Коридор – Crabbe&Goyle [26.09]
Лестница – I. Stretton [27.09]
Зал – Dobby [26.09]
Гринготтс – H. Potter [27.09]
281 279 273 156
- Ты…мне…омерзительна… - каждое слово словно удар, медленно и точно, с безошибочной расстановкой и интонацией. Гилберт не сводит с нее взгляда, впиваясь взглядом в глаза, которые все больше отображают Эмбер, - но я рад, что ты зашла. читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [14.02.1998] Над пропастью


[14.02.1998] Над пропастью

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Над пропастью
http://funkyimg.com/i/2CCiZ.jpg

› Участники: Dolores Umbridge, Aedan Dellachapple, Aurora Mulciber, Jess Adams, Pomona Sprout, Alecto Carrow, Severus Snape
› Место: Кабинет директора.

› Время: 11-00.
› Погода: не имеет значения.

За свои поступки нужно отвечать, готова ли на это Джессика Адамс?

0

2

Хогвартс оставил у Долорес не самые приятные воспоминания. Когда она была директором – столкнулась с настоящим сопротивлением – начиная от горгульи, которая охраняла вход в кабинет главы школы, и не давала ей войти во внутрь после того, как Дамблдор сбежал, и заканчивая учениками, которые массово устраивали ей неприятности. Кульминацией стало попадание в Запретный лес, к стаду разъяренных кентавров. Эти мерзкие полукровки, животные подвергли ее настоящему унижению. Омерзителен был даже тот факт, что они смели прикоснуться к ней своими грязными лапами.
Однако это в прошлом. Сейчас времена изменились. Теперь Амбридж была в своей стихии. На новой должности она способна добиться успеха. Мир, выстроенный пожирателями смерти был прекрасен. Она наслаждалась этой жизнью, подарившей ей такие большие возможности и практически безграничную власть. 
Женщина не сомневалась – со временем она добьется того, чтобы этих мерзких полулюдей, полуживотных кентавров сослали куда-нибудь прочь. Но, это терпит – сейчас у нее как главы Комиссии по учету магловских выродков хватает работы. То и дело егеря доставляют новых беглецов, а еще эта вопиющая ситуация в Хогвартсе с покушениями на жизнь студентки.
Правда, известно Амбридж было не так много. Письмо от декана и директора школы, в котором сообщалось о произошедшем, было весьма лаконичным. Текст сухой и без подробностей – очевидно, в нем была только та информация, о которой умолчать было нельзя. Возможно, если бы речь шла о ком-то другом, вместо Амбридж школу бы посетил кто-то еще. Однако имя пострадавшей было указано – Аврора Мальсибер. И это имя, пожалуй, было самым ярким содержанием письма.
Фамилия «Мальсибер» хоть и не входила в список «Священных двадцати восьми», звучала сегодня также громко. Джейкоб Мальсибер занимал крайне важный пост – советника министра магии. Он влиятелен, он многого может добиться. А потому крайне важно взять это дело на личный контроль. С влиятельными людьми следует дружить.
На имя директора было отправлено письмо, о том, что в Хогвартс прибудет представитель Министерства Магии с целью «установления всех обстоятельств произошедшего». Потому, когда Долорес оказалась в кабинете директора – она не удивилась, увидев, что глава школы не один.
Амбридж растянула губы в приторно сладкой жабьей улыбке и вышла из камина, небрежно стряхивая толстыми короткими пальцами пепел с ярко-розовой пушистой кофточки, надетой поверх мантии. Женщина окинула собравшихся внимательным взглядом, а затем обратилась к главе Хогвартса, вперив в него взгляд своих больших глаз.
- Доброе утро, директор Снейп, - тонкий по-девчоночьи неустойчивый голос с придыханием, звучит ядовито и льстиво. – Полагаю, вы получили сову из Министерства, о моем визите.
Вновь короткий взгляд в сторону собравшихся. Кокетливый смешок, от которого у любого адекватного человека он вызовет скорее гримасу отвращения, нежели желание флиртовать и кокетничать.
- Кхе-кхе… Как вы все, безусловно, знаете, Министерство магии ведет весьма серьезную и продуктивную работу во имя общественного блага. Многие годы чистокровные волшебники и волшебницы были лишены своих законных прав. Теперь ситуация меняется. Министерство сформировало целую систему по защите чистокровных волшебников, однако, чтобы система работала исключительно на общественное благо необходимо чтобы в нем не было ни одного вредного элемента. От всего вредного и нежелательного необходимо избавляться. И в этой ситуации, когда все чистокровные волшебники объединились для того, чтобы сохранить и приумножить традиционные ценности, отстоять свои благородные имена, крайне важно следовать установленным правилам.  Прискорбно видеть, что руководство школы не только не препятствует нежелательным элементам, подрывающим общественные устои, но и всячески поощряют их действия.

[icon]http://funkyimg.com/i/2jorJ.png[/icon][nick]DOLORES UMBRIDGE[/nick][status]Я наведу здесь порядок![/status][sign]Долги[/sign]

Отредактировано Victoria Rookwood (2018-02-24 23:04:45)

+7

3

Мальсибер хотя бы мог бы предупредить. Но не случилось. Их встреча и разговор прошел без сообщения того, кто будет представлять Министерство, дам стоило ли вообще звать сюда тех, кто мог все испортить. Одно дело решать вопрос на уровне школы, другое приплетать Министерство, которое и так сугубо руки, куда не следует. В этот день студенты отправились в Хогсмид. Уже час как ушли. Многие остались в Хогвартсе, но не все. Это, как говорится на руку. Дэллакэйппл даже не сомневается в том, что Амбридж сделала все, чтобы студенты знали об ее визите, хотя и появилась через камин. Жажда популярности или что-то ещё.
Он помнил, как сам ходил под разбирательством. Именно она и Корнфут обвиняли профессоров в халатности и не выполнении своих обязанностей. Эта ситуация была похожа на фарс, но помогла ему снова сойтись с Миллисент. Так что можно было сказать спасибо Долорес, но вряд ли женщина на в розовом оценила бы искренность и благодарность.

Утром Айдан зашёл в Больничное Крыло к Авроре, огороженной ото всех. Деликатно ждал за ширмой, пока она соберётся. Было правильным идти вместе. Ещё, конечно, потому, что так настоятельно рекомендовала ее мат. Пожалуй, она немного преувеличила, но Айдан не спорил, свою вину он понимал и прекрасно осознавал.
Пока они вместе шли до кабинета директора, профессор несколько раз спросил старосту школы, будет ли присутствовать ее кузен, но девушка отвечала, что не знает. В присутствии Джейкоба им обоим было бы проще. Стоит ли говорить, какое разочарование постигло их, когда с каменным лицом господин директор объявил, что все собравшиеся ждут появления Долорес Амбридж.

Появление ее не производило фурора, но заставило Айдана нервно хмыкнуть.
- Кто бы говорил о чистокровности, - слова были сказаны очень тихо, в момент, когда говорила сама Амбридж, так что она его вряд ли слышала, точнее слышала, но слова бы не разобрала, зато Аврора, находящаяся рядом, прекрасно все слышала, будто слова были адресованы именно ей. У Айдана была причина для этого комментария. Кроме Авроры в кабинете директора была только одна представительница чистокровных семей. Айдан не понимал, что она делает здесь, но тотальный контроль сил зла, кажется, обвалился и на директора, что заставило Айдана ещё раз усомниться в том, что именно он руководит школой.- В любом случае, не думал, что события, развернувшиеся в Хогвартсе, достойны внимания Министерства на таком уровне, Долорес, но раз уж вы здесь...
То фиг вас отсюда кто-то выгонит. Дело ясное. Снейп выступит в качестве судьи, подведя итог, если ему позволят это сделать. У Амбридж хватит наглости самой вынести приговор. Дамблдор такого влияния на Хогвартс не позволял.
- Но, действительно, как теперь становится известно, было несколько нападений на ученицу седьмого курса Аврору Мальсибер. Два последних привели нас сюда, - профессор Дэллакэйппл развернул к Авроре и ободряюще улыбнулся - "теперь твоя очередь". Собравшиеся должны выслушать обе стороны прежде, чем сделать выводы. Виноватым взглядом он скользнул по Помоне Спраут. Пожалуй, она единственная, кого, действительно, жалко в этой истории.

