0041
0087
0185
0142

"Меган почти была счастлива. Почти. Но это почти разъедало ее душу, как серная кислота лакмусовую бумажку... Успех в школьной команде по квиддичу, обилие друзей, забота родных, учеба несложная." - MEGAN JONES

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре январь - февраль'98

Вагон 12 – N. Longbottom [19.12]
Вагон 10– J. Finch-Fletchey [18.12]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[2.01.1998] Moonage Daydream

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Moonage Daydream
http://funkyimg.com/i/2yFnB.jpg

› Участники: Luna Lovegood, Geoffrey Hooper, Hannah Abott, Jess Adams, Bellatrix Lestrange, Rabastan Lestrange, Rodolphus Lestrange (ГМ)
› Место: Хогвартс-Экспресс

› Время: За час до прибытия в Хогвартс
› Погода: Снег перестал идти час назад.

Студенты Хогвартс возвращаются в Хогвартс. Посредине пути поезд внезапно останавливается.

* отсчет времени/эпизода начинается с того момента, как поезд остановился.

0

2

– Не двигайтесь, мистер Сандаль, – голубой клубкопух в очередной раз пытается совершить побег с сидения, но Луна ловко возвращает этот меховой комочек обратно к его товарищу по, практически, несчастью. – Берите пример с мистера Конфуция, он очень воспитанный и важный, – розовый клубкопух едва заметно покачивается в такт поезду, глядя на происходящее через полузакрытые веки. Сандаль громко пищит, но Конфуций лишь нагло забирается на своего пушистого собрата и, кажется, засыпает, будто бы говоря ему: "Смирись, брат. Эта девчонка тебя так просто не отпустит. Просто смирись".
– Вот и хорошо, – замечает Луна, глядя на эту картину и встает с пола в купе, – больше вы не будете обижать друг друга. Эй, Джефф! – радостно восклицает блондинка, воодушевленная очередной идеей, внезапно пришедшей в её светлую по всем параметрам голову. – Давай построим башню из клубкопухов!
По выражению лица гриффиндорца было не очень понятно, что он думает об этой затее. У неё было такое ощущение, что Джеффри... отсутствовал, пребывал где-то в своих мыслях. Опять. Но  Луна была уверена, что не дело, когда друзья не улыбаются. Особенно, возвращаясь в школу после праздничных каникул. Её Новый год прошел в играх с гномами, вылезшими поглазеть на снежное полотно вокруг дома, погоней за сворованными ими елочными игрушками, созданием снежного замка и всяческих развлечений, которые бы точно не пришли в голову никому, кроме самой мисс Лавгуд. По правде говоря, рейвенкловка жаждала вернуться в школу, чтобы рассказать все те удивительные истории, что она пережила, поделиться той радостью и весельем, которыми были полны эти недели дома с отцом. Уж это бы точно вселило во многих уверенность в завтрашнем дней и отвлекло от всех насущных забот, если таковые занимали мысли учеников.
Мистеру Хуперу просто повезло оказаться на её пути в осчастливливании всего и вся первым. Луна первым делом обзавелась клубкопухами, щедро позаимствованными у двух младшекурсниц в соседнем купе: мисс Лавгуд сама видела последний номер "Придиры", где черным по белому было написано об удивительных свойствах меховых шариков. Они снимают стресс. Для этого следовало обложиться клубкопухами с ног до головы и дать им по себе ползать не менее часа. Конечно, такого количества быстро найти она бы не смогла, но даже парочка милах по вразумлению Луны должна была сделать свое антистрессовое дело. Мальчишки в целом не слишком жаловали этих прелестных созданий, поэтому привлечь Джеффри строить башню из милах было, в общем-то, вполне разумно.
– Только нам обязательно нужно собрать больше клубкопухов! – всё с тем же энтузиазмом проговорила Луна. – Ты присмотришь за мистером Сандалем и мистером Конфуцием? А я пока поищу нам ещё хотя бы парочку, да? – ответ предприимчивой блондинке был не нужен: она тут же потянула ручку двери их купе, твердо вознамерившись воплотить свою идею в реальность. В этот момент колеса поезда заскрипели, Луна покачнулась и шлепнулась прямо в проход. Хогвартс-Экспресс остановился, будто неожиданно встретил на путях какое-то чудо чудное по типу какого-то своего пыхтящего собрата и сейчас вознамерился попить с ним чаю с пирожными и обсудить всё те события, что произошли с ними двумя за последнее время. Да, это было бы хорошо. Но даже мисс Лавгуд знала, что поезда просто так не останавливаются, а чай со своими собратьями они обычно пьют в своих депо, а не на пути следования. Блондинка повернула голову, взглядом уперевшись в двери в конце вагона, почувствовав, что что-то происходит. Что-то из ряда вон выходящее.
– Нужно больше клубкопухов, – задумчиво произнесла Луна, вставая с пола и всё также не отрывая взгляда от металлических створок дверей.

+8

3

Каникулы Джеффа прошли преотвратительнейшим образом, но, стоит заметить, другого он и не ждал. С каждым годом ситуация дома все ухудшалось: мать все больше теряла связь с реальностью, отец все больше уходил в себя, отсутствие же бабушки и дедушки, которые сбежали из страны, тоже сказывалось. В доме теперь не раздавался смех, не слышно было разговоров и не звучала музыка. Готовкой на каникулах занимался именно Джефф, преимущественно готовя маггловскую пищу из супермаркета. Больше всего он преуспел в готовки яиц, он знал столько способов их приготовить, что, пожалуй, даже магглы бы ему позавидовали.
На платформу Джефф отправился один. Отца с утра уже не было дома, так что попрощаться они не успели, да и вероятно он забыл, что Джефф сегодня возвращается в школу, а потому, оставив записку и попрощавшись с мамой через дверь, Хупер просто заказал себе такси.
Пройдя на платформу, парень выглядывал близняшек Патил. Ему хотелось “случайно” устроиться с ними в один вагон, чтобы иметь возможность поговорить с Парвати. Или, хотя бы, дать понять, что он хочет поговорить.
Однако планы его были разрушены быстрее, чем он успел бы сказать “снитч”. Сильный тычок под ребра и повисшая на нем девушка, с вопросом “угадай кто" определенно даже не пыталась остаться неузнанной.
- Привет, Джесс.
И он едва успел закончить фразу, как уже сидел в одном купе с Джесс, Луной и Ханной. Казалось бы, что нужно больше времени на то, чтобы найти девушек, зайти в вагон, найти купе, устроиться, но нет. С Джесс все происходило со скоростью урагана, чему Джефф уже давно перестал удивляться.
Парень неловко кивнул Ханне в качестве приветствия, за семь лет, что они учились вместе, они немало общались, но сблизиться не успели. Вероятно, потому что для этого нужно было обладать беспардонностью Адамс, непробиваемостью Парвати или упертостью Луны, то есть, выражаясь проще - не оставить выбора Хупера, образовываясь в его жизни наподобие стихийного действия.
Какое-то время Хуперу удавалось создавать видимость своего отсутствия в купе, абсолютно не реагируюя ни на что происходящее и повторяя в уме трансфигурацию, которою он читал для отдыха на каникулах, но все же рядом с такими яркими личностями не следовало даже надеяться на лёгкую поездку.
На предложение Луны Джеффу стоило большого труда удержаться от саркастичного выражения лица, а также отключить воображаемые комментарии Смита, которые бы тот сейчас отпустил.
- Мм.
Ответил он, вынужденно принимая клубкопухов на руки. По счастью, именно в этот момент Луна решила отправиться на поиски новых пушистиков, и Джефф бесцеремонно скинул зверей Адамс.
- Вот, сделай что-нибудь.
И,  традиционно, он едва успел договорить (похоже, ему и правда не стоило раскрывать рот), как поезд резко затормозил, от чего, поднимающийся в этот момент за книгами Джефф, уселся на колени Ханны. В другое бы время он ужасно смешался, но Луна, выпвшая на пол в проем, отвлекла его от факта, что он коснулся рукой груди Ханны. Джефф поторопился поднять белокурую подругу с пола, как вдруг услышал шум в начале вагоне. Ему хватило полувзгляда, чтобы узнать Беллатрикс. Джефф рывком втащил Луну обратно в вагон и достал из кармана джинсов палочку.
- Надо спрятать Джесс, - резко проговорил он.
Всем было известно, что Адамс маглорожденная, которая каким-то чудом в этом году избежала комиссии, да и не только она, еще был Джастин, и, наверняка, были и другие.
- Протего тоталум, - нанес он заклинание на купе, прекрасно понимая, что с волшебниками такой силы, какими были их противники, защита даст им фору разве что в одно заклинание.
Джефф сел на ближайшее место к выходу, чтобы иметь возможность наблюдать за ситуацией и при этом создавая видимость, что им якобы не о чем беспокоиться.

