А потом задумалась, ведь фамилия Бэрронс совсем не красовалась на пиджаке другого сотрудника. Вроде умная женщина, но подобное может пропустить очень легко, пока занята своими мыслями. – A. Wood

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре февраль - март'98

Квиддич – E. Dawlish [24.05]
ОД – G. Weasley [21.05]
Дом Лавгуда – H. Potter [24.05]
Акт 2 – R. Lupin [24.05]
Акт 3 – Rab. Lestrange [25.05]
Акт 4 – F. Weasley [24.05]
Акт 5 – Am. Carrow [24.05]
Акт 6 – A. Lane [24.05]

989
1577
1021
1478

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [13.08.1997] Как понравиться министру


[13.08.1997] Как понравиться министру

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Как понравиться министру
http://sa.uploads.ru/UGWgK.gif

› Участники: Roderick Selwyn, Nigel Harper and Olivia Harper.
› Место: Харпер-холл.

› Время: после обеда.
› Погода: ещё летняя.

Иногда приходится импровизировать, дабы в итоге достичь желанной цели.

[!] Выполнение игрового задания: Североамериканский кролик-зануда и медведь-хлопотун

+1

2

С годами ничего не поменялось. Родерик все так же не любил званные вечера, но регулярно их посещал. Это входило в обязанность чиновника, занимающего высокую должность. Так сказать, необходимость. Кроме того, многие хотели попасть в поле зрение старшего заместителя Министра, чтобы пробиться в Министерство и получить теплое местечко. Будто у Родерика на лице было написано, что он готов помочь. Неясно, что именно было написано на лице мага, но в обществе людей он чувствовал себя чужим.
- Родерик, а где Агнис? - Сэлвин обернулся на голос и крепко сжал протянутую руку блондинки, подошедшей к нему со спины. Людей он не любил, но был безупречно воспитан, потому встретил хозяйку дома теплой улыбкой и сдержанными комплиментами.
- Она будет чуть позже. Вероятно, ее задержали дела в издательстве, - уже вошло в привычку отвечать на вопрос, куда пропала его пара на этот вечер. Родерик не винил этих людей, он сам когда-то отказался от прихоти быть приглашенным на каждый маломальский известный вечер. Жизнь отшельником приносила свои плоды и наслаждения. Не успев затронуть новую тему, Родерик заметил, что к ним уже спешит хозяин дома в обществе двух подростков. Сэлвин вздохнул, снова улыбнулся и пожал руку Харперу-старшему.
- Родерик, ты знаком с нашими детьми? Найджел и Оливия Харперы, - в голосе отца близнецов была такая гордость, что Родри невольно заинтересовался детьми, ему представленными. Сам он был лишен радости отцовства, минуя этот этап, сразу став дедом. За приветствиями и кротким знакомством они не заметили, как остались одни. Подобного хода Сэлвин не ожидал, слегка растерянно глянул сначала на Найджела, потом на Оливию. Не будучи большим знатоком детских сердец, Родерик задумчиво почесал переносицу. Не говорить же с ними о политике? Или стоит?
- Полагаю, ваши родители решили, что вы сможете составить мне кампанию на этот вечер. Хм, пожалуй, я не против. Не думал, что вообще смогу сегодня навестить вашего отца. Веяния в политике не спокойные, слишком много произошло за столько короткий период. Слышали ли вы, что консерваторы потерпели полный провал. Впервые лейбористы поднялись так высоко. Это накладывает свой отпечаток на магический мир. В силу последних событий, приходится пересматривать ведение политики, - закинул удочку Сэлвин, ожидая реакции подростков. Девушке, должно быть, будет просто скучно слушать их разговоры, но только при условии, что Найджел сможет поддержать беседу. Вроде бы Харпер-старший говорил, что тот планирует пойти по его стопам. Можно было бы посмотреть, насколько он разбирается в политике. А может быть. это был хитрый ход их отца - узнать, что из себя представляют его дети, но сделать это, так с сказать, с независимой оценкой. Все равно скучая без Агнис, Родерик не видел причин, по которым можно было отослать детей от себя и заняться созерцанием картин или еще чем-то, что, естественно не могло бы заменить человеческого общения. Последнее время он находил уместным общение исключительно с книгами, но сегодня все могло измениться.

