принципиально, когда начнется урок. – Вижу, с каждым разом ваша игра становится все лучше и лучше. Честное слово, если кубок в этом году будет наш, я бы не поскупилась на лучшее сливочное пиво из «Трех метел» для всех игроков, – и с этими словами МакГонагалл подмигнула Рону, хотя, конечно, ему могло и показаться – сумерки с любым могут сыграть злую шутку.
Рукоятка метлы угрожающе изогнулась, и женщина, опомнившись, прекратила так опрометчиво на нее опираться. Поморщилась от боли, пока Рональд рассматривал свои ботинки. Мысленно помянула добрым словом Тадеуша и Эльзу, решив, что стоит как-нибудь в ближайшее время заглянуть в Мунго. «Ближайшее время» сменится неопределенностью уже утром, когда Минерва почувствует себя лучше, но сейчас ведь можно себе в этом не признаваться.

Нет, мистер Уизли, обо мне вы там не найдете ни слова, я была всего лишь охотником школьной команды и, хотя курсе на четвертом и мечтала связать свою жизнь с квиддичем, после школы стала скорее зрителем, нежели участником, – в молодости она охотно присоединялась к любительским командам, но чем дальше, тем меньше времени и возможностей становилось. Зато Чемпионат Мира она посетила с удовольствием. Другое дело – чем это все закончилось… Но это вот именно что – другое дело, и спорт здесь не при чем. – Да и вам стоит не столько читать, сколько смотреть. Там есть хорошие колдографии с приемами, которые уже не используются в игре, но, на мой вкус, забыты они незаслуженно. Тот редкий случай, когда рассматривать картинки полезно, – улыбнувшись, МакГонагалл поудобнее перехватила метлу, опираясь на нее, как на посох, и сделалала пару шагов в сторону замка.
Вы не откажете мне в любезности проводить меня до замка? Если вас, конечно, не смущает мое общество.
Профессор Трансфигурации подозревала, что ее общество более чем смущает студента. Но ситуация ее забавляла, и Минерва решила доиграть спектакль до конца.

+1

10

Профессор МакГонагалл была удивительной женщиной, и Рон испытывал к ней крайне противоречивые чувства,  и даже за полных пять лет своего обучения так и не определился с ними. Если Снейпа Уизли терпеть не мог до зубного скрежета, Грюма, который оказался Пожирателем, боялся, Треллони  считал откровенно чокнутой, то декана своего факультета Уизли одновременно безмерно уважал, но нередко злился на нее, когда он (по мнению Рона) была слишком строга к своим студентам.
Порой Рон негодовал оттого, что МакГонагалл назначает наказание своим студентам наравне со студентами другого факультета, в то время как Снейп явно потворствует слизеринцам. Но обсуждать с деканом ее педагогические методы было определенно не лучшим решением, но сейчас в мыслях Рона был лишь несвязанный поток словесного бреда, за который у него точно отнимут баллы, поэтому лучше вовсе молчать.

Неловко молчать и краснеть – это получалось у Рона лучше всего на свете, он практиковал это постоянно. Неловкий, не слишком умный, не слишком богатый Рональд Уизли только и мог, что краснеть, но краснеть от смущения и похвалы ему приходилось куда реже, чем от насмешек. На широком лице Уизли расплылась довольная, не обезображенная интеллектом, улыбка.
- Колдографии – это хорошо, - утвердительно кивнул Рон с видом настоящего гуру картинок в книгах.
Он даже не знал, что сказать еще, поэтому неясный остаток фразы Уизли просто промычал, жуя свою нижнюю губу. Пожалуй, среди его мычания можно было разобрать пожалуй только: «спасибо, профессор», и то только человеку с тонким, кошачьим, слухом это было доступно. Уизли неловко переминал с ноги на ноги, понятия не имея, о чем говорить с МакГонагалл, но не смея сдвинуться с места в сторону Хогвартса.

