Redemption – D. Malfoy [19.11]
Stand as one – L. Brown [17.11]
Demotion – A. Greengrass [18.11]
Just cause – E. Wylde [17.11]
Darker than dark – E. Rosier [17.11]
1491 1172 1171 1165
Никакой вины за то, что озвучил фамилию девушки, Долохов не ощущал. Сказать по правде, ему и в голову не приходило считать это важным - маски, сохранение тайны личности… Ха. читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [29.11.1997] Просвет


[29.11.1997] Просвет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Просвет
http://s4.uploads.ru/t/rihdx.jpg

› Участники: Lucius Malfoy, Draco Malfoy, Severus Snape.
› Место: Хогсмид.

› Время: около одиннадцати.
› Погода: холодная и ясная.

    Тяжёлое положение рода Малфоев кажется бесконечной чёрной полосой, но умные люди понимают, что раньше или позже просвет появиться, а пока нужно держатся. Отдушиной в такой ситуации становиться семья.
    Покинув родовое поместье Люциус Малфой отправляется в Хогсмид дабы пообщаться с сыном и, что оказывается важнее, встретиться с Северусом во время разговора с которым обнаруживается весьма занимательная деталь…

Отредактировано Lucius Malfoy (2017-11-29 18:24:11)

0

2

    В то время как ясный и солнечный день в июле обещал тепло и радовал, то же явление в холоднее время года вызывало совершенно обратный эффект.
    Плотнее кутаясь в строгую чёрную мантию, отороченную сизым мехом Люциус стоял у входа в невысокий приземистый трактир, названный «Весёлым Эльфом». Заведение это, несмотря на его легкомысленное название, было достаточно пристойным, хоть и далеко не тем, на что привыкла рассчитывать укутанная в меха и одетая в драгоценности аристократия. Как минимум оно более чем подходило для назначенной встречи, тем более, что в тот раз Малфой не хотел ни производить впечатление, ни светиться лишний раз перед чужими глазами. По счастливому стечению обстоятельств сейчас большая часть его посетителей находились в своих комнатах и просторный зал прекрасно подходил для тихой и превратной беседы в каком-нибудь дальнем углу.
    Благо гости были на подходе: две фигуры как раз в этот момент возникли из-за поворота и направились точно к «Эльфу». Несмотря на расстояние, разделявшее их с Люциусом, последний не мог не узнать в них близкого друга и родного сына…
    Несмотря на то, что ужасное невыполнимое задание, которое Лорд Волан-де-Морт поручил Драко в прошлом учебном году, осталось позади оно тем не менее оставило в душе Люциуса страшный шрам, который, как он подозревал, не способно будет стереть даже время. Видеть сына в близи себя, живым и здоровым, было настоящей отрадой, пусть он и выражал её весьма сдержанной улыбкой и похлопыванию по плечу.
    - Приветствую. Благодарю, что привёл его, Северус. Надеюсь это не вызвало никаких излишних хлопот? - обменявшись с другом крепким рукопожатием Люциус поспешил войти в тёплый, пахнувший деревом просторный зал трактира. – Твоя мать так же хотела повидать тебя. К несчастью в последний момент ей пришлось остаться дома, но она велела передать, что очень по тебе соскучилась и беспокоиться о твоём самочувствии.
    Люциус уверенным шагом пересёк зал и остановился у стола, расположенного возле большого окна из которого открывался прекрасный вид на заснеженные улицы Хогсмида. Которые выглядели уже не так привычно из-за полного отсутствия учащихся, что могло как радовать, так и удручать. Несмотря на то, что Люциус поджидал снаружи, стоило им только сесть за стол, как на нём сами собой появилось множество тарелок полных разнообразной еды, явно заказанной и оплаченной заранее. И, словно этого было мало, Люциус извлёк из трости волшебную палочку, взмахнул ей и у самого окна изящно выстроились коробки с разнообразными сладостями, количество у упаковка которых явно подразумевала, что часть из них следует забрать с собой в школу. А если так случиться, что ученикам нельзя приносить сладкое, Люциус был более чем уверен, что на учителей этот запрет не распространяется и Северус непременно поделиться угощением со своим крестником.
    - Надеюсь новые правила не сказались на качестве питания? – поинтересовался Люциус, пряча палочку обратно в трость и прислоняя её к подлокотнику. – Порадуешь меня и мать последними новостями? Кстати, Северус, я надеюсь у Драко всё хорошо с успеваемостью? Хорошее образование открывает многие двери…
    Он внимательно посмотрел на сына, хотя больше приценивался к его внешнему виду и оценивал состояние, чем пытался разглядеть следы укрываемой низкой успеваемости. После взял два бокала, наполнил их огненным виски, из стоявшего здесь же низкого пузатого графина, и протянул один Северусу.
    - Пользуясь случаем, позволь пригласить тебя к нам на рождество. Пир будет скромным в силу последних обстоятельств, будут только самые близкие, но мы с Нарциссой будем очень рады тебя видеть. Как и Драко, верно? – уточнил он, бросая вопросительный взгляд на сына.

+3

3

Утро дышало  в лицо Северуса морозом. Он медленно шел рядом со своим крестником в сторону убого по меркам аристократии кабачка. Этот простой шаг был, в сложившейся ситуации, рискованным. Ученикам запрещен выход за территорию школы и то, что делал директор было оправдано только необходимостью личной встречи со старым другом, рискнувшим в ставке и, кажется, проигравшим все, что только можно проиграть.
- Осторожнее, Драко, - обратив свой взгляд в сторону юноши, сказал волшебник – Сегодня очень скользко.  Выдержав паузу, сопровождавшуюся изучающим взглядом, маг покачал головой. Малфой еще не знал, что произошло в его семье и он мог бы продолжить предостережения, но Снейп не стал бы этого делать. Судить кого-то, кто имел столько же причин обратиться за помощью к другой стороне, сколько он в свое время, ему не пристало. Тем более, что сам он еще не был уверен, что все именно так, как он сам себе представляет
- Ваш отец ждет нас вон в том кабачке. Мы скоро прибудем. Путь продолжался. Еще издали директор увидел знакомую высокую фигуру аристократа. Он точен и он на месте. Тем лучше.
Подойдя к кабачку, оба волшебника, молодой и взрослый были весьма радушно, по меркам того общества, где рос и воспитывался Драко, приняты отцом семейства и другом. Северус сдержанно кивнул в ответ на приветствия
- Здравствуй, Люциус. Привести сюда Драко было не просто. Надеюсь ты понимаешь, что это исключительный случай и я не смогу поступать так часто. Мне пришлось ручаться за него, как директору, - касаясь руки друга высказал мысль Снейп. Он осмотрелся. Зал трактира был пуст. Тем лучше. Им не нужны лишние свидетели. Осмотр помещения выполнял еще одну функцию. Волшебник давал возможность отцу поприветствовать сына без пристального внимания. Приветствие, которое могло быть бы теплее, не будь с ними старого знакомого. Через некоторое время они были уже за столом. Сам Снейп выбрал бы более спокойный и менее светлый угол кабачка. У Люциуса свои представления об уюте и конфиденциальности, но это говорит и о том, что он не прячется. Хороший знак для той беседы, что маг приготовил для этого дня. Отметив это, директор окинул взглядом богатый стол и ухмыльнулся. Его друг оставался все тем же. Блеск был его неотъемлемой частью.
- Ты подумал обо всем, друг мой, - с усмешкой сказал он – Обед стоит короля. Но не думаю, чтобы Драко не доедал. Хотя лучше услышим мнение мальчика на этот счет.
Вопрос пропитания Снейпа никогда не волновал. Он был умерен в еде, тем более, что школьные эльфы всегда выкладывались на славу. – Но я вижу по гостинцам, что ты заранее в этом усомнился. Не думаю, что эти коробки значат, что ты хочешь открыть в гостиной слизерина филиал сладкого королевства.
Многие из коробок были упакованы с той тщательностью, которые отличали Нарциссу. Любящая мать заботилась о своем почти взрослом сыне. Миссис Малфой матерью была образцовой. Это дышало в каждом ее слове и действии
- Надеюсь Нарцисса здорова? Все в порядке дома? Спросил волшебник, отдавая честь подготовкам и гастрономическому вкусу Люциуса.