+3

3

Этот прием, должен был стать самым ужасным приёмом за всю её недолгую, но весьма насыщенную жизнь. Тут тебе ни яда в бокал подлить, ни на спину плюнуть, да и маменька следит, словно за преступницей, только-только сбежавшей из Азкабана. «Может низзла науськать, или эльфа подговорить?», ага, а потом схлопотать запрет на расточительность, и это накануне выхода новой коллекции летних мантий! «Ни за что!», улыбаемся и вежливо киваем головой - рецепт прост, да вот только как сложно сдержать недостойные порывы девичьей души! Ещё и близнец, как назло, вежлив и элегантен, сразу видно кого подсиживает и зачем. «Одна ты меня понимаешь…», ласково огладив Миледи, Оливия была вынуждена присоединиться к отцу, решившему наконец-то представить своих чудо-детей дорогому гостю. «Интересно, а если я решу вести себя не совсем как леди, Найджел меня сразу спустит с лестницы или отложит расправу на вечер?», проверять не очень-то и хотелось, тем более, что мужчина выглядел весьма представительно и…приятно?
   — Добрый вечер, мистер Сэлвин, бесконечно рада знакомству с вами! —  Она элегантно присела в книксене. Манеры Оливии были безупречны, даже несмотря на то, что в её глазах давно плясали озорные огоньки.  «Странно, мама говорила, что к на  пожалует и миссис Гринграсс, но, похоже, что сегодня мне повезло», наблюдать в родовом поместье бабушку Дафны, с которой у Оливии были личные, исключительно по её мнению, счеты, волшебнице не хотелось. Впрочем, подобные мысли занимали белокурую голову младшей из близнецов недолго, а ровно до того момента, как министр заговорил на незнакомом Оливии языке. — И в чем же заключается данное влияние и что вы намерены делать? — Волшебница была далека от политики так же, как Хогвартс-экспресс от мореплавания, тем не менее, это совершенно не мешало Харпер проявлять заинтересованность и поддерживать диалог. Не оставлять же братика наедине с министром. Как же он без неё, болезненный. 
    — Считаете ли вы, что идеология партии может вызвать отклик в массах? — В каких массах должен быть отклик и кто такие эти загадочные лейбористы Оливия не имела ни малейшего понятия, однако её голос был полон уверенности, а сама волшебница банально повторяла фразы, намедни увиденные в забытой на столе газете её отца. «Знания - сила!», а любопытство - не порок. «Надо будет подготовиться к следующему визиту, чтобы больше не робеть в присутствии лиц осведомленных», нет бы поговорить о моде, ну или в крайне случае о последних новинках в мире литературы. «Политиканы, чтобы вас», теперь был выход Найджела - возлагалища её скромных надежд, ведь если с собственным провалом Оливия уже смерилась, то братец просто обязан был заткнуть за пояс любого министра!
   «А если нет?», пожалуй, позор им был просто обеспечен, да вот только Харперы никогда не сдаются, а значит, близнецам предстояло выкручиваться из сложившейся ситуации своими скромными силами. Впрочем, этого ещё не произошло, Найджел ещё не ответил, а все опасения Лив так и остались лишь её опасениями. «Такая прекрасная погода, лучше бы поездили верхом», жара уже спала, а ближе к вечеру обещался легкий ветерок - лучшее время для верховой прогулки, только вот когда они освободятся, и освободятся ли вообще пока оставалось загадкой.
    «Надеюсь, нам не придется краснеть перед родителями за неумение поддержать беседу, пусть и на весьма специфическую тему», она могла долго говорить об искусстве: музыке, живописи, театре, но вот лейбористы с их непонятными подъёмами - были чем-то за гранью её понимания. Да и нужны ли подобные знания столь юной леди? Конечно, как истинная представительница факультета Рейвенкло Оливия считала, что знания не только нужны, но и важны, причем самые разные, а потому, столь откровенные прорехи в её подготовке к  этой светской беседе Харпер совершенно не радовали.     

Отредактировано Olivia Harper (2018-02-14 21:54:08)

+3

4

В отличие от своей сестры Найджел любил семейные торжества. Буквально обожал до дрожи и нервных колик. Особенно те из них, на которые собирался цвет минувшего века, посыпающий пол песком и обещающий преставиться прямо во время очередного тоста. По мнению молодого человека, подобным особям надлежало грезить теплом собственных постелей, а не мотаться по чужим особнякам, однако, их взгляды отчего-то не совпадали, и многочисленные подруги Леонор были званы к Харперам, едва ли, не по десять раз в месяц. Прием нынешний, хотя бы, не обещал окончиться ничьей смертью да и устроен, кажется, был не в честь именитой прародительницы, уберегшей фамилию от неминуемого конца. По крайней мере, публика была очень даже ничего, и слизеринец сумел подыскать парочку подходящих собеседников, с коими можно было не только недурно пообщаться, но еще и во что-нибудь сыграть. В обозримом будущем Найджел надеялся еще и навести их на мысль о конной прогулке, коей так грезила Оливия, но увы, мечтам его оказалось не суждено сбыться, стоило в зале возникнуть мистеру Сэлвину. Кузен отца, он отчего-то не баловал Харпер-холл своим вниманием, а потому его появление незамеченным не осталось, и молодой человек буквально спиной ощутил красноречивый отцовский взгляд. «Не было печали, дракклы накачали», - заметил Харпер-младший, лучезарно улыбаясь и вежливо прощаясь с новообретенными знакомыми. К тому моменту, как он подошел к родителю, рядом с ним уже стояла обреченная Оливия, а сам глава семейства сиял похлеще только что начищенного зеркала.
- Полагаю, ты хочешь нас кое-кому представить, верно отец? – поинтересовался слизеринец, - ну что же… Мы полны желания и нетерпения… Свернуть ему шею и испепелить взглядом, если первое не поможет.
Последняя фраза была адресована уже Оливии и, перетекла прямиком в ее уши, минуя отцовские и все остальные заинтересованные.
- А я было только подыскал тех, кто будет не прочь навязать нашим родственникам прогулку верхом… Досадно.
Найджел вздохнул, но спустя миг, уже снова приветливо улыбался, кивая гостям и отпуская легкие комплименты в адрес проходящих мимо дам. В конце концов, юные и не очень леди не виноваты в том, что кое-кто назойливый пожелал испортить наследнику планы. К тому же, этот кое-кто был не так уж и не прав, и о будущем стоило позаботиться заранее. А где еще это было делать, как не на светском приеме, буквально кишащем полезными людьми?
- Добрый вечер, мистер Сэлвин, - поприветствовал гостя молодой человек, вежливо протягивая ему руку, - рад познакомиться с Вами. Надеюсь, Вы хорошо проведете вечер и станете частым гостем в нашем поместье.
Харпер вежливо улыбнулся и, остановив пролетающий мимо поднос, снял с него два фужера с шампанским, протягивая один близняшке, а второй оставляя себе. Мистера Сэлвина он оставил решить вопрос выпивки самостоятельно – в зале ее было в достатке – а отец… Отец к тому времени уже успел куда-то скрыться, оставляя наследников наедине с именитым гостем. Если подумать, это был совсем недурной ход, однако, слизеринцу он не понравился, потому как роль оратора сразу же перешла к нему, а подобрать подходящую тему он еще не успел. Конечно, у них всегда оставались вопросы общества, погоды и искусства, однако, гость явно увлекался совсем не этим. Найджел открыл рот, закрыл и растянулся в вежливой, насквозь фальшивой улыбке. «Лейбористы и консерваторы, значит», - мысленно повторил он, пряча отсутствие дельных мыслей за глотком шампанского, - «как любопытно…» Знал о партиях молодой человек не много. Пожалуй, только то, что обе они относились к правительству магглов и ратовали, судя по названиям, за сохранение традиций и перемены. «Не густо…» Харпер кашлянул, переводя взгляд с бокала на мистера Сэлвина и, дав сестре высказаться, подхватил разговор.
- Довольно любопытное веяние... Особенно на фоне политических изменений магического мира. Не думаете ли Вы, что подобная расстановка сил может создать дополнительные трудности в вопросах сотрудничества с правительством магглов? И, кстати, какова реакция премьер-министра магглов на произошедшие у нас перемены? Полагаю, подобный переворот не мог не вызвать определенный резонанс.
Слизеринец прервался и сделал небольшой глоток шампанского. «Если уж говорить, то, хотя бы, об интересном», - заметил он.

