в игре март - апрель '98

Кабинет Филча – P. Sprout [18.08]
Подвал – P. Pettigrew[14.08]
Столовая – L. Malfoy [09.08]
Зал – B. Lestrange [15.08]
1099
964
1458
978
– Это мистер Ролло Костер, – представила его Лавгуд, помогая ему перебраться с одной руки на другую. – Мы ещё на стадии переговоров, но у него точно есть опыт во вскрытии замков. - L. LOVEGOOD
Вверх страницы
Вниз страницы

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [13.01.1998] Счастливый сказки конец. Или...


[13.01.1998] Счастливый сказки конец. Или...

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Счастливый сказки конец. Или...
http://s5.uploads.ru/t/v37n1.gif

› Участники: Дэвид Гамп, Анастасиа Хофманн
› Место: Дом Анастасии, Париж

› Время: Ваш ответ.
› Погода: Не важно

Анастасиа не может придти в себя от смога, накрывшего Лондон. Теряя сознание, она разбивает голову о кухонный стол, а помочь ей совсем некому. Будет ли у сказки счастливый конец?

+1

2

Время было раннее - около шести утра, когда Дэвид наконец смог добраться до Лондона и в недоумении глядел по сторонам: столицу взял в плен какой-то смог, который он не припоминал, когда 9-ого числа отправлялся по своим делам. Однако время уже поджимало: скоро будет светать, и тогда ему лучше не показываться на улицах. Порошок от Риккардо немного помог, но все равно раны надо было лечить: Дэвид и так с ними уже второй день ходит, и само как-то не затягивается! Поэтому путь был один: в дом к Анастасии. Конечно, волновать ее не хотелось, но она бы потом первая ему высказала, что не пришел к ней за помощью.
Дэвид стучит в дверь, озираясь по сторонам, но на улице совершенно никого нет. Он хмурится и морщится: ощущается какая-то резь в глазах, но Гамп все это списывает на ранение, усталость и недосып. Поэтому сейчас Анастасиа его полечит, он выспится, дождется ее с работы, и они отлично проведут время! А потом уже можно в Париж, выдохнуть, найти Грюма, да отчитаться о проделанной работе.
- Хозяйка дома? - задает Дэвид уже привычный вопрос, а эльф чего-то лепечет, пищит, и он уже отодвигает его в сторону, быстрым шагом проходя в дом и оглядываясь. Первой же мыслью было, что к Анастасии пришли из-за него, но эльф уже тянет его в сторону кухни, и Гамп спешит туда. - Ана! - девушка лежит на полу кухни, рядом рассыпано кофе, валяется разбитая чашка, а на светлых волосах застыли капли крови. Через секунду Дэвид уже стоял на коленях возле нее, пытаясь прощупать пульс и услышать дыхание. И то, и другое присутствовало, и он выдыхает на короткое мгновение, понимая, что тут нужна профессиональная помощь. Собственные раны уже забыты, как класс, когда он достает из кармана монетку - портал до Парижа, где всяко ему помогут и не сдадут. - С ней все будет хорошо, - он это четко обещает шебутным эльфам, а затем поднимает Анастасию на руки, активируя порт-ключ.
В Париже даже дышится легче, как будто морок спал с глаз, и он быстрым шагом несет Анастасию наверх в свою комнату, крикнув эльфе, чтобы звала колдомедика. Есть у него тут один знакомый, почти сосед, местами русский, к которому он пару раз обращался. Так что тут не должно быть никаких проблем, и вскоре уже Андре, с небольшим саквояжем, появляется в комнате, жмет руку Дэвиду и идет осматривать пациентку. Гамп рядом, с напряжением вглядывается в лицо Анастасии, быстро пересказывает все события, хотя там и пересказывать особо нечего - он застал лишь вот ее на полу на кухне. И, как оказалось, даже Андре был более сведущ, рассказывая про тот странный смог, который Дэвид застал в Лондоне, что лишь подтвердило его решение увезти Анастасию сюда, в Париж, подальше от вредного воздействия.
Уже через полчаса Андре уходит, получив свою плату за лечение и срочный вызов. Про молчание речь не идет: он и раньше не сдавал Гампа, да и сейчас не собирался это делать. А Дэвид уже стягивает куртку, смотря на спящую на постели Анастасию с улыбкой и выдыхая. Все-таки заставила она его поволноваться! Но Андре обещал, что с ней все будет в порядке: травму он залечил, но, для верности, дал успокаивающих и восстанавливающих зелий - так что Анастасиа проспит до вечера, а следующую пару дней ей лучше провести в постели - слишком она переутомилась.
Дэвид спит урывками, постоянно просыпаясь, чтобы проверить, что с Анастасией все в порядке. Он успел принять душ и как-то сам себя перевязать. Нет, можно было бы вернуть Андре, но... но бытовая травма Анастасии и его явные боевые ранения - разные вещи. Тем более, что раны вроде затягиваются - переживет же - какие трудности? Только кусок все еще не лезет в горло и вообще состояние мутное, да и порошок от Риккардо кончается как-то быстро - но зато тут друг не обманул - ничего не болит!
Гамп падает в кресло, откинувшись на его спинку и запрокидывая голову. Ему дико жарко, хотя еще пару мгновений назад было дико холодно. Эльфа уже разогрела ужин, и ему остается дождаться, когда Анастасия откроет глаза. А потом он сам ее привяжет, если она вздумает вскочить с постели и перестать отдыхать! Он шумно сглатывает, выпивая стакан огневиски и смотря на девушку с улыбкой. Вроде как обошлось, но он все равно подумывает, когда Анастасиа очнется, еще раз вызвать Андре - чтобы убедиться, что все и правда у нее в порядке.

+1

3

Ана уже неделю чувствовала себя неважно, и прекрасно знала причину. Причина была той же, что и у большинства пациентов, которые поступали к ним в отделение с отравлениями разной степени тяжести. Смог. И, кажется, он не собирался рассеиваться. Работы прибавилось плюс к еще той работе, которая прибавилась ранее, и теперь невозможно было вообще отдохнуть на рабочем месте, поесть или выпить кофе. Просто круглосуточная работа без остановки. Девушка понимала, что выматывает себя, что так нельзя, и поэтому взяла себе несколько выходных. Но со своим состоянием ничего особо поделать не могла, смог доставал ее и в доме, поэтому, как квалифицированный колдомедик, она пыталась лечить себя самостоятельно за эти выходные, но усталость все еще не прошла и организм слабо боролся с последствиями смога.
Ночью ей стало хуже, она решила выпить кофе, и тогда уже решать, отправляться в Мунго на лечение или продолжить его дома. Все-таки ее состояние оставляло желать лучшего, поэтому, еще не дойдя до кухни, она приняла решение отправиться в больницу. Под наблюдением врачей ее недомогание пройдет гораздо быстрее, чем если она будет лечиться самостоятельно. Какой бы она не была хороший целитель, лечить себя саму лучше не стоит. Но сначала кофе, потому что в таком состоянии она даже трансгрессировать не сможет, чтобы добраться до места назначения.
Взяв в руки чашку и ложку для кофе, она уже приступила к самому процессу, как вдруг в глазах помутнело и она просто провалилась в сон, теряя реальность. Упала она не очень удачно, задев головой угол стола. Разумеется, о сохранности чашки думать было глупо, потому что увидеть ее целой было уже не суждено. Но и помочь было абсолютно некому, о своем состоянии девушка не говорила никому, а эльфы просто беспорядочно суетились вокруг нее, пытаясь понять, как помочь.
Очнулась Анастасиа уже не в своем доме, а почему-то в Париже в доме Гампа. Открыв глаза, она не поняла, что происходит. Такое ощущение, что она снова спит, и в этом сне она снова с любимым, который сидит на кресле и ждет ее возвращения в реальный мир. Но такого быть не могло, поэтому она приподнимается на руках и тут же падает от дикой головной боли.
- Ай! – только и смогла проговорить Ана, падая на подушку. Как будто очень сильно обо что-то ударилась. Она помнила, что чувствовала недомогание, но как она оказалась здесь..И реальность ли это всё вообще.
Она повернула голову к Дэвиду, задавая этот вопрос:
- Это правда ты? Я в Париже? Не сплю, это не магия? – всякое могло случиться, мало ли какие-то галлюцинации. Хотя, если бы Гамп был галлюцинацией, он бы, конечно, ответил, что это все реальность. И если бы магия была причастна к этому, то она бы тоже получила положительный ответ. Так что выяснить, где она и что происходит было весьма проблематично.
- С тобой всё хорошо? – был ли мужчина галлюцинацией или нет, это всегда был единственный вопрос, который ее интересовал. Если с ним все в порядке, то она может продолжать спать в этом замечательном сне. Все хорошо, когда всё хорошо.

+1

4

Дэвид старательно борется со сном, но иногда все же проваливается, чтобы через короткое время снова открыть глаза и смотреть на спящую Анастасию. Андре сказал, что все будет хорошо, и ему нет причин ему не доверять, но он все равно волнуется. И еще ему кажется, что время течет безумно медленно, а вечер все никак не наступает! Он успел принять душ, сменить кое-как повязки, опять выпить тот порошок от Риккардо и снова задремать в кресле. Эльфа в который раз подогрела ужин, но он есть не хотел, а девушка еще не проснулась.
- Ана, - едва девушка очнулась, как тут же попыталась подняться, да рухнула обратно на постель. К сожалению, Дэвид тут не успел так быстро оказаться возле нее, чтобы предотвратить это или ее поймать. - Тебе надо лежать, - он присаживается к ней на постель, поглаживая по щеке таким знакомым жестом и улыбаясь ей. - Да, это и правда я, и мы правда в Париже. Все будет хорошо, Ана, - он склоняется к ней и едва ощутимо целует в губы. - Я скучал, - его привычная фраза и улыбка должны ей дать понять, что волноваться не о чем, что теперь все под контролем. - Был колдомедик. До чего ты себя довела, Ана? Я нашел тебя в твоем доме на кухне, - он хмурится, вспоминая ту страшную картину, от которой сердце сжалось словно тисками. Дэвид поправляет на ней одеяло, касается ее лба, но вроде как никакой температуры нет, и он подает ей зелья, которые оставил Андре. - Выпей это - должно стать легче. Может, хочешь поесть? - он помогает Анастасии приподняться и выпить зелья, а потом также бережно и осторожно опускает обратно на кровать. - И ты останешься здесь, в постели, пока не поправишься. И это, Ана, не обсуждается, - суровый тон, строгий взгляд, и Гамп вздыхает, склоняясь к ней и снова целуя. - Я за тебя испугался, - тихо шепчет он, касаясь губами ее виска, поглаживая по волосам. - А ты же мне обещала быть осторожной, - в свете таких событий про себя он не заикается и лишь кивает эльфе поставить поднос с едой на прикроватный столик. Если Анастасиа захочет есть, то он ее покормит, а если нет - то пусть отдыхает. Как сказал Андре, для нее сейчас покой, отдых и сон - лучшие лекарства, и Гамп был намерен проследить, чтобы она оставалась в постели и никуда не рвалась. - Все в порядке, милая. Давай засыпай, а я с тобой побуду. Хорошо? - он поправил ей подушку, подоткнул одеяло и сел так, чтобы не мешать ей отдыхать, но все продолжал держать ее руку в своей руке.