+5

4

- Я не хочу уезжать, - она утыкается в дядюшкин теплый шарф, давя в себе громкий и протяжный вздох. Действительно не хочет, ведь кроме дяди никого не осталось, а что будет, если смерть доберется и до него? Еще одной потери Ханна абсолютно точно не переживет.
- Я поехал бы с тобой, но, боюсь, это невозможно, - с грустной улыбкой отвечает он и берет племянницу за подбородок, поднимая ее лицо со впалыми щеками так, чтобы их взгляды встретились, - обещай мне беречь себя. Обещай не делать глупостей, что бы ни случилось.
И она обещает. Не произносит ни слова, лишь слегка кивает головой, но этого достаточно, чтобы они поняли друг друга.
- Том, - шепчет она и снова утыкается в его шарф, обнимая так крепко, насколько хватает сил этим хрупким рукам.
- Ты опоздаешь на поезд, глупая, - тихо смеется дядя и обнимает в ответ. А потом отходит, подталкивая к поезду, - пиши мне. И обязательно рисуй. Я буду скучать.
- Я тоже, - бормочет Ханна, запрыгивая на ступеньку и скрываясь в вагоне. Дядя ее уже не слышит.

Она не высовывается из двери, когда поезд, шипя, срывается с места. Это было бы слишком больно вплоть до желания выпрыгнуть обратно на платформу. Эббот забивается в пустое купе, поближе к окну, к которому можно прислониться лбом и закрыть глаза.
- Привет, - здоровается она с каждым, кто заходит и вопросительным взглядом спрашивает, могут ли они остаться в купе. Она заставляет себя улыбнуться им. Видит, как все они хотят поскорее вернуться в замок и искренне не понимает этого желания.

- Забавные, - она наблюдает за клубкопухами из своего угла, а потом вспомнила, что она староста, а это значит, что нужно проверить, как устроились первокурсники, - простите, - она быстро ретировалась из купе и, наконец, почувствовала себя в своей тарелке среди малышей, которые бурно обсуждали распределение по факультетам.
- А если я не пройду, меня выгонят из школы? - испуганно спросил у неё светловолосый мальчик.
- Нет, ты обязательно пройдёшь, не думай об этом.
Попутно она заглянула и к второкурсникам-барсучкам, успокоила девочку, которая, так же, как и Ханна, не хотела оставлять родных. Вернувшись в своё купе, она едва успела сесть на место у окна и закрыть глаза, как поезд резко остановился и Джеффри, не удержавшись на ногах, приземлился к ней на колени, от чего Эббот ойкнула.
- Почему мы остановились? - по инерции она говорила шёпотом, поэтому ее было едва слышно, - что происходит?
Джеффри выглядывал из купе в коридор и по его лицу девушка поняла, что ничего хорошего не происходит. Абсолютно ничего. Это было настолько сильно похоже на ту остановку поезда на третьем курсе, когда по вагонам прошлись дементоры, вызывая леденящий ужас, что Ханна невольно сжалась, вздрогнула плечами. Через несколько секунд воспоминаний опомнилась и вытащила волшебную палочку, плотно сжав губы в тонкую полоску. Кто бы это ни был, он получит сполна.
Она знала, что щит не удержит их в безопасности надолго. Но видела, читала о том, что усиленное заклинание мощнее.
- Протего Тоталум, - ее голос дрожал, но рука, сжимающая палочку, была твердой.
С сожалением она вспоминала маггловский транспорт, где сплошь и рядом было такое спасительное "вытянуть шнур, выдавить стекло". Из Хогвартс-экспресса так просто не выбраться. Купе стало их ловушкой.

+5

5

Возвращаться в Хогвартс совершенно не хотелось. Стоя на перроне и рассматривая толпу детей, жмущихся к мамам и папам, Джессика думала, что ни хрена не забыла среди них. Чужая маггловской части своей семьи, она и волшебникам была не своя. Так, какая-то херня, застывшая между тем и этим. Наверно за это полукровок и не любили. Странные, непонятные. Вылезли из помоев, а до большего так и не дотянули. Хотя, полукровки тоже были разные. Многим это утверждение не подошло бы, а вот ей… Ей в самый раз. Адамс подхватила свой чемодан и прошлась по перрону, расталкивая зазевавшихся учеников. Она не знала, куда бредет, но была рада напороться на Хапура. Парень, как и всегда, боролся с мозгошмыгами, а потому ее не заметил, и хаффлпаффка с удовольствием воспользовалась эффектом неожиданности – должна же быть хоть какая-то радость в жизни.
- Хай, Джефф! – бросила она, пихая приятеля под ребра и тут же утягивая в сторону вагонных дверей, - Будешь считать ворон – останешься на перроне или вовсе лишишься головы. Раз и нет!
Джесс изобразила что-то вроде обезглавливания и, заскочив в тамбур, пропихнула Хупера вперед – он хоть и был гриффиндорцем, но иногда тормозил нещадно и в самый неподходящий момент. Например, он был совсем не против замереть возле свободного купе, и девушке пришлось его вталкивать, чтобы парень, наконец, вошел весь.
- Привет! – Адамс окинула взглядом собравшихся и, убедившись, что места как раз хватит на них двоих, бесцеремонно запихнула свой чемодан под сиденье, - Ну? Как настрой? А, ладно, пофиг!
Хаффлпаффка отвлеклась и уставилась на клубкопухов, ползавших на коленях Лавгуд. Милые существа всегда казались ей забавными, но заводить подобных она бы не стала – думай о них, заботься, да и слишком уж они хорошенькие. Это для сопливых девчонок с романтикой в голове, а у нее другие развлечения и интересные штучки. Покопавшись в сумке, завешанной значками «Ведуний», где теперь, на самом видном месте, красовался значок ее горе-папаши, Адамс выудила небольшой сверток и уже хотела было его развернуть, чтобы полюбоваться блеском стали, как поезд резко затормозил и остановился.
- Па-да-да-дам…
Девушка не знала, да и не могла знать, кого принесла нелегкая, но не сомневалась, что ничего хорошего остановка им не сулит. «Хогвартс-экспресс» не встает просто так – это боевая хаффлпаффка уяснила еще на третьем курсе. Если он остановился, значит, кто-то в него сядет, и уж явно это не несчастный студент, опоздавший на знаменитую платформу.
- Спрятать? Меня? – Джесс фыркнула. В отличие от Джеффри, она не высовывалась из купе, но не сомневалась, что от идеи тянет идиотизмом, - И куда же? В чемодан? Под полку? Или тебе в штаны? И вот тебе вопрос вдогонку: нахера? Я не просочусь в Хогвартс незаметно. Если кто-то хочет меня не пустить, он это сделает и так. Включи мозги, Хупер, это явно не за мной, а за кем-то покрупнее. Типа Поттера.
Адамс вскинула брови и, спешно сунув клубкопухов в сумку, затолкала ее под сиденье, выхватив из кармана волшебную палочку. Что бы не затеяли их незваные гости, помогать им девушка не планировала, как не собиралась и сидеть в тишине и покое. Если кто-то явился убить их, они должны сделать это первыми.