+3

5

К своему удивлению, мужчина заметил, что близнецы Харпер, даже если не разбираются в политике, но отчаянно хотят поддержать разговор. Родерик несколько удивленно взглянул на них. Несколько флегматичная Дафна жила совсем другой жизнью, ни Агнис, ни Родерик не пытались навязаться ей свое мнение о будущем. Родерик пытался добиться от Агнис, чтобы она позволила выбирать, но вместе с тем разделял мнение о том, что Дафна - наследница рода, пока еще не перешедшая в стан Уоррингтонов. Это потом они разделят уже чужое имущество, но пока у Дафны был мнимый выбор.
Близнецы Харпер же, казалось, уже шли по намеченной родителями стезе. Первая заговорила девушка, заслужив его благосклонный кивок.
- Если бы от меня что-то зависело, мисс Харпер. Вероятно, придется ждать. На самом деле, если не брать во внимание тот факт, к какой крови принадлежит тот или иной человек, то мне нравилось общение с мадам Тэтчер. Она была сильной личностью, честно говоря, даже немного жаль, что она не обладала магическим потенциалом. Если бы подобные  люди работали в Министерстве, при должном положении, естественно, то оно было бы непоколебимо, - задумчиво заметил Родерик, слегка улыбаясь блондинке. Она делала вид, что ей интересно. Это было очевидно, и даже если, не знала о чем говорит, то задавала правильные вопросы, попадающие в цель. - Оно уже вызвало отклик еще какой, правда, смею надеяться, что нас это не коснется. Представьте на мгновение...а хотя, наверно, вам не надо даже представлять. Наверняка, ваш отец рассказывал вам, что последнее время в Хогвартсе чаще всего кубок школы выигрывал Слизерин. Проявляя свои качества, студенты завоевывали баллы для родного факультета, заслуживая как внимание и любовь, так и ненависть окружающих. А потом вдруг появился кто-то, хм, например, Гарри Поттер, и внезапно Гриффиндор, не показывающий особых успехов, берет кубок. Примерно тоже самое произошло в маггловской политике.
Более понятно объяснить было сложнее, но Родерику показалось, что в глазах блондинки даже промелькнул интерес. Кроме того, это объяснение было озвучено и для Найджела.
- Мы долго работали с консерваторами. Это был выгодный союз, признававший наше положение в мире. Сохранение традиций, это хорошо, но это соблазн потерпеть полный провал. Время движется вперед, требуется успевать двигаться за ними. Тони Блер стал Министром в мае, первого августа нашим министром стал Пий. Кто-то на одном из собрании сказал, что это знак. Я так не думаю. Лейбористы начнут гнуть свою политику, и пока мы не особо можем что-то изменить. Я успел встретиться с мадам Тетчер, переговорить с ней, последний разговор, так сказать, она, пожалуй, поддерживала осуществимый переворот, хотя, как я уже сказал,
мы неплохо уживались все это время. Не зря Англию называют консервативной страной, она чтит традиции, старые порядки. Мистер Блер же пока не очень понимает, чем для него обернутся подобные перемены.

И не хочет понимать. По мнению Родерика, Тони Блер непроходимо туп и наивен. Другое дело Железная леди Маргарет Тетчер, но ее век подошел к концу.