+6

4

Грегори ушел. И снова Аврора осталась одна. Но Джессика была уже поймана и жизни Мальсибер ничто не угрожало. Ро лежала на больничной койке, глядя в чистый потолок цвета яичной скорлупы и ждала, когда за ней придут. Однако мысли ее не концентрировались на предстоящем суде, а переходили от темы к теме. Она думала о свадьбе, о доброй суетной матери, о Тео, об Айдане. И вновь вспоминала Грегори.
В книгах пишут, а только на книги Аврора могла положиться, ибо не могла спросить совета ни у одного человека, попавшего в подобную ситуацию, что столкнувшись со смертью, пересекая черту, но возвращаясь обратно, люди меняются. Что ж, посмотрим. Перемен Мальсибер не ощущала, только легкий голод, говорящий о полном выздоровление. Да, чувствовала она себя куда лучше. Где кости были сломаны, там они срослись и ни одной трещинки не осталось. Кожный покров восстановился. Голова не болела. Впервые за долгое время Ро поспала пускай и коротким, но глубоким сном. Безусловно, жизнь начинала налаживаться.
В высокие окна больничного крыла врывался ослепительный свет, отражаемый белыми сугробами. Картина эта была радостной, чистой и напоминала былые времена. Мальсибер слышала запах яблочного пирога и вспоминала свое беззаботное детство на Грейроке, свежевымытые полы, проветренные помещения и самая лучшая улыбка матери. Накануне при виде Элизабет сердце Авроры чуть не разорвалось. Она не хотела расстраивать маму! И еще это замужество… Родители с трудом принимают решения детей, даже когда они взрослые. А Ро только восемнадцать исполнилось. Но ничего, она все поймет.
Ближе к одиннадцати пришел декан. Мальсибер собралась, заплела волосы в аккуратную косу. Она не знала, как выглядеть лучше. Быть несчастной, всем своим видом демонстрировать положение обиженной и оскорбленной? Аврора так не умела. Она была сосредоточена, молчалива, на вопросы и предложения Айдана отвечала кивками. Им предстояло сложное дело. Мальсибер чувствовала, что они соучастники. И от этого ей становилось радостней. Да, есть человек, который на ее стороне. В кабинете директора найдется тот, кто ее защитит. Аврора не одинока. Она больше никогда не будет одинока.
Она не знала, прибудет ли Джейкоб. От кузена пришла короткая записка. В ней говорилось, что он обо всем позаботится. Но каким образом? Ро ненавидела хитроумные или не очень хитроумные планы Черного Мальсибера, в которые он никого не посвящал. А вдруг она сделает что-то не так?
Чем ближе был кабинет директора, тем беспокойнее чувствовала себя Ро. Но нужно пережить это, а потом забыть, как страшный сон. Все будет хорошо. Однако в груди разрасталась тревога. Пальчики Авроры похолодели. Она вспоминала просьбы Айдана о самоконтроле.
Редко она посещала кабинет директора. Повода не было. Ведь Мальсибер хорошая девочка, по крайней мере она и себя, и окружающих пытается в этом убедить. Держалась студентка прямо, не старалась казаться меньше или незначительнее. Ро выглядела так, будто пришла в гости, а хозяева только спускаются к ней, она слышит их шаги и не двигается. И действительно, она выжидала.
На Амбридж Мальсибер взглянула с удивление. В этом и заключается план Джейкоба? Что ж, это женщины говорит исключительно корректны вещи, уместные в данном случае. То же самое Аврора пыталась втолковать Айдану. Так будет лучше для всех!
Когда Дэллакэйппл произнес ее имя вслух, Ро поневоле подняла взгляд на Алекто. Ее присутствие ужасало Аврору! Зачем она здесь? Однако виду Мальсибер не подала и стремилась, чтобы голос ее не дрогнул.
- Да, - начала Аврора, собираясь с мыслями. - В четверг Джессика пыталась утопить меня в ванной для старост. Но ей помешали. На следующий день она столкнула меня с лестницы.
Это было отвратительно! Язык не хотел слушаться. Аврору тошнило от того, что их конфликт был предан огласки. Теперь все узнают, что Мальсибер слабая девчонка! Она чувствовала унижение. И ей казалось, что в каком-то смысле, именно сейчас Адамс достигла своего. Это должна была быть победа Авроры, но вместо этого она чувствовала себя проигравшей.

Отредактировано Aurora Mulciber (2018-02-25 11:26:45)

+6

5

Джесс не боялась, что ее поймают. Следуя инстинкту самосохранения она, конечно, попыталась спрятаться, но, когда на руку легла ладошка домового эльфа, не стала даже пытаться ее скинуть или же всыпать ушастому созданию по самые помидоры. Не то, чтобы это казалось ей неправильным… Просто она не боялась. Не страшилась отвечать за свои поступки и говорить то, что думает прямо в лицо. Трястись от страха должна была не она, а чистокровные мрази, вдруг решившие, будто они в безопасности. Адамс надеялась, что ее пример сможет кого-то воодушевить и подтолкнуть к борьбе. Хаффлпаффка хотела бы, чтобы ее знакомые перестали прятаться по углам и скулить, поджимая хвосты. Их, таких вот неправильных, больше, и это они должны пугать меньшинство, потому что толпа – это страшно, а толпа загнанных в угол страшнее вдвойне.
Джесс вошла в кабинет директора твердым шагом и с гордо поднятой головой. «Знакомые все лица», - презрительно скривилась она, - «Дэллакэйппл, Снейп, Кэрроу, Спраут, розовая сука-Амбридж и Мальсибер, конечно. Выжила, белобрысая тварь». Девушка хмыкнула. Там, в тишине и полумраке Выручай-комнаты, до нее не очень-то доходили слухи, и она надеялась, что проклятая ведьма сдохла и уже кормит червей, но не тут-то было. Аврора стояла рядом со старшими целая и невредимая. «Жаль».
- Говорят, у кошки девять жизней, - бросила Адамс прежде, чем ей дали слово, - Не знаю, сколько у тебя, но две из них ты уже просрала. Найдется кто-то, кто заберет остальные. Может быть, это буду я. Бойся, Мальсибер. Это только начало.
Юная ведьма зло рассмеялась и отвернулась, рассматривая присутствующих. «Надо же, сколько взрослых… И собрались вы здесь, чтобы меня судить. Какая честь. От гордости-то так и распирает». Неприятная ухмылка вспорола губы. Из всех присутствующих боевой хаффлпаффке было жаль только декана своего факультета. Бедная женщина была совершенно не при чем, и о грядущем убийстве ничего не знала. У Джессики намерения не читались на лице и с языка не слетали. Если так, то о ее терках с Мальсибер знало лишь двое, но теперь могли узнать и все остальные. Слухи в Хогвартсе всегда разлетались быстро и всякий раз находили отклик. Найдут и в этот раз. Девушка хмыкнула, почесав ладонью нос, и уставилась прямиком на жабьеглазую Амбридж. Из всех присутствующих она, определенно, была самой мерзкой, и Адамс даже удивлялась, как не грохнула ее тогда, пару лет назад. Впрочем, ее хорошо проучила неразлучная троица.
- Че вы хотите от меня услышать? – небрежно, жевнув воображаемую жвачку, бросила хаффлпаффка, - Что это все ложь и на меня наговаривает вот эта белобрысая сучка? Да хер там! Я действительно пыталась ее убить, и если о чем и жалею, так это о том, что у нее крепкий хребет и надежный череп. А еще заступнички. Здесь, кстати, не хватает одной чистокровной падлы, которая помешала мне утопить Мальсибер в ванной. А ведь какой был план! Правда, Ро? Признай, тебе понравилось пускать пузыри и дергаться у меня в руках!
Джесс фыркнула, на мгновение переведя взгляд на Аврору, но тут же вернула его свиноматке, сияющей точно начищенный котел. Вероятно, она считала, что делает важное дело, а на деле просто бесконечно варила собственное дерьмо, позволяя ему периодически литься через край. «Тупая мразина как есть. Падаль…» Девушка пренебрежительно дернула носом и, отвернувшись, глянула на директора.
- В общем, я признаюсь в содеянном и не каюсь, - дополнила она собственную речь.

+5

6

[nick]Pomona Sprout[/nick][status]декан Хаффлпаффа[/status][icon]http://funkyimg.com/i/29qiM.png[/icon][sign]***[/sign]
Она не могла поверить, что все это взаправду. Утром открыв глаза, поняв, что все происходящее не дурной сон, а реальность Помона обреченно отправилась в свой кабинет, где ее навестила Минерва, чтобы пожелать удачи. Спраут было жаль, что подруга не будет присутствовать в кабинете и не сможет поддержать ее при необходимости, но радовало, что там будет профессор Дэллакэйппл. Правда, вступать они будут за разные стороны, но она не сомневался в его порядочности и была уверена, что он будет вести себя тактично. Джесс Адамс - давнийшая головная боль ее факультета. Не проходило и дня, чтобы кто-то на нее не пожаловался, преимущественно с других факультетов, но ситуация, сложившаяся вокруг нее сейчас расколола дружных хаффлпаффцев на два лагеря. Кто-то говорил, что так ей и надо, сама нарвалась, кто-то, не смотря на то, что считал точно так же, все еще защищал ее и говорил о невиновности. Помона не знала, что думать. Она, как оказалась, ничего не знает о своих студентах, иначе бы подобное судебной разбирательство снилось бы ей только в кошмарах.
- Джессика, - попыталась одернуть ее мадам Спраут, но сделала только хуже. Адамс уже понесло. Раньше Спраут сама довольно спокойно относилась к дерзости и резкости студентки, полагая, что на любом факультете есть исключения из правил. Ктото навесил ярлыки на хаффлпаффцев, сказав, что они доброжелательные, немного глупые и ленивые. За подобное отношение к своему факультету, Помона сама могла бы столкнуть с лестницы, в мыслях, разумеется. Декан брасуков тревожно взглянула на Айдана, он-то кажется, свою студентку подготовился, они держатся тандемом, а вот Джесс предпочла вести войну в одиночку, то ли со всем миром, то ли с Амбридж в частности. - Подбирайте слова, юная леди, вы в обществе взрослых людей.
Помона была искренне возмущена поведением своей подопечной. Она ведь пришла в этот кабинет, чтобы защитить ее, только как это сделать, если сама Адамс была сплошной колючкой.
- У любых поступков есть мотивы. Я так понимаю, что мы собрались здесь, чтобы понять, почему произошло то, что произошло и можно ли это оправдать, - конечно, она понимала, что преступление против чистокровного рода не останется безнаказанным, но необходимо оправдать ее в своих глазах и в глазах окружающих, хотя бы...- Надеюсь, вы это не серьезно, и это просто ваш способ защиты.
Но Джесс сама сознается да еще приправляет это словами о том, что не раскаивается. Помона отказывалась верить, что это так.
- Мисс Мальсибер, раз уж, мисс Адамс отказывается называть причины, может быть, вы скажете, как по вашему, почему она решилась на подобное? - она искала поддержки в глазах Айдана, даже в Снейпе, бесполезно было смотреть на Кэрроу и Амбридж. Они-то тут исключительно для того, чтобы вынести смертельный приговор. - Айдан, вы говорите так, будто знали обо всем ранее...
Он и раньше всегда был в курсе того, что происходило в жизни своих студентов, что удивляло всех профессоров, учитывая, что ему было необязательно делать это, он просто помогал Флитвику. Теперь он занял его место, старые связи стали основополагающими.
- Избавляться, Долорес, вы даже не успели разобраться в происходящем, а уже призываете к таким радикальным мерам. Закон, который запретил магглорожденным студентам вернуться в Хогвартс, был соблюден. То, что некоторые студенты оказались в школе,
ошибка вашего закона, и именно вы повлекли за собой подобные последствия.

