Руквуд быстро поймал ритм вращения. Через несколько секунд Яксли почувствовала, как мужчина сжал руку сильнее... - Ev. Yaxley

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре декабрь - февраль'98


Министерство– JR. Durand [21.10]
Кондитерская – T. Dellachapple [21.10]
Улица в Хогсмиде – R. Farrow [22.10]

436
485
869
734

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Распределяющая шляпа » Caitlin Montfort // Торговый центр "Совы"


Caitlin Montfort // Торговый центр "Совы"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Кейтлин Монтфорт // Caitlin Montfort
http://images.vfl.ru/ii/1507737545/dbcf9320/18954464.jpg
Rooney Mara

› Дата рождения: 03.05.1975
› Деятельность: сотрудница торгового центра «Совы»
› Выпуск: Рейвенкло, 1993
› Лояльность: Пожиратели смерти
› Чистота крови: чистокровная

› Волшебная палочка: терновник и жила из крыла летучей мыши
› Патронус: не освоила заклинание
› Имущество: филин Морис, серебряный кулон в виде совы – заколдован так, что любой, касающийся владелицы, получает мелкий, но неприятный удар магией

ХАРАКТЕР
Кейтлин на первый взгляд человек очень холодный и невозмутимый. Замкнутая, молчаливая и равнодушная почти ко всем девушка, она не вызывает желания хоть немного сблизиться к ней. Собственно, Кэт и сама не горит желанием заводить друзей или отношения. Она никому не доверяет, хотя есть те, кем она восхищается и кого уважает. Кейтлин верна только себе и Тёмному Лорду, но все остальные для неё – опасность или пустое место. Такое отношение к окружающим обусловлено её фобией – Кэт боится любых прикосновений так сильно, что с ней может случиться истерика, если контакт будет слишком долгий. Одна мысль о физическом контакте вызывает дрожь, ей омерзительно и страшно. Но люди привыкли касаться друг друга и порой сами этого не замечают. Поэтому Кейтлин отдаляется ото всех, чтобы никому и в голову нем могло прийти нарушить её личное пространство.
Добиться от Кейтлин проявлений эмоций непросто. Она слишком умна, чтобы вестись на провокации, и слишком привыкла скрывать свои эмоции внутри. Кэт привыкла хранить свои секреты ото всех: всю свою боль, всю ненависть, пожирающую её изнутри и всю выжженную ими пустоту, где раньше были привязанности и влюбленности. Возможно, когда-нибудь она и сможет доверять и обретёт какие-то связи с людьми, но сейчас даже мысль об этом не мелькает у неё в голове.
Кэт доверяет только животным. Она знает, как они ведут себя в разных ситуациях, и, хотя многие из магических существ опасны, они её не пугают. Больше всего на свете Кейтлин любит сов, прекрасных совершенных хищников и верных друзей и слуг магов. Им она посвятила свою «законную» часть жизни.
Ей нравится одиночество. Кейтлин любит сидеть где-нибудь в спокойном месте в тишине. Иногда она рисует, в основном сов, иногда других животных. В её квартире всегда чисто, и пусть немного безлико, Кэт любит это место. Там она чувствует себя в безопасности. Туда никогда не входят другие люди. И сейчас для неё такая ситуация идеальна. 