+2

4

- Как можно в школу брать таких пустоголовых? Мои домовые эльфы просто верх интеллекта по сравнению с этим. Малфой раздражен сверх меры, он кривится, его плечи напряжены, он похож на натянутую струну. Глаза темнеют, он делает еще несколько шагов вперед, хотя в этом нет необходимости, он уже пришел куда хотел, но как зверь в клетке, он не может просто стоять на месте, ему надо бить хвостом по прутьям, предупреждая всех о том, что к нему лучше не подходить. Но вокруг, перед кабинетом директора, никого нет. Даже взбесивший его Филч, остался где-то этажом ниже. Когда тебе приходится думать о слишком сложных вещах, проявлять чудеса логики и смекалки, те, кому не так повезло с когнитивными функциями и умением играть следственно-причинными связями, наблюдательностью, расторопностью, кажутся непозволительным пятном грязи на чистом ковре, устилающим дороги к хорошей жизни. Пропасть между Драко и такими особями громко хлюпает непроглядной тьмой. Но даже опасная высота его положения, с которого так легко оступиться из-за закружившейся головы, не пугает платинового блондина. Его упрямость это последнее что ему остается в этом положении. Его упрямость будет вести его там, где закончится характер, сила воли и храбрость. Но другой стороной упрямости становится злость, ярость, снисходительность, проявляющиеся еще больше чем обычно.
- Просто тухлый труп гребаного соплохвоста... - Драко резко разворачивается почти на одних каблуках и видит что горгулья наконец-то готова впустить его в кабинет. Оказавшись рядом с крестным Малфой успокаивается. До него долетают волны невозмутимости Северуса, и в камин он шагает уже в нормальном расположении духа.
Они появляются в странном помещении, которое больше похоже на склад. У нового директора, наверное, новые секреты. Вряд ли Альбус оставил бы доступными свои тайные переходы. Хотя может их можно как-то отследить. Все-таки и Снейп не так прост. Они выбираются на улицу и свет, отражаясь от снега в пять раз сильнее бьет им в глаза.
- Да, я уже воспользовался заклинанием для подошвы. Все утро думал о сегодняшнем походе. Снейп изучает его явно не на предмет способности крепко держаться на ногах. Хотя может и на этот счет, только в переносном смысле. Кто-то другой уже наверное съежился бы, пересчитал три волны мурашек и поспешил отвести взгляд. Но Драко повезло. Они были на одной стороне. И наверное это был единственный близкий ему человек во всем Хогвартсе. Ученики не в счет. Кто был на что-то способен в этом году не учится. Ха, они уже взяли все что могли от этого обучения, вывалившись во взрослую жизнь как в яму с отходами. Вообще было странно делить спальню и гостиную со своими сверстниками, когда ты ощущаешь себя уже взрослым. Ему было логичнее сейчас вместе с Северусом, ему было увереннее, когда он увидел силуэт отца. Он вспомнил Нотта, который вел и чувствовал себя как безотцовщина, как сирота. Но если святой Поттер словно брал силу из воспоминаний о том, что у него были родители, Теодора это разрушало. В семье - сила. Поэтому Драко все ждал когда же пупсик Невилл проклюнется из своей скорлупы. Родители его были хоть и мягкими, но храбрыми. По логике что-то должно быть последней каплей перед тем как весь Хогвартс услышит рык этого львенка. Малфой не боялся столкнуться с ним в коридоре, но всегда ожидал от него возможно большей отдачи чем обычно. Семья. Все идет из семьи.
- Здравствуй, пап!
Трактир был чистым, просторным, но Драко не понравился. Хотелось покинуть это место быстрее, наверное поэтому поначалу он стал держаться немного отстраненнее. Скорее всего, это был некий комплекс на тему того, то теперь у него нет своего дома. Точнее своего места, где не было бы посторонних. Поэтому все общие помещения немного раздражали, как нерешенный вопрос, как прыщ на красивом лице.
Отец выглядел и держался как обычно и это успокаивало, потому что по пути блондин отметил, что его собственная походка изменилась.
[float=right]http://croper.ru/images/20171206jvv4SAIol1Sn9L0N_40hpf_large.png[/float]- Я надеюсь здесь и книги есть, - сказал Малфой, окидывая взглядом стопку из красивых коробок, - передавай ей, что у меня все хорошо, еще немного и здоровым румянцем обзаведусь. Раньше у юного слизеринца было больше взаимопонимания с отцом, они общались иногда используя минимум слов, потому что много времени проводили вместе. Люциус обучал сына семейным секретам дипломатии и другим моментам, которые взрослому ему помогут вести дела. Но за последний год Драко неожиданно сблизился и с мамой. Если раньше она его баловала и излишне идеализировала, то теперь, какая-то активизировавшаяся кровь Блэков, помогала им стойко держатся и лучше чувствовать друг друга. Нарцисса шутила про него, что его голос и цвет глаз похожи на ледяной весенний ручей и в этом он похож на отца. А Драко добавлял, что это возможно только пока в нем не проснется его наследие от Блэков, ведь они все бешеные, и он знает, что мама по ночам летает на метле, оттуда у нее и красивый утренний румянец.
- С питанием все хорошо, папа. Как и с успеваемостью. Хотя настоящая успеваемость в Хогвартсе случается не всегда на занятиях.
- И я надеюсь это не лимонные дольки для Северуса, как для нового директора. Привет от матери как потепление на его личном градуснике. На время можно отвлечься и выдохнуть. Словно это совсем другой Драко, не тот который метал громы и молнии у кабинета директора.
- Да, конечно, возможно это будет даже действительно походить на Рождество, - слизеринец из всего разнообразия на столе выбрал имбирный чай и яблочный пирог, придвигая их к себе поближе.
- Ты хотел мне что-то сказать? Когда все уже пригубили напитки и с формальностями было покончено, Малфой не удержался от вопроса.