Признаться честно, Рона воодушевила идея со сливочным пивом для всей команды, готовность купить которое только что высказала профессор, но Рон не смог ничего не сказать, только залившись краской по самые уши. Но далеко не только ради вкуснейшего пива мадам Розмерты Рон будет тренироваться еще лучше и еще больше, откладывая все учебные дела на «потом» или на Гермиону, пожалуй, только сейчас Уизли понял, насколько для него в действительности важна похвала декана.  Чем реже получаешь похвалу, тем она ценнее, а еще более неожиданной похвала могла бы быть только от Снейпа. Но это уже где-то в параллельной вселенной.
- К-конечно, - все еще заикаясь, пробурчал Уизли, перехватывая метлу из правой руки в левую и неловко подставляя локоть профессору.
До Рона только через несколько мучительно долгих и уничтожающе стыдных секунд дошло, что, возможно, декан Гриффиндора не собирается брать своего студента под руку.  Рон прикрыл глаза и глубоко вздохнул, пытаясь собраться и успокоиться. Мерлин побери, да эта встреча на поле с деканом ничем не лучше СОВ в прошлом году…
- Я могу понести Вашу метлу! – на одном дыхании выпалил Рон, протягивая правую руку теперь открытой ладонью вверх, не зная, чем еще может помочь декану, - мэ-эм, - неловко протянул Рон, опять заливаясь предательской краской
И вообще Уизли не понимал – зачем ходить на двух ногах, если в мгновение ока можно стать кошкой и куда быстрее добраться до замка. Ах да! МакГонагалл совершенно не обязательно было скрываться от бдительности Филча.

+1

11

Давненько Минерва МакГонагалл никого не вгоняла в краску. Ученики, которых она ловила с поличным и пыталась воспитывать, обычно не считали себя виноватыми и не собирались краснеть, а остальным она тем более не давала повода для подобного. Единственным человеком, который в ее присутствии краснел, бледнел и терялся в словах, был один прославленный аврор, и было это лет двадцать… пять назад. Солидный срок, если вдуматься.
Декан искренне сочувствовала своему студенту, но все, что она могла при этом сделать – это сделать вид, что совершенно не замечает его смущения, и дать ему возможность достойно завершить это маленькое испытание.
Благодарю вас. И буду очень признательна, если вы не только понесете метлу, но и поможете мне добраться до замка. В противном случае мы будем идти очень медленно, – женщина не только передала гриффиндорцу метлу, но и взяла его под руку, когда Рональд все-таки решился снова согнуть ее в локте. Будь перед ней кто-нибудь из старых знакомых, МакГонагалл без зазрения совести повисла бы на этом локте, чтобы бодро дохромать до замка, но в сложившейся ситуации пришлось лишь слегка опираться на руку студента и шагать, в очередной раз закрывая глаза на болезненные ощущения. Ерунда, Пенелопа ей поможет. Не стоит из-за этого заставлять ученика страдать дольше возможного.

Пока они шли к замку, Минерва неторопливо рассуждала на тему квиддича, то и дело сбиваясь с одного на другое: сперва припомнила близящийся матч с Хаффлпаффом, потом – старших братьев Рона, игравших в квиддич, и каждому при этом досталась весьма лестная характеристика. Затем она попыталась припомнить, где состоится ближайший Чемпионат Мира, но без помощи Рона так и не справилась. Все рассуждения, правда, неизменно каким-то удивительным образом сводились к тому, что Слизерин в свое время слишком долго был обладателем кубка, так что теперь ни в коем случае нельзя его возвращать.
Когда до входной двери оставалось всего ничего, женщина вдруг решила поделиться личными воспоминаниями.
В мою последнюю игру шел ужасный ливень. Играли мы со слизеринцами, и, разумеется, нам нужна была победа. В том числе и потому, что для большей части команды год был выпускным, уйти с победой было делом чести. Не знаю, что видели на поле зрители, но мы не видели ничего, ориентируясь по звукам и теням. Мне мучиться пришлось недолго – я упала с метлы и пролежала в Больничном крыле едва ли не до самых экзаменов. Гриффиндор проиграл тот матч – снитч поймал слизеринский ловец…
О том, что с метлы ее столкнули, МакГонагалл предпочла умолчать. Не стоит обременять учеников своими старыми обидами, лучше пусть в этой рыжей голове обоснуется мысль о сливочном пиве, нежели очередной повод для злости на «змей».

