Escape The Fate – W. Belby [23.10]
Redemption – D. Malfoy [24.10]
Stand as one – R. Montague [25.10]
Demotion – S. Snape [24.10]
Tower defense – O. Harper [25.10]
Just cause – R. Lestrange [25.10]
Darker than dark – E. Rosier [25.10]
Liberator's might – Z. Smith [23.10]
1281 1038 1089 991
Самым очевидным было решение поскорее доехать до конца и отправиться домой. Пока по следу двух английских беглянок не вышел поисковый отряд. Не успели.читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [14.02.1998] Take care of the one you love


[14.02.1998] Take care of the one you love

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Take care
of the one you love

http://funkyimg.com/i/2CMRN.png
http://funkyimg.com/i/2CMRr.png
http://funkyimg.com/i/2CMRs.png

› Участники: Aedan Dellachapple, Elizabeth and Jacob Mulciber
› Место: кабинет Айдана

› Время: ночь, после [14.02.1998] Follow the line of the palms of our hands
› Погода: мороз

Аврора в больничном крыле. Ее семья требует объяснений.

Отредактировано Jacob Mulciber (2018-02-26 12:40:47)

0

2

Ему не стоило оставлять ее одну и позволять течению жизни захлестнуть девушку с головой. Эльфы не смогли найти Джессику Адамс сразу же, хаффлпаффцы, ожидаемо не выдали ее местоположения, оставалось только самим обшаривать каждый уголок замка, чтобы найти девушку. Ему в голову не могло прийти, что Джесс настолько сдвинулась, что попытается напасть на Аврору уже тогда, когда была объявлена в своеобразный розыск. Ее попытка избавиться от Авроры была скорее отчаянием, сделать хоть что-то прежде, чем не сможет добраться до нее совсем. Дэллакэйппл винил себя, что оказался не столь дальновиден.
Он написал Джейкобу как только ему выдалась возможность. Мадам Помфри была против такого количества посетителей в Больничном Крыле, но Айдан сумел убедить ее в необходимости. Плотность Пожирателей Смерти на один квадратный метр стала слишком давящей. Айдан встретился взглядом с Мальсибером, коротко кивнул, перевел взгляд на Грегори Треверса, который не удосужился даже поздороваться с ним. О нем Айдан знал не только из газет, но и из головы Авроры, которая вынуждена была показывать ему свои мысли. Писатель переглянулся с мадам Пофмри, жестом попросил ее не поднимать лишней паники, а потом уже посмотрел на миссис Мальсибер, которую видел впервые.
- Будет лучше, если говорить мы будем в другом месте, - мадам Пофмри только кивнула. Ей не нравилась сама перспектива оставлять девушку наедине с Пожирателем Смерти, но писатель одним только взглядом пресек все ее споры. Джейкоб знал расположение его кабинета, потому мог идти первым, но из вежливости, профессор Дэллакэйппл все-таки предложил пройти, рукой придерживая дверь. Профессор выходил последним, еще раз глянул назад, где мадам Пофмри задвинула занавеску, чтобы никто из случайных посетителей не видел Треверса. Когда только Джейкоб успел провернуть эту махинацию? До кабинета они шли молча, но спешно, желая уединиться и обсудить сложившуюся ситуацию. Дэллакэйппл не торопился начать говорить и сначала учтиво предложил чая, поймав насмешливый взгляд Джейкоба.
- В письме я не стал уточнять произошедшее, но смею заверить вас, что преступницу ищут, - Айдан осторожничал, потому что не знал, насколько осведомлена миссис Мальсибер и говорили ли ей вообще о том, что произошло еще в декабре месяце. Он смотрел на Джейкоба, словно ожидая, что тот решится ему помочь и подсказать. Женщину было жалко, чисто по человечески, но вместо того, чтобы остаться рядом с дочерью, она вынуждена говорить с деканом факультета. - Замок она не покидала. В замке есть места, куда нельзя попасть так просто, но домовики знают свою работу, ее найдут. Я против линчевания, поэтому с ней будет разбирательство.
Последнее он словно говорил для Мальсибера. Сама миссис Мальсибер вела себя сдержанно, что невольно заставило мужчину подумать, что мысленно она его распяла много-много раз за то, что тот не смог уберечь ее дочь. Сам Айдан винил себя, но не говорил об этом вслух.