+2

5

    - Разуметься, - сдержанно кивнул Люциус в ответ на слова Северуса, но во взгляде явно читалось понимание ситуации.
    Как не посмотри, а то, что при новой власти многое стало сложнее Малфои ощутили на себе в первую очередь. Пусть и несколько в ином ключе. Злая ирония, не так ли? Ждать прихода чего-то так долго и в итоге пострадать от этого едва ли не в первую очередь, да ещё и таким страшным образом... Впрочем, рассуждать на эту тему не хотелось. Он был рад видеть своего близкого друга и своего сына вблизи живым и здоровым.
    Признаться, сперва он выступал против данной идеи. Ведь скоро каникулы и Драко в любом случае окажется дома, зачем так утруждать Северуса? Это казалось глупым, но теперь он был рад, что Нарцисса настояла на своём. Жаль только обстоятельства, вынудили её саму остаться в Поместье.
    - Пара книг, - подтвердил он догадку сына. – Правда я не знаю каких именно, большую часть коробок Нарцисса собирала без моего участия. Хотя я тоже отметил, что в этот раз она слегка перестаралась, но кто будет её винить?
    Словно кто-то из присутствующих не знал, что случилось в прошлом учебном году и не представлял её состояния…
    - Но мы не забыли и о тебе, - улыбнувшись Люциус протянул руку к пёстрым коробкам и взял одну весьма солидного вида запакованную в серебряную бумагу и повязанную изумрудной лентой. – Я ведь так и не поздравил тебя с назначением на пост директора, Северус. Ты заслужил это назначение целиком и полностью. Надеюсь подарок придётся тебе по душе. Что же касается дома, - Малфой выдержал небольшую паузу. – То всё не так уж и плохо. По большей части всё идёт своим чередом.
    «У меня всё под контролем и нет ничего непредвиденного» - хотел сказать волшебник. Врать что всё хорошо в данной ситуации было бессмысленно и даже в чём-то вредно, но сказанное спокойным твёрдым и уверенным тоном в котором отчётливо читался прежний Люциус Малфой – было внушительнее и действеннее любой лжи. Да, фортуна по-прежнему не благоволила его семейству, но у него был план, и он был в нём уверен. Одно только наличие рядом человека, чувствующего почву под ногами и знающего, что нужно делать дальше порой было достаточно, чтобы обрести необходимую уверенность и спокойствие.
    - С Нарциссой всё хорошо, только в последнее время она начала много беспокоиться о Драко. Видимо пережитое даёт о себе знать. По сути именно она настояла на нашей встрече, но не смогла прийти лично. Вот, это тоже от неё… - забравшись во внутренний карман мантии Люциус достал из него пухлый конверт с письмом и протянул сыну. – Не волнуйся, с ней всё будет в порядке. Просто пиши чаще и, будет не плохо, если ты отправишь домой весточку вместе со мной – это её очень порадует. Право, не знаю, что на неё нашло в последнее время…
    Лишь бы это не оказалось то самое женское чутьё, которое никогда не обманывает. Последнее, что ему нужно – ещё одна проблема с сыном. Чтобы противостоять внешним проблемам нужен был крепкий тыл, тем более в их ситуации.
    - Но постарайся не лезть на рожон, этим ты окажешь её огромную услугу. По крайней мере до конца года… А какие новости у тебя, Северус? Не могу не поинтересоваться: каково тебе в новой роли?

+2

6

Драко и Люциус внешне похожи, как могут быть похожи отец и сын. То же острое лицо, те же стальные глаза, даже эмоции молодого Драко напоминают эмоции его отца в том же возрасте. Но между ними все же была пропасть, в которой, как во рву перед замком средневекового феодала, плескалась раскаленная лава материнской крови. Северус чувствовал эту разницу и  иногда она его пугала. Крестник был хитр, ловок, дипломатичен, как Малфой старший, воспитан в лучших традициях аристократии, и в то же время вспыльчив и готов спалить огнем праведного гнева любого, кто стоит на его пути. И одинаковые и разные. Наблюдать за ними особо удовольствие для того, кто умеет видеть. Снейп умел и сравнение, по крайней мере пока, было далеко не в пользу старшего поколения. Люциус проявил слабость в критической ситуации. По крайней мере выглядело именно так. Драко, в схожих ситуациях надеялся только на себя и мужественно принял свою долю.
Стараясь не мешать разговору двух близких людей, маг почти не вмешивался в разговор отца и сына. Хватало того, что он чувствовал себя здесь третьим лишним. Если бы у него был сын, разве не был бы он обижен на того, кто помешает встрече, после стольких дней разлуки и в сложившейся ситуации в мире, когда нет уверенности в завтрашнем дне. Но не отвечать на вопросы было бы не правильно. Тем более старый друг был весьма любезен, впрочем, как всегда.
- Не забыли обо мне? Звучит очень приятно, Люциус, но я уже вышел из того возраста, когда ждут рождественских подарков, - усмехнулся Снейп, глядя на педантично упакованный подарок. – Надеюсь это не взятка при исполнении? – улыбнулся волшебник. Он не напрашивался на подарки и они не льстил его самолюбию. – Спасибо, и передай мои благодарности Нарциссе. Я напишу ей в ближайшие дни Сомнения насчет подарка и добрая доля остроты посетила и его крестника. Вот только его острота стоила дороже остроты крестного. Еще один гол в ворота старшего поколения
- Не говори мне про эти лимонные дольки, - стараясь улыбнуться как можно мягче, сказал тихо новый директор – При напоминании о них, у многих в школе слипнется попа. Только при упоминании, Драко. А что будет, если они там снова появятся?
Вспоминать в эту минуту об Альбусе не хотелось. Но именно тень его благородства продиктовало в свое время ему решение, ради которого затевалась часть этой встречи и Северус на минуту задумался. У Люциуса же, казалось, все под контролем. Вот человек, способный с честью носить любого кроя мантию. Даже завидно.
- Можешь успокоить жену, друг мой. Беспокоиться о Драко не приходится. Мальчик прекрасно воспитан ,  умеет правильно оценивать ситуацию и исходя из нее принимать верные решения. – Долгий, красноречивый взгляд на Люциуса. Эти слова сказаны не без умысла. Надеюсь вы меня на минуту извините, прервав свою трапезу, сказал Северус и встал из-за стола.  Он понимал, что надо дать отцу и сыну время обменяться хотя бы парой слов друг с другом, без присутствия, пусть и старого друга, но все же постороннего человека. Дойдя до двери, Снейп распахнул ее и выглянул на улицу. Дорога была пуста. Снег блестел нетронутостью по ее краям.   Казалось, зрелище захватило его. Он стоял так пару минут, после чего закрыл дверь и вернулся к столу.
-Извините, мне надо было взглянуть на деревню, чтобы быть уверенным, что никто не нарушает порядок. Драко сейчас придется вернуться в школу. Вы слышите меня, мистер Малфой? Прямо в школу, подарки я доставлю вам сам, чтобы у вас не возникло проблем. А мне бы хотелось поговорит с вашим отцом наедине.