+5

6

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]безумная звезда[/status][icon]http://i12.pixs.ru/storage/3/1/1/vKc8Jpng_6389389_28048311.png[/icon][sign]графика by Vivancia[/sign]
Беллатрикс и после переворота редко объявлялась на людях. Не влезла в политику, не пристроилась надзирателем в школу магии. Но это не было упущением — милорд ей все еще доверял особые, тайные миссии. Лейстрендж гордилась, служила верой и правдой. И не роптала на необходимость подолгу воздерживаться от активной деятельности.
И все же, вынужденное затворничество в Малфой-мэноре ей быстро приелось. Не прошло и пары недель, как оно уже сводило Беллу с ума. Вернее, пыталось. Но, к счастью, мадам Лейстрендж предусмотрительно рассталась с ясным рассудком заблаговременно... И теперь её безумие, милосердно отпущенное на один день с поводка, металось, жаждало буйства и неистово радовалось...
— Алохомора! — Практически пропела Беллатрикс, после чего запрыгнула в вагон с прытью двадцатилетней девчушки. В чистой крови волшебницы плескались энергия, энтузиазм и две толики сумасшествия.
Мужчины следовали за ней, иллюстрируя славное правило — дамы вперед! Проникших в Хогвартс-экспресс Лейстренджей встретили только лишь топот и шебуршение. Мышки-детишки забивались в свои купе. Хотели заставить тетушку Беллу поиграть с ними в прятки, наверное.
— Раз, два, — Лейстрендж стянула с лица маску и тряхнула головой. Темные волосы рассыпались по плечам тяжелой, смолянисто-черной копной. — Три, четыре... Пять.
Уменьшив маску при помощи заклинания, женщина сунула ее в карман своей темной мантии. Прятать лицо Беллатрикс еще в первую магическую войну осточертело. Довольно маскарада! Мадам Лейстрендж не стеснялась своей службы. И никогда не боялась того осуждения, которым иных пожирателей запугало никчемное общество...
— Деточки не хотят выйти и поздороваться с нами? Как непочтительно! — Белла на секунду обернулась к своим спутникам, после чего решительно двинулась вперед по вагону. — А нас в детстве учили хорошим манерам!
По мановению ее волшебной палочки с грохотом распахнулось первое купе. Беллатрикс со смехом помахала ладонью пищащим от ужаса первокурсникам. Она любила детишек. Когда-то в прошлом — не только запугивать...
Белла шла дальше. Второе купе, третье... Продвижение Лейстренджей в глубь вагона сопровождалось вскриками, испуганным бормотанием, попытками забиться в самые дальние уголки. Для полного счастья недоставало только одного. Не появлялось бледное личико белокурой доченьки Лавгуда.
Беллатрикс хорошо запомнила эту девочку. Хотя, конечно, в Отделе Тайн они друг другу не успели представиться должным образом...
И вот одно купе не открылось. Стало быть, кто-то в Хогвартсе таки освоил заклинание щита. Браво! Бис! Беллатрикс хищно осклабилась и постучала костяшками пальцев по закрытой двери.
— Если это купе я открою сама, то обитатели соседнего пробегут остаток пути впереди Хогвартс-экспересса! — Предупредила Лейстрендж. Достаточно громко, чтобы обитатели уже открытого купе тоже расслышали. К слову, Беллатрикс не была уверена в том, что шутила. С нее бы сталось смеха ради задавить поездом парочку грязнокровых выродков...
Ну, а на случай, если так делать нельзя, Беллу сопровождали ее замечательные, извечные спутники — Рабастан с Родольфусом. Женщина знала, что они одернут, в случае чего... У самой же Беллатрикс стоп-краны сорвало еще в Азкабане. Давным-давно. От гордой, сдержанной аристократки, в ней разве что только непоколебимая верность лорду и сохранилась.

Отредактировано Millicent Bulstrode (2017-11-13 14:15:01)

+6

7

Рабастан с интересом смотрел на поезд, который ни капли не изменился с тех пор, когда он сам, еще будучи ребенком, ездил на нем в школу. Давно те времена прошли, и он сам сильно изменился: Азкабан никого не выпускает из своих стен таким же, каким принимал. Он облизывает пересохшие губы, чего не видно под маской, и переглядывается с семейством: с братом и невесткой. Родольфус. Первый, старший, всегда идет вперед, показывая собой пример - их так когда-то воспитал отец, и каждый брат, гордясь своим происхождением, знал свое место. Родольфус был наследником, будущим главой Рода, а Рабастан всегда стоял чуть позади, что не означало, что он должен был быть менее достоит.
Но первой сейчас идет Беллатрикс, и иногда Рабастану кажется, что они сойдут с ума с ней: слишком импульсивной и непредсказуемой сделалась "дорогая невестка". Они все также одна семья, все те же узы держат их вместе, а на его руке - такая же метка, как и у старшего брата. Когда-то Рабастан сделал свой выбор следом за Родольфусом и не жалел о таком - даже спустя долгие года в Азкабане.
- Леди - вперед, - он усмехается и театральным жестом пропускает вперед Беллатрикс, которая легко вскакивает на ступеньки, чтобы зайти в вагон. - Старшие всегда идут первыми, - также он пропускает вперед Родольфуса, а сам замыкает шествие. Рабастан, вечный балагур, шутник и весельчак, который теперь улыбался так, что от его оскала веяло опасностью, затаенной злостью, и даже его смех больше не отскакивал звонким мячиком от стен, растворяясь в бокалах игристого вина.
Протего максима!
Плевать, что в вагоне - дети! Рабастан не был намерен повторять тот провал в Отделе Тайн, а еще он не собирался одергивать Беллатрикс. Та решительно шла по коридору, уже сняв маску, пугая детишек одним своим видом - и дело тут было вовсе не в отсутствии макияжа, как бы пошутил Рабастан в другое время. Теперь он не шутил, он шел следом, хмуро поглядывая по сторонам, но маску не снимал. Маска стала чем-то родным, будто продолжением его самого, и каждый завиток на ней отражал характер Лестрейнджа-младшего.
Серпенсортиа!
Змея оказывается в купе одних слишком дерзких учеников, занимания их на некоторое время, чтобы не скалили зубы им вслед. Можно было бы кинуть чего пострашнее, но Рабастану лениво: у них здесь была цель, и от нее не стоило отвлекаться.
- Нашла? - подает он голос, когда Беллатрикс останавливается возле купе, которое оказалось запертым.
Я бы на их месте сдался сразу: Беллу лучше не злить.
Года общения с невесткой не прошли даром, и в последнее время Рабастан старался ее не доставать, а то в него бы полетело круцио.
Протего максима.
Он накидывает щиты на старшего брата и на невестку. Да, они взрослые, сильные, опытные, сами это могут, но Беллатрикс слишком входит в раж, а о Родольфусе надо позаботиться. И все равно, что именно Рабастан тут младший брат.
Баубиллиус!
Яркая бело-желтая молния летит прямо в запертую дверь, и Рабастан фыркает в ответ на семейные взгляды.
- Я лишь постучал. Вдруг тебя не слышали, Беллс.

[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC][STA]wtf, bro!?[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24ces.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/24cet.gif
графика от Имбирь[/SGN]

+6

8

В вагоне были одни дети, но это мало что меняло. У них был приказ, который они обязаны были выполнить. Никто не думал, что после Азкабана так сложно войти в колею, так сложно поверить, что вчерашние подростки могли оказать сопротивление, более того победить. Родольфус жаждал реванша. Он жаждал омыть свои руки кровью тех, кто посмел перечить темному Лорду и пытаться доказать свою правоту.
- Они просто боятся тебя, Беллс. Наверняка, твоим именем пугали малышню, если они отказывались ложиться спать, - ободряюще хмыкнул под маской старший Лестрейндж. Не только ее именем пугали, но и его именем, и именем его младшего брата. Собственно, это не было тайной или секретом для них, даже сидя в Азкабане они слышали о том, что магическое сообщество побаивается тех, кто оказался заперт с дементоры и посреди океана. - Давай заберем с собой кого-нибудь? Обещал сделать Белле сюрприз - подарю грязнокровку, пусть развлекается. Главное, чтобы тут не было Снейпа, который став директором, стал больше похож на Дамблдора, чем на себя.
Лестрейндж проследил за заклинанием своего брата, когда жёлтая молния ударилась в полотно, дверь жалобно скрипнула и повалилась внутрь купе. Родольфус переместил ее в коридор - чтобы не мешалась, заглянул внутрь, зачитав то, что они должны были говорить для вида.
Если вы прячет здесь Гарри Поттера - выдайте его. Если знаете его местоположение - выдайте его. Если в купе есть грязнокровку -
опустите волшебные палочки и выйдите в коридор,
- устало и лениво Лестрейндж растягивал гласные в словах, обращаясь к напуганным и не очень детям. Он любил смелых, их можно убивать, ссылаясь на то, что они сами нарвались. - Смотри-ка Полумная Лавгуд. Твой идиот отец не понимает предупреждений. Сколько раз ему говорили не печатать в Придире все, что ему вздумается, но он настолько глуп, что слова до него не доходят. Депульсо.
Заметив в руках черноволосой девушки волшебную палочку, Родольфус среагировал мгновенно, не собираясь разбираться, с какой целью это было сделано. Заклинание не было сильным, но чувствительным, угодило прям в Джесс Адамс, отбросив ту на Джеффри Хупера. Как говорится, одним выстрелом двух зайцев. Вторая девица возвела перед собой защита, но к ней Родольфус потерял всякий интерес, рассчитывая, что Рабастан и Беллатрикс сами разберутся с теми, кто рискнёт вылезти в коридор кроме них.
- Будем считать, что девица пыталась меня атаковать. Статус твоей крови? - тёмно-коричневый, почти черные глаза Родольфуса смотрели будто сквозь Адамс на Хупера. Вопрос был адресован им двоим разом. Лавгуд они знали. На ещё одну девицу Род кивнул брату - мол разберись. А Беллс должна подойти ближе к Лавгуд и забрать ее. - Забирай ее скорей, да уберемся отсюда.
Последнее время Орден Феникса всегда появлялся не вовремя, лишая волшебников возможности получить удовольствие от собственных действий. В двух других вагонах развернулись свои баталии. Родольфус запечатал дверь в переход между тамбурами на тот случай, если там студенты будут наиболее наглыми.
[NIC]Rodolphus Lestrange[/NIC][STA]Псих с большой дороги[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/9TjbN.gif[/AVA][SGN]by BRAVLIN
http://sg.uploads.ru/MKzAw.gif http://s2.uploads.ru/a1gSV.gif