+1

5

Ана упорно не осознает, что происходит, мозг отказывается работать, да еще и голову как будто несколько раз очень сильно обо что-то ударили, что любой поворот чреват просто дикой осколочной болью. Она не дурочка, чтобы попытаться встать с кровати еще раз после неудачного раза, как ни крути, колдомедик. Так что осознание того, что вставать никак нельзя, было чётким.
После поцелуя она, наконец, осознала реальность происходящего и улыбнулась, насколько позволяло ее состояние.
- Теперь я верю, - девушка была расслаблена, ровно дышала и все равно не понимала что произошло. Благо, прояснил всё сам Дэвид, увидев немой вопрос у нее в глазах. До чего она себя довела? Да она и не доводила особо, это всё чертов смог. Она просто работала, может, чуть в более усиленном режиме, чем обычно, но это давно не новости, что рабочего персонала в Мунго не хватает. А то, что она упала на кухне…Вероятно, разбила себе голову, тогда головные боли легко объяснить. Она попыталась нащупать источник раны у себя на голове руками и быстро нашла. Правая височная сторона, ага. В принципе, если бы Дэвид ее не нашел, все могло кончиться куда хуже, но об этом ему знать совсем не обязательно.
- Я…я правда не понимаю, что произошло, я собиралась ехать в больницу, я прекрасно понимала, что со мной не все в порядке. К обычным симптомам добавилась теперь еще головная боль.
Она ведь целитель, должна же она была проанализировать свое состояние и понять, насколько все плохо. Но, раз Гамп говорит, что был целитель, значит, диагноз поставлен и лекарства выписаны. Осталось только их найти. Но Дэвид предвидел и это, протянув зелья и помогая их выпить.
- Спасибо, - проговорила она, снова опускаясь на кровать, - я, пожалуй, обойдусь сегодня без ужина.
Опять анализ колдомедика. Есть ей было сегодня нельзя, только пить, иначе еда рискует быть совсем не там, где ей положено в итоге. При сотрясении такое делать нельзя. Так что подвергать себя риску специально или заведомо делать то, что делать нельзя, она не собиралась. Приказной тон Гампа она слышала впервые, и даже при всей ее очевидной слабости на лице отразилось удивление и недоумение. Почему сейчас он решил ей указывать? Кажется, она здесь колдомедик.
- Еще как обсуждается, - спорить она не хотела, но то, что обсуждается, должно обсуждаться, - В Мунго меня спохватятся, если я не выйду на работу, и начнут искать.
На работу ей выходить послезавтра, если она, конечно, не проспала несколько суток. И ради ее же безопасности и безопасности Дэвида ей лучше там появится, а завтра, так и быть, она останется здесь с постельным режимом, который ей показан.
- Прости, - прошептала девушка ему в ответ, - я не знала, что так будет, но я тебе ничего не обещала.
Она и правда не обещала и сказала ему об этом прямо. Но она старалась сделать все, что в ее силах. В этот раз вышло не совсем так, как бы ей хотелось.
- Спокойной ночи, любимый, - улыбнулась она и тут же провалилась в сон. Два раза уговаривать ее было не надо, или это были такие зелья, завтра нужно будет спросить, что она пила. Вообще ей, как целителю, было очень опрометчиво пить то, о составе чего она не имеет понятия.

+1

6

Дэвид с беспокойством вглядывается в лицо Анастасии, целует ее в губы, гладит по щеке, призывая успокоиться, перестать пытаться вставать и немного уже подумать о себе, а не своих пациентах, долге и прочем. Про себя в такой ситуации он даже не заикается: тут явно не до того!
- Ана, вот скажи мне: зачем? Ты же колдомедик и должна понимать, как важно быть здоровым, - он говорит тихо, мягко, продолжая ее поглаживать по волосам и целовать. Нет, он прекрасно понимал, как важна девушке ее работа, но теперь, когда она губила уже ее, молчать не собирался! Впрочем, и этот разговор можно отложить до того времени, когда она поправится. Поэтому он спешит ей помочь принять нужные зелья, чтобы она выздоравливала быстрее. Теперь ей нужен отдых, и Дэвид готов ей его обеспечить - хочет сама того Анастасиа или нет!
- Да, конечно, ты завтра сможешь поесть, когда тебе станет лучше, - он не собирался настаивать, по себе зная, как выворачивало и мутило после травм головы. Так что если Анастасиа не хотела есть, то и не надо: еще успеется. Но она вроде уже не такая бледная, не стонет от боли, не собирается падать в обморок, и Гамп посчитал все это неплохим знаком - процесс выздоровления явно начался.
- Это не обсуждается, Анастасиа, - вот тут Дэвид был непреклонен. - Твое здоровье намного важнее твоего Мунго, и здесь мы спорить не будем, - про то, что он сам ее привяжет, Гамп пока что умолчал: сюрпризом будет! А то еще начнет возмущаться вместо отдыха и сильно так заранее возмущаться. Он еще надеялся на благоразумность Анастасии, которая так сильно пошатнулась, едва она связалась с ним.
- Тогда я в этот раз получу твое обещание, - он устраивает ее поудобнее, продолжая целовать и убаюкивать. - Засыпай, милая. Я буду рядом, и все будет хорошо, - Анастасиа уже закрыла глаза, дышит размереннее и вскоре проваливается в сон. Дэвид с улыбкой наблюдает за ней, продолжая поглаживать, а потом убирая руку. Сам он прилег к Анастасии - благо, что кровать была широкая, и он не рисковал ей помешать отдыхать. Сам-то Гамп спать не собирался, но глаза через секунду уже закрылись сами собой.
Дэвид дернулся, морщась и открывая глаза. Кошмар в этот раз был слишком реалистичным, и он еще некоторое время приходит в себя, пытаясь унять сбившееся дыхание. Он поворачивает голову в сторону, замечая, что Анастасиа еще спит. Кажется, его неслабо так вырубило, и он уже поднимается на ноги, чувствуя, как его шатает. До душа Гамп доходит, держась за стены, и холодный душ не особо помогает прийти в себя. А еще у него закончился порошок Риккардо, что крайне-крайне скверно! Чем теперь обезболиваться? Огневиски, что ли? И повязка еще из-за крови так прилипла к телу, что еле отодралась! Словом, все было не слава Мерлину, но он старается держаться и, когда Анастасиа снова открывает глаза, сидит возле нее на постели как ни в чем не бывало.

+1

7

Спорить с Гампом было бесполезным занятием. Его могли усмирить только веревки и заклинание обездвиживания, как показывала практика. Но сейчас применять их она могла слабо, да и как колдомедик сама прописала себе постельный режим до утра. А завтра можно будет себя осмотреть и вынести решение по поводу его продолжения.
- Я здорова, смог от меня не зависит, к сожалению, - смысл в этом разговоре, если она упала на пол от непереносимости природного явления, а не от своей собственной глупости. Возможно, какая-то доля переутомления все-таки имела место быть, но вряд ли она сыграла в этом ключевую роль, а разбитая голова – просто нелепое стечение обстоятельств. Упала бы она на мягкий ковер или диван – никакого постельного режима и просто пара зелий для нейтрализации действия смога. Девушка всего-навсего не успела дойти до больницы, не держать же ее теперь под домашним арестом всё время.
Чтобы не спорить, Анастасиа могла всё еще манипулировать своим собственным состоянием здоровья, поэтому просто закрыла глаза и глубоко вздохнула. Спорить они будут еще очень и очень долго, сдерживать ее вечно он не в состоянии, а ругаться с ним она не планировала, так что просто решила, что для ее и так бедной головы все эти споры будут дополнительной нагрузкой и наказанием. Так что все споры завтра, когда она наберется сил.
Моё обещание ты не получишь, я не могу тебе его дать, - подумала она про себя, крепко сжав руку Дэвида. Вот теперь, мысленно поставив точку в споре, можно было засыпать, когда всё хорошо и любимый рядом.
Утром Ана не торопилась открывать глаза, хотя несколько раз просыпалась и слышала шаги, наверняка Гамп тоже просыпался ночью. И чуткий слух колдомедика уловил, что идет он не совсем ровно и уверенно. Все это осталось в мыслях и до утра она старалась не думать ни о чем, а когда голова стала болеть чуть меньше, можно было открыть глаза.
- Доброе утро, - улыбнулась девушка, смотря на Дэвида. Сразу же выяснять отношения по поводу того, что она слышала ночью, не торопилась, просто нужно хоть немного побыть доброй, да и просто девушкой, - как тебе спалось? Сейчас я встану, сделаю себе еще одно зелье для более скорого выздоровления, - какой бы целитель не приходил, доверяла своё здоровье она не многим, и ей нужно было во всем убедиться. Голова болела чуть меньше, так что можно было еще немного подержать ее на подушке и ненадолго вставать. Если она проведет в кровати целый день, точно сойдет с ума, ей нужно движение и ответы на ее вопросы, а вопросы были.
- А теперь признавайся, - Хофманн сверкнула глазами, немного прищурившись, - что ты скрываешь? Тебя снова ранили? – от нее ничего не скроешь, и ее истерика будет гораздо сильнее, если он не скажет ей сейчас. В конце концов, его здоровье не менее важно, чем ее. Нужно было выяснить, что происходит, и, если там действительно что-то серьезное, лечение нужно как можно скорее.

+1

8

- Сейчас ты не здорова, Ана, и прекращай со мной спорить, - хмыкнул Дэвид и поцеловал ее в губы. - Как пациентка ты явно еще более своевольная, нежели как целительница, - это был почти что комплимент, и он ее снова поцеловал, устраивая поудобнее. Анастасиа уже засыпала, да и сам Гамп прилег с ней рядом: после бессонных ночей и изматывающих дней его вырубало и только так! Сам он планировал просто закрыть глаза и немного отдохнуть, но, едва глаза закрылись, как он провалился в сон. Вернее, в кошмар.
Проснулся он одним моментом, еще долго переводя дыхание и приходя в себя. Благо, что еще Анастасию не разбудил, и Дэвид уже поднимается на ноги, чувствуя, как его немного ведет. Он идет в ванную, отдирая от кожи прилипшие бинты, тихо про себя ругаясь и пытаясь с этим что-то сделать. Пока что вроде бы получается, но это - чисто визуально, ибо он не колдомедик и сам сказать точно не может. Но сейчас такими мелочами беспокоить Анастасию он не собирается, поэтому надо перетерпеть, поставить ее на ноги и потом, если не пройдет само, уже думать дальше.
К тому времени, как Дэвид вернулся обратно в спальню, Анастасиа уже просыпалась и открывала глаза.
- Доброе утро, - он склоняется к ней и целует в губы, замечая, что она уже не такая бледная, как вчера, что явно идет на поправку. - Принести тебе поесть, милая? - а вот дальше Дэвид кладет руку на ее плечо, удерживая девушку на постели. - Хорошо спалось, спасибо, а вот ты будешь лежать и никуда не пойдешь, - на эту тему он не собирается дискутировать, а просто сделает так, что Анастасиа осталась в постели. - Тебе лучше отдохнуть, и ты сама, как целитель, это знаешь. Поэтому давай ты не будешь спорить, дорогая, ладно? - вот только Анастасиа на него уже выжидающе поглядывала, а потом начала задавать вопросы! Очень не вовремя она их начала задавать! Дэвид мысленно вздохнул, но на деле на его лице не дрогнул ни один мускул. - Все в порядке со мной - не переживай, - нагло соврал Гамп, а потом снова поцеловал ее в губы, поглаживая по щеке. - Это тебе надо больше думать о своем здоровье, - и он уже зовет эльфу, чтобы принесла завтрак, да прикидывает, как долго он сам может продержаться в таком режиме, а еще как ему удержать в постели Анастасию, если она уже намерена с нее вставать и идти чего-то там делать, что вполне может подождать до того момента, как она поправится.

