Redemption – D. Malfoy [19.11]
Stand as one – L. Brown [17.11]
Demotion – A. Greengrass [18.11]
Just cause – E. Wylde [17.11]
Darker than dark – E. Rosier [17.11]
1491 1172 1171 1165
Никакой вины за то, что озвучил фамилию девушки, Долохов не ощущал. Сказать по правде, ему и в голову не приходило считать это важным - маски, сохранение тайны личности… Ха. читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [22.06.1963] Операция Ы


[22.06.1963] Операция Ы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Или история о том, как два придурка ребенка любимой женщины потеряли
http://funkyimg.com/i/2DaG6.gif
http://funkyimg.com/i/2DaFW.gif  http://funkyimg.com/i/2DaFU.gif

› Участники: August Rookwood, Roderick Selwyn.
› Место: волшебная ярмарка.

› Время: обед.
› Погода: солнечно.

Ради поиска, даже враги объединяются

+1

2

Глупо думать, что суровые Пожиратели смерти и невыразимцы не умеют и не любят развлеваться – Август вот, несмотря на свой достаточно холодный характер, любил магические ярмарки. Наверное, это были какие-то рудименты детства, но он не мог пропустить ни одной ярмарки, приезжающей в магическую Британию. Но сегодня Август был расстроен необходимостью идти на ярмарку одному, ведь Агнис сказала что это «развлечение для детей и пустая трата времени». Она, разумеется, была права, но иногда Руквуду было просто необходимо скинуть с себя тяжесть ответственности, развеяться, посмотреть на людей за пределами Министерства Магии.
Ярмарка превосходила все ожидания: высоченное колесо обозрение, множество палаток под яркими крышами, запах каких-то неведомых сладостей и бесконечная людская река. Поток людей, перетекающий от одного развлечения к другому, подхватил Руквуда,  и ему оставалось только починиться течению. Однако он замер, едва заметив рядом с магически тиром знакомый затылок. Родерик Сэлвин с каким-то ребенком лет пяти, может быть, шести, ребенка Руквуд не знал и вполне логично предположил, что это какой-нибудь племянник, кузен, крестник Сэлвина. У этих чистокровных родственников всегда как собак нерезаных.

Родерик Сэлвин был человеком неприятным: слабохарактерным приспособленцем, которого практически не признавала даже собственная семья, а еще Родерик Сэлвин подозрительно часто и подозрительно близко находился к Агнис. Августу это не нравилось, однако высказывать свое негодование женщине он не собирался, но и упустить возможность кольнуть шпилькой пусть мнимого, но соперника никак не мог.
В карманах мантии невыразимца всегда полно всякой-всячины, начиная от эксперементальных самопищущих перьев и заканчивая новыми разработками взрывателей. Выносить это все, конечно, из Отдела Тайн было нельзя, но беспечные сумасшедшие ученые-невыразимцы никого никогда не обыскивали, поэтому в карманах мантии Руквуда валялось многое.
Он даже не заметил (честное слово!) как совсем крохотный экспериментальный образец новых порталов выпал из кармана и укатился куда-то под стойку лавки. Август сам был уверен, что произойдет, но громкий хлопок и поваливший едкий дым сизого цвета удивил даже Руквуда. Наученный горьким опытом, мужчина прикрыл лицо мантией и достал из кармана волшебную палочку.

Начался жуткий переполох: все кричали, кашляли, пытались куда-то убежать, а особенно нервные принялись кричать что-то про темную магию. Такого столпотворения Руквуд не наблюдал даже в Атриуме Министерства, поэтому сам предпочел оставаться на месте и держать Родерика в поле зрения. Август и сам не знал, зачем ему это все, но людские столпотворения – это всегда весело, а Руквуд и пришел сюда за весельем.