+2

7

"Если мне отдадут хотя бы часть подарков, можно будет сделать вид, что среди них было то, что обязательно надо вернуть отцу и возвратиться, чтобы подслушать разговор с Северусом. Как нюхлер золото, я чую что будет что-то важное. Слишком много приветственной болтовни, я даже нервничать начинаю", - обреченно подумал Драко, крепче обычного сжимая десертную ложку в руке, и сам поразился своей очередной смене настроения, явившейся подобно гостю, которого и видеть не хочется, и выгнать нельзя.
Он бессмысленно пригладил и без того хорошо уложенные волосы, потом посмотрел на свою ладонь, с опозданием понимая, что ложка от него никуда не бежит, а кисть уже начинает болеть от чрезмерных усилий. На светлой коже отчетливо была видна резко прочерченная линия судьбы. "Если ей верить - я вообще не должен переживать". Но поперек линии жизни пролегало еще несколько коротких черт...
Малфой младший задумался, рассеяно пропуская фразы полилога, наблюдая как в окне показываются хлопья снега, кружащиеся в воздухе, медленно, словно нехотя, множащие и без того бесчисленные сугробы. Так он любил сидеть иногда в своей комнате в Малфой-мэноре, встречая полночь в полном одиночестве у старого любимого столика с резными ножками в виде змеиных хвостиков; с кружкой чая, которую он так ни разу и не удосуживался отхлебнуть, но ее наличие делало эти моменты приятнее.
- Я, пожалуй, напишу ей позднее. Не захватил с собой пергамент и перо. Но сегодня я отправлю ей сову, обещаю!
Когда Северус вышел юноша позволил себе вопрос:
- С мамой действительно все в порядке?
Уж он-то знал, что номинально это может быть и так, Нарцисса спит и ест, и приводит родной замок в надлежащий порядок. Но спать она могла тревожным сном измотавшегося за день человека, знающего, что день грядущий не принесет ей никакого облегчения. Есть для вида. А поместье слишком большое и также требует много внимания и сил, что тоже может тревожить.
- Ну что ж. А у меня действительно все хорошо, не волнуйся, пап. И мама пусть не волнуется. На нее это непохоже, она все-таки очень рациональная и умеет держать эмоции в руках, наверняка просто приснился дурной сон.
Про то, что у каждого человека есть предел напряжения, после которого и он становится напуганным и тревожным - блондин старался даже не думать. Нет, сейчас нет поводов для этого. Если только... Если только он чего-то не знает. И ему придется это узнать!

Северус вернулся и нарушил все планы юного последователя теории заговоров. Да, крестный умел продумывать мелочи, но все же как он догадался? Или настолько строго сейчас и между профессорами соблюдаются некоторые правила? Что ж тогда ему придется бежать со всех ног сейчас в поганую лавку Уизли и просить кого-нибудь купить ему Ушлые Уши. Больше в голову пока ничего не приходило.
- Хорошо, Северус, увидимся в вашем кабинете. Пока, пап, я очень рад, что повидался с тобой.
Малфой собрался достаточно быстро, словно Люциус и Снейп еще раз будут раскланиваться в вежливых приветствиях, и он может выиграть время. Но все же не настолько молниеносно, чтобы вызвать подозрения. А вот когда он закрыл дверь с той стороны, он сам оценил свою предусмотрительность по поводу обработки подошвы от скольжения - это ему сейчас очень поможет! Легкий скрип двери нарушил морозную тишину, та испугано отползла в торону, переждала пока угаснет шелест слегка сбившейся мантии и скрип снега под ногами, и вновь заполнила улицы мягким пушистым беззвучием. Драко даже показалось, что и в трактире стоит полная тишина, пауза, затишье, что только подтвердило его догадки и прибавило желания бежать побыстрее.

+2

8

    - Друг мой, это подарок от чистого сердца и без всякого злого умысла, - с мягкой улыбкой ответил Люциус. Эти и похожие слова произносились им так часто, что интонация и вид, с которым они были сказаны, оказались отшлифованы до зеркального блеска, а потому за них не представлялось возможным зацепиться и хоть в чём-то упрекнуть дарителя. Но раз уж перед ним сидел старый друг, который не только хорошо знал Люциуса, но ещё и прекрасно понимал, что подарок сделан без корыстного умысла, укол был засчитан и смог повеселить. – В конечном итоге я не забывал о тебе все эти годы, так почему же этот, столь значимый для тебя, должен был стать исключением? Знаешь, я ведь искренне обрадовался твоему назначению на пост директора школы, ты заслуживал его куда больше чем Альбус Дамболдор…
    В отличие от первых слов, последние были лишены тепла, зато с избытком полны холода. Впрочем, заданный словами тон продержался не долго – Люциус быстро почувствовал, что упоминание почившего директора убивает уютную праздничную атмосферу и поспешил переключиться на другую тему.
    - Нарцисса без сомнения будет рада твоему письму, Северус, - благодарно кивнул волшебник. - Будет славно, если ты поблагодаришь её за подарок и напишешь, что у Драко всё хорошо. Думаю, слова директора будут иметь в её глазах особый вес.
    Что ж, если ради спокойствия жены ему придётся просить всех успокаивать её в письмах или лично, как оказалось, Люциус Малфой это сделает. Хотя, казалось бы… Впрочем, рассматривать тревожность жены как нечто серьёзное ему не хотелось до самого конца. Она ведь урождённая Блэк.
    - Твоя мать, - вздохнул Малфой оставшись наедине с сыном, - многое пережила за последнее время и это порой даёт о себе знать. Не волнуйся, я не думаю, что это нечто серьёзное, но удели ей побольше времени и уверь в том, что всё в порядке и ничего плохого в обозримом будущем не предвидеться. Полагаю, ей сейчас нужно чуть больше поддержки чем раньше, но в конечном счёте она наберётся сил и придёт в себя.
    Слышать, что дела Драко и впрямь обстоят хорошо было приятно. Не смотря на объяснение состояния Нарциссы пережитым, он всё же невольно заразился её тревожностью, но нынешняя встреча в конец рассеяла всё его опасения.
    - Жаль она не смогла прийти, думаю если бы она увидела тебя сегодня – сразу же признала бы свои опасения беспочвенными.
    «А может быть…» - Люциус на мгновение задумался и по его лицу пробежала тень. Ведь быть Пожирателем смерти далеко не самая безопасная работа на свете… Благо в этот самый миг в зал вернулся Северус и секундное беспокойство Малфоя старшего могло быть просто не замечено, а дальнейшие не весёлые размышления – прерваны. Быть может к лучшему.
    - Счастливого пути и удачи с учёбой, - поднявшись с места Люциус вновь приобнял сына на прощание, а после того как он вышел на улицу обратился к Северусу. – Я так понимаю это что-то важное? – поинтересовался он, понизив голос беря в руки трость. – Обсудим здесь или пойдём ещё куда-то?...