+1

9

Ана упрямая, к тому же, убеждена, что лучше нее никто не знает, что ей нужно. За эти несколько лет с Гампом у них не возникало таких ситуаций, поэтому и характер девушка не показывала. Но теперь она чувствовала себя абсолютно здоровой, разве что голову нужно было вылечить, а так хоть сейчас встать и идти на работу. Но ведь она не дура, поэтому молча соглашается побыть здесь еще день, чтобы полежать. Но это не значит, что лежать она должна весь день, почему вдруг кто-то раскомандовался?
- Можно мне омлет? – некоторые вещи нельзя было есть после такого удара, поэтому нужно было что-то легкое, да и учитывая тот факт, что она больше суток не ела, слишком большое количество еды тоже могло плохо на не сказаться. Она была уверена, что эльфа сделает его очень быстро, поэтому и попросила, ибо была жутко голодная.
- Никуда-никуда? – вопрос звучал по-детски, но нужно же было как-то всё выяснить, - Как целитель я знаю, сколько мне нужно находиться на ногах, и немного можно, - и сейчас это была чистая правда, долго в вертикальном положении она сама не пробудет, но встать хоть ненадолго ей было нужно. И чтобы тело размять, и чтобы не чувствовать себя беспомощной. Когда о тебе заботятся, это, конечно, хорошо, но тотальная забота – это уже перебор.
- Так, не ври мне, - она знала, что слышала, все было не в порядке, здоровый человек такими шагами не передвигается, да и ее целительское чутье подсказывало, что все не так в порядке, как он говорит. – Не заставляй меня тебя раздевать, чтобы всё увидеть, я ведь могу помочь, и без ущерба для своего здоровья.
Как она может еще и о своем здоровье думать, если Дэвид от нее что-то скрывает? Потом подумает. Если бы сказал сразу, вопросов бы не было. Для успокоения души ей не достаточно было одних его слов, ей нужно было увидеть собственными глазами и тогда уже прийти к выводу, что все в порядке.
Эльфа быстро принесла омлет, и Анастасиа так же быстро уничтожила даже намёки на него. Пока она вовсе не спорила насчет нахождения в кровати, но ее начинало немного не устраивать ее вертикальное положение.
- И что, я должна так весь день лежать и смотреть в потолок? – бездействие убивало, мало ли у Гампа были на нее хоть какие-то планы. Она будет рада любым, лишь бы не лежать здесь. Даже приход целителя будет каким-никаким развлечением. А лучше бы она сама себя осмотрела. Так она и сделает, надо только встать с кровати.

+1

10

- Да, конечно, дорогая, - Дэвид уже зовет эльфу, чтобы приготовила девушке омлет, как она того и захотела. В принципе, то, что Анастасиа начинает есть, уже хорошо, и он не собирается ее неволить, закармливая - пусть ест, что хочет, а также отдыхает. Вот за этим Гамп намерен был тщательно следить, прекрасно зная характер благоверной, которая уже наверняка подумывает, как бы побыстрее оказаться в своем Мунго. Но тут Анастасиа явно не рассчитывает на его сопротивление в этом вопросе, а зря! - Никуда-никуда, - он кивает головой, усаживаясь к ней на постель, снова ее целуя. - Как целитель, ты бы должна уделять больше внимания своему здоровью, но, раз у тебя такое не получается, то мне придется этим заняться. Страшно? - он усмехается, шепча это ей на ухо и чуть прикусывая мочку. На самом деле Дэвиду ни капли не смешно, крайне паршиво по состоянию, но он старается держаться и еще старается, чтобы Анастасиа поправлялась, а не бегала тут или нервничала из-за него.
Потом узнает - сама добьет...
Мысленно тяжело вздыхает Гамп, слыша ее вопросы про него, надеясь, что его бледность не так бросается в глаза, а капли влаги на его лице можно списать на душ - вон, и волосы же мокрые. Так что тут хотя бы есть временное прикрытие. Но только как надолго этого всего хватит? А его?
- Милая моя, я очень ценю, что ты так жаждешь меня раздеть. Поверь мне, я этого хочу не меньше твоего, но давай ты сначала поправишься, ладно? И я скучал по тебе. Очень, - вроде как опасный момент он успевает обойти, целуя Анастасию и отвлекая ее внимание, а там эльфа и омлет принесла - так что и тут можно было ненадолго выдохнуть. Сам Дэвид не ест, а лишь пьет кофе, надеясь, что это его немного взбодрит и поможет еще немного продержаться. Правда, надежда на столь качественное действие напитка слабая, но мало ли?
- Да, ты должна весь день так лежать, - он согласно кивает головой, а потом укладывается к ней в постель прямо в одежде поверх одеяла, ложась за здоровый правый бок. - И ты можешь весь день смотреть не на потолок, а на меня. Или ты от такого устанешь? Моя физиономия рискует тебе осточертеть? - Гамп усмехается, взяв Анастасию за руку и сплетая их пальцы. - А еще мы можем говорить, есть в постели, что-нибудь почитать, если хочешь, - он придумывает разные занятия, надеясь, что у него получится, что Анастасиа не станет пытаться вырваться или пытаться его тут раздеть, что сразу же чревато. - Можно еще поспать. Ты наверняка на своей работе жутко устаешь в последнее время, и хороший спокойный сон тебе точно не повредит, дорогая, - Дэвид подносит ее руку к своим губам, целуя и потом положив к себе на щеку. Вот так вот лежать уже гораздо приятнее.

+1

11

Гамп говорил с ней мягко, но в то же время очень строго. Анастасиа не привыкла быть по ту, другую сторону, где ей указывают, как нужно себя вести и чем лечиться. Сознание очень сильно противилось этому факту, но ей была приятна забота. О ней никогда никто не заботился, родители ограничивались дежурными вопросами, а в детстве всё скидывали на эльфов или специально приглашенных колдомедиков. Поэтому девушке даже в голову не приходило, что за нее может волноваться кто-то, кроме нее самой. Отсюда и привычка делать всё самостоятельно и не надеяться ни на кого со стороны. И, так как это, по сути, первая ситуация, когда Дэвиду пришлось проявить заботу в связи с тем, что она оказалась не способна это сделать сама, ей было непонятно, почему он это делает и что так вообще можно.
- Страшно доверять своё здоровье человеку, который не может уследить за своим, - рассмеялась Ана. Палка о двух концах. Вроде как она случайно проворонила своё плохое самочувствие, однако ежедневно большое количество людей доверяет ей не только своё здоровье, но и жизни. Может, у Дэвида получится следить за ней более пристально, чем за собой. Хотя бы научится придавать этому значение, а потом она научит его заботиться о себе.
Конечно, угрозы Гампа были не особо страшные, но все-таки она решила сегодня не рисковать и смириться со своей участью. Но когда-нибудь она поднимет бунт, но сейчас ей надо было набраться для него сил.
- Я тоже скучала, - выдохнула она, этой фразой давая понять, что сегодня соглашается на его условия и никуда вставать не будет. Хотя это будет то еще испытание. Но она соберет всю свою силу воли в кулак, чтобы сделать это. И ей бы очень хотелось, чтобы Дэвид оценил этот героический подвиг с ее стороны, и запомнил его как единственный, в котором она ему уступила. Вместе с тем она отпустила от себя мысли о возможном плохом самочувствии Гампа, хотя внутреннее чутьё подсказывало, что что-то здесь не так. Но раз он так уверенно говорит, что все хорошо, она ему поверит. На этот раз.
- Ты никогда не можешь надоесть, но тебе самому наскучит сидеть так со мной целый день, - она посмотрела на него, чтобы еще раз убедиться, что он ей точно никогда не надоест. Как может вообще надоесть человек, которого ты каждый день хочешь увидеть, но не можешь? В глазах которого ты видишь большую любовь и сама испытываешь то же самое.
- У тебя есть книги на немецком? – ну, а вдруг. Обычно в семьях чистокровных волшебников обширные библиотеки, и, если бы он нашел какой-нибудь томик, она была бы очень рада, потому что без чтения жить точно не могла. – И я обязательно посплю, если ты меня крепко обнимешь, - она снова его поцеловала и закрыла глаза. При таком состоянии единственное, что можно делать – это спать. И было бы хорошо спать не до завтрашнего утра, но коль ей все равно с постели вставать нельзя, можно принять свою сонливость и спать, сколько нужно организму и ее больной голове.

+1

12

- Не волнуйся: я смогу уследить за твоим здоровьем, - Дэвид и правда относился к себе несколько безалаберно, но, когда дело касалось других, он был более собран. Так что тут опасения Анастасии были напрасны: он собирался не спускать с нее глаз, пока она не поправится, пока ей на самом деле не станет лучше. Да, первые признаки уже были на лицо, но он все равно беспокоился и воспротивился тому, чтобы она куда-то вставала из постели.
Дэвид укладывается на кровать рядом с Анастасией, снова ее целует, поглаживает по щеке, сплетает их пальцы и делает все, чтобы она никуда не рвалась, чтобы поправилась и пережила подобное без последствий. Хоть он сам и не целитель, но прекрасно понимает, какими опасными могут быть травмы подобного рода: у него у самого их было порядочно! Поэтому тут лучше девушке будет лежать и набираться сил, а уж он постарается, чтобы она ни о чем не беспокоилась и без нужды не перенапрягалась.
- Разве мне может наскучить, дорогая? Мы так редко видимся в последнее время, что я не могу на тебя наглядеться, - Дэвид улыбается, придвигаясь чуть поближе к ней, целуя ее в губы и положив ее руку на свою щеку. Он не сомневается, что сможет такое выдержать еще по одной причине: он просто сейчас не в состоянии куда-то уйти, и ему также нужен отдых. - Нет, у меня нет книг на немецком, но есть книги на русском. Хочешь, я тебе потом почитаю? - Гамп осторожно придвигается к ней вплотную, обнимает и прижимает к себе, чувствуя, как Анастасиа сопит в его плечо, целуя ее в висок. - Я буду тебя обнимать очень крепко. Засыпай, милая, - он лежит тихо, стараясь не шевелиться, чтобы тем самым ее не потревожить, а девушка уже засыпает, и ее дыхание становится размереннее. Сам Гамп лежит, то и дело борясь со сном, со всей этой усталостью, но глаза закрываются сами собой, и он решает, что несколько часов сна тоже может себе позволить.
Вот только в этот раз что-то пошло не так! Хотя это "не так" началось далеко не сегодня, но именно сейчас достигло своего апогея, который невозможно было игнорировать. Дэвид завозился на постели, выпуская Анастасию из своих объятий, шумно и тяжело дыша, морщась во сне и утыкаясь лицом в подушку. Бисеринка пота стекает по виски, и его уже явно лихорадит, бросая то в жар, то в холод, а еще больно, а порошок от Риккардо закончился. Но пока что он не может проснуться, чтобы тихо встать с постели и что-то сделать, чтобы облегчить собственное состояние, а еще не заставить волноваться Анастасию, которой бы самой лучше отдыхать, а не вот это вот все.