+3

6

От занудных разговор Оливию нестерпимо клонило в сон, и по прошествии всего пары минут, она уже готова была написать диссертацию на тему “как сдержать зевок, пред глазами представительных гостей”. Политика была уделом глупцов, умные люди всегда предпочитали нейтралитет - эти простые истины она впитала едва ли не с материнским молоком, а теперь ей приходилось слушать и вникать в то, что её никогда не интересовало. «Бездна! Интересно, если я внезапно лишусь чувств, они прервутся или даже не заметят?», впрочем, проверять это ей совершенно не хотелось.   
   — Если ваша аналогия со школьными факультетами верна, то это весьма печальное событие. — Как приверженце идеалов Слизерина Оливии была неприятна вся ситуация с Гриффиндором. В большей степени, потому что её брат постигал знания на змеином факультете, а все поражения Найджела младшая Харпер воспринимала как личные, а это не сулило ничего хорошего никому, кто мог перейти дорогу ехидному и надменному блондину. В отличие от него Оливия предпочитала интриги и козни прямому противостоянию, оставляя дуэли на усмотрение своего близнеца.
   — будет печально, если что-то подобное будет происходить и в нашей политике. — Она определенно не желала зла никому из нижестоящих волшебников, но прекрасно понимала, что чистокровным требуется удерживать власть в своих руках, не позволяя грязнокровкам наложить лапу на их общее наследие, ведь подобное осквернение не будет сулить ничем хорошим. Традиции и старые порядки, как уже было сказано мистером Сэлвином, всегда имели значения, и это понимала даже младшая из близнецов Харпер. — Мне бы не хотелось, чтобы навязанные лейбористами идеалы стали чем-то вроде инструкций для тех, кто мечтает о формальном равенстве. Ведь оное, как нам всем известно, бывает только на кладбище, среди мертвых, и никогда среди живых.
   Мифическое равенство было не более чем любимой иллюзией для второсортных волшебников любого времени, недостижимый соблазн для тех, кому не повезло родиться чистокровными. Для Оливии все было просто как день: все в этом мире хотят считать себя равными тем, кто выше их, и выше тех, кто ниже их.  Вот и все, разница лишь в том, с какой стороны на это все смотреть. Она не знала, правильно ли мыслит, но старалась разогнать скуку беседой, пусть и на совсем не интересующую её тему. У Найджела получалось неплохо, но он тоже ходил вокруг, да около, что весьма позабавило младшую Харпер, ведь близнец немало времени проводил с отцом и должен был быть подкованным в подобных вопросах.
   «Вот видишь, мой дорогой брат», её взгляд потерялся в игривых пузырьках отпитого им шампанского, «тебе стоит учиться усерднее, дабы не приходилось краснеть и переводить тему», она непременно уколет близнеца в шутку, напомнив Найджелу о сегодняшнем вечере как-нибудь потом, в более непринужденной беседе. «Главное не зевать! О, с каких пор на портрете бабушки появилась эта ужасная бородавка?», она не помнила, чтобы извращалась на подобную тему, но в доме был ещё один шутник, так может быть Найджел?  «Лучше убрать её, пока бабушка не решила в очередной раз полюбоваться своим портретом…», не стоит теребить хвост спящего дракона, в гневе Леонор была страшнее большинства Майеров, и Оливии совершенно не хотелось стать причиной этого гнева. 
   Благодарно кивнув эльфу, принесшему ей полный бокал взамен пустого, ворона навострила уши, предпочитая внимательно вслушиваться в каждое слово сказанное мужчинами, ибо в противном случае она бы просто ничего не поняла. Тяжело быть девушкой, помимо воли участвующей в неинтересном разговоре, ещё тяжелее, когда ты вынуждена поддерживать заданную тему, вместо того чтобы уйти и присоединиться к светской беседе благородных леди обсуждающих других аристократок, новые коллекции мантий и моду в книжной культуре.

+3

7

Начало ответа мистера Сэлвина Найджел старательно пропустил мимо ушей, выхватив из него лишь смутно знакомое имя и записав на подкорку тот факт, что их с Оливией собеседник предпочитает сильных и властных женщин. По крайней мере, в качестве политических союзников и партнеров. Кого родственник жаждал видеть в постели, молодой человек как-то не задумывался, но, впрочем, если учесть его связь с мадам Гринграсс… «Все с Вами ясно, господин заместитель Министра». Харпер легко ухмыльнулся, пряча улыбку за бокалом шампанского, но тут же выбросил из головы всякие посторонние рассуждения – ему и впрямь было интересно узнать, что происходит там, в мире магглов, который, хотят они того или нет, но влияет и на политику волшебников в том числе. Статут о секретности, конечно, никто не отменял, и безопасностью занимается целое ведомство, однако, если они не будут следовать за ветром перемен, он сам начнет подталкивать их в спину, причем, вероятно, далеко не в самую приятную сторону.
Слизеринец тряхнул волосами, откидывая со лба непослушные кудри, и презрительно фыркнул. Если дела и впрямь обстояли так, как расписывал мистер Сэлвин, то появление лейбористов у вершин власти было той еще скверностью. В конце концов, те, кто не обладал способностями и талантами, не должны были получать в свои руки реальные рычаги управления. «Это как Поттер, который вечно все портит, пытаясь сделать как лучше. Мда…» В своих политических взглядах Найджел, определенно, был консерватором. Он никогда не задумывался, как называется его позиция в мире магглов, но сейчас, слушая почетного гостя, подобрал подходящее слово. Консерватизму следовало процветать, а не отходить в прошлое. Эта наметившаяся тенденция, пожалуй, даже задевала и раздражала, но они, к счастью, очень вовремя остановили падение, совершив такой нужный переворот. Молодой человек вежливо улыбнулся, задумчиво глядя на собеседника.
- Взаимодействие с магглами довольно тонкий и очень любопытный вопрос, - проговорил он, растягивая слова, - с одной стороны, казалось бы, какое нам дело до них, а им до нас, но с другой мы вынуждены сосуществовать и сделать это возможно лишь при соблюдении определенных правил. Если в правительстве магглов оказались люди, не слишком-то хорошо разбирающиеся в том, что происходит вокруг, не станет ли это угрозой для тех самых прописанных правил? Говоря проще, можем ли мы быть уверены в том, что наши новые партнеры не нарушат заключенный некогда договор? Более того, не нарушим ли его мы сами? Насколько я могу судить, господин Министр наверняка будет ратовать за пересмотр некоторых пунктов… Как Вы думаете, какие шаги предпримет наше правительство в вопросе взаимодействия с миром магглов?
Харпер снова прервался, отпивая еще шампанского. «Что ты несешь, Найджел? Что ты несешь?» - подумал он, однако, неуверенности своей ничем не выдал, и предпочел сохранить заинтересованное выражение лица. К тому же, на языке его давно уже крутился один любопытный вопрос, на который отец отвечал исключительно размыто и как-то нехотя. «Кто знает, быть может, именно Вы скажете мне, почему мы, при всех своих способностях и явном превосходстве над магглами, мы не можем просто вмешаться и в их политику. Ведь было бы достаточно воспитать человека в своей среде и поставить на важный пост. Он мог бы быть по рождению магглом, знающим оба мира… Сейчас, когда к власти пришел Темный Лорд, неужели это до сих пор кажется кому-то недопустимым?» Слизеринец отвлекся и внимательно посмотрел на мистера Сэлвина. Если представится возможность, он спросит его и об этом, а пока можно было послушать любопытный рассказ о намерениях новой власти. Конечно, первые шаги самые осторожные, но и они о многом могут сказать.