Спраут сцепила пальцы на своем животе. Зачем здесь Алекто? Девочку будут пытать и убьют прямо у нее на глазах, чтобы произвести впечатление? Спраут до последнего надеялась, что Снейп не позволит этого.

+5

7

По субъективному и единственно-правильному мнению Алекто Кэрроу все, затевавшейся в кабинете директора, - глупость, постановка и бездарная трата времени. Однако, пропустить такое она не могла. Ее никто не приглашал (о чем, непременно, она напишет Джейкобу), но Кэрроу иногда могла запихнуть свою гордость куда-нибудь очень далеко и явиться без приглашения. В кабинет директора Алекто вошла последней, даже когда розовая министерская жаба уже была здесь, и молча, демонстративно игнорируя всех собравшихся,  уселась позади всех и принялась блуждающим взглядом осматривать присутствующих.
Деллакэйппл был неинтересен, слова и действия его были предсказуемы, а он сам, к огромному сожалению, неприкасаем. Этот урок Алекто выучила на отлично и второе занятия не требовалось. Поэтому взгляд с декана Рейвенкло переметнулся на директора и Кэрроу хищно улыбнулась. Странная птица, директор Снейп, один из приближенных Лорда и все же какой-то подозрительный, не чувствовала Алекто от него отдачи, преданности делу, могла несильно покусывать колкими фразами, но причинить реального вреда не могла и страшно от этого злилась. В последнее время злость стала превалирующей эмоцией в арсенале Кэрроу, это была не агрессивная ярость, не разрушающая ненависть, а именно злость – преимущественно тихая, будто у Алекто не было сил дабы выплеснуть свои чувства. И злилась от этого только сильнее… Замкнутый круг, который никак не выходило разорвать.
По декану Хаффлпаффа взгляд Алекто скользнул лишь совсем поверхностно, эта женщина не была ни интересна, ни опасна, для Лекто ее будто бы вовсе не существовало и тем лучше было для самой профессора травологии. Алекто свела к переносице темные брови, теперь фокусируя взгляд на тех, ради кого все здесь сегодня собрались.
Аврора Мальсибера – кузина Джейкоба, представительница чистокровной фамилии, разделяющая «правильные» взгляды, но недостаточно усердная, чтобы добиться чего-нибудь. Аврора мнила себя валькирией, воительницей, а на деле была простой светловолосой девчонкой, удел которой стать домохозяйкой, растить детей и ублажать мужа. Кэрроу едва не передернуло от такой судьбы.
Джессика Адамс же была полной противоположностью Авроре во всем, начиная от цвета волос и происхождения и заканчивая характером и будущим. У Авроры оно было, а вот у Джессики – нет, ее будущее в лучшем случае изгнание обратно в маггловский мир, а при идеальном раскладе – смерть.
- Грязнокровкам не место в Школе, - выплюнула Алекто, хотя казалось бы, что ее никто не услышал, поэтому Лекто встала, теперь практически на голову превосходя профессора Спраут в росте, но значительно проигрывая той в ширину.
- Таким, как Джессика Адамс не место среди волшебников, и никогда не было места. Такие как она не должны жить, дышать с нами одним воздухом и даже думать о том, чтобы прикоснуться к таким, как Аврора Мальсибер, - глаза Алекто недобро сверкнули в сторону Деллакэйппла, но больше ведьма ничего не сказала и ее взгляд снова вернулся к Джессике.
- Покушение на убийство чистокровной волшебницы должно караться смертью! – С трудом сдерживая себя, отчеканила Алекто и, скрестив руки на груди, посмотрела на Снейпа. К ее глубочайшему сожалению, окончательно решение будет принимать он.