+2

9

Ну конечно же подозрении во взятке в адрес Люциуса была попыткой шутить. Колкая шутка, сказанная как бы всерьез, но все же достаточно мягко, чтобы понять ее. Северус был плохим шутником и признавал это, Люциус знал его очень давно, чтобы просто принимать это с улыбкой. Его слова ответили на эти сомнения весьма красочно. Еще одна легкая улыбка. Улыбаться легко только в кругу друзей, тех, от кого не ждешь нож в спину. Малфои были почти семье. Сын Люциуса был и его сыном, крестным. Так что церемонии излишни.
- Хватит Люциус, ты же не воспринял мои упреки всерьез. Спасибо. Твои оправдания излишни. И я буду только рад написать Нарциссе. Мне это будет даже приятно.
Закончив с церемониалом хороших манер, Северус отошел и дождался, пока отец и сын побеседуют наедине, а после как можно мягче выставил крестника. Мальчик не сопротивлялся. Однако это ничего не значило. Профессор слишком хорошо знал своего подопечного, чтобы не заметить в его глазах тот азартный блеск, свойственный собакам, взявшим след.
-Я надеюсь ты помнишь, Драко, что ты здесь по моему ходатайству и надеюсь, что ты не станешь рисковать и направишься прямо в замок.На всякий случай напомнил маг. – Как только я вернусь, я напишу тебе и мы встретимся в кабинете. Это не был приказ, скорее строгая просьба, которую мог позволить себе отец и близкий, проявляющий некоторую степень заботы.
Дверь за младшим Малфоем закрылась. Драко вышел. Снейп внимательно вслушивался в звуки. Скрип снега, тишина. Кажется мальчик ушел. Ему не следовало пока слышать то, о чем пойдет речь между двумя мужчинами.
Люциус первым начал разговор.
- Тсс! – вместо ответа, приложив палец к губам протянул Снейп. Он резко открыл дверь, проверяя, не подслушивает ли кто. Убедившись, что за дверью никого нет и накормив в очередной раз паранойю, только теперь он ответил.
- Я думаю мы поговорим здесь и сейчас. Накладывая чары против подслушивания, изобретенные им самим на ту часть бара, где могли оказаться официанты и бамрен, он опасался любопытства оттуда, Снейп откинулся на спинку стула и слишком долго и внимательно смотрел на друга.
- Ты догадываешься о чем я хотел поговорить с тобой, Люциус. – Снейп стал предельно серьезен.
- Ты точно знаешь, что говорят о тебе и некоторых событиях в штабе. Если не говорят, то думают. И я хочу знать, насколько подозрения обоснованны? Хочу услышать именно от тебя. Я не враг  тебе, ты сам это знаешь. И я мог бы попробовать подумать вместе с тобой. Две головы всегда лучше, а разделенная беда только половина беды. Надеюсь, ты понимаешь это.
Тихий, но очень твердый и серьезный голос. Речь шла не просто о беседе. Эта беседа опасна, как для Люциуса так и для него и не известно чем все закончится. Он не боялся гнева друга. В силе он не уступал Малфою, да и силу против него применять Люциус станет едва ли. Но сейчас блондин в тупике, а люди в таком состоянии опасны себе и окружающим. Северус долго думал над всем, что доходило до него. Он мог понять Люциуса с одной стороны и понимал его. В свое время и он сделал подобный шаг, но уж если решаться надо просчитывать каждый шаг. Продумывать каждое слово и проверять того, кому доверяешься. Игра  на два лагеря высшая степень мастерства. Только глупец не понимает это, а Люциус глупцом не был. Значит в ситуации есть неправильность и вот она и смущает опытного предателя и двойного агента.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-02 12:12:59)

+2

10

    Услышав слова Северуса, Люциус сел на своё прежнее место и дождался пока его подозрительный друг не наложит своё заклинание. Уже сейчас не сложно было догадаться, что речь пойдёт о чём-то важном, но Малфой предполагал, что дело скорее коснётся Пожирателей Смерти, а не… чего-то настолько личного.
    В первый миг Люциус не смог сдержать удивление, но даже справившись собой продолжал едва заметно нервничать: постукивая пальцами по набалдашнику трости, рассеянно бегая взглядом по столу, а также в позе его возникло какое-то напряжение. Однако нападать, как опасался Снегг, он не спешил, более того и не помышлял об этом.
    «Разделённая беда, - думал он, – только половина беды? Боюсь не в этом случае…» Если его вдруг поймают, если Северуса уличат в том, что он знал об этом, но ничего не сказал… Нет, его друг был ловок и мог выкрутиться из сложной ситуации, ему ни раз приходилось отбиваться от подозрений Пожирателей Смерти в том, что он перешёл на сторону Дамблдора. Но если бы всё сложилось по худшему из сценариев Драко лишился бы не только отца, но и крёстного. Да и имел ли право Люциус втягивать Северуса в это дело? Что называется - сам заварил, сам и расхлёбывай.
    Но и от помощи в таки ситуации отказываться было глупо. А на кого он мог положиться в столь щепетильном деле как не на Снегга?
    Молчание затягивалось. Люциус взъерошил пальцами брови потирая лоб.
    - Я… просчитался, - коротко ответил волшебник, понижая свой привычный тон до торопливого шёпота. – После случая с Драко, я просто хотел защитить свою семью, но я не мог предвидеть смерть Скримджера, а с ним умерли и все его обещания… Сейчас я понимаю, что это было очень глупо с моей стороны и я бы ни за что не поступил так вновь... Я уже давно не поставляю им никакой информации. Северус, ты же мне веришь?
    На мгновение в серых глазах Люциуса мелькает нешуточный испуг и беспокойство. Словно он запоздало задался вопросом: а не могло ли всё это быть проверкой Тёмного Лорда? Что если Северуса подослали к нему с вопросом как самого доверенного в кругу Малфоев человека? А может и впрямь задался?
    И если это предположение верно, то что тогда?...
    - Нарцисса с Драко ничего не знают об этом, - прибавил он запоздало, - пусть так и остаётся.

Отредактировано Lucius Malfoy (2018-03-12 17:09:00)

+2

11

Он знал, что разговор им предстоит не простой. Не простой для двух друзей и очень опасный для двух людей, носящих метку. Но он был просто необходим. Не ради успеха «общего дела», а ради Люциуса, Нарциссы и очень смелого мальчика, который отвечал за свою семью в прошлом году. Оступок Люциуса в министерстве в деле пророчества очень дорого стоил его сыну.  Надо было быть глупцом, чтобы не понимать этого и снова рисковать. Надо было быть вдвойне идиотом, чтобы не просчитать все возможные последствия такого поступка. Надо быть конченным идиотом, чтобы вмешаться в это событие самому, подставив под удар куда больше, чем мог бы даже предположить аристократ. Но Северус решил рискнуть. Он сам не был идиотом, потому был способен просчитать, что светловолосый маг, во все времена политик и интриган, не мог так просчитается в своих действиях. Он, упрямо подминающий под себя министерство и министров, не мог стать пешкой, предателем и стукачом. Для этого должно было что-то сломаться в его мировосприятии, что-то важное, что отключило начисто инстинкт самосохранения и логику. Даже если принять во внимание заботу о семье, даже если бы от этого зависела его жизнь, Снейп такое представить себе не мог, значит и быть такого не могло. Нереальность происходящего и невозможность произошедшего терзало его изнутри, а слова друга ранили своей нелогичностью.
- Ты… Просчитался? – копируя интонацию собеседника заговорил бывший зельевар, а ныне директор школы – Что-то раньше я не замечал за тобой просчетов в собственных решениях. Я могу допустить, что ты просчитался в случае с Поттером и его бандой в министерстве, но твои собственные решения.. Ты смеешься? Ты не имел права на просчет, потому что раз уже Драко рисковал ради тебя и Нарциссы, ты не мог не понимать этого, Люциус.
- Очень хотелось встряхнуть этого мага за плечи, ударить его по лицу и заставить наконец включить в разговор мозг. Он был жалок и выглядел жалким, он пошел по пути наименьшего сопротивления? Ну уж нет, он пошел по пути наибольшего риска, как можно было не понимать этого? Как можно было не понять, что его действия слишком грубые, станут заметны и Милорд не остановится ни перед чем, чтобы найти виновного. Люциус, тот Люциус которого он знал, не мог не понимать этого. Не мог не знать, что за его ошибку снова пострадают невиновные – мать и дитя. И что толку с того, что их возведут в ранг мучеников со временем. Это не вернет им жизней. И этого быть не могло, значит и представлять себе не надо. Он не имел права осуждать Люциуса, он сам в подобной ситуации рискнул бы всем. Всем, кроме любимых. Он и рискнул в свое время, но он знал к кому идти и на какой риск нарываться. Он был готов ко лжи, осознанной лжи. Он знал ради чего лжет и был готов. И даже при всем этом ему очень повезло. Прост о повезло. Быть двойным агентом только тогда реально, когда тебе нечем рисковать и нечего терять. Когда никто ни кем не может воздействовать на тебя. У Люциуса была семья. За свою семью и Северус бы убивал не раздумывая, но не предавал. Тем более таких магов, как Лорд. Он сам мстил, но это его путь, стоивший ему одиночества и быть может, стоящий ему жизни. Но Люциус рисковал не только своей жизнью. Если бы только он имел права сказать ему все, раскрыть все тонкости своей игры и привести все примеры.. Но нет, его друг, которого он знал, не мог так поступить.
-Никогда не стоит сомневаться в своих решениях, Люциус, - твердо сказал маг. Без жалости и нравоучения. Он говорил истину и в то же время не унижал собеседника жалостью – И я не осуждаю тебя, я просто удивлен…Конечно, от меня они ничего не узнают. От меня... Но я не берусь говорить за остальных.  Не стоит сомневаться в своих решениях, если это действительно твои решения, Люциус.
Глубокий проникающий взгляд, Северус поднимается с места, прямо подходит к своему другу и берет его за плечи руками, затем фиксирует в ладонях лицо и пристально смотрит в глаза. Это не сеанс леггилименции, он искал в глазах блондина совсем другие признаки, более опасные, но наверное спасительные для аристократа.
- Слушай мой голос, Люциус. – монотонно заговорил Снейп, как заговаривают змей. – смотри мне в глаза и рассказывай вашу встречу с министром до передачи информации, вспоминай.
Не закрывайся от меня, мне нужно видеть все.