+3

8

К удивлению Родерика дети, если и скучали, то не показывали этого, поддерживали разговор, как могли. Может быть, они и хотели закончить разговор, как можно быстрее, но рамки приличия не позволяли уйти, оставив почетного гостя (надо же!) одного. Старший Харпер отлично просчитал, что раздосадованный тем, что Агнис задерживается, он предпочтет уйти и подождать ее дома, чего допустить не хотел. А значит я повесить на него детей, дальних родственников было хорошей идеей, которую он вотворил в жизнь.
- Пока лейбористы ничего не могут навязать. Они сами в шоке о того, что проигрывая по всем статься консерваторам внезапно выиграли на выборах. Равенство довольно занимательная вещь, если знаешь критерий, по которому мерить, но вы правы, мисс Харпер, равенства допустить нельзя, - казалось она ухватилась за единственную знакомую возможность. О чистое крове распространялись давно и подстегивая своих детей и родственников вбивать в головы другим, что чистокровность это хорошо. Возможно, сам Родерик придерживался того же мнения, будь у него наследник. Что касается равенства на работе, то он предпочитал работать с умными людьми, неважно какой крови. Прескверно, что среди чистокровной знати полно кретинов, не способных связать двух слов. И счастье, что Харперы к ним не относились.
Девушка сосредоточила свой взгляд на картинах, но в разговоре продолжала участвовать. Должно быть, это требование родителей, иной причины оставаться слушать их, у Оливии не было.
- Само собой. На данный момент статут секретности продолжает функционировать, как раньше. Считанное количество магглов знает о существовании волшебников.
Некоторые моменты довольно трудно скрыть от обыкновенных людей. А кто-то считает, что они должны знать и бояться, вот только никто не отменял истории: не знаю,читали ли вы, но издревна ведьм и волшебников сжигали на костре,
- интересная возможность поговорить на интересующую тему. Удивительно как легко и просто Найджел поддерживал тематику, хотя некоторые вопросы карались заучеными и необдуманными, будто изначально у Харпера была список вопросов, которые могли бы приглянулся их собеседнику. - Ни в чем нельзя быть уверенным. Это политика. Скользкая сама по себе.
Новый министр показал себя человеком недалёким, не желающим нормально воспринимать реальность. С мадам Телчер было проще. Достаточно пары трюков, чтобы она осознала, что это правда. Блэр же называл нас больными идиотами, хотя по факту, обратись он в надлежащие службы, больным признали бы его. Не думаю, что сам Тикнесс будет вести с ним переговоры. Честно говоря, я сам не горю желанием общаться с ним, так что вероятно этим займет Корнелиус Фадж, в дань памяти того, что сделал для страны.

По правде, он бы от него избавился. Родерик был заместителем при многих министрах, начиная от Митчума, заканчивая Тикнессом. Деградация на лицо, пожалуй, только Скримджер никак не успел себя проявить.
- Наш брат всегда умел убеждать. В первую очередь, мы беспокоится о нашей безопасности, пытаемся сохранить в неприкосновенности наши традиции, и если мистер Тони Блер захочет что-то измениться ему придется постараться нас убедить. - Родерик улыбнулся. - Я, должно быть,
утомила вас.

+3

9

Им с Найджелом определенно должны были поставить памятник при жизни за то, что они умело поддерживали разговор на тему, в которой ни драккла не смыслили. Ну, она так точно, а вот её близнец, похоже, имел понятие о чем собственно речь, хоть и весьма скудные, судя по его лицу и явному желанию напиться. «Правильно братец, алкоголь наверняка развяжет тебе язык и активирует память», сама она пока что справлялась своими силами, растягивая удовольствие и наслаждаясь своим любимым вином.
   — Боюсь, что такое понятие как критерии, мистер Сэлвин, у разных людей бывают поистине несопоставимы. Любой волшебник, группа волшебников или целый социальный класс всегда будут перетягивать одеяло на себя. — Будучи чистокровной Оливии совершенно не хотелось, чтобы партия подобная лейбористам пришла к власти и в их мире. Равенство для полукровок и магглорожденных должно быть пока оно не ущемляет права чистокровных магов, коих в мире, посмотрим правде в глаза, осталось не так уж и много. Харпер не имела ничего против нечистокровных в министерстве, но никак не на управляющих должностях.
   — Наши миры не должны соприкасаться - вот мое мнение по этому поводу. Магглы несомненно многого добились благодаря своему научному прогрессу, однако их зависть к нам, волшебникам, ясна как этот погожий день. В то время как зависть порождает ненависть. А уже потом они сожгут нас всех на костре, от страха перед нашей силой и в оправдание собственному убожеству и алчности. — Распалившись в этой дискуссии, она и не заметила, как осушила свой бокал. Впрочем, домовик был тут как тут, готовый подливать столько, сколько пожелает его юная хозяйка.
   — Печально слышать, что порой власть достаётся людям неразумным, — она хотела сказать “идиотам”, но вовремя осеклась, прекрасно понимая, что благородной даже не стоит выражаться столь грубо. Только вот порой, знаниям Оливии мог запросто позавидовать даже сапожник, чего только не усвоишь, дабы забавы ради вгонять в краску не только маменьку, но и бабушку с отцом. «Детские игры, однако, не стоит давать волю языку, даже под воздействием алкоголя». Тем не менее, беседа уже не казалась ей настолько скучной, а ответы приходили на ум сами собой.
   — О, ну что вы, разговаривать с вами одно удовольствие! — Она даже не врала, ну, почти, ведь у Оливии ещё осталась пара вопросов, кои девушка преминула задать. — Как вы считаете, министр, возможно ли влияние волшебников на политическую обстановку у магглов, а в дальнейшем и на их выборы? Разумеется, если на то будет острая необходимость. — Вмешиваться в жизни обычных людей было дерзостью, но Оливия вполне допускала подобный исход, причем исключительно во благо обеих сторон. Ну, кому нужны эти распри? Лучше жить мирно, но по разные стороны “берлинской” стены. Хватит того, что иногда рождались магглорожденные, семьи коих невольно становились частью другого мира, а потом уже семьи созданные маггрожденными, ведь кто захочет связать свою жизнь с грязнокровкой?
   И снова нет, она не имела ничего против грязнокровок, и даже допускала их обучение в Хогвартсе наряду с представителями аристократии, просто смотрела на все со своей колокольни, прекрасно понимая, что подобные союзы - позор для чистокровной семьи. Конечно, если эта семья действительно чистокровная, чтящая старинные идеалы и устои, а не являющаяся таковой, лишь на бумаге. Харперы не входили в число священных двадцати восьми, но это отнюдь не мешало Оливии, собственно, как и Найджелу считать себя лучше многих других. Впрочем, столь надменные мысли появлялись в голове волшебницы нечасто, а сейчас, так и вовсе, всему виной был выпитый ею алкоголь и столь щепетильная тема для разговора.
   «Что-то ты отвлеклась», загадочно-вдумчивое лицо брата, подсказало Харпер схожую проблему, что просто не могло не радовать, тем более что со стороны близнецы наверняка выглядели весьма серьёзно и обеспокоенно сложившейся ситуацией. Правда, ситуация действительно была не из приятных. Оливия и не знала, что все в мире так тесно взаимосвязано и из-за неудачного выбора магглов, могут пострадать и они.