+1

13

Ана ничуть не волновалась, хуже Гамп точно ей не сделает, разве что немного потреплет нервы своей чрезмерной бдительностью, но доказать ему сейчас что-то в любом случае бесполезно, она и правда заработалась, надо бы делать это аккуратнее, чтобы не доводить себя до такого состояния, хотя она всё еще сваливала произошедшее на смог – именно он был виноват в случайном падении и таком сильном недомогании.
- Когда-нибудь мы будем видеться чаще, да? – с надеждой спросила она его. И дело даже не в том, что он в бегах. Они виделись не намного чаще, когда он работал в Министерстве. То, что ситуация с его побегом рано или поздно разрешится – она не сомневалась, как и в том, что Азкабан его не ждет. Но вот на работе-то он может восстановится, и его снова ждут бесконечные командировки, так что видеться больше им просто не дано, видимо. Но она готова терпеть ради тёплых моментов вместе.
- Я ведь не пойму ни слова по-русски, - улыбнулась девушка, - но если ты хочешь мне почитать, я послушаю.
Ей было интересно, как Дэвид вслух читает книжки. Конечно, лучше бы он почитал ей на английском или немецком…Она даже была не уверена, что он знает немецкий, никогда не заходили разговоры, чтобы можно было это выяснить. Она почти ничего не знала о его семье, о том, откуда у него дом во Франции и вообще. Да, они и правда слишком редко виделись, чтобы узнавать друг о друге больше, а особенно рассказывать про семью. Когда-нибудь она обязательно расскажет ему о своей, и он, если захочет, о своей. А пока она даже не задавалась вопросом, было как-то не до этого.
Объятья подействовали лучше самого крепкого снотворного. Они успокаивали, согревали, вся головная боль уходила в никуда, и Ана не хотела засыпать, хотела просто это чувствовать и прижиматься сильнее, запомнить каждый момент, но организм диктовал свои условия, поэтому сон не заставил себя долго ждать.
Анастасиа всегда спит очень чутко, и малейшее шевеление может заставить ее слышать всё, но либо она засыпает снова после этого, либо уже открывает глаза. Сейчас на соседней подушке творилось явно что-то неладное, поэтому она открыла глаза и увидела то, что лучше бы увидела вчера.
- Дэвид! – вскрикнула она, уже забыв про свою голову, слабость и все остальное, прилагая максимум усилий, чтобы перевернуть его на спину. Его тело было покрыто холодным потом, она поторопилась снять с него рубашку, и увидела еще более красноречивую картину.
Я убью этого идиота!
Почему было сразу не признаться? У него проблемы гораздо серьезнее. Звать эльфу времени вообще не было, она вскочила с кровати и бросилась на кухню, по пути сметая всё то, что может пригодиться, и быстрее пули вновь оказалась на кровати, пытаясь все-таки его разбудить.
- Любимый, просыпайся, - шепотом проговорила она, уже параллельно будто по инерции проделывая стандартные медицинские процедуры с ранениями, - и где же тебя так угораздило-то… Мамочки.. – она действительно будто выздоровела в один момент, и внезапно ей стало очень страшно за Гампа. Лихорадка – это уже очень и очень плохо, она боялась не справится своими силами и не приготовить зелье, которое смогло бы ему помочь, в домашних условиях. Девушка смочила тряпку пытаясь промыть раны, насколько могла, и снять жар, но и это мало помогало. Она старалась держать концентрацию и не давать волю эмоциям, но слезы сами так и подступали, она не могла это контролировать. Почему он ей ничего не сказал? Они с ним не в игрушки играют, на кону жизнь и здоровье. И проблем у Дэвида было сейчас гораздо больше, чем у нее самой.

+1

14

- Да, милая, мы будем видеться в разы чаще, и каждое утро просыпаться вместе в объятиях друг друга. Я еще успею тебе надоесть, - Дэвид усмехается и целует Анастасию. - Надо просто немного перетерпеть эти времена, - в той прошлой жизни у них было больше шансов быть вместе, чем сейчас, но тогда Гамп о таком не думал, а теперь вот невольно все чаще возвращался именно к этим мыслям. - Я буду тебе сразу же переводить, милая, и ты все поймешь, - еще один поцелуй, и он устраивает Анастасию поудобнее рядом с собой, поглаживая и целуя, обнимая и прижимая к себе. - А потом ты проснешься, мы будем пить чай, я пошлю эльфу купить чего-нибудь вкусное - тех десертов, например. Помнишь? И ни о чем не будет беспокоиться. Да, дорогая? - а Анастасиа уже спит, и Дэвид сам старательно борется со сном, понимая, что нельзя давать себе поблажки, а то он рискует посыпаться. Но глаза закрываются уже сами собой, и он все-таки проваливается в сон.
Голос Анастасии доносится будто через пелену, и Гамп не спешит просыпаться, продолжая тяжело дышать, ощущая, как он уже весь мокрый от пота. Он судорожно сглатывает, когда девушке все же удается перевернуть его на спину. Снять рубашку с него - довольно легко, а под ней множественные синяки и явно неумелая повязка, сквозь которую проступает кровь. Рану от режущего на левом боку он так и не смог толком залечить, и, кажется, допрыгался до заражение, что бинты прилипли к телу не тот крови, не то от гноя. И еще никак не получается проснуться и открыть глаза: веки словно пудовые и не желают подниматься.
Дэвид тяжело выдыхает, пытаясь со всем этим еще бороться, чувствуя приятные прохладные касания к телу, которые приносят немного облегчения. Он облизывает пересохшие губы и как-то еле-еле разлепляет веки, но картинки перед глазами расплываются, и все кружится. Он должен был что-то сделать, но и это выскакивает из его головы, и реальность осознается с трудом, какими-то разрозненными фрагментами, которые он пока что не в силах собрать в единую цельную картинку. А голос звучит все ближе, и Гамп честно вслушивается, да пытается сфокусировать взгляд.
- Ана... - ее он узнает, но не понимает, почему она здесь, где они, что вообще происходит. Дэвид судорожно сжимает ее руку, цепляясь за нее, как за спасательный круг. Кажется, она ему что-то говорит, но смысл слов он не разбирает, лишь повторяя ее имя, но от того, что она рядом, ему чуть легче - он уже не мечется по постели, это внушает некоторую стабильность в его слишком хаотичную беспорядочную жизнь. А еще он никак не может себя заставить разжать пальцы, будто, стоит ее отпустить, и Анастасиа исчезнет, оставив его одного.

+1

15

Такое видение будущего Ану вполне устраивало. Если нужно было ждать, чтобы каждое утро просыпаться вместе с любимым и обнимать его когда захочешь..Она была готова ждать только ради этого, и ни в коем случае его не упрекала ни в чем. Так сложились обстоятельства, и это не самый плохой вариант, по которому мог пойти сценарий. Гамп все еще здесь, жив и не в Азкабане, так что всё хорошо, даже лучше, чем хорошо.
- Да-да, хочу десертов, и круассан хочу, прямо утром, - ей и правда стало гораздо лучше, так что, раз уж она в Париже, нужно все снова попробовать и убедиться, что готовят выпечку и десерты они так же хорошо. И она бы с удовольствием сходила за ними сама, но лучше было Дэвида не злить, он явно не отпустит ее одну выбирать себе десерты. Тогда она проведет время с ним, а десерты доверит эльфе. Хуже они от этого никогда не станут. И до утра она потерпит, чтобы всё это попробовать, сейчас бы вряд ли в нее что-то влезло. Она хотела сказать еще что-то, но сон настиг ее раньше. А потом и неожиданное пробуждение.
Первый раз в жизни она была в такой панике и мозг отказывался соображать и координировать как-то все дальнейшие действия. Она понимала, что нельзя ошибаться, нужно сделать все правильно с первого раза, руки тряслись, но делали все, что было нужно. Она знала всего один рецепт зелья, способного помочь в этой ситуации, и если оно не спасет, придется срочно вызывать подмогу. Но она понятия не имеет, кому здесь можно доверять. И не сделает ли она этим хуже. Она тяжело дышала, пытаясь себя успокоить, но что-то это мало помогало. Нужно было каким-то образом безболезненно снять присохшие к коже бинты и оценить обстановку. Она попыталась смочить их водой, но таким простым способом, разумеется, они не собирались легко отставать от кожи. Поэтому пришлось потратить еще немного времени на специальный препарат. Зрелище было ужасным, если бы он сказал ей сразу…Если бы…Но нет, он молчал все это время и она на него очень злилась. Хотел уберечь ее от стресса, а принес еще больший стресс, гораздо больше.
- Пожалуйста, пожалуйста, - шептала она, пытаясь дать зелье Гампу, который еще не осознавал, что происходит. Он забрал ее из дома совсем без вещей, поэтому даже самых обычных зелий или лекарств, которые обычно лежат в сумочке, у нее с собой не было.
Вроде бы, состояние начало понемногу стабилизироваться и, убедившись, что его жизни уже ничего не угрожает и он понемногу приходит в сознание, девушка начала обрабатывать рану и пытаться понять, как ее теперь затянуть. Неплохо было бы вернуться домой и взять несколько ингредиентов для других зелий, чтобы все проходило безболезненно, но пока всё по-старинке. Их ждет очень и очень серьезный разговор.
Когда, наконец, сознание вернулось к Дэвиду, она уже закончила все процедуры и абсолютно без сил опустилась на пол у кровати, где ее снова одолела головная боль. А потом снова глубокий сон, где этой боли нет. Сон успокаивал, не давал плакать от бессилия, хотя на ее опухшем лице можно было даже различить дорожки, по которым они скатывались из глаз. Но она была счастлива, что с Дэвидом все хорошо, и она смогла помочь. Теперь можно быть без сил, даже без всяких удобств на полу в куче использованной подручной посуды и мокрых тряпок, заснуть спокойно, когда нет ощущения тревожности и того, что кто-то что-то ей не договаривает.

+1

16

- Будут тебе и круассаны, и десерты. Круассаны же с шоколадом, да? Как ты любишь? - Дэвид осторожно целует Анастасию, стараясь не потревожить ее сон, обнимая ее и прижимая к себе. В такие минуты - особенно хорошо, и на его губах уже мелькает улыбка. Было бы и правда здорово вот так вот просыпаться каждое утро вместе, завтракать, разбегаться по работам, чтобы встретиться в доме уже за ужином или вместе куда-то пойти, но потом обязательно вернуться в кровать и наслаждаться друг другом.
Вот только все это оказывается под вопросом, когда Анастасиа просыпается и видит, что на самом деле творится с Гампом, как он мечется, снедаемый лихорадкой, как тяжело сипло дышит и морщится, да все никак не приходит в себя. Он чувствует прохладные прикосновения влажной ткани к своему телу, он слышит голос и какие-то слова, но открыть глаза все еще тяжело. Дэвид запрокидывает голову, силясь вздохнуть, по лице пробегает гримаса боли, а пальцы машинально сжимают одеяло. Он не замечает, как Анастасиа уже на ногах, как пытается что-то сделать, чтобы привести его в чувства, чтобы ему помочь. Он мотает головой, когда она пытается влить в него какое-то зелье, которое мерзкое на вкус, что он раскашлялся, но все же проглотил его. Он глухо стонет, когда она касается раны, чтобы просто осмотреть - все горит огнем, полыхает с новой силой, и глаза по-прежнему закрыты, а новая капля пота стекает по его виску.
Открыть глаза почти что удается, но картинки расплываются: только образ Анастасии он видит четко, но сразу не может отличить бред от реальности. Дэвид хватается за ее руку, явно мешая ей чего-то делать с раной, зовет ее, сдавленно стонет, когда ему особенно больно, даже пару раз отключается за время процедур, но снова и снова открывает глаза - вернее, пытается это сделать. Он слишком упертый и упорный, чтобы позволить болезни себя победить. И вот уже дыхание выравнивается, и Гамп перестает метаться на постели.
- Ана... - в этот раз он закрывает глаза, чтобы заснуть, а не потерять сознание. И кошмары к нему пока что не приходят, хотя бы временно оставляя его в покое.
Когда Дэвид открывает глаза, то за окнами уже светло. Он бледен, без сил, и его все еще немного лихорадит, но на теле - свежая повязка, и это - удивительно. Он хмурится, пытаясь припомнить, когда это он так себя... или это не он? Гамп тут же поворачивает голову, но рядом на соседней половине постели нет Анастасии. Он хмурится, мрачнеет, проводит рукой по покрывалу, будто убеждаясь, что в постели он один.
Куда она делась?
Постепенно приходят воспоминания, и Дэвид уже осторожно приподнимается с кровати, чтобы встать и идти искать девушку или же спросить у эльфы, а не ушла ли она часом? Только далеко ходить не надо: Анастасиа лежит прямо на полу возле постели вместе с какими-то бинтами и прочим. Гампа прошибает холодный пот, ибо он успевает подумать, что ей стало плохо - ведь именно на полу в ее доме он ее нашел и срочно увез в Париж. Но нет - дыхание размеренное, спокойное - она просто спит. Но... на полу? Дэвид осторожно присаживается на постели, а потом опускается на пол прямо рядом с девушкой на колени, чтобы осторожно подхватит ее на руки и перенести на постель, где отдыхать ей будет в разы удобнее. Он уже примерно догадывается, что здесь было, и представляет, как дальше ему будет нелегко. Вот только это он делает не слишком ловко, что Анастасиа на его руках начинает просыпаться, а сам он дернулся и закусил губу, чувствуя, как левый бок тут же сковала боль.
- Доброе утро... как ты? - голос звучит глухо, когда он бережно укладывает девушку на постель, чтобы рухнуть рядом и крепко сцепить челюсти, чтобы не застонать. - Тебе надо лежать и отдыхать, Ана...