+2

3

Родерик, в отличие от своего оппонента, ярмарки не любил не под каким соусом. Пойти на подобное мероприятие его мог заставить только случай. И он подвернулся. Он пришел, чтобы пригласить пойти Агнис, но та довольно холодно отвергла его предложение, зато маленький Патер восторженно решил, что это его шанс. Ни мать, ни отец идти на ярмарку не собирались, зато явно собирался Родерик, раз приглашал его мать куда-то. И в тот момент, когда мальчишка уже взобрался на руки к Сэлвину, Родерик отчётливо осознал, что дети это не его, и лучше вообще без этих маленьких человечков. Однако Агнис дала свое благословение, отпустив Патера в обществе Родерика, которому так же доверял и Андрастос. Это было полное фиаско.
В обществе Патера Родерик со скучающим видом гулял по ярмарке, с чуть брезгливым взглядом уворачиваясь от всех, кто мог бы его признать. Ему было шестнадцать, когда его представили Агнис, все это время они поддерживали отношения и дружили довольно тесно. Так тесно, что Сэлвин уже давно просчитал, что у Агнис есть любовник и даже математически выяснил, кто это может быть. Об этом они не говорили. Собственно, Родерик был другом, который не осуждал, только поддерживал.
Патер тащил его куда-то в шатер, где разноцветные лоскуты поражали воображение. Мальчик был в восторге, а Родерик считал время до того, как можно будет уже возвращаться домой. Однако у судьбы были иные планы.
Внезапно стало происходить нечто такое, что невозможно было описать словами. Сначала был громкий хлопок, на который Родерик среагировал моментально, подтянув мальчишку за руку к себе. Дальше повалил едкий сизый дым. Родерик ладонью прикрывал лицо Патера, мешая тому вдыхать дым. Но любые события имеют последствия. Началась паника. Люди старались покинуть шатер, в какой-то момент ладошка Патера выскользнула из его руки. Сэлвин развернулся в направлении, где должен был стоять Гринграсс, но толпа буквально вынесла его на пару метров из шатра. Когда волна схлынула, он стоял на четвереньках, пытаясь вдохнуть полной грудью, но не получалось.
Подняв голову, он осознал, что Патера в опустевшем шатре не было. С трудом поднявшись на ноги, Родерик осмотрелся по сторонам и наткнулся на довольное лицо Августа Руквуда. Не сдерживая себя и логично сделав вывод, что это его рук дело, Сэлвин ринулся к нему.
- Тебе смешно? Смешно? Ты что натворил, идиот? Я потерял его? Понимаешь потерял? - он кричал ему прямо в лицо, не заботясь о том, что в общем-то неприлично кричать в лицо взрослому мужчине, да ещё стоять так близко. В шатре Патера не было, это стало понятно, когда организаторы стали потихоньку возвращаться на места. Поднятые створки шатра позволяли полностью просмотреть его. Ребенка там не оказалось. ярмарка была слишком большой, он мог уйти самостоятельно , его могли увести, самые дурные мысли лезли в голову Сэлвину. И ему захотелось испортить настроение Руквуду, что выглядел уж больно довольным. - К твоему сведению, со мной был Патер.
Патер Гринграсс.

Пат. Шахматная партия не задалась.

+2

4

Наверное, приди он сюда с Агнис, ничего бы не случилось: они бы мирно жевали кусачий поп-корн , а потом осматривали бы окрестности с Чертового колеса. Но Агнис отказалась идти и вышло, что вышло. Удержаться хотя бы от язвительной улыбки было сложно, и Руквуд не сдерживал себя – улыбался во все тридцать два зуба. Не то, чтобы людская паника доставляла ему удовольствие, но растерянность одного-конкретного человека – очень даже. Он не ревновал Агнис к Родерику, но все равно наблюдать за растерянностью и даже испуганностью Сэлвина было приятно. В мире было не так много вещей, доставляющих Августу удовольствие, но сейчас он неотрывно смотрел на одну из них – на мечущегося по шатру Родерика, и только теперь Руквуд заметил, что рядом с Сэлвином нет ребенка. Но не успел даже позлорадствовать на этот счет, когда Сэлвин возник слишком близко и принялся кричать слишком громко.
- Хватить истерить, девочка! – Гаркнул Август, моментально утрачивая приподнятое настроение. Чужие вопли Руквуд органически не переносил еще со школы, орущие даже по поводу люди жутко раздражали и провоцировали Августа на агрессию, хотя в случае Родерика даже кричать было необязательно.
Август отступил от мужчины на шаг назад и уже был готов влепить истерящему сотруднику министерства пощечину, приводя того в чувства, но не успел даже занести руку, когда Сэлвин ударил его в буквальном смысле под дых. Руквуд шумно выдохнул, раздув ноздри и качнул головой, словно не поверив в услышанное.
- Прямо сейчас побежишь ей жаловаться или сначала найдем ребенка?
Руквуд пытался сохранять хладнокровие, быть выше истерик и паники, но бегающие по шатру глаза, выискивающие ребенка, все-таки выдавали его настроение. Вопрос почему Патер пошел с Родериком Август старался себе сейчас не задавать – задаст потом кое-кому другому.
Убедившись, что ребенка в шатре нет и людская паника практически улеглась, двое мужчин вышли из-под навеса.
- Я не силен в детской психологии, но он наверняка где-нибудь прячется, - скорее для самого себя проговорил Руквуд, пытаясь в голове найти хоть какой-нибудь выход и стараясь не глядеть на Родерика, который выглядел жалко.
В конце концов, если ребенка они не найдут, Агнис растерзает беднягу Сэлвина, но тот непременно расскажет ей об устроившим переполох Августа, а гневить Гринграсс невыразимцу совсем не хотелось.
- Если уж нанялся в няньки, следить лучше надо!
Руквуд посмотрел на своего вынужденного союзника, вздохнул и зашагал по центральной улице, взглядом шаря под каждым фургоном или позкой и спиной чувствовал, что Сэлвин идет следом. Лишь бы не плакал!