+3

10

Чем дальше шла беседа, тем интереснее и занятнее она казалась Найджелу. Конечно, дело могло быть исключительно в количестве выпитого за вечер, но молодой человек все же надеялся, что это не алкоголь поднял ему настроение и окончательно развязал язык. В конце концов, всегда можно было списать свою вовлеченность в беседу исключительной приятностью общества. Глубоко вдохнув, Харпер лучезарно улыбнулся и, отведя от лица бокал с удовольствием подхватил затеянную Оливией тему.
- Равенство… - задумчиво протянул он, - а что вообще есть равенство? Боюсь, что волшебники, в частности, и политические партии, в целом, придают этому слову совершенно разные значения. К тому же, что-то подсказывает мне, что сей лозунг означает отнюдь не равные права и возможности, а, скорее, своеобразный передел мира, когда вверху оказываются те, что до того были внизу. Быть может, это не так и дурно, однако, Вы, мистер Сэлвин, справедливо заметили, что оные «низы» не готовы ни править, ни принимать решения. Потому закончится все это обыкновенным воровством и принижением других. По крайней мере, таково мое мнение, которое, несомненно может быть и ошибочным.
Слизеринец вновь улыбнулся, поднося к губам бокал, и на мгновение отвлекся от разговора, наблюдая за матерью, что весьма оживленно беседовала с главным редактором «Ежедневного Пророка». Что привело в их дом мистера Каффа, Найджел сказать не мог, но, совершенно точно, был бы не прочь это выяснить. Вот только уйти он пока не имел ни возможности, ни желания. Раскланяться и оставить драгоценного родственника на несчастную голову Лив? – Вот еще! А, впрочем… Молодой человек обернулся на собеседников, вопросительно изгибая бровь. «Дорогая, ты ли это?» - задал он беззвучный вопрос, - «Вот уж не думал, что ты придерживаешься того же мнения, что и я… И даже не предполагал, что нас обоих терзает одинаковый вопрос». Харпер тихо хмыкнул.
- Действительно, мистер Сэлвин, почему мы не можем прямо повлиять на политику магглов? – поддержал он, наконец озвучивая ту мысль, что крутилась в голове уже не первый год, - Мы могли бы просто заставить премьер-министра Британии делать то, что удобно и нужно нам. Конечно же, нам не следует афишировать само наше существование, но кто будет против, если сознание господина Блэра окажется подкорректированным в нужную сторону? Раньше подобное вмешательство казалось волшебником недопустимым и негуманным, но что нам мешает сейчас? На мой взгляд, это было бы очень удобно. Некоторые особи на столько обделены умом, что умные мысли оказались бы проявлением милосердия, нежели насилием. Разумеется, это не нам решать и, возможно, я что-то не понимаю, но… почему? Мы не способны управлять миром магглов? У нас нет того, кто мог бы сыграть роль «серого кардинала»? Едва ли на это был бы способен мистер Фадж, но я убежден, что в Министерстве такие люди есть. Что говорить, я бы и сам охотно занялся чем-то подобным в обозримом будущем, хотя, бесспорно, я еще слишком юн.
Слизеринец коротко рассмеялся, опуская на поднос опустевший бокал и тотчас же беря себе новый. Крутя его в пальцах, он перевел взгляд на мистера Сэлвина, всем видом давая понять, что был бы совершенно не против попасть в Министерство и продолжить эту беседу в более узком и заинтересованном кругу. Впрочем, как-либо озвучивать свои желания Найджел не стал. Вместо этого он предпочел вежливо улыбнуться и приобнять Оливию за плечи.
- Нет, мистер Сэлвин. Вы совершенно не утомили нас. Этот разговор весьма полезен и любопытен, хотя, едва ли, попадает в тематику мероприятия. Как-никак этот прием устроила наша матушка, а ее куда больше интересует искусство. Уверен, она еще поинтересуется Вашим мнением по поводу прессы и литературы. В конце концов, случившийся переворот просто не может не затронуть и культурную сферу общества.
«Новые герои, новые враги», - озвучивать последнюю мысль молодой человек нужным не счел, и, подарив господину заместителю Министра очередную вежливую улыбку, вновь отвернулся, высматривая в толпе гостей матушку. Рядом с мистером Каффом ее уже не было, однако, Харпер-младший не сомневался, что родительница проводит время с пользой – она всегда была разумной и очень продуманной женщиной.