+6

8

«Быть царем так же плохо, как и не быть царем» . Эта, или похожая на эту мысль, вот уже некоторое время не давала покоя бывшему зельевару школы. Думал ли он когда-нибудь, что ему придется взвалить на себя миссию управления школой, причем не в самые светлые для нее времена. Вовсе нет. По сложившейся слишком давно традиции, школа переходила с рук на руки, от директора к заместителю. Заместителем и порой исполняющей обязанности директора в его время была МакГонагалл. Все были готовы, что именно она, в случае чего, подхватит упавшее знамя и поведет своих подчиненных к новым высотам. Суровые времена, требуют суровых решений. И вот, не старая мудрая леди сейчас у руля, а он, человек, который никогда не стремился ни к власти, ни к заметному положению. Школа ответила ему агрессией на нарушение традиций. Ученики выходили из под контроля, творили черти что, а профессора и деканы не торопились ставить его в известность обо всех выходках своих подопечных. Все приходилось узнавать самому, да еще попутно сдерживать энергию двух не  совсем уравновешенных профессоров.  Можно было бы привыкнуть, если бы все ограничивалось только этим, но нет. Министерство не оставляло в покое Хогвартс, внося в общий Хаос свою не малую долю. Поэтому, когда в школе в очередной раз возникла дама в розовом, Снейп скривился. Когда она пришла в его кабинет, он поджал губы, но промолчал, собирая всю свою выдержку, но когда раздалось знакомое всем покашливание, у нового директора заболели сразу все зубы и обострился застарелый невроз. От звонкого, по девичьи нежного голоска во рту появилось приторное чувство сладковатой мерзости, как будто все скормленные ему за время общения с Дамблдором лимонные дольки разом поднялись со всех участков тела и обосновались во рту.  Подавив приступ тошноты, маг выслушал тираду женщины, а куда ему было деваться? Изящный спич рвал даму изнутри о она все равно бы не успокоилась, пока не излила его на окружающих. Затем говорили профессора, студенты. Всех надо было выслушать и взвесить все аргументы с точки зрения независимого человека, на чьи плечи возложена миссия судить ближнего. Отрешенность от собственных взглядов давалась магу не легко. Сдерживать себя было не просто, но так уж надо было, чтобы потоки грязи лились, а он просеивал бы их через мелкое сито, отделяя истину от обид. То, что не получалось у него долгие годы в отношении себя, сейчас он должен проделать для своих подопечных.
- Здравствуйте,  мисс Амбридж, - сухо поздоровался маг, когда пришло время ему взять слово. - получил извещение о вашем визите, благодарю, что нашли время на посещение. Что касается работы школы и ее руководства, - глаза мага сверкнули на добро, но Северус быстро погасил вспышку. О чем говорит эта женщина, еще недавно целиком и полностью человек Фаджа? Как быстро она сориентировалась в новой ситуации и переменила сторону. Для такого поведения у профессора было только одно название «политическая проституция». На фоне зефирно-розовой дамы, даже поведение Кэрроу было благородным. По крайней мере они никогда не скрывали своих взглядов и отрыто о них заявляли, не побоясь загреметь за них в Азкабан. Эта же лощеная престарелая девушка всегда находилась у власти под крылом власть имущих и сейчас не утратила выгодной для себя позиции. Здесь и сейчас она высказывала нацистские по своей сути вещи, нисколько не смущаясь, что педагоги и студенты помнят еще ее обратную сторону.
- Мне казалось, что работа Министерства магии заключается как раз в том, чтобы не допустить подобной ситуации в целом. Вы сами и ваша комиссия, перед началом учебного года проверила все личные дела студентов, вызывала на допросы их и их родителей. Выносила решение о допуске их до обучения в школе. Что вы теперь хотите от нас услышать? Хогвартс лишен права самостоятельно принимать студентов, кроме того ограничен декретом, по которому каждый молодой волшебник школьного возраста обязан посещать школу. Мы несем ответственность по этому пункту, но проверять родословную каждого ученика не наша обязанность,  так что прошу вас не перекладывать свои недосмотры на плечи школьного руководства. Все интересующие вас детали вы можете решить с попечительским советом, а пока воздержитесь от обвинений,  - резко парировал маг.
- К профессору Деллайкэйппл у меня только один вопрос. Об этих покушениях на вашу студентку стало известно только сейчас? – Выразительный взгляд в сторону мужчины. Айдан подавал надежды, был уверенным, обладал сильной рукой, проницательностью. Именно поэтому, а еще потому, что пользовался некоторым доверием и уважением студентов, он занимал должность декана. И что же сейчас выясняется? Он либо не знал, о происходящем в принципе и только недавно, когда ситуация стала критичной, озаботился происходящим, или же попросту не счел нужным рассказать о своих догадках, подозрениях, фактах директору. Как сейчас не считает уместным вмешательство Министерства. Это революционная нотка протеста против действующей власти или присущий мужчине анархизм в принципе?
- Тот же вопрос могу задать профессору Спраут. – женщина всегда была тихой и доброй. Полненькая, улыбчивая дама, предпочитающая видеть во всех хорошее  и сейчас готова была кинутся на защиту провинившегося студента.
В свою очередь студентка, на которую властительница оранжерей готова была излить свою защиту, сама себя защищать не хотела и не хотела принимать помощь со стороны. После признаний мисс Мальсибер о всех покушениях, ее поведение выглядело, мягко сказать странно. Северус допускал возможную агрессию со стороны студентов в сторону нового правления, но не мог допустить агрессию друг против друга. Немотивированная жестокость всегда граничит с глупостью. И ладно Кэрроу. Они прошли испытание дементорами и пошатнувшаяся психика, порой объясняет их силовые методы решения проблем и тягу к жестокости. Но девочка, растущая в семье и живущая рядом с такими же детьми, она как решилась стать убийцей. Было не понятно вовсе.
- Мисс Адамс, прошу вас немедленно прекратить истерику и сдерживать поток грязных масс, который вы так любезно изливаете на нас.  Если вы считаете, что ваша невоспитанность извиняет вас, то смею вас уверить это не так. Если вы считаете, что кося под сумасшедшую, вы   избежите ответственности, это не так. Ваша поведение унижает только вас. – окидывая девушку высокомерным взглядом медленно говорил директор. – Принимая решение о нападениях, а вы принимали их осознанно. Чего и не скрываете, вы действовали как взрослый человек, так что и сейчас попрошу вас вести себя соответствующе. И не уподобляться ребенку, не готовому нести ответственность. Наверняка у вас были мотивы, чтобы напасть на мисс Мальсибер и я хочу услышать их от вас. Как от взрослого человека. Не может же быть, что вы были готовы стать убийцей из спортивного интереса.
Поведение девчонки было вопиющим. Все-таки Альбус слишком попустительски относился к представителям движения имени себя. Вседозволенность. Прощенная тогда дала всходы и именно он сейчас пожинает ее плоды.
- Алекто, вы тоже не вышли их подросткового возраста, что позволяете себе подобные вспышки и не можете сдерживать эмоции? – спросил маг у женщины. Он готов был слушать предложения конструктивные и вовремя представленные и никак не хотел выслушивать истерику со стороны взрослой леди единственным доводом которой была жажда убивать и жажда крови во имя великой цели. – Прошу вас высказываться спокойнее и не опережать события.
- Как вы себя чувствуете мисс Мальсибер и готовы ли вы присутствовать на собрании и дальше, или же мы заслушаем все, что вы имеет нам сказать и отпустим вас отдыхать? – поинтересовался маг у жертвы. Он ожидал предложения не мучить девочку после всего пережитого от кого-то из взрослых, но предложения не последовало, а студентка была горда, чтобы высказаться о своем состоянии. Ей не хватало только слушать перебранки взрослых и купаться в потоке фекалий от пытавшейся защищаться таким странным образом Адамс. То, что ее поведение это способ защиты не оставалось сомнений. Зверек, пойманный за шкирку при намерении нагадить всегда кусается и царапает руки.

Отредактировано Severus Snape (2018-03-01 09:36:12)

+7

9

Амбридж обладала одним весьма ценным качеством, которое отчасти, сыграло не последнюю роль в ее карьерном продвижении сперва при Фадже, затем при Пие Толстоватом. Она умела слышать нужную информацию, отделять от нее самое важное, а также пропускать мимо ушей то, чего ей слышать по каким-то причинам не следовало. Весьма удобная способность для волшебницы, работающей в Министерстве магии. Конечно, нельзя сказать, что ее невозможно вывести из себя, однако сделать это не так-то просто. Чем больше злился собеседник, тем шире становится улыбка на жабьем лице, вызывая еще больший гнев у ее оппонента и заставляя того, в порыве злости говорить и действовать необдуманно.
Услышав слова профессора Дэллакэйппла Долорес издает тихий, девичий смешок. Он не думал, что “события достойны внимания министерства на таком уровне”, интересно, а о чем же он думал? Что в Министерстве магии сквозь пальцы будут смотреть на то, как магловские выродки покушаются на жизнь чистокровных волшебников? Сама она не являлась чистокровной, но много лет, долго и старательно ею притворялась - разорвала всяческие отношения со своей никчемной магловской мамашей и своим братцем-сквибом, спровадила на пенсию отца, не заслужившего у нее уважения из-за отсутствия амбиций. Она жила по правилам чистокровных, и сейчас тоже следовала правилам нового общества, установленным новой властью. Женщина собралась ответить на реплику декана Рейвенкло, но в тот самый момент заговорила пострадавшая ученица и Долорес, поспешно натянув на свое жабье лицо сочувствие, как иные натягивают маску, с огромным участием смотрела на Аврору Мальсибер, одаривая ту улыбками, которые по мнению самой Амбридж были полны дружелюбия, сострадания и участия.
Речь Авроры была краткой. А вот другая девчонка, та самая грязнокровка, что посмела покуситься на жизнь чистокровной была куда более красноречива. Усмешка Долорес стала еще шире. Все довольно просто. Маленькая дрянь даже не думает отрицать свою вину. Ее не смущает ни присутствие педагогов, в том числе и собственного декана, которого она столь необдуманно и неосторожно подставила под удар своими выходками, ни Северуса Снейпа - директора школы, ни самой Амбридж - представителя Министерства магии, между прочим! Декан грязнокровки моментально заквохтала, защищая студентку от самой себя. Вот только поздно. Неосторожные слова уже произнесены. Губы Долорес дрогнули, когда женщина обратилась к ней.
-Кхе, кхе, Помона, вы так переживаете за ученицу, или за саму себя? Ведь это студентка Вашего факультета. Думаю, Министерству будет любопытно узнать, почему вы выгораживаете преступников. Вы отвечаете за действия ваших учеников. И именно ваша ученица посмела совершить подобное преступление, - вкрадчиво пропела Амбридж елейным, до одури омерзительно приторно сладким голоском. - Директор, какие меры дисциплинарного взыскания вы планируете принять?
Северус Снейп был на стороне нового режима. Он не должен это так оставить. Однако директор удивляет ее. Амбридж приподнимает брови, но моментально справляется с эмоциями. Вновь улыбка.
-Кхе-кхе, директор. Ваш педагог только что сказала о некоторых учениках, которые оказались в школе. То есть, вам известна их родословная. И вместо того, чтобы проинформировать комиссию, которая, вероятно, каким-то образом была введена в заблуждение, о нежелательных лицах - вы покрываете их, тем самым допуская вероятность подобных диких инцидентов. 
Единственным человеком, который высказал дельное предложение - была Алекто Кэрроу, и хотя, ее недосмотр в случившемся так же есть, она хотя бы предлагает достойные варианты решения проблемы.
- Мисс Адамс определенно заслуживает самого сурового наказания, - все тем же приторно сладким тоном произнесла Долорес. - То, что она попала в Хогвартс не снимает с нее вины. Весьма прискорбно, что в Хогвартсе подобное допустили. Казалось бы, при вашем управлении такого в принципе не могло случиться… Однако… Кхе-кхе. Я считаю, что отчисление из школы или пожизненное заточение в Азкабан - слишком мягкие наказания за столь суровый проступок. Мисс Адамс только что наглядно продемонстрировала нам, свою неспособность владеть собой. Такие как она опасны для общества. Поцелуй дементора - идеальное наказание для подобных…  неуравновешенных магловских выродков.
Она закончила свою речь, пристально глядя в глаза Джессики.