+1

17

Анастасиа была не против любых сладостей на утро, и круассанов с любыми начинками, и пирожных…Всего, чего только можно. Но это всё не сегодня, а завтра. Завтра она наверняка проснется с новыми желаниями, и уже тогда будет решать, чего ей хочется в данный момент времени.
Утром ей не хотелось ничего, и всему виной ночь, которая заставила ее изрядно понервничать. Чего ей стоило привести Гампа в порядок хотя бы до стабильного состояния, никогда никто не узнает, потому что сложнее работы она еще не делала. Раны – это не ее профиль, и поэтому всё это давалось ей не так уж и легко. Но она, как настоящий колдомедик, с задачей справилась, но нервы себе подпортила изрядно. Ей не хотелось что-то сделать не так и потом всю жизнь себя в этом винить. Нужно было сделать всё, как правильно, как должно быть. А Дэвид должен был сказать ей о своих ранениях уже давным давно, и тогда бы они оба избежали сильнейшего стресса. Он – для организма, она – для психики. Поэтому не удивительно, что убедившись в его безопасности, она просто без сил опустилась туда, куда было ближе всего – на пол. До кровати она была не в состоянии дойти, ровно как и убрать тот хаос, что творился вокруг нее. Эта ночь – как один сплошной кошмарный сон, после которого хотелось заснуть еще раз, и проснуться уже в чем-то хорошем.
Проснулась девушка от того, что ее взяли на руки, но она была слишком сонная, чтобы сразу понять, кто это и что с ней делают, поэтому не особо сопротивлялась, позволив уложить себя на кровать. Но осознание ситуации приходило, и она просыпалась все больше. Она резко вскочила на кровати, тяжело дыша и кидаясь к Гампу, чтобы проверить рану. Без осознания, что с ним все хорошо, она не могла дальше лежать.
- Болит? – спросила она, - И не смей лгать, ты меня уже до кровати дотащил каким-то образом, - конечно, это сказалось на ранении и на его состоянии. Анастасиа была очень зла, и в первую очередь на себя, что еще день назад могла бы узнать, что произошло, если бы не верила слепо этому человеку.
- Ты правда считаешь, что я могу отдыхать? – наверное, она всего несколько раз за эти несколько лет действительно повысила голос. Несмотря на недомогание, она встала с кровати, чтобы добраться до зелий и обработать их остатками рану. – Я вообще не знаю, как я смогу отдохнуть хоть раз в жизни, учитывая, что мне придется теперь всегда проверять твои слова. – Ана не собиралась читать ему лекцию, потому что считала это бесполезной тратой времени. Ей просто было обидно, что он ей не сказал, что не позволил помочь, хотя она могла. Теперь ни о каком прекрасном утре говорить не стоило, она была напряжена, ее до сих пор потрясывало от воспоминаний того, через что она прошла. Не хотелось бы повторений. И сейчас ее вообще ничто не могло остановить, она будет делать всё так, как считает нужным, и если она захотела встать – она встанет.
Но прежде нужно завершить одно дело.
- Я бы очень хотела уйти сейчас на работу и тебя не видеть, - в ней говорила очень сильная обида, - но я не могу тебя бросить в таком состоянии.
За несколько минут она уже послала своего эльфа в Мунго рассказать, что на работе она не появится. У нее сейчас более важные дела в Париже. Один маленький ребенок, за которым нужен уход и который не умеет говорить, что у него что-то болит и он ранен.

Отредактировано Anastasia Hofmann (2018-02-19 23:12:04)

+1

18

Дэвид морщится, тяжело дышит, стараясь не стонать, как-то выдохнуть и не тянуть руку к ране, желая жестом его сжать, будто это уймет боль. Но, видимо, его лицо слишком говорящее в такой момент, что Анастасиа подрывается с постели прежде, чем он успевает ее остановить и что-то там еще сказать. Он закусывает губу, пока она не видит, судорожно выдыхает и уже после, повернувшись на спину, позволяет ей снова смазать рану мазью, стараясь не дергаться. Нет, она не хочет причинить ему боли, но все слишком остро ощущается.
- Спасибо, - голос Гампа звучит глухо, а на лбу снова выступили бисеринки пота. Он открывает глаза, чтобы посмотреть на девушку, замечая ее взгляд в ответ, полный паники, жалости и гнева - убийственное сочетание! Дэвид уже понимает, как он тут спалился, что она ему выскажет все и не забудет, что надо будет срочно пытаться что-то сделать, но у него банально нет сил. Поэтому, если Анастасиа сейчас решит уйти, то не факт, что он сможет ее догнать.
Анастасиа явно на него злится и говорит обидные слова, что Дэвид морщится уже не от физической боли, да отводит взгляд. Что ему тут сказать? Что он меньше всего ей хотел доставлять проблем и из романтического увлечения превратиться в опасную обузу? Что он постоянно влетает, а она его лечит, и она наверняка совершенно не о таком мечтала? Плюс он еще беглый, его ищет аврорат, от него отказалась семья - он не тянет на принца из ее грез, а скорее на мертвый груз, который она из жалости повесила на свою шею.
- Прости, - совсем тихо говорит Дэвид и ловит Анастасию за руку, чтобы она сначала присела к нему на постель, а потом и легла рядом. Он утыкается влажным горячим лбом в ее плечо и закрывает глаза, не выпуская ее руку из своей руки. - Да, мне больно... и жутко плохо... и еще слабость, что глаза закрываются сами собой, и я еле-еле присел на постели, - Гамп тяжело дышит и морщится, но продолжает говорить. - Я не хотел, чтобы ты думала обо мне так, - действительно, какое тут доверие? - Просто тебе нужно было поправляться, а не мучиться со мной. Я бы справился. Наверное, - в этом он совершенно не был уверен, но раздражать Анастасию и того больше ему не хотелось. В итоге и так все вышло слишком скверно, что она даже видеть его не хотела. - Меньше всего я хотел доставлять тебе проблем, заставлять волноваться за себя и вообще как-то... - он неловко пожимает плечом и тут же с шумом выдыхает - слишком резко и слишком больно в итоге, а порошок от Риккардо давно уже закончился. - Тебе надо позаботиться о себе в первую очередь. Понимаешь? Для меня это - важно, - странно, но подобные речи он все равно не научился говорить: всегда сложнее сказать о чем-то личном, что трогает за душу, от чего сердце замирает в груди. Гамп медленно выпускает руку Анастасии из своей и также медленно отодвигается, ложась на спину и запрокидывая голову. - Я все понимаю, Ана, и... я понимаю, что ты мне не веришь, что не хочешь больше видеть. Я прошу тебя лишь об одном: прежде, чем вставать, ты долечись нормально. Хорошо?

+1

19

Ана видела состояние Гампа, которое было гораздо хуже, чем ее собственное. У нее снова возникало чувство бессилия, что она хочет ему помочь, но не может. И она злилась на себя гораздо больше, чем на него, и это съедало ее изнутри. Почему она не может как-то оградить от всего этого того, кто ей дорог и помочь ему в нужный момент?
Она всегда его спасала и будет спасать, каждый раз держа себя в руках и не показывая, как ей больно на всё это смотреть. Она понимала, что без этого никак, она сама подписалась на такую жизнь, влюбившись, и она не жалеет, но иногда хочется просто увидеть целого Дэвида, а не собирать его по кусочкам в приступе и не знать, как ее действия отразятся на нём.
Девушка опускается на кровать, прижимая к себе любимого еще сильнее. Как же она боится его потерять…Никто не знает, как она боится.
- Не делай так больше, - прошептала она. И какой раз она его просит больше так не делать и не поступать? – Я больше и правда не переживу. Если бы ты сказал раньше…Я бы.. – она сглотнула, снова вспоминая эту ужасную ночь, но стараясь не допустить слез, - Я бы помогла. Я бы не вставая с кровати помогла, и не навредила бы себе. Только если бы ты сказал…
Она могла руководить процессом и с кровати, когда Гамп мог еще сам ходить, смог бы принести ей все необходимое, она бы даже не сильно напрягалась. По крайней мере, гораздо меньше, чем ей в итоге пришлось. Анастасиа понимала, что он переживает за нее, но всему есть предел. Нельзя настолько вредить себе, неужели он не понимает, что, случись что, она бы чувствовала себя виноватой?
- Никогда, никогда, никогда, не заставляй меня чувствовать то, что я пережила, я думала, потеряю тебя, - и снова она уже это говорила. Но если надо было бы, она бы поменялась с ним жизнями, все равно без него жизни у нее не будет. А он смог бы спасти Лондон, и всех спасти. Это становилось похоже на зависимость, но она ничего не могла с этим поделать. Ей не нужна жизнь без него, и то, что она переживает каждый такой раз…Это не сравнить ни с чем.
- Прости меня тоже, - она знает, что ему тоже тяжело видеть ее в таком состоянии, но ей и правда лучше. – Я буду лежать, и долечусь, и я смогу позаботится о нас обоих, - она не была слишком самоуверенна, она и правда могла. Просто ему стоило рассказать об этом раньше, тогда все было бы по-другому. – Я люблю тебя, очень люблю, - она целует его в макушку и, наконец, улыбается.