+2

12

    Лицо Люциуса стало каменным: неподвижным в своём мрачном выражении и почти таким же серым. Взгляд, до этого момента вольно гулявший по столу, потянулся в сторону бокала с огненным виски. Пить сейчас было дурной идеей, он прекрасно это понимал. В данном случае необходимо было сохранять трезвость ума и следить за каждым словом, как никогда раньше…
    Протянув руку к бокалу, волшебник сжал его пальцами, оторвал от стола и сделал несколько глотков.
    В конце концов это ведь Северус, а не кто-то посторонний, к тому же он уже во всём сознался так что пара капель лишь помогут ему вернуть прежнее спокойствие. И впрямь спустя какое-то время Люциусу стало легче и если это не особо ощущалось внешне, то внутренне – определённо.
    - Я всё прекрасно понимал, - холодно ответил Малфой со стуком опуская бокал обратно на место. – Ты даже представить себе не можешь через что мы с Нарциссой прошли в тот год, мы едва не лишились единственного сына. По моей вине… По моей, Северус. Ты даже не представляешь каково мне было осознавать это, но я не мог позволить себе слабость. Я должен был поддерживать жену во что бы то ни стало. Я просто искал способы защитить свою семью. Я рассматривал альтернативы.
    Люциус прервался, глубоко и медленно вздохнул, касаясь рукой лица и приводя чувства в порядок. Даже сейчас, когда всё было позади и прошло столько времени, вспоминать об этом было не просто. Но хуже всего было это – его поступок, он вновь поставил благополучие своей семьи на самый край пропасти и если что-то всплывёт… хоть что-то…
    Как же это было глупо… как глупо он поступил…
    Осторожно глянув по сторонам и уверившись в том, что в их сторону никто даже не смотрит, Люциус продолжил:
    - Если бы я мог - я бы исправил прошлое. Если бы мне предложили подобное сейчас – я бы отказался не колеблясь. Но это не в моих силах.
    «Пойми, в тот момент мне было страшно. Я никогда в жизни так не боялся, как тогда за Драко и Нарциссу. И этот страх лишил меня рассудка, я не сумел совладать с ним и совершил такую глупость…» - эти мысли, пусть и в более изящной формулировке могли бы стать прекрасным дополнением к его словам, расставляющим все точки над «i». Но Люциус не мог позволить себе произнести их. Проклятущий «страх», слишком жёг язык. Он – Малфой! – позволил себе подобную постыдную слабость! Совершил такой ошеломляющий просчёт! Какой пример он показывал сыну? Что сказала бы Нарцисса? Чувство собственного достоинства буквально жгло гордеца изнутри при одном только воспоминании… Да уж, тонко его тогда размазали. Но, ничего, он встряхнёт эту пыль и расправит плечи. О них ещё услышат.
    Главное пережить происходящее и сохранить инцидент в тайне.
    Слова Северуса о том, что ему не стоит сомневаться в принятых решениях лишний, раз укололи его, но этот укол был отрезвляющим. Он был необходим. Люциус позволил себе расслабится, а именно этого делать было нельзя. А то, что последовало дальше… несколько сбивало с толку. «Что ты задумал?» - спрашивал себя Малфой заглядывая в чёрные глаза друга. Наверняка у него была на то веская причина, но что он так старательно выискивал?...
    - А не слишком ли подозрительно мы сейчас выглядим? – резонно заметил он, вновь глядя по сторонам. По сторонам по-прежнему никого не было. – Хорошо, если ты настаиваешь…
    Люциусу потребовалось немного времени, чтобы привести мысли в порядок и припомнить некоторые детали, которые так старательно ускользали из сознания, что рассказ всё равно обещал быть несколько сбивчивым и местами не последовательным. И всё же припомнив всё, что смог, Люциус принялся подробно, но спешно пересказывать историю той злополучной встречи.

+2

13

Доверие вещь дорогая, даже в кругу самых близких, кому, как не Северусу было это знать. Он знавал и веру и доверие и даже любовь, но был предан той, что была дороже всего, но все-таки нашла время и возможность передать его наработки и изобретенные им самим заклинания в руки шайки Поттера. А может быть он был не прав. Ему хотелось так думать и не пятнать ее светлую память и образ. Откровения Люциуса было больше чем откровенность, больше чем доверие. Это была почти исповедь. Исповедь раненной души в ответ на суровые вопросы. Друга? Соратника? Скорее друга. Ни перед каким соратником так не откроешься. Люциус стал угрюм. Его рука жадным движением схватила бокал. Понял ли он что пьет? Скорее всего нет, слишком взволнован ситуацией.
- Успокойся, друг мой, доверительно шепнул Северус – я здесь не для того, чтобы судить тебя. Напротив, я хочу помочь. Перестань нервничать, и ради всего великого, прекрати пить. Ведь ты даже не осознаешь, что делаешь сейчас. – отнимая бокал из рук волшебника, быстро говорил зельевар. –Давай так, ты сейчас выдохнешь и успокоишь внутреннюю истерику. Нам не хватало только того, чтобы кто-то что-то заподозрил. Постарайся сохранить видимость свободного дружеского общения.
О чем говорил его светловолосый друг? Он? Он – Северус, не мог представит что пережила семья Малфой за все это время? Как будто не он все это время был рядом, не он помогал Драко и не он поддерживал бедную женщину? Как будто в его ситуации ему было легче? Нет, Люциус или не понимает чего говорит, или считает других слишком твердолобыми. Кичиться своей бедой, страдает на публику? Нет. На его товарища это не похоже, а значит это только нервы. Нервы и истерика. И он лишь глубже закапывает себя в омут предательства. Необдуманные слова, весьма странные и необдуманные. Снейпу хочется ударить блондина по щеке, чтобы тот наконец включил разум и снова подружился с головой. Но  это было доверием и его надо было принять.
- Да ну? Ты правда считаешь, что я не могу понять? – проникновенный взгляд и Снейп тут же гасит его. Чита по губам, я понимаю, я знаю. – Опустим этот момент и перейдем к делу? Если ты считаешь, что кинуться в другой лагерь с донесениями было силой, то я не стану судить. По мне это было проявлением как раз слабости, на которую ты, как и сам говорил, не имел права. Альтернатива… Альтернатива должна быть продумана и рассчитана. Ты рассчитал все варианты? И  ты считал, что утечка информации не будет просчитана? Ты не мог так поступить. Я отказываюсь верить.
Снейп сжал плечо другу пристально глядя ему в глаза.
- Ты боишься странности? Или считаешь, что кому-то здесь есть дело до того, что происходит? Не надо. Всегда можно стереть воспоминания слишком любопытным. Или ты боишься меня, Люциус, - проникновенный голос. Ему нужно доверие и открытость того, что скрыто даже от осознания аристократа. Черные глаза погружаются в серые. Вспышка, картинки мелькают, как в старом фильме. Министр, кабинет, Люциус. Их встреча. Взгляд цепляется за рукопожатие. И….
Снейп считывает информацию по капле. Стягивает ее с воспаленного разума блондина и это тяжело и больно. Олова начинает кружиться и во рту неприятный привкус….Стоп..
Северус отстраняется и садится на стул. На губах мага кривая усмешка. Кажется, он нашел ответ. Ответ, который витал в воздухе и только сейчас был пойман
- Вот в чем дело, с облегчением сказал он, глядя на друга.
Люциус, друг мой, когда в этикет внесли правила ношения перчаток, это было сделано не просто так. Почему ты коснулся руки министра голой рукой? Тебе кажется странным мой вопрос. Но в нем очень важная информация. Просто ответь пока. А потом я расскажу тебе о твоем решении чуть подробнее.