[icon]http://funkyimg.com/i/2jorJ.png[/icon][nick]DOLORES UMBRIDGE[/nick][status]Я наведу здесь порядок![/status][sign]Долги[/sign]

Отредактировано Victoria Rookwood (2018-03-05 08:43:44)

+7

10

Айдан похолодело, глядя на Долорес. При всем его уважении и любви к людям, ему не хватало сил и эмоцию любить ещё и ее. Джейкоб отомстил Айдану Дэллакэйпплу за все его проступки отличным способом. Он перевел взгляд на директора, немного подумал и дал честный ответ.
- Моя ученица приняла решение, что может самостоятельно разобраться со сложившейся ситуацией. Использовав имя своего кузена, она отменила наши дополнительные занятия, тем самым сделав все, чтобы лишить меня возможности вовремя перехватить преступление. Моя вина только в том, господин Директор, что степень доверия ученикам такого уровня выше того, что следует. Я не усомнился и не уточнил у Джейкоба Мальсибера, почему он решил так поступить. Кроме собравшихся, о ситуации в курсе ещё один человек, от которого мне и стало известно о случившемся, а потом Аврора дала исчерпывающие ответы на все мои вопросы. Личность этого студента -
Теодор Нотт, его здесь нет, вся информация от него есть у меня. Так же с ним вчера беседовал Джейкоб Мальсибер.
- к чему врать? Айдан и сейчас не находил Снейпа приверженцем Пожирателей Смерти, уж больно он выделялся на фоне остальных. Той же Алекто. Он бы не мог с точностью сказать, что Снейп выступает в роли злодея. Пожалуй в роли человека, поставленного в подобные условия, справлялся он не плохо. Стоило Джессике заговорить, как все желание ее оправдывать и защищать пропало, разве что профессору удалось не показать свое отношение на лице. Адамс за пять минут отведённого ей времени успела настроить всех против себя, да ещё и Спраут подставить. Айдан положил руку на плечо Авроры, несогласный со Снейпом. Девушка должна быть здесь до последнего, она должна выдержать и понять, для нее это тоже урок.
Выпад в сторону профессорского состава от Амбридж, заставил Айдана глубоко вздохнуть и мысленно сосчитать до десяти.
- Госпожа Амбридж, - обращение далось с трудом, но иное здесь попросту было неуместно. - Вы говорите о том, что студенты попали в Хогвартс в обход вашего мнения? Позвольте, у каждого декана, а ещё у господ Кэрроу, есть свитки с фамилиями и вашей подписью под ними. Это перечень студентов, в том числе и маггловского происхождения которых вы, госпожа Амбридж, одобрили для возвращения в Хогвартс. Мисс Адамс есть в этом списке.
Он не перекладывал вину, но женщина на требовала для ребенка слишком многое. Поцелуй Дементора, - она же ее не убила. В прочем, Айдан не собирался защищать Адамс.
- Аврора, какой наказание ты считаешь справедливым за тот поступок, который совершила Джессика? - профессор надеялся на человечность Мальсибер. Поцелуй Дементора это слишком. Ее кузен смог избежать этой участи, неужели сама Аврора ее кому-то пожелает? Мужчина перевел взгляд на бледную Помону. Что же, то самый случай, когда он ничем помочь не может. Даже Алекто в этой комнате смотрелся уместнее всех остальных, и она пропагандировала смерть. Не удивительно. Что Роуз, Джессика встали ей поперек глотки. Кэрроу делала все, лишь протолкнуть ее дальше.- Смерть и Поцелуй Дементора слишком радикальные меры, оставлять инцидент тоже нельзя. Я считаю, что исключения будет достаточно.

+6

11

Слова Джессики лишились силы. Теперь это уже пустые угрозы. Они раздражают, волнуют, возможно, но в первую очередь играют против Адамс. Про себя Мальсибер отмечает безграмотность хаффлаффки, ее неуместность в этом обществе. Она как заноза в пальце. Поскорей бы избавиться от нее. Панибратское “Ро”, с которым к Авроре обращались исключительно друзья и члены семьи, вызвало недовольство Мальсибер. За это она ненавидела Джессику! Девчонка была способна испоганить все, к чему прикасалась. Она вела себя так, словно они старые подруги, спор которых вышел из-под контроля, привлек внимание старших, проявивших участие и готовых тотчас же развести детей по разным углам.
Аврора опускает глаза, наглядевшись на безрезультатные попытки профессора Спраут образумить Джессику. Нет, ей не стыдно, но ей неприятно на это смотреть и слушать пожилого человека, который предполагает объяснить поступки убийцы. Она просит у Мальсибер мотив. Что ж, в этом Аврора ей не помощник. Против себя свидетельствовать она не станет. Спросите у Адамс! Вместе послушаем, что она скажет. Каждым своим словом она копает могилу поглубже.
Теперь уже полным именем назвала ее профессор Кэрроу. Аврора поморщилась. Все здесь происходящее было ей не по нраву. Этого то она и хотела избежать! На ее глазах взрослые люди решали, кто из них виноват и что делать. Школа или министерство магии повинно в том, что существуют такие Джессики Адамс? И все правы, а в то же время не прав никто. Они не знали ее так, как знала Аврора. Джесс была безумна, жестока и фанатична. И она такая одна! А то, что случилось, могло произойти в любое время, независимо от того, кто сидит в кресле министра и пишет законы.
Директор учтиво предложил ей высказаться и покинуть кабинет, если того желает мисс Мальсибер. Но рука Айдана легла на ее плечо и Аврора понимает, что свою роль ей придется отыграть до конца. Однако предложение декана повергло старосту в гнев. Он действительно хочет услышать ее точку зрения? Они правда этого хотят?
- Нет, этого недостаточно. - Голос у Авроры был хрипловатый, говорила она неохотно. Ладонь Айдана на нее давила и Ро хотелось выскользнуть из-под нее. Она знала, что слова студентки не найдут одобрения у декана. В данном вопросе они так и не смогли достичь понимания. - Независимо от чистоты крови, Джессика совершила два покушения на на мою жизнь. И это не были спонтанные попытки убийства. Многочисленные угрозы продолжались с января. Мои вещи были испорчены, мантии в крови. - Не желая доставлять еще большего удовольствия Адамс, Мальсибер промолчала о бессонных ночах и страхе, сводящем ее с ума. Она не могла забыть окровавленные простыни, которые трясущимися руками прятала под кровать. - Двенадцатого февраля в ванной старост она пыталась меня утопить. Это было спланировано. Джессика ждала меня и если бы не Теодор, то … - Аврора прервалась, взглядом обведя присутствующих. - А потом лестница. В этом акте не было изысков, он скорее стал жестом отчаяния. Я не думала, что она способна убить меня. И надеялась, что наш конфликт останется между нами. Но раз уж мы здесь и вы спрашиваете, какое наказание будет справедливыми, то я считаю, что Джессику Адамс нельзя выпускать на свободу. Она опасна! Спланировать и совершить две попытки убийства. Ведь она не остановится.
Ее следовало запереть в Азкабане. Тогда магические мир вздохнет спокойно. И не важно, как после этих слов на нее будет смотреть Айдан. Он слишком добр. Подумал бы лучше о своей семьей.

Отредактировано Aurora Mulciber (2018-03-05 17:41:01)

+6

12

Джесс не боялась. Глядя на взрослых, что собрались в кабинете директора, чтобы судить ее, она испытывала отвращение, презрение, ненависть, но только не страх. Пожалуй, она и сама не понимала, почему ее не пугают такие страшные слова, как смерть и поцелуй дементора. Может быть, она в них просто не верила, а может, действительно предпочитала сдохнуть. Прислушавшись к себе, девушка вдруг поняла, что совершенно не цепляется за жизнь, и все, чего хочет, это исчезнуть и родиться где-нибудь в другом месте, в нормальной семье, которой будет до нее дело. А еще она предпочла бы жить тихо и мирно, а не отстаивать свое право дышать зубами и кулаками. Обвинять ее было легко, но, едва ли, кто из присутствующих задумывался над тем, что они сами сделали ее такой агрессивной и злой. Если бы не задевали ее и ее друзей, она бы вела себя смирно. Если бы не убили Роуз, она не стала бы скалить зубы. Адамс криво ухмыльнулась, окинув присутствующих презрительным взглядом.
- Я не пытаюсь свинтить от ответственности, директор Снейп, - бросила она, переступив с ноги на ногу и скрестив руки на груди, - Если бы я хотела это сделать, я бы все отрицала и давно бы уже заливалась соловьем, придумывая причины и поводы. Как видите, я этого не делаю. И я не забилась в самый дальний угол, из которого меня пришлось бы вытаскивать силой. Я пришла, можно сказать, сама. И говорю так, как есть. Красивые сладкие речи ничего не изменят, и, на мой взгляд, унизят меня куда больше, чем собственные неблагозвучные фразы. Вам противно слушать меня, а мне противно хоть чем-то напоминать вас. Всех вас, за парочкой исключений.
Хаффлпаффка хмыкнула и перевела взгляд с директора на профессора Кэрроу. Раньше она не могла ничего сказать ей в лицо, но сейчас не собиралась стесняться и выбирать выражения. Что бы не решили профессора и министерская жаба, здесь она, Джессика, уже не останется, а раз так, то и не стоит делать красивую мину при херовой игре.
- Я не просила свою мать меня рожать, - буркнула девушка, обращаясь к ненавистной Алекто, - и уж тем более не просила ее трахаться с волшебником и наделять меня волшебным даром. Видит Мерлин, я ему за этот подарок не благодарна. Я, как и Вы, считаю, что таким, как я, место среди обычных людей, без загонов о своем происхождении и крутости какого-то там предка. Но то мое… А вот Ваше… Если бы в мире было хоть сколько-то справедливости, а окружающие не продавались, как заправские портовые шлюхи, Вы бы давно уже гнили в тюрьме, а еще лучше, кормили могильных червей, потому как это единственное, чего Вы вообще заслуживаете. Вы, Мальсибер и… Да, мисс Амридж, пожалуй, тоже. Вы все убили ребенка, и Вам всем глубоко на это насрать. Осудить меня, за которой не стоит крутой непобедимый урод – это легко, но что-то никто из вас не осудил мисс Кэрроу за убийство девчонки. К слову, моей ровесницы. На это вы все очень смело закрыли глаза, а она, в отличие от Мальсибер, мертва, и уже никогда и ничего не сделает. Хотите знать почему? – ненавидящий взгляд скользнул по лицу Авроры и вновь остановился на фигуре директора – отчего-то из всех присутствующих Адамс выбрала именно его, - Да потому что никто из вас не удосужился отреагировать на убийство Роуз Кэмпбелл. Оно произошло в этих стенах всего-то полтора месяца назад, и все об этом забыли, как будто Роуз просто никогда не было. И вам, всем и каждому, ну… почти… Совершенно не стыдно за то, что она мертва. Зато вы трясетесь над синяками Мальсибер только потому, что она Мальсибер. Я решила, что за смерть Роуз ответит именно она. Староста школы, чистокровная мразь, которая, если бы хотела, могла бы остановить Кэмпбелл и, возможно, и Кэрроу. Но ей было насрать. Так почему мне должно быть стыдно за парочку сломанных ногтей? Посмотрите на себя… И подумайте, кто вы вообще такие, и люди ли вы. Свора заступников….
Хаффлпаффка презрительно хмыкнула и провела рукавом по носу.
- Но все это я говорю зря, - добавила она, - вы все равно ничего не услышите и не испытаете. Дело ваше. Как видите, мотив у меня был скользкий и неопределенный, а методы явные и откровенные. Оправдываться я тоже не собираюсь. Так что судите, решайте и покончим с этим. Это все и так порядком меня задолбало.