[/SGN]

+6

9

Это было довольно неприятное чувство. Как будто кто-то слил воедино сразу два далеких воспоминания из прошлого. Остановившийся поезд. Пожиратели смерти. До того, как Джеффри затолкал Луну в купе, её взгляд успел выхватить силуэт женщины в коридоре. Лавгуд хорошо помнила похожие на пружины локоны миссис Лейстрендж и её хищные черты лица. Беллатриса была похожа на ворону. Очень печальную и худую ворону, которых так много в парках: они прыгают вокруг пожилых людей и громко каркают, выпрашивая кусок хлеба. Джесси, Ханна и Джеффри тут же переполошились. Спрятать Адамс, наложить заклинания. Луна посмотрела на свою палочку в руках.
Отряд Дамблдора хоть и занимался изучением защиты в свое время, но выстоять против опытных магов, взрослых, да ещё и Пожирателей Смерти в вагоне полном младшекурсников было маловероятно. Только если сейчас в окно влетит розовый единорог с хвостом из радуги и копытами из печенья. Луна видела, что могут приспешники Лорда собственными глазами. Тогда, в Министерстве, им с Гарри просто повезло, что Грюм и другие подоспели во время. Сейчас... сейчас такого подарка от судьбы ждать не стоило. Пожиратели в любой момент могут взять в заложники любого. Кто из учеников рискнет хоть одно заклинание произнести без опаски попасть в своего сокурсника в таком ограниченном пространстве? Разве что Гермиона могла бы. Но её здесь нет. Это заранее проигранная битва. Палочка Луны медленно опустилась вниз, а взгляд метнулся к двери.
- Мне надо... - фразу Луна не закончила, дергая за ручку дверь. Уйти. Ей нужно срочно уйти. Потому что не только она помнила приспешницу Темного Лорда, но и Лейстрендж наверняка помнила её. И кто знает, насколько хорошо? Сейчас присутствие блондинки в этом купе могло поставить под угрозу находящихся рядом друзей. И то, что они накладывали заклятия, делу не помогало. Они буквально кричали: "Вот! Смотрите! Мы в этом купе что-то ценное прячем!".
- Пообещайте не делать глупостей, - с полной серьезностью попросила Луна. Вопрос был больше обращен к Джеффри, поскольку Гриффиндор - это Гриффиндор. Хотя и девочкам тоже не мешало бы не вступать в перепалку с теми людьми, чьи голоса слышались за дверью. Впрочем, слышались они там крайне не долго: дверь громыхнула под воздействием заклятья и отлетала почти сразу.
Их было трое. Если Беллатриса без всяких стеснений выставляла себя, то у двоих других на лицах были маски. Наверное, с их помощью они скрывались не только от общественности, но и от самих себя. Люди любят свои маски. Это мисс Лавгуд поняла уже давно: в школе полно тех, кто цепляется за свои выдуманные образы, холят и лелеют их, как свою руку или ногу. К реальным маскам, правда, мало кто прибегает, но они по своей сути точно такие же. Все маски дают возможность быть кем-то другим и не бояться. Наверное, эти двое действительно боятся. Причины у них были. Отец действительно печатал много статей в поддержку Гарри и тем самым подпитывал надежду большого количества семей, принадлежащих магическому сообществу. А пока есть надежда в сердцах и умах, Лорд и эти бедняги, которых он прислал, не смогут спать спокойно. Вечная бессонница - чудовищное наказание. В список страхов мисс Лавгуд  не входили ни бессонница, ни тьма, ни боль, ни смерть, ни лорд, ни его приспешники или какие-либо другие членистоногие, а потому она чуть повернула голову набок и улыбнулась своей привычной улыбкой стоящим в дверях Пожирателям:
- Здравствуйте, - поздоровалась девушка, протягивая руку для приветственного пожатия. Вроде кто-то там говорил о манерах, да? Гости, похоже, не особо хотели проявлять вежливость. Один мужчина вообще заклинанием отбросил Джесси на Джеффри. Луна чуть прищурилась и цокнула языком. Некультурные нынче гости пошли, а она ведь уже хотела предложить им сладкого. Все же знают, что злые люди в основном только на голодный желудок, а шоколад сразу повышает настроение.
- Будем считать, что девица пыталась меня атаковать. Статус твоей крови?
- О, Джесси - моя сестра, - бодро вмешалась Луна. В понимании  самой Лавгуд это действительно было так, а потому она повторила бы это даже под действием сыворотки правды. - Не родная, конечно же, - а это уже была даже не правда, а свершившийся и общеизвестный факт. - У моей матери была большая семья, - что тоже было правдой: Ксенофилиус Лавгуд встретил свою Пандору во время путешествия по Европе.  Отец не особо распространялся о причинах, по которым оборвались контакты с родственниками мамы. Наверное, все дело было в типичном консерватизме семьи Энгельман, которым стиль жизни Лавгудов казался... странным. Но Луна знала своего двоюродного дядю Роберта, осевшего в Лондоне. А у дяди Роберта был брат, а у столь же чистокровной жены брата... В общем, исключать настоящего родства с Джесси (как и с любым другим находившимся в поезде) было бы глупо даже для самой Луны. А господа, возжелавшие пообщаться с мисс Лавгуд, уж точно никак могли знать все подробности генеалогического древа рейвенкловки: в Англии чистокровных семей, может, и было не так много, но перечислить все чистокровные семьи Европы составляло не мало хлопот. Не говоря уже о полукровных магах. Блондинка же понадеялась, что пока этого хватит, чтобы друзья спокойно доехали до замка. А там, если кто-то и надумает проверять статус крови Джесси, товарищи по ОД успеют что-то придумать.
- Что же вы сразу не сказали, что за мной, - проговорила Луна и сразу поняла, что раз ещё не увидела зеленый свет в конце туннеля, значит, она нужна всё-таки живой. Может, не очень целой, но живой. - Ну, идем, да? - девушка быстро схватила одного из магов за руку и потянула его на выход. Возлюби врага своего, как самого себя. Вообще изначально Лавгуд хотела обнять Беллатрису, но передумала. Что-то ей подсказывало, что она ещё успеет это сделать. И не раз. - Мистер, я надеюсь, у вас нет аллергии на клубкопухов, а то у меня тут вся одежда в шерсти. А вы любите кексики? Я знаю несколько рецептов.