+2

3

Она говорила и Джейкобу, и Артуру, и Лерою тоже. Но никто из них не послушал! Конечно, ведь она просто женщина. Потом приходят к ней, когда случается несчастье, в поисках совета и утешения, а до тех пор все они умные, рассудительные, хладнокровные. Видит Фрея, Элизабет любит всех своих детей, но до чего же эти рыбы скользкие и упрямые. Уж сколько лет она живет среди них, а никак не научится сохранять ледяное спокойствие, присущее Мальсиберам. Если посмотреть на Джейкоба, то ничего ровным счетом не случилось. Аврора не падала с лестнице и не лежала сейчас в госпитале, когда подле нее уселся сокрушенный горем Пожиратель смерти. Нет, это просто нелепо!.. А ведь она говорила Джею, что с Авророй что-то случится. И это было не обычное предубеждение, свойственное каждой матери. Нельзя было делать ее девочку старостой. Она еще слишком мала, горяча и неопытна. И в школе ей не нужно было возвращаться после каникул. Неужели все они не видели, как Рора была подавлена? “Нет, дорогая,” - уверял ее Артур, - “Девочке нужно доучиться”. Ну, вот, доучилась.
Элизабет не знала, на кого злится больше! На мужа, на Джейкоба, на Айдана или Трэверса? Он то откуда взялся?! Все это проделки Черного Мальсибера. Он напраказничал с помолвкой Авроры, потом с ее назначением и теперь они пожинают плоды. А профессор тоже хорош! Рорушка - его студентка! Куда смотрели его глаза? Ох, будь ее воля, Элизабет бы забрала дочь домой сейчас же. Но Артур просил ее не кипятиться! Уговаривал ее, словно Лизи ребенок какой-то. Но ни она ли вырастила эту ораву разномастных Мальсиберов, которые теперь творят черти что! Да, отчасти, в этом есть ее вина. Жаль только Джейкоб уже не в том возрасте, когда его можно было хорошенько отшлепать.
В таком русле протекали мысли леди Мальсибер, идущей под руку с племянником. Джейкоб и виду не подавал, что обеспокоен. На его фоне Элизабет выглядела, как сгусток энергии. Из косы, завязанной на ночь, выбились пряди волос. Аккуратные локоны обрамляли голову. Леди хмурилась, сжимала губы, от чего носогубные складки становились еще заметнее.
Придя в кабинет декана она решительно, но по всем правилам приличия, отказалась от чая. Элизабет ждала ответов. Ведь ей было ничего не известно! Еще вчера она была убеждена, что с дочерью ее все благополучно. От Авроры приходили сухие, но все же письма. А теперь… Леди Мальсибер слушала профессора, глядя прямо в глаза этому симпатичному с виду мужчине. И то, что он говорил, было ужасно! Она рассеянно оглянулась на Джейкоба, в поисках поддержки. И Мальсибер тут же подошел, приобнял тетушку, в которой поубавилось львиной агрессивности.
- Ты хочешь сказать, ее столкнули с лестницы?
Этот вопрос задал Джейкоб. В общих чертах он знал, что Аврору пытались утопить в ванной старост, но посчитал необходимым сохранить эту информацию в тайне до тех пор, пока не будет принято решение администрации школы по данному вопросу. Он не хотел на это решение влиять, для него было очевидно, что девчонка заслуживает смерти. Но так же он не мог позволить и своим родственникам горячиться и писать письма с угрозами в адрес директора. Все должно было пройти тихо. Но, как всегда, не вышло.
- Безусловно, разбирательство необходимо. Но мы оба понимаем, что это двойное покушение, Айдан…
- Двойное покушение на чистокровную волшебницу, - прервала племянника Элизабет. - Деньги, на которые существует эта школа, во многом получены от меценатов. И стоит этим людям узнать, что их дети под угрозой… Вы же закроетесь! Кому нужно учреждение, в котором происходят убийства? Боги, это ведь моя дочь. Как?.. Зачем?
Это были угрозы, истерика, страх. Мать не смогла защитить своего ребенка, потому что дочь учится неведомо где, ее окружают маглорожденные. На одного преподавателя приходился десяток учеников. Как тут проконтролируешь?
- Джейкоб, мы можем ее забрать? - эти слова прозвучали так жалобно, что ответить на них отказом было бы преступлением. Однако Черный Мальсибер пятнадцать лет считался преступником.
- Боюсь, что нет.
Советник поднял глаза, ища помощи у декана Рейвенкло.