Холл встретил их тишиной и сумраком. Дежурных видно не было – видимо, они патрулировали ближайшие к факультетским гостиным коридоры, вылавливая последних любителей поздних прогулок. Если Уизли попадется кому-нибудь из них – большой беды не будет, а вот если на пути его встанет завхоз – ему точно не расскажешь о том, что причиной позднего возвращения стала игра в квиддич с деканом.
Я провожу вас до башни, – негромко проговорила волшебница, минуя холл. – Мне хотелось бы, чтобы вы занимались учебой тренировками, а не проводили часы в компании тряпки и мыльной воды. Но в другой раз, прошу вас, не задерживайтесь допоздна. Профессора и авроры не просто так дежурят ночами.
Помимо желания обезопасить студента от неприятностей, было у Минервы и желание просто пройтись коридорами родной башни, перекинуться парой слов с портретами, пожелать доброй ночи Полной Даме, задержаться у какого-нибудь окна, разглядывая сумрачные окрестности. Все реже и реже ей доводилось бывать здесь, все больше и больше в связи с частым отсутствием директора занимали ее общешкольные дела, и на родной факультет, откровенного говоря, отчаянно не хватало времени. Почему бы сегодня, в свободный вечер, хотя бы просто не подняться в башню?

+2

12

Рон, что было силы, сжал в руке метлу декана, отчего костяшки его руки побледнели, хотя лицо горело огнем. Уизли хотел было сорваться с места и широкими шагами направиться к замок, совсем не по-джентельменски бросив Минерву МакГонагалл на поле, но женщина, видимо, предвидя такой финт ушами со стороны своего студента, прямо сказала о том, что Рональд должен сопроводить ее в замок. И Уизли ничего не оставалось, кроме как согнуть руку в локте и предложить ее профессору, и радоваться, что на замок уже опустилась темень и ни один не спящий слизеринец не увидит его идущим под руку с деканом Гриффиндора.

Слушать профессора МакГонагалл быстро интересно. Ее воспоминания о квиддичи были в разы интереснее, чем лекции по трансфигурации, и Уизли даже открыл рот, чтобы озвучить свою единственную мысль, но вовремя прикусил язык и лишь активно закивал головой в знак согласия. Рон внимательно слушал и старался идти не так быстро, как обычно шагал по полю, чувствуя, что профессору идти то ли тяжело, то ли больно. Сам же Уизли опирался на метлу, которую нес в правой руке, пользуясь ей как посохом.

Про братьев тоже было интересно слушать, но не так, как об играх, в которых участие принимала сама профессор. Все-таки до сегодняшнего вечера Рон даже не представлял себе МакГонагалл на метле. Более того – он не представлял ее молодой. Он даже представить не мог, как выглядела профессор без своей остроконечной шляпы, мантии в шотландскую клетку и очков на носу – он не мог представлять Минерву МакГонагалл молодой. И во время ее рассказав о своей игровой практики, сознании Уизли упорно представляло Минерву МакГонагалл такую, какая она есть сейчас, на метле и в квиддичной форме – зрелище, стоит отметить, не для слабонервных. Но пока Рону удалось держать свой язык за зубами.
Даже на фразы о том, что кубок по квиддичу слишком долго стоял в кабинете декана Слизерина, Рон не реагировал с тем энтузиазмом, что бушевал внутри.
- В этом году мы выиграем, профессор! – все еще помня о сливочном пиве, заявил Уизли для убедительности кивнув головой, от чего рыжие волосы спали на лоб

Холл школы был пустой и темный, что вселяло в Рона надежду добраться до спальни без приключений. Но, кажется, профессор МакГонагалл не только в кошку умеет превращаться, но еще и мысли читает. Уизли даже не успел возвразить, как метлы вырвались из рук и отправились куда-то дальше по коридору. Видимо, в кладовку. А студент с деканом продолжили уже молчаливый путь до башни Гриффиндора. На пути им так никто не попался, и только лишь Полная дама стала громко возмущаться на поздний приход студента, однако, увидев рядом МакГонагалл, замолчала и пропустила Рона в гостиную.
- Доброй ночи, профессор! – осторожно выпутывая свой локоть, произнес Рон, намереваясь войти в портретный проем, - это было круто! – не удержался и брякнул Уизли, надеясь, что его не было слишком сильно слышно.

Пожалуй, сон этой ночью был как никогда крепок. Рон забрался под одеяло, натянув его до самого подбородка, подмял под себя подушку, обняв ее и засопел, довольно улыбаясь.

+2


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [06.03.1997] А мне летать охота!..