+2

5

Родерик ненавидел напыщенных идиотов, в накрахмаленных воротничках. Август Руквуд выглядел так, будто его вырезали из какого-то журнала и влепили в костюм, который на нем сидел довольно нелепо, что было странным. Руквуд обладал манерами, свойственными аристократическому магическом сообществу, но внутри него была гниль. Родри не понимал, как вытащить ее наружу, как показать ее Агнис, слепо влюбленную в него, но не знал. Ему еще не хватало хитрости, чтобы вести такую же игру, как он, но постигал политику и правила ведения игры, оттачивая свое мастерство на тех, кто его окружал.
Однако после слов Августа Родерик рот все-таки закрыл, не потому что послушался, а потому что пустое сотрясение воздуха, как стало понятно, не возымеет никакого нужно эффекта. Сэлвин понимал, что Августу плевать на происходящее, но только дрогнул, когда услышал имя Агнис, поняв, что это ее сын. Только вот, Родерик не собирался производить впечатление на Гринграсс, беспокоясь о ребенке. Конечно, он любил Агнис, но пока еще мог жить полноценной жизнь, дышать свободно, пока на него давили родственники, требуя от него женитьбы и ребенка. Сэлвин же предпочитал иной образ жизни.
- Конечно, расскажу интересную историю о том, как один идиот ее ребенка напугал, - злобно буркнул Сэлвин, направляясь следом за ним. Руквуд взял дела в свои руки и руководил процессом. Как бы сильно ему не хотелось противиться этому, Родри вынужденно плелся следом. - Ведешь себя, как петух. Перед кем выпендривался-то?
Знатоком детской психологии Родерик тоже не был. Однако не думал, что Патер где-то прячется, скорее он уже чем-то увлечен или с ним что-то случилось. О последнем, разумеется, думать не хотелось. Как не крути, но именно Родерик отвечал головой за Патера, а Руквуд - просто сопутствующее чмо, которой всем жизнь портит.
- Простите пожалуйста, как это я сам не догадался, - язвительно заметил Родерик, сетуя на то, что его помощником в поисках ребенка будет именно Август, а не кто-то другой. Был бы другой, дело бы быстрее спорилось. Родерик не вернется домой, пока не найдет Патера, но не потому что боится Агнис (не столько потому, что боится), а потому что внезапно искренне забеспокоился о мальчишке. - Руквуд, а ты в детстве нормальным ребенком был или таким же, как сейчас?
Он хотел добавить что-то язвительное, но быстро прикусил язык, когда ему показалось, что мальчик, очень похожий на Патера, свернул к зданию конюшни. Не став окликивать Руквуда, занятого собой и своими мыслями, Родерик просто молча свернул с тропы и направился к конюшне, куда юркнул мальчик. Уже добравшись до дверей, Родерик обернулся и увидел, что Руквуд идет следом за ним (глаза у него на затылке что ли?). Зайдя внутрь, он открыл дверь так, что ничего подозревающий Август, открыв дверь, чтобы пройти самому, не мог избежать того, чтобы не встать в кучу навоза. Удовлетворенно и злорадно улыбнувшись, Родерик поднырнул под балки и поднялся наверх, чтобы с высоты второго этажа осмотреть конюшни.
- Руквуд, там у шестого стойла справа, - там была еще одна дверь, которая вела не пойми куда, но где-то там исчез ребенок.