Отредактировано Jacob Mulciber (2018-02-26 20:03:23)

+2

4

Айдан не чувствовала паники. Он уже имел опыт разговоров с родственниками пострадавших детей. Чистота крови не имела значение, в первую очередь это были родители, а потом уже можно было разделять их по сословиям. Дэллакэйппл задумчиво пожевывал нижнюю губу, разглядывая сначала одного Мальсибера, потом другую.
- Хотел бы я сказать, что ты превратно понял мои слова,
но это, действительно, так,
- Айдан раздосадованно цокнул языком. Говорить об этом оказалось намного сложнее, чем он себе представлял.- Мадам, уверяю вас,
это дело подняло резонанс и будет проведено тщательное расследование. Каким бы положительным я себя не считали как бы не оправдал людей, но в этом случае, я целиком и полностью на стороне пострадавшей. Но, прошу вас дать нам время, чтобы школа во всем разобралась. Безусловно, влияние Министерства имеет свои плюсы, но если мы в очередной раз не сможем ответить, то нас, как вы правильно заметили, закроют. Куда тогда пойдут дети? Вы уверены, что сможет научить свою дочь всему, что регламентировано этим годом?

Он столкнулся взглядом с Джейкобом, надеясь найти поддержку, но заметил, что и то искал в нем уверенности. Интересный поворот. Дэллакэйппл снова посмотрел на мадам Мальсибер.
- Домовые эльфы получили приказ найти ее и доставить в кабинет декана, где ее будут держать до разбирательства. В Хогвартсе есть только одно место, где она могла пытаться столько времени, сейчас домовые эльфы планируют, как им попасть внутрь, раз в комнате кто-то находится. Годы изменили эту школу. Раньше мы думали, что смогли узнать все тайны и повороты судьбы,
но лично я ошибался.
- Айдан прикоснулся указательным пальцем ко лбу. Надо было что-то сказать, что-то сделать.- Я виноват в том, что позволил Авроре отменить наши личные занятия, на которых настаивал Джейкоб. Признаться, она говорила так уверенно, манипулировала твоим именем, что у меня мысли не возникло что ты даже не в курсе, что она не хочет больше заниматься со мной.
Он развел руками. У чистокровных свои заморочки. Айдан боялся выглядеть глупцом, если бы написал Джейкобу и узнал, что того не устраивает результат и он сам решил прервать те занятия, которые сам же и инициировал. В итоге писать стоило.
-. Я бы мог назвать вам имя прямо сейчас, если бы был уверен, что самосуда не будет. Никто не собирается спускать с рук то, что произошло, но есть правила, общие для всех, - он хотел выглядеть разумным. Джессика Адамс подписала себе смертный приговор. Скрывать ее имя было занятием бесполезным, а потому, чем бы не закончится это разбирательство, ее жизнь здесь оборвалась. В Хогвартсе ее замучают подобные Кэрроу, за пределами, даже если она не попадет в Азкабан, она будет постоянно под прицелом Мальсиберов и Треверса. Он фактически был уверен, что любой вынесенный приговор, означает поход на эшафот. В прочем, профессор предпочитает не думать об этом, жалости у него не было, ни к себе, ни к Авроре, ни тем более к Адамс.