+3

11

Удивительно но чем дольше проходил разговор между ними, тем больше Родерик думал о том, что зря избегал подобных вечеров. В них не было смысла для Сэлвина, считавшего себя умнее, чем большинство собравшихся в зале, но эти дети смогли составить ему достойную конкуренцию. Родители Харперы постарались на славу, привив детям умение поддерживать разговор, вне зависимости от того куда его могло занести время. С ними было приятно спорить, понимая, что они не перейдут на личности, отстаивая свое мнение. Подобное поведение, он не любил в обществе, но оно, увы, было присуще большинству представителей молодого поколения. Цвет нации, будущее магической Британии, они были способны одним только словом уничтожить все представление о себе.
- К сожалению или к счастью, вы оба прав, что касается равенства, мнимого равенства и критериев. Если начинать спорить об этом, то разговор затянется и рискует перейти в нечто такое, чего я бы не желал. Уравнять волшебников -
не выход в принципе, даже если брать во внимание предыдущую политику того, что каждый волшебник достоин назваться волшебником, мы видим, как появляются другие критерии сравнения, например, богатство, принадлежность к списку двадцати восьми и так далее, тема бесспорно интересная, но скучная,
- и на нее стоило тратить время ни одной, ни другой стороне. Замечание Оливии вызвало у Родерика улыбку и лёгкий восторг. Действительно, власть, в большинстве случаев, сосредоточена в руках неразумных, или же они таковыми становились под действием и желанием обладать ещё большим. Сэлвин же отлично сейчас чувствовал в качестве заместителя, уже давно утратив желание выходить на первый план.
- К сожалению, министр - это всего лишь единица. Можно держать его подконтрольным, можно внушать ему,
но для того, чтобы это действовало, нужно находиться рядом с ним фактически постоянно. Чтобы руководить кабинетом одного волшебника будет недостаточно. Подобные манипуляции кажутся простыми, но вместе с тем энергоэффективности затратными. У нас нет такого количества людей, кому мы могли бы доверять, чтобы поставить их за спины влиятельным деятелям. Да и кроме того, что не сделай, народ вечно останется недовольным, а это означает волнения, проблемы. Британию только перестало трясти после вторжения экстремистов Ирландии, которые пару раз действовали с нашими коллегами, желающими подорвать власти магического сообщества. На данный момент, у нас один выход - договориться и убеждать, что сотрудничество необходимо. По моему скромному мнению, нам ещё необходим статут секретности, увы, мы не готовы, как не готова и другая сторона,
- столько лет жить и скрываться стал нормой для волшебников, но открой границы и они не будут знать, что делать. Сэлвин опасался того, что страна захлебнутся в крови и волнениях, если о магазине станет известно. Большинство политиков магического мира придерживались того же мнения, и пока никому не было под силу переубедить их.
Вечер обещал быть насыщенным, если учитывать возможное продолжение разговора, но Родерик уже заметил в дверях знакомую изящную фигуру, мягко улыбнулся близнецам.
- С вами приятно вести разговор. Возможно, мы можем их повторить на более располагающей к ним территории.
Например, мой кабинет или мой дом,
- больше эти слова относились к Найджелу. Оливия четко дала понять, что политикой интересовалась только в рамках этой беседы. Родерик оставался с Харперами, пока Агнис здоровались с гостями. Он решил дать ей немного времени, а потом подойти самому.