+2

6

Руквуд болезненно застонал, когда окончательно удостоверился, что поиски придется вести с идиотом. Где-то Август слышал, что в критических ситуациях даже лютые враги могут объединяться ради общей цели, и они с Родериком даже не были настоящими врагами, и все равно нянька Патера пытался нагадить. В прямом смысле слова.
Разумеется, Руквуд, повинуясь простому математическому расчету Сэлвина, вступил в дерьмо. Впрочем, ничего нового и дерьма в жизни Августа было предостаточно – конский навоз был не самой худшей субстанцией, в которую вступал Август, было же еще общество Родерика. Простая манипуляция волшебной палочкой и неприятно пахнущая субстанция летит прочь, встречаясь со стеной прямо у головы Сэлвина. Возможно, что-то попало даже на волосы.
- Прости, - Август пожал плечами, убирая палочку обратно в рукав мантии, - всегда были проблемы с точностью.
Они занимались совершеннейшей ерундой, вели себя как сущие мальчишки и даже не могли осознать весь масштаб происходящего, ведь если с Патером что-то случилось – Агнис похоронит их живьем, а потом откопает и похоронет заново в одной яме так, что Руквуд придется терпеть общество Сэлвина и после смерти. Руквуда аж передернуло и всякое желание заниматься ерундой отпало само собой.
Именно поэтому Август послушно пошел к шестому стойлу, заглядывая во влажные глаза лошадей, словно они могли подсказать ему где искать ребенка, и у шестого стойла действительно оказалась дверь, которую, судя по всему, совсем недавно открывали.
- Люмос! – Август снова достал палочку и выставил ее перед собой, предчувствуя, что за дверью будет темнота, - пойдешь со мной или боишься монстров?
Август не оборачивался, но слышал как Сэлвин спускается со своей смотровой площадки и тоже зажигает магический огонек на конце волшебной палочки. Руквуд толкнул дверь, но шагать не спешил – работа в Отделе тайн накладывает свое отпечаток и Август никогда не рвался в темные неизученные помещения. Огонек волшебной палочки был недостаточно широким, чтобы осветить достаточно пространство, но и так было видно длинный и довольно узкий коридор.

Руквуд без слов двинулся вперед, надеясь, что Родерик все-таки остался стоять у входа – еще одно правило невыразимцев: не входить в неизведанные помещения группами, поскольку жизнь одного индивида не так важна, как целой группы. Но Родерик пошел следом – Август слышал его шаги и даже, как ему показалось, дыхание.
- Мне казалось, что Агнис говорила будто ты боишься темноты, - тихим шепотом проговорил Август, - ты мог бы остаться и посмотреть в других местах.
Это была вроде и издевка, и почти искренняя забота.

+2

7

В мире было мало людей, которые Родерик не переваривал от слова совсем. Руквуд в этом списке занимал лидирующие позиции. Сэлвин был еще слишком молод, чтобы уметь справляться с ситуацией с достоинством, с которым будет вести все свои дела в будущем. Пока в политике он делал успехи, но в общении с людьми терпел неудачи. Более того, у него были убеждения, через которые он с трудом переступал. Август Руквуд не вписывался в привычный антураж жизни волшебника, если бы у него только была возможности искать сына Агнис одному, он бы это сделал.

- Идиот, - сквозь зубы выплюнул Сэлвин, используя магию, чтобы очиститься. Август не умел играть честно. То, что сделал Сэлвин было вполне естественным - если ты идешь в стойла к лошадаям, можешь быть уверенным, что рано или поздно наступишь в дерьмо. И вообще надо хоть иногда смотреть под ноги, а не задирать нос так, что ни черта под ногами не видно. Родерик с трудом заставил себя прикусить язык, чтобы не разводить баталии на пустом месте. Сэлвин понимал, что их перебранка будет стоит им времени, за которое с Патером может случиться все, что угодно. - Поэтому ты метишь не туда всегда?

С доверием в голосе задал двусмысленный вопрос Родерик? Такие, как Август, нравятся его отцу и дяде. Да чего уж говорить, его брат просто в восторге от Руквуда, хоть никогда не скажет этого вслух. Отец вообще считал, что ему было бы лучше, если бы Руквуд представлял их семью, в отличие от Родри, который плюнул в лицо родителям и отправился в свободное время.

- Единственный монстр, которого я боюсь, остался дома, - негромко ляпнул Сэлвин, имея в виду свою родную сестру. Шарлотта была истинным чудовищем и в списке тех, кого он терпеть не мог занимала почетное второе место. Она хотя бы не претендовала на его любимую женщину. - Не тормози, давай найдем мальчишку, пока не пришлось придумывать душещипательную историю о том, что здесь произошло и почему нас не стоит убивать или просто калечить.