+2

5

Возможно, одним из самых существенных недостатков Джейкоба, был его разум, не зависимый от чувств. Мальсибер руководил своим сердцем и в нужный момент приказывая ему не испытывать боли или тоски. Он был убежден в том, что Авроре нужно закончить школу. И дело даже не в знаниях. Ро обязана выстрадать случившееся и, как обычные дети, доучиться до конца учебного года. Она не имела право сдаться, вызвать еще больше толков. Следовало вести себя, как обычно.
Безусловно, Элизабет была не согласна с племянником. Не важно, что скажут люди, жизнь Авроры была под угрозой! Следовало немедленно увести ее. Слова профессора леди Мальсибер ничуть не убедили. Она не услышала в них решительности. Если б он сказал, что мерзавку посадят… Так ее даже не нашли! По этой трижды проклятой школе все еще гуляет девчонка, угрожающая жизни ее дочери. Впервые присутствие Трэверса подле Роры не показалось таким уж и неуместным. Прекрасно, он Пожиратель смерти! Пусть хоть кто-то попробует приблизиться к ее ребенку.
То, что школу закроют, Элизабет не волновало. Она считала это учреждение абсолютно некомпетентным и потерявшем доверие за последние семь лет. В ней, безусловно, кипел материнский гнев и в другое, в лучшее время она могла бы сказать, что ничего против Хогвартса не имеет. Но это был не тот день!
Однако она оставалась дамой воспитаной и уважаемой. Помня об этом, Элизабет сделала глубокий вдох, затем выдохнула, отчего кудри, обрамляющие ее лицо, заиграли. Опустив глаза в пол, она пытаясь сконцентрироваться на проблеме, отделить чувства и увидеть суть. Однако Лизи только и думала о том, что жизнь ее девочки под угрозой. И отказ, данный племянником, заставил леди Мальсибер почувствовать себя беспомощной. Конечно, куда ему и Айдану быть милосердными? Ведь они не носили ребенка под сердцем, не держали в руках хрупкую головку, на которой уже росли прозрачные волосы. Видит Фрея, они ничего не знали о Роре! От того им легко распоряжаться жизнью девочки, не боясь все испортить.
- Вы сомневаетесь в способностях моей дочери или в возможностях семьи Мальсибер, предполагая, что мы не сможем дать Авроре достойное образование? - Элизабет подняла глаза на Айдана и в этот момент больше всего напоминая своего мужа. Право же, в браке люди становятся поразительно похожи. Однако Лизи одумалась и перевела взгляд на Джейкоба. Она понимала, что профессор, в сущности, ни в чем не виноват. Вполне возможно, что он действительно сделал все, что было в его силах. Однако этого оказалось недостаточно. - Можете не отвечать, - отмахнулась Элизабет. При этих словах она пристально смотрела на Джейкоба. Он должен понять, что это его вина.
Черный Мальсибер взгляд выдержал. Выглядел он уже не так безукоризненно. Морщины на его лбу стали заметнее, нос заострился. Про себя Джейкоб повторял обрывки слов, сказанных Айданом. “Каким бы положительным я себя не считал”. “Я ошибался”. “Манипулировала”... Все это было очень любопытно.
- Вмешательство министерства неизбежно. - В свое время Дамболдору удавалось юлить и манипулировать правительством. Последствия его действий мы можем наблюдать по сегодняшний день. Нет сомнений, Хогвартс требовал реформации. - Школу не закроют, однако в наших же интересах наилучшим образом завершить это дело. - Джейкоб многозначительно улыбнулся. - И все же, я полагаю, избежать огласки уже не получится. Как ты оцениваешь ситуацию, Айдан? Студентам известно о происходящем? Желательный результат: ограничить круг посвященных и избежать попадания в прессу. Это возможно?

Отредактировано Jacob Mulciber (2018-03-02 11:31:47)

+2

6

На месте Элизабет могла быть любая другая мать, и она говорила бы такие же слова, какие срывались с губ Элизабет Мальсибер. Как мать он мог ее понять, но слепая родительская любовмь могла сделать только хуже. Зачастую люди этого даже не понимали и не осознавали. В данном конкретном слуаче Джейкоб выступал в качестве якоря, полной противоположностью своей тетушки.
Он открыл было рот, но вовремя его захлопнул. Айдан не хотел спорить о том, что он на самом деле считает, но профессор считал, что девочке лучше в Хогвартсе среди сверстниц и сверстников, а не дома среди семьи. Возможно, он был не прав, но у него была дочь, которую он хотел воспитывать правильно. Жаль только, что времени у него не было, чтобы заняться ее обучением, точнее она появилась в его жизни уже тогда, когда обучать ее в Хогвартсе было поздно, но Айдан был уверен, что школа пришлась бы ей по нраву и у нее были бы успехи.
Профессор тоже направил свой взгляд Джейкобу. Со стороны представителей Мальсиберов он казался самым логичным и разумным, ем не руководили чувства и эмоции.
- Возможно. Однако вмешательство Министерства сделает процесс достояние общественности. Направление в Хогвартс человека из Министерства уже позволяет резонансному событию выйти за его пределы. Не знаю, кто теперь руководит отделом образования, но возможно, этому человеку удалось бы решить конфликт по-тихому. В противном случае, обещать конфиденциальность я не могу. А вот вы сами можете, - высказал свое предположение профессор, задумчиво потирая переносицу. - Если говорить о Хогвартсе в целом, то единственный человек, кто знает больше остальных - Теодор Нотт, но в его порядочности я не сомневаюсь. Сами можете с ним поговорить, если сочтете нужным. Мы решили, что студентов не обязательно посвящать в подробности, но стоит понимать, что земля слухами полнится, которые можно подтвердить или опровергнуть, и завтра Аврора один на один останется с этим выбором.
Они максимально оградили Аврору от случившегося и от последствий. Остальные студенты могли только предполагать, что с ней случилось, однако предположения могли быть опасными.
- Аврора намеренно скрывала от меня первые покушения, считая, что может справиться сама. Она ошибочно полагала, что мое вмешательство не имеет места, что она Мальсибер и она должна справиться самостоятельно. Если бы мистер Нотт не спас ее, я бы не узнал о том, что с ней творится, только строил бы предположения и отправлял бы тебе, Джейкоб, письмас содержанием тревоги за нее. Как говорится, что не делается, все к лучшему. Я могу с уверенностью сказать, что судьба виновницы будет решена и никто не будет требовать для нее поблажек. Такие вещи не прощаются, но в линчевании нет ничего хорошего. Это только спровоцирует больше бед. - он говорил и смотрел на Джейкоба. В основном все слова были адресованы ему. На Элизабет он старался не смотреть. Она мать, и все слова, что он произносит звучат кощунственно.