+6

13

Каламбур становился все более абсурдным. По мнению Снейпа, они с Дэллакэйпплом должны были задушить этот сюжет в зародыше, только как это сделать, если ты выступаешь на стороне, вот такой Джессики Адамс, которая ничего не хотела слышать и воспринимать.
- Нет, господин директор, о желании кого-то убить, мисс Адамс мне не сообщала и в сообщники не звала, - неужели он думал, что если бы Спраут знала о готовящемся преступлении, то позволила бы этому случиться, а не изолировала Джесс от общества? Помона поджала губы, опустив взгляд. То, что пророчили Алекто и Амбридж было чудовищным, не поддавалось определению, но даже Аврора не проявила милосердия, от чего глупая попытка Айдана как-то смягчить приговор, выглядела смешно. Их сердца слишком жесткие, жестокие, чтобы почувствовать все отчаяние Джессики, с которым та говорила. Помона только качала головой. Глупая маленькая девочка, которая решила взять правосудие в свои руки. Она обвиняла их в пустом, не видела борьбы, которую ведут профессора, потому что если эта борьба станет очевидной, то кто-то из них окажется на ее месте, а этому человеку будет сложно, почти невозможно извернуться так, чтобы избежать смертельного наказания. Они все ходят по эшафоту, но Джесс этого не понимала, не видела, а потому винила их во всех грехах. - Роуз Кэмбелл никто не забыл, милая, но ты должна понимать, что она напала на профессора...
Помона не оправдывала Алекто. Это было чудовищно, не профессионально, но никто не смирился с происходящим, просто пойти против новой системы было невозможно, особенно так топорно, как это делает Адамс. Не для профессоров, которые по сантиметру выгрызают лучший мир для своих студентов. Им бы хотелось все и сразу, Спраут не могла понять такого рвения студентов положить свою голову на плаху.
- Вы хотите ответить смертью на попытку убийства? Мисс Мальсибер сейчас обижена и говорит, как обиженный ребенок, который боится, что ее обидчика не накажут, а даже похвалят. Уверяю вас, Аврора, никто из присутствующих здесь, не собирается принижать ваших достоинств и делать вид, что с вами ничего не случилось, но вы хотите взять этот груз на свою совесть? - она взывала к разуму Мальсибер, напоминала, что она человек. Аврора же хорошая девочка, она не желает смерти окружающим людям. Про Амбридж Помона почти забыла, сосредоточившись на студентке Рейвенкло, которая единственная могла повлиять на творившееся безумие. Глаза Спраут блестели от скопившихся слез, но волю им Помона не давала. - Ох, Джессика,
что же ты натворила...

Помона шмыгнула носом, произнесла слова очень тихо, надеясь, что никто ее не услышит. Против Алеко и Долорес было сложно бороться, в данных реалиях вообще невозможно.
- В любом случае, решать только вам, господин директор, - она намеренно игнорирует Амбридж. Пусть знает, что профессорский состав подчиняет директору, а не Министерству. Даже Кэрроу, хоть им это и не нравится. Амбридж здесь не место.
[nick]Pomona Sprout[/nick][status]декан Хаффлпаффа[/status][icon]http://funkyimg.com/i/29qiM.png[/icon][sign]***[/sign]

+5

14

Было крайне печально признавать, что все здесь собравшиеся не могут вершить судьбу Джессики Адамс, ведь они пытаются устроить самосуд, а предложение Айдана и вовсе не выдерживало никакой критики. Уж им-то следовало играть по правилам, которые они сами и установили. И удивительно, что замечание Снейпа подействовало на Лекто, заставив ее выдохнуть и успокоиться, взглянуть на происходящее трезво. Бороться с гневом было сложно, женщина до крови закусывала пухлые бескровные губы и сверлила взглядом сначала Аврору, а после Джессику. Все эмоции, кроме всепоглощающего гнева, Кэрроу сдерживала достаточно хорошо, поэтому на ее будто мраморном лице не дрогнул ни один мускул во время обличающей речи Джессики Адамс.

Грязнокровка была вовсе не той, кто имеет право на какие-либо речи. И все же устраивать самосуд было недопустимо, даже по меркам Лекто, и она выжидающе молчала, пока все остальные перекладывали ответственность на других. На предложение Амбридж про поцелуй дементора Алекто лишь удовлетворительно хмыкнула, что вполне можно принять за полное одобрение.
- Не директор должен решать ее судьбу, - не громко, но уверенно перебила Алекто профессора травологии на последнем предложении. Сдерживать себя Кэрроу больше не могла и хотя жаждала крови, Джейкоб ясно дал ей понять то, как следует себя вести, а оказаться вновь в тюрьме ей не хотелось.
Алекто была не самой талантливой ученицей, но примитивные уроки усваивала хорошо и была готова играть по правилам Джейкоба Мальсибера, и едва ли его безучастие в этой ситуации можно считать допустимым.
- Приговор грязнокровке должен вынести суд, - сухо и безапелляционно заявила Кэрроу, устремляя взгляд точно в глаза Адамс, чтобы та не пропустила ни единого слова, - как вынес мне из-за случая с Роуз Кэмбелл. Насколько мне известно, в свое время Поттера судили полным составом Визенгамота за использование магии вне Хогвартса… Неужели достопочтенные судьи не соберутся в связи с таким вопиющим случаем – покушением на чистокровную ведьму. Кое-кто из советников министра магии может быть весьма убедительным, - Алекто выжидающе посмотрела на Айдана, не сомневаясь, что декан Рейвенкло понял, о ком идет речь.

Удивительно, как разнилось поведение Алекто и Айдана, хотя они оба были под колпаком у одного и того же человека, только вот Кэрроу не собиралась мириться со своим положением и была готова укусить Джейкоба при удобном случае, Деллакэйппл же поджимал хвост и пытался переложить ответственность на Аврору.
Но Аврора не имела права решать, как и никто из здесь собравшихся такого права не имел, и было даже нечто удивительное в том, что об этом всем напоминала она, кого только что осадили за импульсивность и проблемы с яростью.
- Я считаю, что Адамс следует немедленно исключить из Школы, а после предать суду. Мы же с вами живем в цивилизованном обществе, - Алекто заметно надавила на слово голосом.