БИОГРАФИЯ
Кэт родилась в семье небогатых чистокровных волшебников. Их род не был знаменит, а кое-где в семейном древе присутствовали полукровки и магглорожденные. Но их это никогда не волновало. Кэт росла в среднем достатке, никогда ни в чём не нуждалась. Однако, отношения в семье были довольно прохладные отношения. Родители охладели друг к другу, их брак держался только за счёт общего ребёнка. Воспитывали девочку не очень строго, волнуясь только об учёбе и приличном поведении. Никто никогда не пытался прививать ей какие-то моральные ценности или принципы. Хотя девочку любили, пусть и не очень бурно, родители как-то слабо представляли, что с ней делать. Кэт фактически развивалась сама по себе, пусть и была всегда одета и умела вести себя за столом.
Кэт полюбила Хогвартс с того самого дня, когда впервые ступила под его своды. Тут у неё появились друзья, новая, интересная жизнь, она почувствовала себя частью чего-то большого – факультета, школы. Распределяющая шляпа определила её на Рейвенкло без раздумий, разглядев в девочке проницательность, острый ум и индивидуализм. Здесь ей было хорошо. Да, бывали сложности в учёбе, в основном с зельеварением, бывали мелкие ссоры с однокурсниками. Больше всего Кэт пристрастилась к уходу за магическими существами. Она считала животных самыми верными и преданными друзьями.
Так бы она и жила, простая, незаметная волшебница, если бы в 16 лет её жизнь не разлетелась вдребезги. Если начинать с самого начала, то у Кэт была подруга, Джессика, магглорожденная девушка на курс старше. Одним летом Джессика пригласила Кэт погостить к себе. 16 июля 1992 года навсегда отпечаталось в памяти девушки. Подруга пригласила Кейтлин на большую вечеринку, которую устраивала одна девушка-маггл в своём шикарном особняке. Они собирались хорошенько оторваться там. Но в какой-то момент Кэт потеряла Джессику среди танцующих в пьяном и наркотическом угаре подростков. Отправившись её искать, Кэт случайно толкнула плечом какого-то незнакомого парня…
В тот вечер юную волшебницу изнасиловали сразу трое. Джессика нашла её утром, избитую и сломленную, забившуюся в угол одной из многочисленных комнат злополучного особняка. Бывшая подруга сделала только одно: отправила сову родителям подруги. Она даже не извинилась, не признала, что в этом есть и её вина.
В Хогвартс на последний курс Кейтлин вернулась на месяц позже, чем следовало. Родители договорились об этом с директором. Никто из друзей не узнавал её. Она стала замкнутой, избегала встреч, почти не разговаривала. Кэт часами пропадала в дальних коридорах и совятне. Она больше никому не могла доверять, кроме сов и других животных. К тому же, у Кейтлин развилась сильнейшая фобия: она возненавидела любые прикосновения и стала бояться любого, даже случайного физического контакта. Но сильнее всего была боль, которая понемногу трансформировалась в ненависть. Ненависть к магглам и всем, кто имел к этих грязным скотам хоть какое-то отношение. Она винила в случившемся весь их род, из которого произошли те чудовища. Это сжигало её изнутри, и порой, глядя на магглорождённых магов, она чувствовала желание выместить на них свою боль. Понемногу она стала искать информацию о боевой магии, самостоятельно изучала заклинания. Во время дней, когда душевная рана кровоточила особенно сильно, Кэт позволяла себе очень неблагозвучно высказываться о магглах и грязнокровках. Пару раз это даже вылилось в прямое столкновение, где Кейтлин смогла опробовать свои теоретические знания.
Учёба, кроме УЗМС, была заброшена, и кое-как Кэт выправила её к концу года, сумев сдать экзамены на невысокие баллы. Она слабо представляла, куда ей податься и чем заниматься в жизни. У неё было две страсти – совы и жажда мести. Работу можно было связать только с первым. Поэтому она устроилась в торговый центр «Совы», где ей вполне комфортно среди любимых животных. Родители подарили ей квартирку неподалеку и, кажется, вздохнули с облегчением, избавив свои жизни от боли и растерянности, которые чувствовали рядом с ней.
Однажды в центр зашел один примечательный вошлебник. Кейтлин сама не заметила, как разговорилась с ним. Слов за слово, и они выяснили, что у них есть нечто общее – ненависть к магглам и тем, кто пятнает кровь магов. Энтузиазм Кэт очень понравился этому покупателю. Они общались довольно долгое время, прежде чем волшебник признался, что он Пожиратель смерти, и предложил присоединиться к ним.
Кейтлин обнаружила себя там, где её место, когда присоединилась к слугам Тёмного Лорда. Здесь её ненависть принималась и была естественна. Здесь она почувствовала, что может получить свою месть. Её боль нашла выход в боях за её идеальный мир. Мир, который обещал им Тёмный Лорд. Так Кэт стала одной из самых преданных последователей Волан-Де-Морта.   

УМЕНИЯ
Знает о совах всё. Прекрасно разбирается в них и никогда не спутает одну сову с другой. Если знает отправителя или получателя, может перехватить чужую сову. Изучает боевую магию. Ей сильно не хватает опыта, но у неё отличная реакция и интуиция, так что она часто предугадывает действия противника.