+2

7

Элизабет отстранилась. Она уже не слушала мужчин. Было в их словах с лихвой равнодушия и беспечности. Ведь, в сущности, они все еще дети. Сколько лет Айдану? Пожалуй, около сорока. И он, и Джейкоб мальчишки, которые играют чужими судьбами. Как у них только смелости на это хватает? А может, то вовсе не смелость, а глупость? Как же им объяснить, что нет ничего превыше человеческой жизни? Да, они еще слишком молоды, чтобы понять.
Она устала, была побеждена. Ей хотелось вернуться к Авроре, поцеловать чистый лоб дочери и направиться домой, чтобы на руках у Артура выплакать свое горе. Элизабет вовсе не была слабой, но безвыходность положения угнетала ее. Умом она понимала, что Рору необходимо оставить в школе, но сердце… Сердце болело! Что еще случиться с ее доченькой до конца учебного года? Как ее защитить? Подсосывать конфеты племяннику, чтобы Грегори всюду ходил за двоюродной сестрой, как личный охранник? Нет, это, конечно, забавно, но никуда не годиться.
Джейкоб же всеми мыслями был в неведомых Элизабет хитросплетениях политики, образования, возможно, морали.
- По-моему ты недооцениваешь серьезность положения. Хогвартс не является государством внутри государства. В его стенах не может вершиться суд, не санкционированный министерством. Это нарушение закона. Присутствие представителя министерства необходимо и, повторюсь, неизбежно. Дело будет засекречено, во избежание волнений. В целях охраны личной жизни пострадавшей, я надеюсь, нам удастся остановить слухи. Не желаю для Авроры подобной славы! Это жестоко по отношению к девушке.
У него язык не поворачивался назвать кузину ребенком. Он то знал, что творится в этой светлой головке. И все же как бесчеловечно поступило с ней это создание. Подобных ей следует истреблять. Они как взбесившиеся собаки. Джейкоб понимал нежелание Айдана проливать кровь и вовсе не настаивал на том, чтобы суд принимал неудобные решения, однако готов был сделать все возможное, лишь бы Аврора была в безопасности, а у Элизабет не осталось сомнений.
- Мистер Нотт? Мальчик Леонарда? - спросила леди Мальсибер, не внимательно следя за разговором мужчин. Ей все уже было ясно, ничего от них она не добьется. - Следует поблагодарить его.
Для нее эти слова стали какой-то точкой, после которой она ожила, приосанилась и готова была уйти.
- Господа, прошу простить меня, я бы хотела вернуться к дочери. Ее благосостояние волнует меня больше всего. - А не то, как пострадают ваши репутации после этого ужасающего инцидента! - Если преступница все еще в Хогвартсе, я бы хотела, чтобы Грегори Трэверсу позволили остаться подле Авроры. И… - тут она замялась, понимая, что вежливой следовало оставаться до конца, - мистер Дэллакэйппл, прошу извинить мою эмоциональность. Я бы не хотела, чтобы вы когда-нибудь оказались на моем месте. Жалею, что наше знакомство состоялось при столь прискорбных обстоятельствах.
Язык ее был так сух, а лицо безжизненно, что Элизабет казалась сама на себя не похожа. Всегда добрая, чуткая женщина, она была в обиде на этих мужчин за их не конструктивные решения. Оправдания Айдана ее и вовсе раздражали!
Взглянув на Джейкоба, она давала ему возможность остаться или быть с семьей. Она давала ему выбор! Благо ума у черного Мальсибера хватило, чтобы кивнуть Айдану, сказав на прощание несколько слов:
- Поймай ее, мой друг. И когда появятся новости, тут же напиши мне. Я не знаю, кто будет выступать от имени министерства. К сожалению, это буду не я. - Напоследок Джекоб улыбнулся одной из немногих искренних улыбок. - Спасибо!

+2


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [14.02.1998] Take care of the one you love