+1

20

Анастасиа сильнее прижимается к нему, и Дэвид, как может, обнимает ее, шумно и тяжело дыша, чуть морщась, но не собираясь ее от себя отпускать.
- Сказал, что так глупо подставился, и меня зацепило? Я не хотел тебя волновать, - Гамп облизывает пересохшие губы, едва ощутимо касаясь ими ее шеи. - Я же к тебе тогда пришел за тем, чтобы помогла, но, увидев тебя... - те мгновения и правда были для него страшными, и Дэвид хмурится, вспоминая, как застал Анастасию на полу на кухне в крови. - Я просто не мог взваливать на тебя такой груз. Видимо, я слишком часто это делал... - возможно, что Гампу стоило еще тогда как-то... не догонять ее? Наверное, она бы позлилась на него, но жила бы более спокойной жизнью и стала бы счастливой? Но он не смог ее отпустить и догнал, и Анастасиа явно мучается с ним, а он не хочет быть причиной ее страданий, становится тяжким грузом для нее. Она как-то судорожно его обнимает, что Дэвид дернулся и охнул, с трудом переведя дыхание, а потом уже так привычно и знакомо начал поглаживать ее ладонью по спине, чтобы она успокоилась. - Прости, я не хотел. Меньше всего я желаю, чтобы ты так мучилась... из-за меня, - ну вот он наконец это сказал, но легче не стало: все уже случилось, все уже было, и его слова мало что могут изменить. Вести такие разговоры - тяжело, и он с трудом подбирает слова, которые не перекроют его поступки.
Гамп хмурится, отстраняется и ложится на спину, все также сипло и тяжело дыша, раздумывая, как ему удержать Анастасию и насколько он сильно ее задел, что она не хочет его видеть. Она сама льнет к нему, касается его, осторожно поглаживая и целуя, не торопясь от него куда-то там сбегать, хотя она и так не собиралась, уже предупредив в Мунго, чтобы ее не ждали. Девушка всегда ответственно относилась к своей работе, и такой поступок Дэвид ценил, но все равно он не хотел, чтобы до такого доходило - до всей этой ситуации. Только минимизировать ущерб у него не вышло, и все едва не стало слишком фатальным.
- Тебя-то за что прощать? - Дэвид открывает глаза и удивленно смотрит на Анастасию. - Ты наоборот меня спасла же. Как всегда. Кажется, это входит у тебя в привычку, - он невесело усмехается, ощущая ее поцелуй в макушку. - И я тебя люблю, милая, - следующий поцелуй уже приходится в губы - сначала осторожный, едва ощутимый, но потом все более чувственный. Гамп уже ерзает на постели, опрокидывая Анастасию на спину, нависая над ней и... сдавленный стон, и он едва переводит дыхание, утыкаясь снова в ее плечо, тихо рыча и сказав пару слов на русском, перевод которых приличной леди лучше было бы и не знать. - Извини... - с ее помощью он укладывается обратно на постель, морщась и стараясь ее не волновать своим видом. - С этим нам придется немного обождать. До свадьбы, - криво усмехается Гамп и с наслаждением выдыхает, когда она касается мокрым прохладным полотенцем его лица и торса. - Кстати, ты бы за меня вышла, а?

+1

21

Разумеется, Ана волнуется за него каждый раз, когда он приходит к ней за лечением. Она не может не волноваться, он бы тоже волновался. В любом случае, скрыть всё не получится, а так он делает себе только хуже. Чем больше пускать раны на самотёк, тем хуже становится общее состояние. В конце концов, может ведь пойти заражение крови…Это хорошо, что здесь Анастасиа его не допустила, все могло закончиться гораздо хуже.
- Я все равно волнуюсь, хочешь ты этого или нет, и перестань говорить, что для меня это какой-то там груз, - фыркнула девушка. Волнения избежать не получится, как и его передряг, в которые он периодически попадает. Им обоим остается смириться с тем, что происходит и принимать это как должное, а не постоянно бояться, что они взвалят лишнюю ответственность и дадут лишний повод для волнения. Тогда Ане будет гораздо спокойнее, если она будет знать, что при первом же ранении Дэвид придет к ней. А так она волнуется каждый день, только бы не случилось что-нибудь серьезное. – Я не мучаюсь, - Гамп не должен был чувствовать себя виноватым, она не хотела этого, - все в порядке, дорогой, правда в порядке.
Она уже успокоилась. Он здесь, рядом, раны затянутся, она поможет. В такие моменты ей становилось спокойно, когда она была уверена, что его жизни ничто не угрожает. Можно было вздохнуть полной грудью и просто лежать, гладя его по голове и по не травмированным частям тела. Когда-нибудь он обязательно поймет, насколько дорог ей и сколько счастья приносит в ее жизнь. По сравнению со счастливыми моментами, грустных было гораздо меньше. Но как донести ему это, если он упорно не хочет слушать и уверен, что с ним ей плохо и она постоянно страдает…Да, когда-нибудь он обязательно поймёт.
- Я знаю, ты тоже волнуешься за меня, и я тоже даю тебе поводы для волнения, - она упрямая, сама знает, как для нее лучше и не всегда понимает, что Гамп делает это всё ради неё, - поэтому прости, - она улыбается, целуя его в губы и очень неожиданно оказывается на спине. В следующий же момент положение дел меняется и Дэвид снова опускается рядом с ней.
- Перестань так делать, - она все еще улыбается, и ее тон не похож на тон целительницы, а голос более мягкий и не такой строгий, - тебе нужно, чтобы раны затянулись, мы еще всё успеем.
До свадьбы обязательно успеем.
Вопрос был несколько неожиданный, Ана даже немного растерялась, не зная, как дать на него ответ. Она просто никогда не думала о том, что замужество близко или далеко, всегда видела Дэвида в своём будущем, но как-то момент со свадьбой всегда упускался. Она легко к этому относилась, считая, что не обязательно быть мужем и женой, чтобы любить друг друга так сильно, как они любят. И поэтому никогда не поднимала с Гампом эту тему. Но он почему-то решил поднять ее сам, и у Анастасии не возникло ни одной задней мысли, что этот вопрос может быть вполне серьезным. Они просто лежали и разговаривали.
- Куда же я без тебя, - снова улыбнулась Анастасиа, - конечно бы вышла. И ни капельки в этом не сомневайся, никогда, - свои слова она скрепила сильным поцелуем, чтобы точно сомнений не возникало. Так что, когда придет время, он будет уверен, что она его не бросит. Она не рассматривает другие варианты жизни, жизни без него и уж тем более брака с кем-нибудь другим. Так что выйдет, обязательно.

+1

22

- Я знаю, что ты волнуешься, и не хочу этого. Но только у меня не очень и выходит оградить тебя от переживаний, - Дэвид кивает головой, продолжая обнимать Анастасию, прижимать ее к себе. Ему все еще паршиво, но с ее помощью он явно идет на поправку - впрочем, как и всегда: она не оставляет его без помощи и всегда готова лечить. Только отчего-то подобное мало походит на свидание и романтику, и ей наверняка не хватает той мирной спокойной стороны их жизни. Но пока что Гамп не в силах ей это предоставить, но Анастасиа его в этом не упрекает и ждет.
- Мне приятно о тебе заботиться, но я бы хотел, чтобы эти заботы не касались твоего здоровья. Кажется, на свидании не были целую вечность, - Гамп вздыхает и тянется к ней, чтобы осторожно поцеловать, и поцелуя ему уже становится мало. Анастасиа оказывается на постели, а он нависает над ней, продолжая целовать уже более жадно и горячо, когда проклятая рана его подводит, и Дэвид сдавленно охает, снова падая на постель и морщась.
- Как же я могу так не делать, когда ты рядом? - он еще силится улыбнуться, а потом снова замирает на постели, ощущая, как Анастасиа к нему прижимается, как приятно и успокаивающе поглаживает. - Я не привык, чтобы мы в кровати лежали спокойно, - он коротко усмехается, а потом задает свой вопрос. Ранее у них такие темы не поднимались, и Гамп вполне успешно бегал от брачных оков. Анастасиа молчала, что хочет за него замуж, и он не решался поднимать эту тему. Зачем? Их обоих явно все устраивало. Или все-таки нет?
Его предложение для девушки - полная неожиданность, хотя это не предложение и вовсе. Тем более, что у них не возникало таких тем, но Анастасиа отвечает утвердительно, а потом целует его в губы. Дэвид отвечает на поцелуй, привлекая ее к себе, снова крепко прижимая. Он прекрасно понимает, какой это важный и ответственный шаг, а еще понимает, что сейчас он может предложить Анастасии в разы меньше, чем ранее, где лишь множатся сложности и проблемы, где нет должной стабильности. Но почему-то именно сейчас Гамп задумался об этом осознанно, озвучил свои мысли и даже получил согласие! Оставалось лишь понять, что со всем этим делать дальше.
- Я понимаю, что для подобного сейчас - не время: я в бегах, в стране нет порядка и идет фактически война, я изгнан из Рода, но... - Дэвид поднимает голову и смотрит на Анастасию. - Когда все закончится, я готов повторить предложение. И кольцо у меня есть. И, надеюсь, что ты все же меня не бросишь и дальше без лечения, и я смогу встать на одно колено, не развалившись при этом, - он усмехается и снова тянется к ее губам, чтобы поцеловать, но провокационно замирает в нескольких миллиметрах, почти касаясь - едва-едва ощутимо. - Миссис Анастасиа Гамп...

+1

23

Нельзя оградить от всего. В любом случае, будут и переживания, и слёзы – всё будет. Без этого жизнь была бы не жизнь, и стремление держать ее в этом пузыре, где всё хорошо и прекрасно – это не самый лучший выход и ситуации. Она ведь видит, что происходит, добровольно соглашается на такую жизнь и переживает все моменты вместе в любимым мужчиной. А если стремится оставлять ее в неизвестности – их жизни будто пойдут параллельно: реальность и искусственно созданная фантазия.
- Я, кажется, уже не ребенок, чтобы меня от всего ограждать, - то, что у них разница в возрасте больше, чем в два раза, еще не говорит о том, чтобы заботиться о ней, как о собственной дочери, она ведь его девушка. – А чем тебе сейчас не свидание? Смотря как на это все посмотреть, можем организовать обед и свечи. Шторы скроют свет и будет романтичный полумрак, - Анастасиа везде искала хорошее, и ее совершенно не заботило отсутствие или наличие свиданий, потому что, по сути, это было просто время, проведенное вместе. И сейчас они тоже проводят его вместе.
- Вот перестанешь ранения приносить, не будем лежать спокойно ни секунды, - улыбнулась девушка, подарив ему короткий поцелуй, - а пока жди выздоровления. Ты думаешь, мне легко? – держать себя в руках и Хофманн тоже не привыкла, поэтому сейчас сложно было быть просто нежной, заботливой девушкой. Но ей и самой никакие нагрузки сейчас были не нужны, так что они должны были вместе выздоравливать и идти на поправку, а потом можно будет все, что угодно, и даже больше.
Ана не понимала, насколько серьезно говорит Гамп насчет свадьбы, потому что звучало это больше в манере далёких планов на будущее. Да, и она когда-нибудь хотела бы выйти за него замуж, и выйдет, если он будет готов еще раз связать себя с кем-то. Но если вдруг нет – она не расстроится, любовь от этого не станет меньше. Но, судя по его выражению лица, говорил он серьезно. Когда все закончится…Она не изменит своего решения, когда все закончится. И ей не важно, изгнан он из Рода или нет, главное, чтобы был цел, а то скоро процесс сборки кусочков войдет у нее в рутину.
- А я готова повторить свой ответ, - улыбнулась девушка, - в любое время дня и ночи. Я уже никуда без тебя, и, если ты мне будешь говорить о своих травмах, я не буду бросать тебя без лечения, - она не могла не напомнить ему, что этой ночью из-за его халатности ей пришлось изрядно понервничать. Услышав несвойственное ей обращение, она на секунду замерла, а потом улыбнулась и поцеловала Дэвида. Действительно, ей придется ко многому привыкнуть, если она однажды выйдет за него замуж. Смена фамилии, традиций, устоявшейся жизни. Но всегда приходит время, когда девочек отрывают от родителей, а Ана давно с ними не живет, ей будет проще жить по-другому. Планы на будущее действительно вызывали улыбку, она не думала, что когда-нибудь будет думать о свадьбе и разговаривать об этом с Гампом. Ей казалось это таким далёким…Да и сейчас кажется.