› Связь с вами:
Skype - eoldinael

› Как вы нашли нас?
Это второй персонаж

Пример игры

Говорят, Круцио - это всегда больнее всего, что ты испытывал. Но сегодня Джилл, пожалуй, могла бы назвать то, что больнее него, пусть ей и не довелось испытывать зкалинание на себе. Больнее смотреть, как под Круцио попадают самые дорогие в твоей жизни люди. Как боль пронзает тех, для кого ты желаешь этого меньше всего. Джилл сидела в кабинете, бледнея и вжимаясь в стул. Если бы это помогло, она вскочила бы и приняла всё на себя. Но она знала - их всё равно не отпустят. Это будет напрасная жертва. Значит, нужно сидеть молча и всеми силами казаться незаметной. Не хватало ещё, чтобы они за неё волновались.
Боль любимых разрывала грудь в клочья. Казалось, сейчас прямо напротив сердца откроется огромная кровоточащая рана. Хотелось кричать, хотелось напасть на Миллисент и Алекто. Джилл была готова сделать что угодно, лишь бы прекратить происходящее, перевести удар на себя. Она жаждала впитать в себя всю боль, что они испытывали. Забрать себе, даже если её хрупкое тельце не способно выдержать подобного. Что угодно, только бы они не страдали. Но Джилл сидит, и, кажется, на это уходят все силы, какие она только могла найти внутри своего воющего сердца. Её бледное лицо покрывается неровными красными пятнами, но она молчит, смотрит словно сквозь участников действа. "Терпи", - твердит она себе, чувствую, я как крик подбирается к горлу. "Молчи!" - вопит она мысленно.

Когда пытка заканчивается, Джилл остаётся на месте, подавляя желание броситься к Синдри и Эбигейл. Нельзя привлекать к себе внимание. Попасть под удар значит подставить их. Они не будут стоять, они бросятся вперёд, на амбразуру, лишь бы защитить её. Значит, нужно избавить их хотя бы от этого. Нельзя увеличивать их боль. Поэтому Джилл лишь смотрит, как они выходят из кабинета. Она знает, куда они пойдут. И знает, что пойдёт за ними.
Ожидание тянется вечность. От страха за своих у Джилл желудок завязывается в узел, её мутит, руки дрожат. Но она не подает виду, выходит из кабинета вместе с другими студентами, и лишь потом незаметно вливается в поток, движущийся в нужную ей сторону. Только скрывшись за поворотом, Джеллико срывается на бег. Она не только торопиться поскорее увидеть Синдри и Эбигейл. Она отталкивается от пола, снова и снова переставляет ноги, стараясь выместить в движении переполняющие её чувства. Она знает: в больничном крыле ей нужно быть спокойной и собранной. Нужно быть помощью и успокоением, нужно быть отдушиной. Нельзя показать, как ей больно и страшно. Нельзя показать, как хочется ей спрятаться в пустынном уголке и забиться в истерике, выплакивая эти эмоции. Никаких лишних переживаний для них. С них хватит.
Она почти догоняет их, влетает в двери следом за ними. На мгновение Джилл цепенеет, застывает в дверях, не в силах сделать хоть шаг. Ноги становятся ватными, к горлу подкатывает комок. Она впервые видит их такими. Разбитыми, едва способными двигаться, словно боль переломила в них что-то. А Синдри... Из груди у девушки рвётся крик, но она закусывает губу, чтобы не выдать себя. На ней выступает алая капелька крови. Боль и солоноватый привкус отрезвляют её. Она делает шаг к Синдри, желая его поддержать, помочь. Но вместо этого почти подбегает к столу и берёт таблетки. Бежит обратно к Эби, открывает баночку, высыпает на ладонь первую, ещё две. У неё трясутся руки, но Джилл старается всё делать быстро, скоро. Напоив подругу таблетками, она приподнимает её.
- Солнышко, давай ты приляжешь, - Джилл прилагает все усилия, чтобы в ласковом голосе не было слышно слез.
Она помогает Эби дойти до кровати, аккуратно укладывает её. Кашель Синдри раздирает ей душу, слезы подкатывают к глазам, но она смаргивает их, как может. "Всё хорошо," - бормочет она больше себе, чем подруге.
Она оборачивает на голос Синдри, и до неё не сразу доходит суть вопроса. Лишь через несколько секунд, когда её взгляд падает на шприц в его руках. В голове возникает картина. Дом Сметвик, Эби, тетя Вильгельмина. "Есть такие вещи, которые нужно уметь на всякий случай", - говорит женщина. Как в воду глядела.
- Не волнуйся, легкая, - Джилл улыбается немного натянутой улыбкой, тяжело сглатывает.
У неё тоже трясутся руки. Взяв шприц, она делает глубокий вздох. Джилл понимает: нельзя медлить, Синдри хуже с каждой секундой. Она встряхивает головой, склоняется к его руке. Вдох, выдох, вдох, выдох. Ей удается с первого раза. Видимо, адреналин в крови действительно позволяет делать невероятные вещи. Когда зеленая жидкость в шприце заканчивается и Джилл внимает его, она чувствует, что руки снова трясутся. Она подходит к Синдри вплотную, прижимает к груди, мягко поглаживая по плечу. Улыбается, хотя улыбка дается ей титаническими усилиями и выглядит слишком грустной. Слезинка стекает по её щеке, но Джилл уверена, что её не видно ни Синдри, ни Эби, к которой она стоит боком. Для них она будет сильной. Сейчас и весь год, и сколько понадобится. Она должна им помочь.