+2

14

[nick]Драко и Люциус[/nick][status]Малфои навсегда[/status]
Как и следовало ожидать, ушлые уши Драко не достал. Клокоча коршуном и одновременно шипя змеей на продавцов, вдобавок выпучивая глаза словно рыба в грязном аквариуме, переживая весь этот спектр животных чувств плюс злость, блондин обдумывал новый план. Ему нужен был новый план. А жаль, можно было бы просто прислонить магическое ухо к окну и, словно колдомедик, внедриться в тайны организма коалиции, которую решили скрыть от него. Взрослые пожиратели. Осмотрительные, умные, внимательные. Они знают, что чем меньше людей посвящено в тайну, тем она сохраннее. Но они явно выбрали не того, кто смирится с этой участью. Они явно недооценили его роль и желание участвовать в судьбе Малфоев, в пожирательских операциях. А ум молодого человека говорил, что сегодня произойдет что-то важное. Или что папа решил обсудить с Северусом? Уж явно не совместную молодость.
Аккуратно заглядывая в окно, по возвращению к исходной точке в Хогсмиде, младший Малфой понял, что проходит какая-то ментальная работа. Возможно Люциус делился картинами прошлого. Что ж, тогда он не находит лучше варианта, чем внаглую вмешаться в их разговор сейчас. Им все-равно надо будет его продолжить, а Драко надо будет проявить очень большую наглость и желание остаться во что бы то ни стало.

- Голой рукой, папа? Это очень на тебя непохоже. Но что ты делал у министра? - Драко привлекает к себе внимания после максимально возможного тихого появления.
- Но я не требую ответа на свой вопрос, я прошу позволения остаться...

Люциус кидает вопросительный взгляд на Северуса словно спрашивая сколько сын успел услышать из их разговора. Он чувствует себя не очень уверенно, поэтому второй взгляд обозначает, что как Снейп решит так и будет. Еще одно испытание для них всех. Драко хорохорился. Люциус слушал голоса прошлого в своей голове, но они скорее общались между собой, чем с ним. Только Северус оставался как обычно невозмутим. Может быть Малфоям и стоит знать об этом инциденте? "Это не те, от кого следует скрывать свою любовь, пусть даже выраженную слабыми поступками" - думал старший Малфой.
Раньше Драко всё больше маршировал по дубовым полам под голос отца. А теперь ему все больше позволяется иногда присесть за стол в кабинете папы и поразмышлять, как всё в мире устроено и почему справедливость покидает мэнор?

- Я снял перчатки в знак того, что я безоружен и пришел с искренними намерениями. Чтобы Руфус понимал, что это не уловка и не ловушка,  - долгий взгляд полный надежды, обещавший, что подобные слабости в прошлом и уже совсем скоро твердая земля вновь вернется под ноги Люциусу. Безмолвные ответы на все справедливые вопросы, звучавшие сегодня.

Отредактировано Draco Malfoy (2018-04-04 16:32:19)

+2

15

Северус ждал ответов на свои вопросы, уже зная что сказать своему другу по существу дела. Чем успокоить. Если такое вообще возможно в такой ситуации и, самое главное, чем объяснить все те странности, что он сам для себя подметил в случившемся. Люциус был растерян. На некоторое время возникла давящая тишина, нарушаемая неровным дыханием обоих участников диалога. Сколько длилось молчание? Снейп не взялся бы судить, но вот нарушил ее вовсе не тот голос, что должен был. Нет, он принадлежал Малфою, вот только не старшему. Резко обернувшись на так невовремя появившегося крестника, директор смерил его пронизывающим взглядом. Черные глаза цепко впились в лицо вошедшего. Как много он слышал? Почему ослушался указания идти прямиком в замок и что сейчас здесь делает? Эти вопросы важны, но не так первостепенны, как тот, что он просто обязан задать в такой ситуации. Привычным жестом из рукава мантии палочка упала в руку бывшего зельевара школы. Резкий жест и палочка направлена в лицо неожиданного свидетеля.
- Мистер Малфой, холодно и резко спросил волшебник, пристально глядя на студента – Какое заклинание вы использовали на Поттера перед моим кабинетом на четвертом курсе, оно после рикошета попало в Гермиону Грейнджер. Быстро. Голос мага звучал резко и в том тоне, который маг не использовал при общении с крестником. Он должен был проверить этого гостя. В современном мире было слишком много волшебников, стремящихся знать чужие тайны и повысить свое положение за чужой счет. Надо было быть уверенным в том, кто стоит перед ними. Взбешенный и обескураженный мальчик нашел ответ на этот вопрос и только после этой проверки, Северус опустил свою палочку.
- Извини, Драко, я должен был быть уверен. Вопрос, озвученный здесь и темы, освещаемые мной, не предназначены для чужих ушей. Тем не менее, - поймав взгляд Люциуса, верно истолковал его мужчина – Тебя он тоже касается. Поэтому, смерь пожалуйста, свой праведный гнев и послушай нас. Вторая часть слов была обращена Малфою старшему. – Я считаю, что Драко имеет право узнать все от нас, тем более, что речь идет не о предательстве, а об ошибке.
Голос стал металлическим. Каждое слово выделяется отдельно. Спорить бесполезно. Если не расскажут они, пытливый мальчик сам найдет ответы и не факт, что они будут верными
- Присаживайся, Драко. Как раз перед твоим появлением я задал твоему отцу вопрос. Ты его слышал. Теперь я расскажу вам картину происшествия так, как оно было.
Люциус Малфой, всегда держащий в руках министров магии и министерство, ловко управляющий механизмами, и в этот раз решил пройти проверенной тропой. Для этого, он является  в кабинет нового министра. Его предшественники были людьми слабыми и готовыми глотать любую наживку. Это заставило расслабиться вашего отца, Драко. Он решил, что ранние успехи помогут ему в этот раз. Безнаказанность и почтение внушили ему ложную уверенность в том, что все пройдет по накатанной схеме. Вот теперь мы обратимся к новому лицу нашего повествования. Руфусу. Бывший аврор, готовый на все, чтобы отмыть репутацию министерства. Он не так безопасен и легковерен. Кроме того, не лишен тяги к военным хитростям. Люциус, ты пришел с открытыми намерениями и протянул свободную руку тому, кто равен тебе по силе и желанию управлять и дергать невидимые нити. В этом была твоя ошибка. Ты недооценил врага. На твою свободную и голую руку был нанесен весьма любопытный состав. Мазь Грегори Льстивого, если не ошибаюсь. Ее действие сравнимо с действием империо. Но, по какой-то роковой случайности, это состав не является запрещенным настолько, что за него сажают в Азкабан. Маленькая лазейка в законе, маленькая неосторожность одного аристократа, умелое использование своего положение одним бывшим авроров и мы в итоге имеем одно предательство и факт передачи информации. Но, в отличии от империо, чьи следы обнаружить невозможно, мазь имеет ряд побочных эффектов, ее следы воздействия на организм обнаруживаются и через несколько месяцев после нанесения. Любой маг, обладающий квалификацией в зельеварении способен узнать эти следы. Использование этого состава имело место быть, ты виновен в неосторожности. На этом все, твоя вина исчерпана и я готов ручаться за это перед Милордом. Пара тестов независимым экспертом подтвердят мою догадку. Не все на обратной стороне баррикад так же благородны, как ручные птички бывшего директора. Кое кто готов действовать методами, схожими с нашими. Это война, Люциус. Не стоит недооценивать оппонента.
Северус закончил объяснение и теперь взглянул на Драко.
- Тебе понятно, что произошло? Или нам стоит объяснить тебе все в подробностях? Если есть вопросы, задавай, а мы ответим на них. Лучше будет, если ты все узнаешь от нас и будешь готов дать ответ и отпор. такие ошибки просто так не забываются и не спускаются. Но тем не менее, сейчас это уже не предательство и мы это докажем.