+7

10

Надо сказать, что Джеффри боялся. Три пожирателя смерти против кучки детей. Что они умеют? Джесс никогда не отличалась особым старанием в заклинаниях, Ханну тоже едва ли можно назвать боевым магом,а уж если говорить о Луне... она, наверняка, попытается заговорить с их врагами, надеясь наладить дружеские отношения. Нет, она не была наивна (хотя, порой  создавалось именно такое впечатление), но это был ее вид борьбы с жестокостью мира, и, по мнению, Хупера он совершенно не работал. Со школьниками еще могло пройти, но вот со взрослыми пожирателями смерти, для которых убийство было развлечением, не стоило даже пытаться. И что оставалось в итоге? Оставался только он - Джеффри Хупер. В магии он действительно преуспевал, в этом году он усердно тренировал трансфигурацию и заклинания, а также разучивал массу полезных заклинаний для возможной битвы. Сложно сказать, зачем он это делал. Наверное, дотошность была в его характере и мысли о том, что ему придется вступать в бой, одновременно и пугали и заставляли трудиться еще усерднее. Вот только чего он не учитывал, так это того, что он трус. Ему было страшно, и он пробежался обеспокоенным взглядом по девушкам. Кажется ли ему или они правда были храбрее его?
— Если это купе я открою сама, то обитатели соседнего пробегут остаток пути впереди Хогвартс-экспересса!
Джеффри нервно сглотнул, но не пошевелился. Сложно сказать, на что они рассчитывали. Могли ли они защитить себя прямо сейчас?
Молния ударила в дверь, ослепляя Джеффри. Он сидел ближе всех к двери, а потому ему досталось от вспышки больше всех. Прежде чем он успел прийти в себя, он почувствовал как на него кто-то упал. Все еще не открывая глаз, Джеффри догадался, что это Джесс по запаху волос.
- Здравствуйте, - донеслось до него.
Фак! - пронеслось у него в голове любимое ругательство отца. Он тут же попытался проморгаться, чтобы как можно быстрее отреагировать на любое дальнейшей развитие событий.
Как и Луна, Джеффри понял к чему все идет, хотя, всё еще ему не верилось. Вот только что  они спокойно ехали, а уже спустя секунды появились пожиратели и собирались забрать Луну с собой. Почему именно Лавгуд было несложно теперь догадаться, особенно учитывая слова одного из пожирателей.
Перед Хупером теперь стоял выбор позволить ли всему это произойти или подвергнуть себя опасности. В эти доли секунду он себя ненавидел больше, чем кто-либо мог бы возненавидеть его. Почему шляпа отправила его именно на Гриффиндор? Ведь было так очевидно, что он не подходит этому факультету.
- Луна, - вырвалось у него.
Прежде чем он успел продумать тактику и использовать все свои хваленные выученные заклинания, он просто встал и схватил блондинку за руку, как самый обычный маггл.
- Оставьте ее, я пойду вместо нее, - наверняка, это прозвучало очень по-детски, но Джеффри ничего больше не мог сделать.
Кидать заклинания? Совершенно неизвестно, кто пострадает при этом. Может, он сможет себя защитить, но вот остальные? Если кто-то попадется под горячую руку или заклинания полетит в сторону? Джеффри не мог или попросту боялся рисковать.

Отредактировано Geoffrey Hooper (2017-11-19 21:29:13)

+6

11

Палочка в ее руках подрагивала, едва не выскальзывая из непослушных пальцев, благо те так сильно сжались в кулак вокруг древесины, что побелели костяшки пальцев. Ее самые худшие летние кошмары начинали сбываться и это было страшно, это было жутко. Девушке хотелось уткнуться лицом в ладони, не видеть и не слышать того, что происходит вокруг, но она не могла оставить друзей в беде. Сегодня они должны быть одним целым, если начнут сопротивление. А иначе просто нет смысла сидеть с запертой дверью и рисковать, не впуская Лестрейнджей.

Она бросала взгляды на Джеффри, пытаясь понять, как им действовать. Пусть и староста, в таких ситуациях, стрессовых, непредвиденных, лидер из нее был так себе. Обычно выручал Эрни, прикрывая хрупкую девичью спину, но сегодня Эрни здесь нет.
В конце концов вагонная дверь с гулким стуком упала на пол. Ханна едва успела одернуть ноги, прижав их к сидению. А в голове вертелась лишь одна навязчивая мысль, заканчивалась и начиналась снова, по кругу: "разве мало было смертей?" Разве мало было несчастий, разве мало было матерей, рыдающих на могилах своих детей, разве мало было всего этого ужаса и мрака, что творился вокруг? Хогвартс всегда был домом сотен студентов. А теперь многие из них дрожали при одном только упоминании о школе, воспринимая учебу в ней как обязанность. Сказка кончилась, декорации разом рухнули, уступив место ночным кошмарам. Выпусти на этих детей дементоров - и те уйдут лопнут от переедания, захлебнувшись в унынии, страхах и переживаниях.

Эти мысли придавали сил. Заставляли держаться если не ради себя,  то ради тех, кто храбро сражался до них, кто будет противостоять темным силам после них. Она вдруг резко вскочила с сидения, выпрямившись во весь рост и уставившись на Родольфуса то ли с вызовом, то ли с немым укором.
- Мы не прячем Гарри Поттера ни в своих чемоданах, ни под мантиями, - голос ее охрип оказался ей самой каким-то чужим, будто говорил кто-то посторонний, не она, - разве что он превратился в клубкопуха, но вы можете забрать их всех, чтобы проверить каждого по очереди, - предложила она и уголок ее рта нервно дернулся вверх. Вряд ли ее слова будут иметь хоть какой-то эффект, но во всяком случае звучали они твердо и весьма убедительно - сказывался многолетний опыт старосты.
- Вам нечего здесь делать. Уходите, - она подняла свободную от волшебной палочки руку и указала в сторону, на коридор, иллюстрируя свои весьма категоричные слова таким же категоричным жестом.

А потом началось то, что повергло Ханну в ступор. Забрать Луну. Вот так просто взять и снять с поезда, увести куда-то. И Лавгуд согласно кивает головой, идя пожирателям на встречу. За все эти годы Эббот так и не смогла свыкнуться с мыслью, что Полумна - это один сплошной сюрприз и частенько выпадала в прострацию и терялась от ее слов или действий, ожидая от рейвенкловки абсолютно другой, часто совершенно противоположной, реакции. И Джеффри, которого в другое время Ханна назвала бы гриффиндорским болваном, восхищаясь его самоотверженность и слепой жертвенностью, но сегодня стойкое правило, что друзей в беде не оставляют, прочно въелось в ее сознание. Она согласно кивнула, делая шаг к Джеффри, показывая этим, что она тоже готова пойти вместо Луны.

+6

12

Это походило на дурацкий триллер или дешевый фильм ужасов. Вот группа студентов едет в школу, болтая о всякой ерунде и забавляясь мягкими тварями. Вот поезд останавливается, и в купе заходят непонятные монстры. Или понятные. Зомби, например. И все – резня, кишки, мясо. Для полноты картины не хватало только парочки трупов, захлебывающихся собственной кровью, внезапно погасшего света, паники во взглядах будущих жертв и разинутых от удивления и ужаса ртов. Джесс когда-то любила подобные фильмы, но теперь она была не зрителем, а одним из действующих лиц. Да и кино называлось жизнью. «Как не крути, все равно выходит дерьмо!» Девушка ненавидяще прищурилась, глядя на дверь. «Дурацкая затея. Так мы сразу дали понять, что мы на что-то годны и опасны. Подобных гнид нужно бить со спины. Ясно же, что в честном бою не выстоим». Адамс скривилась, глядя на Хупера, Эббот и Лавгуд и уже поднялась, чтобы открыть злосчастную дверь непрошенным гостям, но не тут-то было. Чистокровные выродки не стали их ждать, предпочтя выбить дверь ко всем чертям. Хаффлпаффка только чудом успела от нее отскочить, с ногами оказавшись на сиденье и направив палочку прямиком на первого вошедшего. Вообще это вышло случайно, да только о случайностях здесь никто не думал, и Адамс опомнилась лишь оказавшись на Джеффри.
- Дерьмо! – выругалась она, кое-как поднимаясь и пытаясь отыскать свою палочку, улетевшую толи под столик, толи еще невесть куда, - Сучье дерьмо! Вообще-то я хотела открыть вам долбаную дверь. Притом по вашей же просьбе!
Взывать к справедливости было без толку, как и искать милости у тех, кто ее оказать не способен, но промолчать Джесс просто не могла – не из того она была теста. К тому же, все это выглядело так нелепо, тупо и наигранно. Что не говори, а Пожиратели любили поглумиться. Ну что им, по сути, стоило забрать того, за кем явились и свалить? – Да ничего. Что они вчетвером могут им сделать? Поцарапать и шмальнуть в спину, чтобы потом огрести Круцио или Аваду? Нет… Адамс, в отличие от своих соседей, никаких иллюзий не строила. Она не умела ТАК воевать, и как бы не хотелось ей спасти Полоумную Лавгуд, сделать боевая хаффлпаффка ничего не могла. Это бесило. От этого хотелось выть в голос и кататься по земле в припадке отчаянной ненависти, да только проку с того никакого. Девушка сузила глаза и поджала губы.
- Полукровка, - отчеканила она, стараясь сделать все, чтобы голос звучал ровно и без лишней злости, - Дальняя родственница Лавгуд. Так что можете забрать меня вместо нее.
Глупый выпад. Вскакивать и заслонять собой подругу Джессика не стала. Вступится – не удержится, а там и до смерти не далеко. И кому с того станет легче? Луну эти выродки все равно заберут, а через ее труп просто переступят, как через груду костей и мяса. Плакать по ней, конечно, особо некому, но подыхать все равно не хотелось. Не то, чтобы Адамс так уж ценила саму себя, но если бросаться на нож, то только затем, чтобы убить самому. На обоюдку хаффлпаффка бы согласилась, но шансов на то у нее, можно сказать, не было. По крайней мере, пока. Однако Адамс внимательно наблюдала, выжидая подходящий момент. Если возможность представится – она нападет, если нет – смирится с потерей. В конце концов, без магических выпадов с обеих сторон остальные целее будут.