0

2

Caitlin Montfort написал(а):

Кэт родилась в семье небогатых чистокровных волшебников. Их род не был знаменит, а кое-где в семейном древе присутствовали полукровки и магглорожденные.

Мы принимаем только каноничных чистокровных магов, либо же семьи эмигрантов, но тогда это нужно прописывать - обязательно.

Caitlin Montfort написал(а):

Так бы она и жила, простая, незаметная волшебница, если бы в 16 лет её жизнь не разлетелась вдребезги. Если начинать с самого начала, то у Кэт была подруга, Джессика, магглорожденная девушка на курс старше. Одним летом Джессика пригласила Кэт погостить к себе. 16 июля 1992 года навсегда отпечаталось в памяти девушки. Подруга пригласила Кейтлин на большую вечеринку, которую устраивала одна девушка-маггл в своём шикарном особняке. Они собирались хорошенько оторваться там. Но в какой-то момент Кэт потеряла Джессику среди танцующих в пьяном и наркотическом угаре подростков. Отправившись её искать, Кэт случайно толкнула плечом какого-то незнакомого парня…

Это....очень странная история. Как не крути, но волшебники - это не магглы. И если я допускаю, что Кейтлин, сгорая от любопытства, будучи чистокровной ведьмой, отправилась на маггловские вечеринку, существует такое понятие,как не контролируемая магия - выплёскивается которой происходят в стрессовых ситуациях. Потому....ну сама понимаешь, как странно выглядит, что девушка подобно бедной овечке позволила трем парням сотворить страшное. Возможно, стоит немного изменить идею, чтобы она не казалась такой диссонансной.

Caitlin Montfort написал(а):

Однажды в центр зашел один примечательный вошлебник. Кейтлин сама не заметила, как разговорилась с ним. Слов за слово, и они выяснили, что у них есть нечто общее – ненависть к магглам и тем, кто пятнает кровь магов. Энтузиазм Кэт очень понравился этому покупателю. Они общались довольно долгое время, прежде чем волшебник признался, что он Пожиратель смерти, и предложил присоединиться к ним.

Чем примечательный? Стоит отметить, что до 96 года, Пожиратели Смерти просто так не признавались, что носят метку и не демонстрировали это. Они вели себя тише воды, ниже травы. Тут стоит немного иначе описать ситуацию и конкретизировать временные рамки.

Caitlin Montfort написал(а):

Так Кэт стала одной из самых преданных последователей Волан-Де-Морта.

Здесь...самые преданные последователи оказались в Азкабане. Кроме того, она может себя таковой считать, но ее саму вряд ли, у нее даже сетки нет и не будет, помятуя о том что женщин в тумане ПС было всего две. Можно быть последователем без наличии метки, стремящейся попасть в список самых приближенных, но опять-таки надо это написать.

0

3

Внесу исправления в ближайшее время

0


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Распределяющая шляпа » Caitlin Montfort // Торговый центр "Совы"