+1

16

- Иммобулюс, - сдавленно прошептал Драко под уверенным прицелом палочки Северуса.
Он ожидал, что его наглость встретят недружелюбно, но чтобы так? К цепкому, вбивающему в пол любого, взгляду крестного он привык, но чувствовать когда столь опытный волшебник держит тебя на прицеле - это выбивает почву из-под  ног и кажется чем-то нереальным. И лишь кровь, громкими волнами бьющая по вискам, давала ощущение реальности происходящего. Пройдя же проверку, Малфой понимает, что она, конечно же, была необходима. И сразу ставит себе галочку использовать самому этот прием в подобных случаях. Оборотное зелье вполне доступно многим.
- Я понимаю крестный, - бросает Драко приходя в себя, но кожей чувствует, как его появление заставило всех напрячься. Похоже разговор предстоит не только секретный и не легкий морально. Каждое слово здесь звучит как на уроках зельеварения: обезличено, но весомо для абсолютно каждого. Словно все пытаются сразу и отстраниться от своих слов и первыми же под ними подписаться. Слизеринец не понимает как он вернулся за стол, все как в омуте, столько мыслей и чувств сразу, что он совсем не помнит как именно двигалось его тело, все произошло само собой. Но все это было только прелюдией к настоящему погружению. Северус увел его словами в прошлое своего отца настолько хорошо, что картина живо развернулась перед глазами подростка во всех красках. И поэтому парень не видел как лицо Люциуса менялось на протяжении всего рассказа, столько эмоций отразилось на нем, что они почти рассказывали свою параллельную историю. Это говорило только об одном: старший Малфой был взбешен настолько, что перестал контролировать себя, эмоции взяли над ним верх.

Резкий удар кулаком по столу, Люциус дождался окончания рассказа друга и поставил в нем громкую точку, она же его ответ, что он сдаст сколько угодно тестов лишь бы доказать, что по своей воле он на это не решился бы, а действовал лишь в интересах Темного Лорда.
- Ах он мерзкий... прохвост. Какая-то часть аристократа не верит в произошедшее, намереваясь всё свалить на нездоровый сон. Вот только он не мог вспомнить, когда же он лег спать. Приходится, превозмогая себя, допустить мысль о том, что его самого обвели вокруг пальца. Как ни крути, это оказывается выгоднее, чем предстать в обличье предателя дел Пожирателей и семьи. Из двух зол выбирают меньшее, хоть оно все равно наносит вред репутации. Руфусу повезло, что он успел уйти в мир иной, иначе он бы узнал на себе много разных средств пыток, а возможно благодаря ему Люциус изобрел бы и новую, изощренную с максимумом страданий и максимумом времени при этом в полном сознании. Бывший аврор бы все завещания на Драко переписал свое и всех министерских работников. Потом женился бы, зачал несколько детей и отдал их вместо домовых эльфов в услужение в замок Лестрейнджей.
- Северус, я очень признателен тебе за поддержку и знания! Поистине ты проливаешь свет на то, что казалось бы ясным и однозначным. Для других. Для меня тяжелы оба варианта. Не время для ошибок. Но милостью Лорда, мы, Малфои, еще можем доказать свою преданность.
Старший Малфой поворачивается к сыну:
- Нарцисса тоже не знала об этом. Сегодня я расскажу ей, - он не говорит про любовь к нему или жене, это то в чем они не сомневаются и услышат от него дома еще не раз. А скорее поймут по делам, а не праздным разговорам. Возможно даже сложившееся положение заставит их быть более искренними друг с другом. Не галантная любезность по правилам этикета и скупые мужские эмоции, а настоящие переживания, доказывающие, что семья - она не на фамильном гобелене. Иначе если замкнуться, прикрыться своей гордостью и пытаться в одиночку противостоять гнету чувства вины и стыда за допущенные ошибки и промахи - это сломает всех по одиночке. Нарцисса как никто другой понимающая это, приводит логичные доводы супругу, вселяя в него надежду. Но Драко для нее еще не готов к взрослой жизни. Материнская жалость, упускает из виду, что ему пора взрослеть. Поэтому юноша чувствует смешанные чувства стараясь поддерживать и папу и маму.

Драко продолжал быть под впечатлением от услышанного. Он не мог осознать поступок отца, а рассказ про мазь Грегори Льстивого еще сложнее было уложить в светлой голове. Это же Малфои используют артефакты, Империо, запугивания, шантажи, подкупы! Это они. Как их могли обыграть на их же поле? Судя по реакции отца, он даже не знал про эту мазь. А судя по словам Северуса про нее вообще мало кто знает. Тайное оружие, для слишком скользких дел.
В голове крутилось что-то вроде: "Я... я очень благодарен, что вы посвятили меня в это. Я постараюсь, чтобы это было для меня уроком как не допустить собственных ошибок."
Но все, что он смог произнести:
-  Да, Северус, я все понял.
На отца он кидает взгляд, чуть повернув к нему голову и слегка кивает. Они достаточно хорошо понимают друг друга и без слов. И сейчас на них обоих хватает переживаний, чтобы требовать еще чего-то друг от друга.

- Что ж, я передам эту информацию Темному Лорду. А вы, наверное, будете возвращаться в Хогвартс? - интонация человека, который еще на несколько лет постарел у них на глазах, нотки в которых совсем слегка угадывались боль и тоска, смешанные с щепоткой удовлетворения. Люциус вновь брал себя в руки, еще немного и снова только холодная сталь останется в голосе.
[nick]Драко и Люциус[/nick][status]Малфои навсегда[/status]

Отредактировано Draco Malfoy (2018-05-12 13:05:04)

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [29.11.1997] Просвет