+1

24

- Я просто не хочу тебя огорчать, милая, - Дэвид вздыхает и смотрит на Анастасию, проводя пальцами по ее щеке. Она и правда не ребенок - рассудительная, боевая, целеустремленная, заботливая и любящая. И поэтому он старается ее оградить от всего, но, чем больше он пытается, тем хуже у него выходит. - Свидание в бинтах в постели? Для нас это - что-то новенькое, - Гамп криво усмехается и кивает головой: действительно, и правда похоже на свидание - совсем немного. - Свечи, те круассаны, которые ты хотела... помнишь, как мы отмечали Рождество на этой постели? - он улыбается и снова ее целует, но только со всем остальным пока что явно стоит повременить, и Гамп с тихим стоном валится обратно на постель. Рана полыхнула огнем, а боль разлилась по левому боку так, что он с трудом переводит дыхание, а по виску стекают пару холодных капель пота. Его и правда еще не отпустило, и ему надо немного прийти в себя, и они оба это прекрасно понимают.
- Извини, дорогая. Мы все наверстаем, - Дэвид целует ее в висок и укладывается на спину, когда Анастасиа льнет к нему, гладит его и целует. Такое несколько примиряет с действительностью, и он уже обнимает ее, так привычно поглаживая ладонью по спине. И именно сейчас так выходит, что он заикается о предложении - о чем-то официальном и узаконенном между ними, о новой ступени их отношений, на которую они давно должны были перейти. Почему-то вот сейчас наступает понимание, насколько все это важно и нужно, что он уже не хочет бежать дальше, где в командировках его ждут разные женщины, где он старается не заводить романов в Британии, которые как раз и пахнут тем самым постоянством. Только вот с Анастасией он встречается уже давно и было бы логично сделать такой шаг. Вернее, нет, не логично, а хотелось бы.
А Анастасиа явно удивлена, но соглашается, целует его в губы, и Дэвид отвечает на поцелуй. Девушка улыбается и явно не воспринимает все это всерьез, но только Гамп как раз серьезен, как никогда!
- Знаешь, я бы не хотел слишком пышную и слишком такую... нудно-правильную церемонию. Это же наш праздник, в конце концов, - он пожимает плечами, уже начиная задумываться о таких деталях. - Но сначала я должен восстановиться, обелить свое имя и попросить у твоих родителей твоей руки официально. Как думаешь, они мне не откажут? Особенно, если мы победим, и я буду героем войны, а не беглым преступником, - он задумчиво потирает щетину на лице, начиная уже рассматривать себя в ином ключе, понимая, что придется производить впечатление, и он надеялся, что за это время беготни свои навыки дипломатии он все же не растерял. - А дети? Ты хочешь детей, Ана? - его вопросы продолжаются, и он смотрит серьезно, и ждет каждый ее ответ. - И я бы еще собаку завел. Ты любишь же животных, верно?

+1

25

Ане больше не хотелось говорить о чем-то плохом, ведь разговор постепенно принимал довольно позитивное русло. Она просто надеялась, что однажды он поймет, что вовсе не огорчает ее, а приносит много счастья. Наверное, должно пройти еще немного времени, плюс времена не самые простые, много стресса и волнений, которые никак нельзя отодвинуть в сторону. Идёт война, и они в не самом удачном положении.
- Помню, - улыбнулась девушка, вспоминая то самое Рождество. Началось оно, конечно, с не самого приятного, но продолжилось лучше некуда, поэтому она с теплом вспоминала всё, что тогда было, - Так что, у нас свидание? – она все еще с улыбкой прищурилась, давая понять, что для нее – да. Даже без свечей и полумрака – все идеально и прекрасно. Учитывая их состояние здоровья, следующие несколько свиданий продут у них именно так.
- Лежи, дорогой, не напрягайся, - Анастасиа совсем не хотела, чтобы он сейчас терпел боль. Было бы здорово всё-таки сделать какое-то обезболивающее или послать за ним эльфу, потому что так долго продолжаться не может. У нее сердце разрывается от всего этого, нужно как-то облегчить его боль. Про себя она и вовсе уже забыла, заняв все мысли Дэвидом. Поэтому на свою боль у нее просто не было времени.
В голове кружилось очень много мыслей по поводу свадьбы, дальнейшего будущего… Она никогда не думала о таком, а тут сразу столько вопросов, при чем Гампу явно было интересно ее мнение. Помечтать никогда не поздно, всё можно наверстать, и если однажды он и правда сделает ей предложение, у нее в мыслях уже не будет такой каши по поводу всего этого, если она ответит на все вопросы. В первую очередь самой себе.
- Наш, не наш… - тяжело вздохнула Анастасиа, понимая, что без традиций ее семьи явно не обойдется. Но Дэвид-то об этом не знает. Не знает, что ему предстоит, если он вдруг решит на ней жениться когда-нибудь. – Ты ведь знаешь, что такое традиции рода, и в нашей семье их очень много, особенно касающихся брака, - если ему будет интересно, то она ему потом расскажет обо всех тонкостях. Но он должен понимать, что такое традиции чистокровных семей, они нерушимы, так их воспитали. – Мне не важно, откажут они или нет, - девушка чмокнула его в губы и снова устроилась на подушке, - Я должна быть счастлива и буду за это бороться. Мне не нужен в мужьях какой-нибудь горный магнат… - благодаря дедушке ей удалось избежать свадьбы 7 лет назад, но отец может быть не так расположен слушать ее желания. – Так что родителям придется смириться с моим выбором. – она научилась быть категоричной и самостоятельной и насмотрелась примеров несчастных договорных браков. – И детей хочу, много-много, - она улыбнулась, представляя, как они все вместе гуляют в саду у дома и наслаждаются свежим воздухом. – И собаку тоже можно, - У Анастасии никогда не было домашних животных типа кошек и собак. Только ее сова, но с ней особо не поиграешь. А собака будет хороша еще и для детей. Иногда так не хватает времени для планов на будущее, а сейчас можно поговорить, абстрагироваться от войны и просто помечтать о том, что когда-нибудь у них будет счастливая семья.

+1

26

- Да, можно сказать, что свидания. Сейчас немного передохнем, и я позову Тилли, чтобы зажгла свечи, чтобы принесла еду, - Дэвид довольно улыбается: даже из этой, казалось бы, почти что трагичной ситуации можно сделать что-то особенное на двоих, и ему это нравится. Очень похоже на спасенное ею Рождество, когда Анастасиа сделала ему настоящий праздник, о котором он уже и думать-то забыл. Только пока с еще более замечательным продолжением Рождества им придется обождать, и Дэвид уже ложится на спину, стараясь равномерно дышать и не делать резких движений.
- Да, милая, лежу спокойно, - он не хочет волновать Анастасию и уже не дергается, обнимая ее и прижимая к своему здоровому боку. Гамп поворачивает голову, получая очередной нежный поцелуй, и улыбается. Почему-то сейчас именно такой момент, когда он говорит те самые слова, которых она от него наверняка ждала, в которых теперь не может поверить. Да, Анастасиа соглашается, но все равно это несколько не то. Предложение выходит скомканным, и Дэвид чуть хмурится. Наверное, все должно было быть иначе, но у них складывается именно так. Может быть, это и есть правильно?
- Ох, милая, ты бы знала, сколько традиций у Гампов: до свадьбы, во время и после! Это же... - он осекается, понимая, что не будет уже ничего такого, чуть мрачнеет и качает головой, снова ложась прямо и смотря в потолок. - Да, уже не важно, - все равно больно и обидно, но Дэвид прячет это в себе. С другой стороны, Анастасии так может быть даже легче, когда подобное не давлеет над тобой. - Да, конечно, традиции и... - он замирает, слыша ее слова, снова поворачиваясь к ней и осторожно укладываясь на здоровый бок. - Ты у меня такая смелая, - поцелуй выходит снова нежным, чувственным, и он касается губами ее виска, щеки, целует в кончик носа. - Много-много детей? - про детей они никогда не заговаривали, как и не понимали тему брака, но теперь вот есть повод, а еще есть и кольцо, которое лежит в сейфе в кабинете деда. Вернее, уже в его кабинете - там, внизу, на первом этаже. - Знаешь, большая дружная семья - это здорово! И праздники тогда совсем особенные, - он говорит с толикой грусти и ностальгии, вспоминая, как это было в доме Гампов, когда в их двери еще не постучалась беда. - И обязательно будет огромная пушистая собака, да? - еще один поцелуй в шею, и он довольно выдыхает, стискивая ее в своих объятиях и прикидывая, насколько у него хватит сил. По идее, вроде бы ничего такого, но ему все еще паршиво. Но, с другой стороны, когда еще-то? Такой же момент! И Дэвид осторожно отстраняется, а потом присаживается на постели. - Милая, полежи минутку - я тут схожу за кое-чем... - упираясь в прикроватную тумбочку, как в дополнительную опору, он медленно поднимается на ноги, чувствуя, как тут же закружилась голова, но Гамп уже выпрямляется, не давая себе поблажек. Не хватало еще больше портить момент!
Жалко, что шампанское сейчас вряд ли можно... а то такой повод!

+1

27

Мысль сделать из обычного дня свидание очень радовала Ану. Точнее, конечно, все дело в восприятии, да и ничего, кроме как лежать, они оба сейчас делать не способны, но все-таки свечи какая-никакая романтика, и вообще можно уютно устроиться на здоровом плече у любимого и заснуть. Так было бы действительно идеально. Когда-нибудь они обязательно сходят в тот ресторан, где прошло их первое свидание, станцуют еще, а пока нужно было радоваться тому, что уже есть.
Гамп заметно погрустнел, вспомнив о семье, и Анастасиа тоже. Она знала, как ему тяжело, но всё, что могла сделать – это просто быть рядом. Не вправит же она мозги семейству Гампов за такое. Они приняли решение, им теперь с этим жить, хотя что-то ей подсказывало, что их это мало волнует.
- Тем лучше! – она попыталась вздбодрить его хоть немного. – Тебе и так немало придется вытерпеть однажды от моей семьи, если бы еще и Гампов сюда, свадьба бы никогда не состоялась, мы бы умерли раньше, - она рассмеялась, представив, как и правда нужно было бы угодить всем. Она мало думало о том, что будет, когда она выйдет замуж. Наверное, ей придется подчиняться традициям мужа, а с традициями своей семьи она попрощается на свадьбе. Как ни крути из семьи уходить очень грустно, будь то брак или другая причина, как будто оставляешь частичку себя, своё детсво..Все останется в Идар-Оберштайне, а она будет уже женой. Странно пока даже думать о таком, хотя в ее возрасте уже пора бы. Но она не торопилась никуда.
- Много, насколько это возможно, - ей всегда хотелось больше детей, они с братом были вдвоем, а ей всегда хотелось сестру, а Свену, наверняка, хотелось брата. Так что если бы их было хотя бы в два раза больше… Было бы совсем по-другому. Но сложилось так, как сложилось. А ей бы хотелось настолько много детей, насколько она способна обеспечить. А на своё финансовое состояние она не жаловалась.  – Праздники – это всегда прекрасно, будем отмечать все, даже самые незначительные, чтобы было больше поводов для радости, - всегда нужно верить в лучший мир без этой дурацкой войны за власть и могущество. У них будет прекрасная семья. В Лондоне или за его пределами, обязательно будет. – И собака пушистая, в которой можно закопаться и утонуть, - ее смех прервался поцелуем, и она была не против. Оказывается, фантазировать о далёком будущем – это очень интересно и увлекательно. Надо будет делать так чаще.
- Куда ты? – она непонимающе посмотрела на Дэвида, который пытается встать, - Тебе нужно лежать, пожалуйста, - она не просила строго, потому что чувствовала себя виноватой в том, что не смогла уследить за своим здоровьем, и теперь не имеет права указывать ему, лежать или нет. Она достаточно уже спорила с ним. Может, если бы волновалась меньше, он бы намного раньше рассказал про ранение. – Будь осторожен, - она вздохнула и снова улеглась на подушку, надеясь, что он ненадолго и скоро снова ляжет в постель. Потому что, во-первых, у них свидание, а во-вторых, им показан постельный режим.