+6

13

[nick]Bellatrix Lestrange [/nick][status]безумная звезда[/status][icon]http://i12.pixs.ru/storage/9/2/4/28tpKpng_5959616_28461924.png[/icon][sign]http://i12.pixs.ru/storage/9/3/0/28tpMpng_3713004_28461930.png
графика by калипсо
[/sign]
Бедные маленькие мышки! Они не успели открыть змеям дверь и змеи сами расчистили себе путь. Можно сказать, что мышки вели себя плохо и исполнить угрозу Беллы? Ей хотелось, очень! Поставить кого-нибудь на рельсы, впереди паровоза. Попытается ли бедная мышка бежать, когда стальная громада двинется в ее сторону? Или покорно заплачет, осознавая неизбежность гибели?
Беллатрикс хрипло расхохоталась. Отчасти забавляясь играми своего воображения, отчасти — отзываясь на предложение мужа и действия Рабастана. Ей ужасно нравилось происходящее в поезде.
Странно, что детки не разделяли энтузиазма. Зачем же сопротивляться, бороться, драться тогда? Какие глупенькие! Если не исполнены веры в своего идола, если не хотите убивать и умирать за него, то зачем вообще достали палочки?
«Какие пустые, скучные жизни. Они все что есть, что нет. Мышки, маленькие мышки под ногами идущих по следу величия!» — Белла вошла в купе, наступив на останки почившей двери. Держалась женщина так, словно встала на торжественную алую дорожку. Она одарила мисс Лавгуд улыбкой — широкой и искренней.
Когда-то эта улыбка была очаровательна. Беллатрикс не родилась красавицей, но манеры и умение подать себя делали ее интересной женщиной. Раньше делали. Сейчас же ведьма металась между двумя страшными состояниями. Она то впадала в диковатую, почти детскую непосредственность, то становилась иступлено-ретивой, непонимающей юмора.
К счастью для школьников, сегодня мадам Лейстрендж пребывала в первом из состояний. Она была кровожадна и, в тоже время, не собрана. В ином настроении Беллатрикс бы не смеялась, но рассыпала во все стороны Круциатусы.
— О, вот и дочка Лавгуда! Ну, здравствуй, милая, — Белла рассмеялась и протянула длинные пальцы к светлым локонам девушки. Бережно поправив облакоподобную прядку, ведьма переключилась на друзей Луны. Новые лица, какая досада!
— Я бы поздоровалась с сыном наших друзей. В том раз мы не поговорили как следует с малышом Лонгботтомов, — Беллатрикс даже помрачнела. Почему-то она была уверена, что при Лавгуд будет крутиться тот мальчик из Отдела Тайн. Тогда всем было не до него. Но сейчас, раз уж Поттера под рукой нет...
Впрочем, забавными могли быть и новые лица, как выяснилось. Белла с огромным интересом выслушала краткую речь суровой девочки.
— Всех-всех? Мы можем, — сладким голосом пропела Лейстрендж. Ее восхищал этот контраст собственного веселья и всеобщей серьезности! Почему большинство людей стремится жить в одном ритме со всеми, если так, против ветра, выходит намного ярче и увлекательнее?
— Если всем хочется с нами, давайте побудем милосердными! — Беллатрикс взмахнула волшебной палочкой, словно открывающий концерт дирижер. — Кто первый успеет выйти из вагона, после нас, тот сможет остаться с Луной! Я даю слово. Но мы возьмем только одного, самого быстрого.
С этими словами волшебница криво усмехнулась, после чего скользнула к Луне, державшей за руку ее родственника. Какая нетерпеливая!
— В Азкабане не было кексиков, — тихо заметила Белла, сжимая длинные пальцы на плече белокурой рейвенкловки. Ведьма слегка подтолкнула Лавгуд, вытаскивая из купе. Там уже становилось душно из-за концентрации людей. Лейстрендж отвыкла от духоты. Слишком долго жила в холодном, сыром помещении.
Покинув с пленницей купе, Беллатрикс, все еще придерживая девушку, двинулась с нею по коридору. На счет Родольфуса и Рабастана она не беспокоилась. Они наверняка были в состоянии раскатать по стене пару-тройку импульсивных школьников. Тем более, что на сей раз к детишкам не спешила подмога, в виде бравого Ордена Феникса.

Отредактировано Millicent Bulstrode (2017-11-27 19:36:09)

+6

14

- Тебе охота с ними возиться, Рудо? - как-то Рабастан не разделял энтузиазм брата и сам бы точно не пошел работать в Хогвартс. Да что там: он в жизни и дня не работал! Благо, что положение позволяло той самой жизнью наслаждаться. - Нет, если вам нужна еще игрушка, то не вопрос. Но мне кажется, что она быстро сломается и скорее вас разочарует, - он пожимает плечами, но не спорит: он слишком привык полагаться на свою семью и идти за ними.
Конечно же детки в купе явно не скучали и наверняка уже придумали достойную патетическую речь, когда семья Лестрейнджей почти что вежливо постучала. Почти. Для пущей вежливости не хватало всяких церемоний, но Рабастан сильно сомневался, что не чистые кровью могли бы оценить подобные жесты. Он посмотрел на старшего брата и невестку, которые лихо разбирались с молодняком. Ему самому, в принципе, работы, как таковой, не осталось, и он стоял в дверях купе, поглядывая в коридор. А вдруг кто-то захочет умереть героической смертью? Почему бы и нет? Сегодня - прекрасный день, чтобы умереть!
Рабастан закатил глаза от гордых патетических речей, которые из уст младенцев смотрелись уж слишком глупо. Чего и кому они тут хотят доказать? Сразу же понятно, что сила не на их стороне, что лучше помалкивать, да сохранить свою жалкую никчемную жизнь целой и относительно здоровой. Чего выказывать неуважение? Но нет: уроки этикета явно не были в чести, да и вряд ли чему-то путному могли научиться в Хогвартсе эти детишки при бывшем директоре.
Бывший директор. Приятно звучит.
Рабастан усмехается и терпеливо ждет, когда брат с женой расставят тут все необходимые акценты. А жертва прямо сама идет к ним, лопоча какой-то бред, что первым желанием было ее добросить до Мунго - в компанию к старшим Лонгботтомам! Но девчонка могла стать неплохой ставкой, хоть и была еще пешкой. Поэтому ее требовалось доставить живой и более-менее целой в определенное место, и Мунго пока что придется обождать.
- Полагаешь, что нам стоит открыть курсы юных Пожирателей? - Рабастан наконец подает голос, когда невестка вдруг и правда решает собрать полный букет этих цветочков жизни. Лестрейндж-младший окидывает их взглядом и качает головой. Он сомневается, что тут выйдет толк, и они скорее потратят время. Но, раз Беллатрикс хочет позабавиться, то почему бы и нет? В конце концов, она была лишена всего этого веселья долгие года в Азкабане. Прямо как они все.
И Беллатрикс покидает купе первая вместе с Луной, оставляя братьев тут наедине с детьми. Рабастан бросает взгляд на Родольфуса и снова пожимает плечами, как бы говоря, что толку тут вряд ли будет какого. Может, ну его? Итак вон есть, с кем миссис Лестрейндж коротать ее пыточный досуг в Малфой-Мэноре.
Кстати, ванну я бы принял, да: поди от меня магловчиной воняет.
Лестрейндж-младший усмехается и кивает старшему брату выходить:
- Что там говорила Беллс? Кажется, игра начинается! - однако все было далеко не так просто: ведь надо еще успеть добежать до выхода из вагона! И, чтобы несколько усложнить задачу, Рабастан решает взять обязанности природы в виде естественного отбора на себя. И, едва край чьей-то ученической мантии показывается из купе, как он уже прицельно швыряет невербальное заклинание:
Эверте статум!
С боевой атакующей магией у него всегда было неплохо так, как и меткость никогда не страдало. Поэтому, при должном стечении обстоятельств, кого-то так от души размажет по стене, что потом собирать-то как раз будут именно в Мунго!
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC][STA]wtf, bro!?[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24ces.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/24cet.gif
графика от Имбирь[/SGN]