+6

15

Как интересно наблюдать за эмоциями взрослых, самостоятельных людей в ситуации близкой к критической. Каждый из них старался быть собой и в то же время старался для себя, не пытаясь даже проанализировать кем и для чего он прикрывается в данный момент. Объективно ситуация была такова. Две девочки с явным конфликтом. Опасным конфликтом, усиленным подростковым кризисом, не до конца выветрившимся из голов. Обе виновны, не одинаково, но все же виновны. Одна своей излишней агрессивностью, другая непростительной самостоятельностью и желанием не посвящать взрослых в проблему. Снейп не был ни на чьей стороне в этом конфликте и понимал, что попытки возложить на него ответственность за ситуацию выглядит со стороны хотя бы министерства очень странной. Его не пугала реакция на его слова Джессики, не пугала возможная реакция Мальсибер, но реакция взрослых, в чьих руках находились факты и на чьей стороне должна была быть логика, мягко говоря, напрягала.
- Меры дисциплинарного взыскания? Боюсь, Долорес, одними дисциплинарными мерами мы здесь ограничится не можем. – резко отрезал маг. Он сам был не совершенен, мог быть предвзят, мог судить слишком односторонне или строго, Он был не лучшим руководителем, не тем, которого заслуживал Хогвартс, но и даже он не позволит отчитывать своих подчиненных при студентах, как каких-нибудь школьников. Это подрывает не только авторитет деканов, но и его собственное положение в школе. – Я попрошу вас воздержаться от подобно рода критики в отношении какого бы то ни было педагога в этом кабинете, особенно, пока вина не доказана. Все, что вы можете представить в вину профессору Спраут, это только ваши домыслы, не доказанные еще ни вами, ни кем бы то ни было из министерства. – голос звучал сухо и строго. Мужчина имел права расставить рамки взаимодействия в этом процессе и в его кабинете. Ему было все равно кем и зачем направлена в школу докучливая Барби на пенсии. Позволять ей строить из себя супер сыщика с правом выдавливать признания он не собирался.
- И это тоже ваши домыслы. Вам показалось – все так же сухо. – Повторюсь, потому что, кажется, с первого раза вы моих доводов по этому поводу не расслышали. У меня на столе были списки допущенных, не просто допущенных, а обязанных учиться. Если среди них оказались те, кто сумел обмануть вас, то это относится к графе ваши личные проблемы. Нам не платят за перепроверку ваших указов и не уполномочивали нас на дискредитацию ваших способностей в этом плане. И прошу вас заметить, что профессор Спраут не утверждала, что ей известны имена. Она говорила в общих чертах. Не стоит перекладывать свои недосмотры на плечи моих деканов и уподобляться студентам, ищущих кто виновнее их. Вы считаете? – маг улыбнулся. Конечно же, эта дама была готова позаимствовать права других членов магического сообщества, но это не означало, что она может этим пользоваться в кабинете где он пока хозяин. – Вашу точку зрения я услышал, хотелось бы выслушать остальных
Голоса были разными. Голос Адамс был голосом самозащиты. На говорила много балансируя на грани разумности и безумия. Ее речь была яркой и болезненной. Именно болезненной. Северус сосредоточил на ней свой взгляд и слушал очень внимательно, находя в речи то, что должны были услышать все присутствующие. Нотки психоза и невростении.
- Иногда слова правды, высказанные таким тоном тоже защита, правда более редкая. Если у вас все, то думаю мы услышали достаточно. Спасибо. Попрошу передать мне палочку мисс Адамс.
- сказал маг в пространство, не обращаясь к кому-то конкретно. Отстранится от чужой боли очень важно для правильного принятия решения и маг воспользовался этим приемом сейчас.
- Любую проблему можно решить разными способами. Если подумать, затратить умственные силы, можно отстоять свое без потерь для себя. Ваше поведение показательное. Вы вычурно стараетесь подчеркнуть свою жертвенность и жертвуете собой против системы. Это было бы благородно, если бы не было глупо.  Применяя к девочке усыпляющие чары и погружая студентку в сон, волшебник дал возможность воспаленному мозгу Адамс отдохнуть и  не обостряться в реактивном психозе.
Он больше не намерен был слушать эту девчонку. Она кичилась положением жертвы, хотя ее претензии были оправданы. Она пошла не тем путем, глупость в такой ситуации всегда наказывается. Естественный отбор среди революционеров, чтобы до конца дошли разумные и уверенные в себе, способные думать и просчитывать. Отбор по уму и агрессии. Почти как у животных.
Голос Айдана всегда был голосом разума, но на этот раз заставил волосы на голове Снейпа прийти в движение. Маг еще раз взглянул на мужчину, которому доверил ответственность за судьбу целого факультета. Неужели это и правда говорил он? Всегда борец и человек дела, предлагал если не директору, то студентке принять тяжелое решение, которое дается с трудом даже взрослому? Профессор выслушал своего коллегу, отмечая для себя, что и какие темы надо обсудить чуть позже. Когда же тема коснулась наказания профессор Снейп не выдержал
- Вы хорошо продумали все, мистер Дэллакэйпплл? – очень выразительный взгляд, предостерегающий, но поздно. Девушка уже заговорила, зацепившись за возможность хотя бы такой воображаемой мести. Она предлагала смерть, подвергая Адамс пыткам и мукам. Наверняка уже видела все подробности, вот только понимали ли она насколько смерть от твоего слова связывает тебя с погибшим. Даже случайная смерть, даже заслуженная. Неужели месть стоит пятна на душе? Неужели она готова жить с тенью приговоренной  судьбе. Сейчас это не понимается девочкой, но на это ее обрекает ее декан, и ее горячность.
- Минутку, мисс Мальсибер, я понимаю ваши чувства и желания, но я уверен, что вы не можете сейчас в таком психологическом состоянии принимать на себя ответственность за чужую жизнь. В вас говорят эмоции, а они не лучшие советчики. Прошу вас успокоиться. За вас найдется кому ответить, пусть это сделают те, кому положено.
Он остановил девушку, не желая потерь с ее стороны. Быть может однажды она станет убийцей во имя мести, но не сейчас, не здесь и не при нем.
И еще один голос возлагает ответственность на него. Еще один участник считает, что он вправе судить.
- Спасибо за мнение профессор Спраут.  Маг скривился и уже почти расписался в том, что люди здесь в кабинете лишены логики  и ослеплены, кто ненавистью, а кто страхом. Голос звучавший последним разрушил эту иллюзию. Этого голоса разума он ожидал меньше всего и взглянул на Алекто почти с нежностью и благодарностью.
- Вот, вот именно, мисс Кэрроу. Я ждал этих слов от каждого здесь, но кроме вас никто не произнес их. Благодарю вас от всей души.
Теперь он смотрел на каждого, медленно скользя взглядом, тяжелым и неприятным, по каждому лицу.
- Вы все решили, что можете решать судьбу этой девочки. Сами, или переложив ответственность со своих плеч на плечи такой же девочки или мои. Но разве мы Визигамонт, чтобы судить? Разве кто-то из нас имеет такое право? Как директор я могу высказать мнение в рамках моих прав. И как директор я говорю всем вам. Мисс Адамс, сейчас. На данном этапе нуждается не в судье, а в помощи. Во врачебной помощи. У нее явно выраженные признаки посттравматического психоза.  Она не может нести ответственности за свои поступки и не понимает, что творит, хоть и утверждает обратное. Еще один яркий признак психического шока. Надеюсь никто не станет оспаривать мою способность поставить диагноз подобного рода студенту? – взгляд с вызовом. Он не потерпит спора с собой. Они сами требовали решения от него, устранившись все, кроме Алекто. – Мисс Кэрроу, прошу вас незамедлительно вызвать группу целителей из Мунго для студентки, специализирующихся на психических нарушениях. И вас же прошу организовать охрану палаты, на время пребывания студентки в клинике. Покинуть самостоятельно лечебное заведения девушка не имеет. До суда останется там, а будет ли, уместен ли суд решит лекарь. Поставьте в известность  о случившемся аврорат, мисс Амбридж
Мисс Мальсибер, вас я прошу  сейчас пойти в свою комнату и выпить вот этот отвар. – маг достал из шкафчика склянку – это позволит вам отдохнуть и вернуть силы. От уроков я освобождаю вас на три дня. С вашими родственниками я готов встретится в ближайшее время. Порошу Профессора Дэллакэйпплл поставить в известность об этой возможности родственников вашей студентки.
Что касается наличия «опасных» студентов с сомнительной родословной, то если мне будет вменено в обязанности я перепроверю данные, но напоминаю, что использовать методы дознания ни я ни деканы права не имеем, так что допросы с пристрастием ваша личная зона ответственности, Долорес.
- Профессор Спраут, вы поставите в известность о случившемся родителей Адамс и доведедте до их сведения все тонкости происшествия. Я могу уделить им несколько минут. Остальное они будут решать на уровне министерства и Мунго.
- Все остальное на данном этапе будет бесполезным перемываением костей и взаимными обвинениями, давайте не будем опускаться до такого уровня.  Предпочтем решать проблему конструктивно. Если со мной согласны, то благодарю всех за собрание. Айдан и Помона, прошу вас задержаться на некоторое время.