+3

12

Алкоголь помог ей с легкостью перевоплотиться в политически подкованную барышню. Ну, почти помог. Тема разговора уже не казалась ей такой скучной, а смысл сказанного перестал ускользать, однако Оливия всё ещё являлась преимущественно зрителем и слушателем, относясь к политическим распрям как к чему-то далекому и чужому. Поражаясь со стороны, иногда даже с юмором и не без тайной горделивости, что смогла поддержать столь необычную для неё беседу. «Может составить тебе конкуренцию, братик?», это была не более, чем шутка. Протирать мантию в министерстве было далеко не пределом её мечтаний, пусть это и сулило немалое признание.
    — Очень жаль, что на данный момент мы не можем позволить себе помочь магглам сделать правильный выбор. Впрочем, ситуация в любой момент может измениться и все, что нам остается - это уповать на благоприятный исход событий. — Пожалуй, это было прекрасным решением многих проблем, но нехватка ресурсов и страх перед разоблачением играл с волшебниками злую шутку. «А с другой стороны, кто знает, к чему именно приведет подобное вмешательство?», ограниченные в своих возможностях люди, развивались путем иным, и возможное столкновение двух миров не принесло бы ничего хорошего ни волшебникам, ни магглам. Ведь, кто знает, насколько изменилось их восприятие мира относительно эпохи инквизиции. Оказаться на костре, Оливии не хотелось, волшебница слабо походила на святую мученицу и вряд ли бы была воспета в легендах.
   «И куда опять занесло твои мысли?», пожалуй, стоило прекратить пить, ведь вечер только начинался и ей ещё предстояла развлекать милых дам беседой. «Будет неловко, если мой язык начнет заплетаться», их беседа с министром подошла к концу, это было и так понятно, а значит, Оливии предстояло пройти к гостям, дабы отыскать матушку и составить компанию уже ей. «Но ненадолго», близнецы предпочитали сбегать при малейшей возможности, пользуясь тем, что их родители, зачастую, были слишком увлечены светскими беседами, чтобы следить за своими детьми и за тем, чем оные занимаются. «Но придется немного пострадать», излучать гостеприимство желания не было, особенно, когда на горизонте замаячила родительница вездесущей Дафны Гринграсс.
   «Вечер обещает быть долгим», к счастью, её бокал вновь опустел, а домовик что-то не спешил подливать волшебнице вина, от чего Оливии так и не удалось опрокинуть бокал махом, добавляя в свою кровь очередную порцию алкоголя.
«Держите себя в руках, мисс Харпер, вы же все-таки леди», — было приятно с вами познакомиться, мистер Сэлвин, и побеседовать тоже. — К её величайшему удивлению младшая Харпер совсем не врала, беседа неожиданно оказалась весьма занятной, а тема интригующей, да и брат, похоже, распалился, войдя во вкус и с трудом останавливаясь. «Надеюсь, что не стану твоим партнерам по дискуссии на данную тему. Хватит с меня политики, отныне я желаю говорить исключительно о приятных вещах», допустим об отвратительных туфлях одной из приглашенных дам, или ужасающей шляпке подруги её бабушки, вот уж гарпия с пропеллером, и кто только её пригласил?
   «Надо сбежать до того, как окажемся в центре общего любопытства», несовершенство этого мира в невозможности сотворить какую-нибудь гадость тем, кого Оливия не особо жаловала, раздражало волшебницу. Шаг вправо, шаг влево – и ты уже объект вселенского любопытства, а твоя жизнь - самая занимательная тема на этот вечер. Как хорошо, что все неприятные моменты они с Найджелом делили пополам, так было легче и проще. Так было правильно и привычно. Нерушимая связь с её близнецом, казалась Оливии самым ценным подарком, что только можно получить от богов, и она совершенно не понимала, как выживают волшебники вынужденные быть в одиночестве.

+1

13

- Народ, как Вы, мистер Сэлвин, справедливо заметили, в любом случае останется не доволен, - многозначительно протянул Найджел, крутя в пальцах бокал с шампанским и постукивая ногтями по дорогому фарфору, - и задача политиков, как мне кажется, состоит в том, чтобы удовлетворять ту часть масс, которая больше всего склонна к экстремистским поступкам. А остальные стерпят и так. Впрочем, я ни слова не сказал о том, что нам пора выйти из тени. Нет, нет и еще раз нет. Я ратую как раз за то, чтобы тайно управлять этим чужим для нас миром, однако, Вы, вероятно, правы, и получить нужный результат значительно сложнее, чем мне представляется. Я с удовольствием продолжу беседу на эту тему. В любое время, какое только будет удобным для Вас.
Молодой человек вежливо улыбнулся и удовлетворенно выдохнул. «Ну вот, цель достигнута», - мысленно заметил он, не переставая улыбаться и держаться сдержанно и с достоинством, - «я попал в кабинет заместителя Министра и, если не разочарую в своих знаниях и взглядах, то смогу рассчитывать и на протекцию. Это было бы весьма кстати. Не сидеть же мне в тени отца до самой старости». Харпер-младший тихо хмыкнул и обвел внимательным взглядом роскошную залу. Если его отец и пытался устроить будущее детей за счет дальнего родственника, то, совершенно точно, не рассчитывал на то, что сын сумеет оказать столь благоприятное впечатление. Впрочем, он всегда был слабым политиком и отличался лишь огромным количеством друзей, что помогало ему заключать соглашения и договариваться о плодотворном сотрудничестве. Слизеринец холодно ухмыльнулся, взглядом выхватывая из толпы светлую макушку. «Мужчины нашей семьи глупее женщин, но я счастливое исключение. Мне повезло родиться с мозгами и любовью к хитростям и всякого рода подлостям. Прости, отец, но в этой игре я переиграю тебя». Найджел отвлекся, слабо качнув головой, и вернул внимание мистеру Сэлвину – в конце концов, разговор их еще не был кончен, хотя, молодой человек не мог не заметить, с каким интересом политик наблюдал за впорхнувшей в гостиную мадам Гринграсс. «Полагаю, нам следует Вас отпустить?» - вопросил он самого себя и, глубоко вдохнув, почтительно кивнул собеседнику.
- Это была очень приятная беседа и, должен заметить, крайне увлекательная и любопытная. Искренне жаль, что мы не встречались раньше, и еще жальче, что вынуждены расстаться сейчас, однако, мы не имеем никакого морального права задерживать Вас. Ваша прекрасная спутница Вас уже заждалась. Приятно вечера, мистер Сэлвин, и заранее доброй ночи. Не уверен, что мы сумеем Вас проводить.
Договорив, Харпер протянул руку и, получив рукопожатие, проследил за тем, как господин Министр удаляется к мадам Гринграсс. Сам же он прижал к себе драгоценное отражение и, улыбнувшись, отпил шампанского.
- Видишь, дорогая, - протянул слизеринец, - не так уж это долго и скверно. Согласись, мы прекрасно и с пользой провели время. По крайней мере, я получил возможность навязаться нашему родственнику. О! Не сомневайся, я воспользуюсь приглашением, но, конечно же, не сейчас.
Найджел коротко рассмеялся и, поцеловав Оливию в макушку, повел ее к остальным гостям, чтобы после вернуться к тем знакомым, от которых его так бестактно отвлек отец. Волшебники, вероятно, уже не очень-то жаждали общества сына хозяина дома, но молодой человек собирался вернуть былое расположение и таки свести разговор к лошадям. В конце концов, еще утром он пообещал сестре, что этот вечер закончится прогулкой верхом, а свои слова Харпер предпочитал сдерживать.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [13.08.1997] Как понравиться министру