+5

15

Рудольфус только вздохнул. Кого-то четырнадцать лет вАзкабане научили терпению, а кого-то нет. Рабастан вырвался на свободу и дышал полной грудью, старший брат же его был сдержан, как обычно, и даже сдержаннее, чем ранее. На студентов он смотрел равнодушно. Рудольфус предпочитал иметь дело со взрослыми людьми, правда, практика показывала, что они тоже могут быть слабыми, никчемными. Вспомнить хотя бы Лонгботтомов. Руди даже злится, что этого ублюдка сегодня здесь нет, он бы не стал сдерживать жену, подарив ей этого парнишку для ее целей. Любых.
- Я привык давать жене то, о чем она просит. Залог счастливой семейной жизни, - парирует Лестрендж выпад брата. - Глупая девчонка думает, что у нас нет никаких документов, подтверждающих их личности?
Руди сверлит взглядом Джессику, она не была похожа на Лавгуд, не относилась к их семье. Очередной подлог. Но это проблема Амбридж. Старая курица хотела власти, но свои обязанности выполняет отвратительно. Раз за разом Лестрендуж приходится миритсья с тем, что он прикасается к грязнокровкам. Лавгуд заставляет Рудольфуса вздрогнуть, когда берет его за руку и подтягивает к выходу. Это немыслимо! Но почему-то Лестрендж не может вырвать руки и просто смотрит на нее. Это игрушка для Беллы. Она сама знает, что с ней делать. Главное, Рудо не приходить и не мешать. Если бы у них с Беллой была дочь, она была бы похожа на свою мать, и Рудольфус ею бы гордился. Она бы пошла по стопам родителей и сейчас могла бы стоять рядом с ними, борясь за их право быть теми, кем они хотели, поставив на колени целый мир.
- Не будь идиотом, тебе только что сказали, что мы пришли за Лавгуд. - пальцы впиваются в ладонь девчонки. Вместо него вопрос с Хупером решает брат. Удар заклинания на этот раз был направлен исключительно в парня. Рудо довольно улыбается брату - тот всегда понимал его без слов. В таком тандеме было спокойно работать приятно. Вторая девица была смелой, но не вмешивалась.
- А если не уйдем, то что? Что ты сделаешь? Кажется, твоя мать тоже проявляла гордость и спесь, помнишь, Белла?
Еще одна девица не удивила. Руди даже вздохнул - с каким отребьем приходится иметь дело. Покачав головой, он бросил быстрый взгляд на жену, а потом отправил в брюнетку отталкивающее заклинание, целясь в нее, как Рабастан в ее товарища. Пусть заткнутся, от них ужасно болит голова. - Беллс, идем, тебе не нужны эти идиоты, а сломается эта игрушка, я приведу тебе новую, но пойдем, пока они не начали вылезать из своих норок, чтобы попытаться их остановить. Направив волшебную палочку на верхние полки, Лестредж приказал чемоданам начать падать с верхних полок, желая погребсти под собой хозяев. Одним чемоданом досталось и Ханне, в которую до этого не было отправлено ни одного заклинания. Словно так Рудольфус желал восстановить справедливость. Сжимая в руках пальцы девочки, Рудольфус ее с силой тряхнул.
- Можешь попрощаться со своими друзьями. Ты их больше не увидишь, - тот факт, что они уходили и забирали с собой Лавгуд говорил о том, что именно ее убьют. Белла сжимала пальцы на плече блондинки, Рудольфус удовлетворенно кивнул - она понимает, что нужно идти. Рабастан прикрывает отход. Если вообще найдутся смелые идиоты, которые нападут на них.
[NIC]Rodolphus Lestrange[/NIC][STA]Псих с большой дороги[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/9TjbN.gif[/AVA][SGN]by BRAVLIN
http://sg.uploads.ru/MKzAw.gif http://s2.uploads.ru/a1gSV.gif

[/SGN]

++++

Внимание, это последний круг. Студенты отписываются ВСЕ! Степень повреждения каждый сам определяет для себя.
Убитых нет. Если есть желающие пострадать/нарваться сильнее, можете попробовать атаковать Лестренджей. Участие последних в круге определится по ходу отписи и необходимости.

+4

16

Она же просила не делать глупостей.
Теплые пальцы Джеффри сжимают её запястье, а блондинка лишь вздыхает, прикрывая глаза. Ханна встает рядом с гриффиндорцем. И вот именно это всё и глупо: такое самопожертвование, конечно, похвально, но оценить его крайне сложно. Это она нужна им, а не они. Тут не нужны обширные знания в нумерологии и арифметике, чтобы просчитать шансы на выживание. Для Луны они были вполне себе терпимые, а вот для остальных учеников стремительно двигались к нулю.
— Все в порядке, — жизнеутверждающе произнесла Лавгуд. В какой-то момент она даже поймала себя на мысли, что почувствовала то, что, должно быть, чувствовал Невилл на собраниях Отряда, когда произносил речь. Слова вертелись в мыслях, но сейчас было вовсе не время для того, чтобы объяснять свою позицию по данному вопросу. Оставалось лишь надеяться на разумность ребят. Вот Джесси была разумной, она сразу поняла, что лучше играть по сценарию. Один из Пожирателей, конечно, заподозрил что-то не ладное, но доказательств у него с собой не было.  Мужчина встряхивает её, как тряпичную куклу. Такие методы точно производят неизгладимое впечатление. На кого-то точно, но не всяких белокурых рейвенкловок  со своим видением мира.
— Можешь попрощаться со своими друзьями. Ты их больше не увидишь.
— Это довольно спорное утверждение, — заметила Луна, едва улыбнувшись. Она не разделяла подобной позиции, считая, что даже на по ту сторону завесы существует большой и необъятный мир. Возможно ей стоит рассказать о концепции загробной жизни темным магам, раз уж они возжелали провести с ней больше времени: кто-то же должен нести им просвещение и свет! А в этой области у Лавгуд были обширные познания. Не зря же она так активно переписывалась с Акселем на эту тему. И вообще никогда не знаешь, где встретишь нового друга. Вон с миссис Лестрейндж, почти заботливо сжимающей её плечи, они точно найдут общий язык. Наверное. Если повезет.
— В Азкабане не было кексиков.
Тихо произносит женщина, толкая её из купе в коридор. И, кажется, фраза была сказана так, чтобы только Луна смогла услышать. Блондинка услышала и более того – искренне прониклась той болью, которую носила в себе приспешница Лорда. Пальцы миссис Лестрейндж цепкие, как будто она за соломинку ухватилась и не собирается её отпускать. Но эта печальная новость про кексики и вовсе выбила из хорошенькой головы Луны какие-либо мысли о сопротивлении. По-хорошему, Беллатрисе давно нужно было наложить Силенцио на свою пленницу, ибо доброта Лавгуд в любой момент могла перейти все разумные пределы в сложившейся ситуации. 
— Вот это крайне печально. Давно пора отправить дементоров на кулинарные курсы, — посочувствовала рейвенкловка, она даже головой покачала. Вот поэтому Пожиратели и вели себя так плохо. Все дело в недостатке заботы и сахара в организме. Но ничего, всё это было вполне себе поправимо. — А торты вы любите? И сладкое вообще?
Где-то сзади в купе слышится удар, Луна вздрагивает, на мгновение застывая на месте. Но взгляд миссис Лейстрейндж в очередной раз заставляет мисс Лавгуд подавить желание тут же выхватить палочку и отправиться на помощь друзьям. А потому Луна просто идет дальше в конец вагона, уводя с собой приспешницу Темного мага.