Отредактировано Severus Snape (2018-03-10 20:23:54)

+7

16

Все маглорожденные опасны. В этом Долорес Амбридж была убеждена на все сто, а то и двести процентов. Конечно, дело было не в легенде, согласно которой, все грязнокровки когда-то напали на волшебниц и волшебников и отняли у них волшебную палочку, а вместе с ней и магический дар. Поверить в такие сказки мог только полный идиот, лишившийся возможности думать самостоятельно и свято верящий «Пророку». Остальные делали вид, что верили в эту чушь, ради выгоды или из страха.   
Опасность грязнокровок престарелая леди в розовом видела в вырождении волшебников. В самом деле, бесконтрольные отношения с маглами могут привести к тому, что людей с магическим даром попросту не останется. Наглядный пример у Долорес был в детстве – неудачник отец, не сумевший добиться в Министерстве ничего, кроме как намывать полы в коридорах, и неряха мать – магловское отродье, о которой Амбридж предпочитала не вспоминать, попросту вычеркнув ее из памяти. И братец – такой же никчемный, как и их мамаша. Сквиб. Вот к чему могут привести заигрывания тех, в чьих жилах течет благородная кровь, с теми, кто не способен творить волшебство.
Она это понимала. С самого начала. Да, безусловно, в ее стремлении изображать чистокровную колдунью, виноваты амбиции, стремление найти свое место в жизни, пробиться выше, достигнуть невероятных высот. Но при этом она всегда точно видела опасность, которая исходила от разных полукровных тварей. Она всегда работала и трудилась во благо чистокровного общества. Общества, с которым себя ассоциировала.
Ее совершенно не удивляли попытки преподавателей увильнуть от ответственности. Однако, Долорес не собиралась просто так отступать.
- Мистер, Дэллайкэппл, - сладко улыбнувшись, пропела Амбридж, обращаясь к декану рейвенкло. – В очередной раз вынуждена напомнить вам, что за безопасность чистокровных в школе отвечаете вы, преподаватели, а не Комиссия. Учитывая, что вы знали, о том, что могут… возникнуть трудности из-за некоторых студентов – вы обязаны были обеспечить эту безопасность. Если уж с этой задачей вы не справляетесь, то Министерство магии, просто обязано принять соответствующие меры, чтобы защитить интересы волшебников. Возможно следует усилить контроль, за тем, что происходит здесь, в стенах замка. Можете не сомневаться, я непременно обсужу этот вопрос с компетентными сотрудниками Министерства.
Монолог Джессики Адамс Долорес выслушала с самым брезгливым видом, демонстрируя, что речи этой опаленной безумием девчонки, не имеют никакого смысла. Десяток грязнокровок не стоят жизни одной чистокровной волшебницы. Потому преступление Джессики Адамс более чем серьезно. Вот только, как ни прискорбно это признавать – мисс Кэрроу права. Решать судьбу грязнокровки должен суд. И Снейп признает это.
- Кхе-кхе, - она пытается перебить его, когда он вновь говорит ей о списках тех, кто был допущен учиться. Однако директор не позволяет ей это сделать, повышая голос и не давая ей вставить слово.  Лицо Амбридж принимает оскорбленное выражение, но она молчит до самого конца тирады.
- Будет ли уместен суд, решит министерство, - уже без слащавых ноток, холодно и злобно произнесла она. – Я непременно предупрежу авроров. Возможно, нас ждет несколько судов.
С этими словами женщина бросила в камин щепотку летучего пороха и покинула собрание. Необходимо было серьезно поработать, в том числе и над собственной защитой, в том случае, если у суда возникнут вопросы к ней, как к главе комиссии. 
[icon]http://funkyimg.com/i/2jorJ.png[/icon][nick]DOLORES UMBRIDGE[/nick][status]Я наведу здесь порядок![/status][sign]Долги[/sign]

+5

17

И все же откровенность Джессики поражала. Странным существом она была. Жестока, обладает своим извращенным понятием справедливости, но при этом не лжет. Лучше Авроры она могла рассказать о своем преступлении, не утаив ничего. И эта честность пугала Мальсибер. Как далеко зайдет Адамс? Объяснит ли она, что побудило студентку Хаффлпаффа избрать в качестве жертвы именно Аврору? Беспокойство мешало Ро слушать. Мимо ушей она пропустила историю, которая должна была вызвать противоречивые эмоции и объяснить поступки и характер Джессики. Когда с уст Адамс слетает ее имя, Мальсибер поднимает глаза в ожидание. Но ничего компрометирующего сказано не было. Обвинено было общество и все здесь присутствующие. Аврора выдохнула. Вновь она почувствовала себя в безопасности. Свои темные тайны она сохранила при себе. Поток оскорблений ее уже не трогал. Пускай Джессика зовет ее чистокровной мразью, это последние ее слова. Могла ли Аврора остановить Роуз? Возможно. Но теперь это не имеет значения. Все закончилось. История уйдет вместе с Джессикой.
Утверждения профессора Спраут не вызвали гнев Мальсибер. Свои слова она не считала детским лепетом. Уж в этом ее не обвинить! Аврора оперирует фактами. Что же до груза ответственности, то он ее не тяготил. Таково было свойство ее характера. Возможно, оно было следствием воспитания, возможно, предрасположенностью. Но юная Ро принадлежала тем людям, кто способен принимать сложные решения и нести ответственность за них.
Однако при одном взгляде на профессора Спраут Мальсибер потянулась к карману мантии, в котором лежал носовом платок, чтобы подать его доброй женщине. И все же достать его она не решилась. Тем самым Ро привлечет внимание к чужой слабости, а это никому не нужно.
Вспомнили Джейкоба. Аврора только теперь стала понимать, что итог собрания был предрешен. Зря она волновалась. Ладошки ее были мокрые, в животе неспокойно. Ведь кузен обо всем позаботиться. Он сам так сказал.
Затем Джессику усыпили. Это был так странно и неожиданно для Авроры, что выражение ее лица не успело измениться. Она по-прежнему хмурилась. Казалось, будто Ро злиться на то, что в этом кабинете слишком много говорят и чаще положенного перекидывают ответственность с плеч министерства на плечи администрации Хогвартса и обратно. И вновь, теперь уже директор предположил, что Аврора не отдает отчета в своих словах. Да нет же, послушайте, она мыслит трезво, ведь так принято у Мальсиберов. Она хочет, чтобы Джессику изолировали от общества, пытается объяснить присутствующим, что она опасна. Почему эти люди ее не слушают? Да, синяков на нежной коже Авроры уже не найдешь, но это вовсе не означает, что лестницы падала совсем другая девочка! И все же она совершенно спокойна и только умиротворяющие слова Снейпа выводят ее из себя. Не нужно ее лечить! Перестаньте говорить глупости, мнить себя целителем и награждать вполне здоровых убийц диагнозами. Тем более не следует навязать Авроре лекарства, предлагая ей отдохнуть. Мальсибер здорова и в этом вовсе нет заслуги Снейпа.
Принимая склянку, Ро давала себе обещание вылить ее содержимое в ближайшей уборной. При упоминание о родственниках она невольно посмотрела на Айдана. Оба они знают, кто из Мальсиберов навестит школу. Уж ему то не осмелятся сказать, что следует успокоиться. Интересно, что скажет Джейкоб, когда узнает, что Адамс назвали не здоровой? И кто ему сообщит? Гонца с дурными вестями ведь могут и повесить.
С разрешения директора Аврора все же оставила кабинет, напоследок окинув его взглядом. Считала ли она, что справедливость восторжествовала? Нет. Но об этом нужно говорить не с холеными преподавателями школы.

Отредактировано Aurora Mulciber (2018-03-15 13:11:00)

+5

18

Сказать ей больше было нечего, разумных мыслей на сегодня было более чем достаточно – такая мозговая активность ее даже несколько утомила, поэтому все оставшееся время Алекто стояла, не проронив ни звука. И она была даже горда собой, что единственное рациональное решение в этом бесплатном цирке принадлежало ей, но на ее некрасивом бледном лице не отразилась ни одна эмоция. Только дернулась бровь, когда Снейп погрузил грязнокровку в сон. Но ладно, Северус всегда отличался излишним гуманизмом – сейчас ей не было до этого дела. Сейчас ей хотелось поскорее покинуть этот кабинет, написать коротенькое письмо Джейкобу и упасть в кровать. Лежать на жесткой поверхности и смотреть в потолок, пытаясь нащупать ту точку своего самочувствие, где ее настигает слабость. Кэрроу не нравилось это ощущение усталости, постоянной истощенности, у нее даже не оставалось силу на злость, будто все краски мира исчерпались и уже ничто не может ее обрадовать.
- Не прощаюсь, - коротко бросила она коллегам, с видом недовольного, но жалостливого хозяина, который бросает провинившимся псам тонкую кость.
Писать Джейкобу совсем не хочется, и все же она должна – еще один доходчивый урок от Мальсибера, и теперь Лекто не хочет делать по-своему. У нее нет сил даже на препирательства с Джейкобом, ей проще написать ему, нежели отстаивать свою свободу и нежелания вести отчетность.
Она покидает кабинет в одиночестве и радуется прохладному воздуху коридоров, только сейчас ощутив насколько душно и тесно было в директорском кабинете. О чем будут говорить оставшиеся за дверьми ей было неинтересно, даже их попытки избавить Адамс от заслуженного наказания ее не сильно волнуют, сейчас она точно знает, что ни скрыть это преступление, ни потворствовать грязнокровке им не удастся и это тот максимум, который она могла сделать. В ее обязанности, в конце концов, не входят дисциплинарные слушанья, а участие в балаганах и подавно.
Пожалуй, стоит написать Джейкобу о компетентности некоторых профессоров, подумала Лекто, выходя из-под крыльев сфинкса и шагая по коридору. Стук ее каблуков раздавался эхом по всему этажу и коридоры в разгар дня были удивительно пусты, ее даже заставил усмехнутся этот факт. Все же даже в изрядно потрепанном и необъяснимо ослабленном состоянии она наводила практически ужас на учеников Хогвартса. Она здесь для того и была поставлена.

+3


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [14.02.1998] Над пропастью