Отредактировано Anastasia Hofmann (2018-02-21 16:21:47)

+1

28

- Кхм... немало вытерпеть? - вот тут Дэвид несколько напрягся, услышав подобное заявление и покосившись на Анастасию. - Мне предстоит укрощать дракона или еще чего похуже? - с драконами у него был минимальный опыт, но что-то ему подсказывало, что лучше бы пусть там будет дракон, а не нечто более семейно-традиционное. Однако радовал лишь факт, что это - разовое явление, что, выйдя за него, Анастасиа сменит не только фамилию, но и традиции, входя в семью мужа. Вот с традициями у Гампов всегда было особенно не просто! Но, с другой стороны, он уже и не Гамп... а у Нарышкиных как раз все было более чем хорошо, и всегда Дэвида устраивало целиком и полностью!
Дэвид придвигается к ней, целует, обнимает, ощущая ее теплое дыхание на коже, поглаживая ладонью по спине, и Анастасиа льнет к нему, улыбается, уже не волнуется, а вовсю погружается в мечты и планы. Это - как спасательный круг в их мире, полном хаоса - им есть, куда стремиться, ему есть, за что бороться и ради кого.
- Да, много детей, пушной пес, который будет всех облизывать и клянчить со стола с удивительно несчастными глазами, - Гамп представляет себе все это особенно ярко, что готов поклясться, что слышит детский смех и собачий лай, едва на короткое мгновение прикрывает глаза. Анастасиа снова смеется, и он ее целует: вот сейчас им особенно хорошо! Только может быть еще лучше, и он уже собирается с силами, чтобы подняться с постели, чтобы спуститься вниз, в кабинет деда. В его кабинет теперь.
- Да, мне нужно лежать, - Гамп согласно кивает головой, но все же встает на ноги, держась за прикроватную тумбочку. - Но надо еще кое-что... - пока он ничего не говорит, а Анастасиа его не останавливает, и он кидает на нее взгляд. - Я быстро, а ты лежи и отдыхай, - быстро, к сожалению, пока не получается: в коридоре он идет по стеночке, а на лестнице слишком сильно вцепляется в перила, чувствуя, как голова предательски закружилась, пережидая некоторое время на одной из ступенек, чтобы двинуться дальше.
Прикрывая дверь в кабинет, Дэвид переводит дыхание и замирает, смотря на портрет деда. Старик взирает на внука с улыбкой, с толикой беспокойства, замечая его внешний вид, но вопросов не задает.
- Vse horosho, Teper' vse tochno bydet horosho, - и дед ему кивает, а затем с интересом следит, как внук подходит к шкафу, открывает дверцу и смотрит на сейф. Гамп проводит указательным пальцем по лезвию ножа для вскрытия писем, а потом чертит на дверце сейфа несколько старорусских букв в определенной последовательности и одну руну. Магия его крови позволит ему открыть сейф. Получится и у него сына. Даже Иван сможет - он входит в число "хранителей", и его кровь откроет. Но другим в этот сейф путь закрыт!
Массивная дверца открывается бесшумно, и первыми в глаза бросаются его второй топор, дедова шашка, лук дяди Алексея. А еще здесь кое-какие деньги, важные бумаги и драгоценности - не так много всего этого - мало что удалось спасти. И каждую вещь Дэвид знает досконально, как и историю, которая с ней связана. Открыв небольшой ларчик, он достает синюю коробку, которую сжимает теперь в руке, а затем закрывает сейф. Дед на портрете аж присвистывает, видя, что тащит внук.
- Ona skazala "da", - и старик задорно хлопает в ладоши, слыша одобрительные слова и сам с довольной улыбкой покидая кабинет. Только вот дорога наверх ему дается тяжелее, но Дэвид и ее осиливает, не желая пугать Анастасию и заставлять нервничать. Ей и так, наверное, кажется, что его не было целую вечность - слишком долго он шел, делая паузы и замирая.
- Соскучилась? - Гамп, немного бледный, явно уставший, появляется на пороге спальни и уже идет к постели, куда усаживается, а затем ложится, подчиняясь Анастасии, которая тянет его к себе. Ее ласковые руки смахивают пот с его лица, проверяют биение пульса, не поднимается ли снова температура, и эта забота ему приятна. Он улыбается и заставляет ее нагнуться к себе, чтобы поцеловать. - Пока я еще не могу попросить твоей руки официально и встать перед тобой на одно колено, но... но я хотел бы, чтобы ты его приняла, - Дэвид открывает коробочку, и кольцо старинной работы поблескивает яркими вспышками драгоценных камней. - Когда-то дед дарил это кольцо бабушке, а до этого прадед надевал своей невесте. Дед говорил, что это был подарок самого царя, и кольцо было сделано мастером Фаберже. Может, это была его красивая выдуманная под фамильную легенду история, но мне нравится верить, что так и было на самом деле, - он мягко перехватывает ее руку за запястье, поднося кольцо к безымянному пальцу. - Ты позволишь...?

Отредактировано David Gamp (2018-02-22 01:48:54)

+1

29

Дэвид явно был не слишком рад тому, что у рода Хофманн существуют какие-то традиции относительно свадьбы и помолвки, да еще и понятия не имеет, что ему предстоит пережить. На самом деле, ничего такого, для Аны это выглядело вполне обычным, хотя ей еще не доводилось бывать на свадьбах у девочек-Хофманн, так что она знала о традициях лишь по словам. Ну, и один раз ей приходилось уже пройти через процедуру помолвки, которая была не самой приятной и, благо, закончилась для нее хорошо – отменой свадьбы. Она была еще слишком маленькая, чтобы выходить замуж.
- Все не так сложно, я тебе всё расскажу потом, если до этого дойдет, - зачем пугать Гампа раньше времени, когда придет время – все узнает. Еще нужно будет объяснять отцу, почему она уже много лет вместе с человеком, о котором не говорила и как-то умудрялась скрывать даже от Свена, который в Лондоне находился постоянно. Он, конечно, ей этого никогда не простит, но всё равно как брат будет рядом.
Планы на совместное будущее очень радовали. Ей было приятно от того, что она могла представить себе будущее с этим человеком, а он мог представить его с ней. И тогда все пазлы резко начали сходиться и образовывать картину счастливой семьи с детьми и собакой. Как будто это было так рядом и так далеко одновременно. Когда война закончится и Дэвиду не нужно будет больше прятаться, они обязательно вернуться к их замечательным планам, которые всегда вызывают улыбку. Они знают, к чему идут, и это важно.
Анастасиа не знала, как отговорить его вставать, чтобы это не выглядело так, как будто она снова решает, как ему будет лучше. Хотела предложить помощь, но поняла, что он откажется, и ей оставалось только лежать и ждать. Ждать было очень мучительно, она постоянно переживала, не упал ли он или не стало ли ему хуже, пока он шел. Девушка не знала, почему он решил встать и куда пошел, но это было важно, раз он пошел сквозь боль. Возможно, за какими-то зельями или книжкой, которую обещал почитать. Она не могла спокойно лежать, ерзая из стороны в сторону и прислушиваясь, не идёт ли он обратно, и вот наконец – облегчение. Он снова рядом с ней в кровати.
- Больше чем обычно, - улыбнулась девушка, дежурно смахивая пот с лица и проверяя жизненно важные на данный момент показатели. Она скучала, и переживала, и всё вместе. Нужно лежать. – Я думала, ты принесёшь русскую книжку мне почитать, - видимо, он отходил просто решить какие-то вопросы, потому что не зелий, ни книги не принес, она бы заметила.
Хофманн нагибается к нему, чувственно целуя и снова улыбается. Она не может не улыбаться, глядя на него. Хотя и в этой улыбке есть доля тревоги за него и ее здоровье.
Дальнейшие события разворачивались слишком стремительно, чтобы она вообще могла что-то понять. Она даже сказать толком ничего не могла, просто слушала Дэвида и думала, что это все вряд ли реальность. Они никогда не думали о свадьбе, да и когда он сегодня завёл разговор об этом, Ана думала, что это планы на будущее, не более. Но что это было действительно предложение, она и подумать не могла. Да, она согласилась тогда, и согласится сейчас, за час ее решение точно не поменялось. И лучшего предложения она и представить не могла. Они вместе дома, всё так же любят друг друга и, окруженные теплом и заботой, хотят строить дальнейшие планы вместе. Это предложение уж точно не в традициях семьи Хофманн, но оно гораздо лучше.
Она ничего не смогла сказать, просто кивая головой и давая руку. Вот оно, счастье, даже в такие тёмные времена. Когда кольцо оказалось на пальце, она почувствовала себя очень непривычно и попыталась аккуратно обнять Дэвида, чтобы не задеть его раны.
- Я люблю тебя, - прошептала она, - и всегда буду любить.
Теперь она невеста. И ей даже не пришло в голову подумать о том, как отреагируют родители. Всё это сейчас вообще не важно. Важно лишь то, что происходит сейчас.

+1

30

- Да, конечно, - Дэвид кивает головой. - Я понимаю, что семейные традиции - это важно. Может мы потом, ради разнообразия, уже заведем свои? Что скажешь? - он держит ее руку в своей руке, поглаживая большим пальцем ладонь. - Например, раз в месяц на уик-энд уезжать куда-нибудь и наслаждаться только друг другом, что-то новое смотреть и узнавать? - он уже объездил почти весь мир, но то были рабочие дела, а бывать где-то с Анастасией - это совсем иное. Вот только это предложение все равно выглядит скомканным, не кажется девушке серьезной, и Дэвид поднимается на ноги, чтобы спуститься вниз, в кабинет, и достать из сейфа кольцо.
Надо сказать, что этот путь казался бесконечным и слишком тяжелым, но Гамп его честно осилил, сжимая в руке заветную коробочку, крепко хватаясь за перила, пока он поднимался на второй этаж, будто на Эверест. Анастасиа его ждала и сразу же утянула на постель, едва он оказался рядом.
- Книгу? Забыл... сейчас принесу, - она обнимает, не давая ему подняться, да и он никуда от нее не рвется, довольно выдыхая в ее объятиях. Ему приятна ее забота, и некоторое время он тихо лежит, наслаждаясь ее нежными и ласковыми поглаживаниями. Только вот кольцо надо все-таки ей надеть на палец, да предложение сделать толком. Или хотя бы постараться, что ли? Он не был мастером именно таких речей, а на его первой свадьбе все было иначе. Сейчас - это уже его личное желание, а не долг перед Родом, и от того слова даются сложнее - он не привык говорить именно такие речи, заводить разговор о чувствах и как-то в них признаваться.
И глаза Анастасии светятся как-то особенно, когда он делает свое неловкое предложение, когда достает кольцо и показывает ей. Она лишь молча кивает головой и протягивает руку, и Дэвид уже спешит надеть ей на безымянный палец кольцо, которое искрит драгоценными камнями, которое, как ему кажется, ей так идет. Анастасиа уже спешит его обнять, и он обнимает ее в ответ, целует в губы и прижимает к себе.
- И я тебя люблю, дорогая, - Дэвид обнимает ее, замирая на постели, и они вместе разглядывают кольцо на ее пальце. - Тебе нравится? - они лежат в обнимку, продолжая целоваться, и Гамп уже раздумывает, что уже после, в нормальной жизни, после победы, он сделает предложение так, как надо, и на одно колено встанет, и будет здоров, чтобы потом крепко-крепко прижать Анастасию к себе, и будут цветы и музыка, и он еще чего-нибудь придумает, чтобы сделать этот день по-настоящему волшебным, чтобы снова услышать ее "да". - Давай немного отдохнем, а потом у нас будет настоящий праздничный ужин при свечах? Прямо свидание, - он уверенно кивает головой. - Чего бы ты хотела? Эльфа приготовит, - и снова нежные прикосновения, горячие поцелуи, и кольцо так сверкает, что, кажется, его предложение не было таким уж провальным, что все внезапно сложилось и удалось.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [13.01.1998] Счастливый сказки конец. Или...