+4

17

Джеффри сильно сжимает палочкe, так что она до боли впивается ему в руку, однако он совсем этого не замечает. Он почти со злостью смотрит на то, как Луна добровольно уходит с пожирателями, даже не попытавшись вступить с ними в борьбу. Зол и разочарован, и, сложно сказать в ком больше, в себе или в ней. Разве можно быть настолько легкомысленной, настолько...глупой?
Печь кексики? Серьезно? Из него внезапно уходит весь страх, настолько велик его гнев. Что ж, если она сдалась, если она думает, что сейчас спасает кого-то, жертвуя собой, то ей не следует быть такой наивной идиоткой. Для человека, который считает, что он хорошо понимает людей, она не понимала ни черта. Возможно, если бы она первая выхватила палочку, попыталась себя защитить - они бы смогли отбиться (получилось же у ребят в Министерстве!), а дальше бы сбежали. Джесс, Джефф и Луна могли бы сбежать, а Ханну бы они не тронули, не стали бы "разбазаривать" чистую кровь. Если Дин где-то прячется, то и у них бы получилось. А Лавгуд просто сбросила своих друзей со счетов: "Мне наплевать на вас и ваши чувства, я просто пойду на свою смерть, а вы сегодня поужинайте в Большом Зале и обсудите новости".
Джефф не стал рассуждать, он просто поднял палочку, направил ее на Пожирателя, который стоял ближе всего к нему (Рабастана) и посылая на него невербальное круцио со всей силой злости и негодования, которое он испытывал на Лавгуд. Впрочем, увидеть результат своих действий ему не удалось. Он в ту же секунду получил ответное заклинание, отшвырнувшее его в самый край вагона с такой силой, что он был готов поспорить, что услышал какой-то хруст. Джеффри сильно ударился затылком, поэтому происходящее немедленно погрузилось в вязкий туман, и действия окружающих словно бы замедлились. Хупер пытался нащупать свою палочку, но ему не удавалось. Наверное, отлетела, - возникла у него в голове отстраненная мысль. Джефф начал вертеть головой в попытке отыскать ее, но никак не мог ее увидеть, а Пожиратели, тем временем, удалились, забрав с собой Луну.
Джефф досадливо закусил губу, медленно заставил себя подняться, пытаясь не концетрироваться на боли. Палочка предательски лежала совсем рядом, словно бы насмехаясь, что он такой считает себя лучшим волшебником на курсе,а  при этом абсолютно бесполезен. Парень досадливо подхватил палочку и, не взглянув на Ханну и Джесс, отправился в другой вагон, стараясь как можно дальше уйти от позора. Кажется, по пути он задел Парвати, но теперь он забыл о своих первоначальных планах поговорить и просто прошел мимо, пока не нашел купе с какими-то первокурсниками и не сел с ними, нахмурившись и не обращая внимания на любопытные взгляды.

+5

18

Просто уйти, сжимая руку той, из глаз которой сочилась ядовитая ухмылка всем тем, кто хоть немного не похож на них. Просто улыбаться тем, кто убивали, убивают и будут убивать. Ханна открывает рот, но не может ни подобрать слов, ни вообще собрать мысли.
А что они могут? А что может она, которую окружают трое взрослых пожирателей?
И сейчас Эббот понимает, что другого выхода у Луны нет. Они не выдернут ее из цепких когтей пожирателей, коршуном нависших над рейвенкловкой. Они не смогут дать достойный отпор, а если попытаются, то неизвестно, сколько будет пострадавших.
И Ханна опускает глаза. Опускает палочку, не глядя ни на Лавгуд, ни на Лестрейнджей. Мысленно она принимает решение Луны, соглашается с ним, восхищается смелостью и самообладанием девушки.
Ее голос полон оптимизма настолько, что Эббот хочется выть. Настолько, что колени сводит ужасом. Она кричит беззвучное "нет", когда луч из палочки Джеффри летит в сторону пожирателей, провожает взглядом его откинутое назад тело и борется с желанием помочь и с желанием повторить его попытку. А вместо этого снова замирает в растерянности, глядя то на Хупера, то на пожирателей.
- Луна, - только и успевает прошептать Ханна, оседая задумчиво на сидение и глядя туда, где скрылись пожиратели со своей жертвой.
Поезд снова трогается с места, поспешно мча студентов навстречу знаниям туда, куда возвращаться совершенно не хотелось. А она всё сидит, уставившись в одну точку.
Они не спасли.
Не помогли.
Не защитили.
Не смогли.

Зато она смогла защитить если не весь поезд, то хотя бы их купе. Ханне хотелось броситься вслед за Хупером, молча уткнуться лбом ему в плечо, чтобы разделить это ощущение беспомощности и того щемящего "что ушло - не вернуть", но она понимает, что Джеффри сейчас лучше не трогать. Да и найдёт ли она его?
Она мотает головой. Задумчиво поворачивается к окну, наблюдает, как за ним один пейзаж сменяется на похожий несколько секунд, но не может так долго сидеть наедине со своими мыслями. Ей нужно либо рассказать, либо занять себя чем-то. И она вспоминает, что кому-то сейчас было в несколько раз страшнее. Что маленькие девочки и мальчики дрожат в других купе, сбившись кучками и слыша звуки борьбы между старшими. А может кому-то не хватило ума и есть пострадавшие?
- Я должна, - она виновато опускает глаза, не глядя на Джесс, и показывает на дверь, - извини меня.
"Извини, что ничего не попыталась сделать", - она вскакивает со своего места, всё ещё сжимая волшебную палочку, и выскакивает из купе, всё ещё пребывая в каком-то нелепом состоянии полузабытья, когда вроде и находишься в реальности, а вроде и не замечаешь, что происходит вокруг, потому что голова до отказа забита мыслями.
Но одно она понимает совершенно точно и абсолютно ясно. Одна мысль крутится на повторе навязчивой идеей с самой платформы девять и три четверти, ставшая еще четче, еще громче после встречи с пожирателями.
"Я не хочу в Хогвартс".
Впервые в жизни.
Она стискивает зубы, прислоняясь лбом к холодному окну в тамбуре и закрывает глаза, видя перед собой безмятежно спокойную Лавгуд.
Кончилась детская волшебная сказка.
Добро пожаловать в жесткую реальность, Эббот.

Отредактировано Hannah Abbott (2017-12-14 03:23:04)

+2

19

Джесс казалось, что ее купе просто тронулось головой. И ладно, Хупер, он гриффиндорец, ему положено иногда отключать мозги и врубать идиотскую отвагу, но Ханна! Она-то куда?! Девушка даже присвистнула и отвернулась. «Приплыли тапочки к обрыву», - посетовала она, - «Ну и чего теперь? Расхлебывать дерьмо, которое сами и накачали? Да идите вы все по известному адресу! Лавгуд с Пожирателями, а остальные по вагонам». Адамс даже не двинулась с места, когда мимо нее пролетел Джеффри. «Идиот», - равнодушно заметила она, - «Абсолютный идиот и полный болван. Неужели не ясно, что они пришли за Луной и, так или иначе, ее заберут? Не нужно было им мешать. Пусть бы себе думали, что мы слабаки и ссыкло вонючее. Мы напали бы со спины, в проходе, и нам помогли бы ученики из соседних купе! Ну нет же! Мы же самые крутые и гордые!» Хаффлпаффка мысленно сплюнула и спустилась с полки, чтобы помочь приятелю встать, ну или не сдохнуть здесь и сейчас. Судя по силе удара, он не слабо так приложился, а в купе было полно всякой херни, чтобы внушительно покалечиться. И без Пожирателей хватало, обо что убиться.
Джесс вздохнула, наблюдая, как Беллатрикс и Лавгуд уходят, слабо кивнула на прощание. «Больше не встретимся. Это точно», - подумала она, - «Но лучше минус один, чем минус четыре. Напрасная была бы смерть».
- Это война, - заметила девушка, обращаясь к своим, - и это нормально, что в ней умирают и убивают.
Однако никто ее уже не услышал, потому как с полки посыпались чемоданы, погребая под собой еще держащуюся на ногах Эббот, и саму Адамс.
- Да вашу же мать!.. – хаффлпаффка выбралась из-под завала как раз тогда, когда Хупер выходил из купе, а Ханна несла какие-то извинения, - Да идите, что уж теперь. Я никуда не денусь. Из поезда от тоски не выброшусь.
Она скривилась, стряхивая с себя пыль и грязь и отправляя чемоданы на из места, а после вернулась на сиденье, где еще копошились клубкопухи, и, скрестив руки на груди, уставилась за окно. Ее тоже бесил этот случай, раздражала беспомощность и собственная нерасторопность, вот только кусать локти и махать кулаками после драки было не нужно и абсолютно глупо. В декабре они похоронили Роуз, сегодня потеряли Лавгуд, завтра лишатся кого-то еще. Потому что они дети, которые ничего не могут и не умеют. Им всем не хватает опыта и мозгов, а на одном лишь желании победить далеко не уедешь.
Поезд тронулся. Оставшаяся наедине с собой Джесс развернула бумажный сверток и вытряхнула на колени складной нож. Нажав на кнопку, она выпустила острое лезвие и задумчиво провела по нему пальцем. Сегодня это оружие ей не пригодилось, но возможно однажды она найдет ему применение. Пора выжидать и играть по правилам миновала, наступало время убивать. Не боясь, не оглядываясь, не задумываясь.

+3