Следом за Августом Родерик зажег свет на кончике волшебной палочки. Может быть, и мог бы посмотреть в других местах, но оставить ему возможность найти Патера, а потом торжественно объявить об этом Агнис, Родри не мог, а потом собирался прилипнуть к Руквуду и следовать за ним тенью.

- Идем, в этой бестолковой болтовне мы теряем время, - задев его плечом, Родерик первым нырнул в проход. - Руквуд, ты встречался с представителями магических цыган? Они воруют крылатых лошадей, детей волшебников и бородатых мачо, которых можно продать по сдельной цене.

Язвить и плеваться ядом Родерик тоже умел. Он боялся, что они не успеют, но все-таки, надеялся, что не цыгане увели юного Гринграсса. В том случае им обоим светит братская могила, на которую Агнис не будет приходить.

- Слушай, разве ты вообще не должен был быть в другом месте? - то, что Родерик просчитал Августа и Агнис., не значило, что об этом известно кому-о еще, да и самой Агнис он о своих подозрениях не говорил, только получал подобные подтверждения, вроде этого. - Агнис не собиралась на ярмарку, потому что у нее встреча. И не с тобой, как удивителен этот мир.

+2

8

О монстрах, которых боялся Родерик, Августу было ничего неизвестно, но он и не испытывал научного интереса в данной области, поэтому просто проигнорировал слова Сэлвина, впервые решив поступить по-взрослому, не реагировать на очевидную подачку очередной «колкости». Они шли по узкому темному туннелю, который едва ли можно было осветить тусклыми огоньками на концах волшебных палочек. И Август был согласен, что в пустой словесной баталии они теряют время, хотя Руквуд и сомневался, что с Патером могло случится что-то действительно страшное, впрочем, ответственность за него нес Сэлвин. Вот в чем у Руквуда не было никаких сомнений, так это в том, что, если найти мальчика не удастся, Агнис убьет их и забудет похоронить, оставив разлагаться на палящем солнце полей Уэльса. Такой финал не казался Августу приемлемым, поэтому он не отставал от Родерика.
- Цыганы? Нет, мой круг общения не включает маргинальные прослойки общества, Сэлвин, и с тобой я общаюсь по жуткой случайности и роковой необходимости. – Август, словно нервничая, провел рукой по бороде, и фыркнул, - вряд ли Агнис скажет тебе спасибо, если ты решишь продать меня цыганам, Сэлвин.
Бояться, вероятно, мифическую народность не было никакого смысла, потому что юмор Сэлвина был весьма посредственным и зачастую даже не обидным, а Августу так хотелось видеть в нем сильного противника. Увы и ах, Родерик Сэлвин не годился даже в няньки детям, что уж говорить о каком-то противостоянии.

Туннель сужался, явно предвещая конец, и ни Патера, ни даже цыган видно не было. У Августа уже возникла мысль, что они спустились в этот подвал зря и придется идти обратно и искать в другом месте, когда носок ботинка уперся в нечто металлическое, а свет двух волшебных палочек выхватили из темноты ведущую вверх конструкцию.
- Лестница, - констатировал очевидное Август, ставя ногу на первую ступенью и готовясь лезть наверх.
- И, правда, удивительно, что я не держу Агнис привязанной к батарее моего дома. Я рассмотрю такой вариант, спасибо за идею, Родерик.
Август начал взбираться по лестнице, пространство вокруг погрузилось в тишину и темноту, нарушало их только скрип ступеней под весом двух взрослых мужчин и отблески пуговиц на мантиях. Когда Руквуд уперся макушкой в твердой поверхность потолка, он громко и неприлично ругнулся, подозревая, что лестница привела в никуда, но сделать кто-то было необходимо.
- Бомбардо максима!
Сначала двух мужчин ослепила вспышка заклятья, а сверху на них посыпались комья земли и деревянные щепки, следом за которыми на них обрушился кислород и горький привкус травы.
- Пропустил бы дам вперед, но джентельменствовать на лестнице неудобно, - пробурчал Август, отплевывая комья земли, и вылез на поверхность.
Руквуд подал Родерику руку, уже ощущая странную вибрацию воздуха вокруг и напряженную тишину, не свойственную открытым пространствам.

+2

9

Август перестал цепляться и нести идиотизм, посчитав, что ему с рук точно не сойдет, если выяснится, что Руквуд был рядом с Родериком, когда тот потерял Патера. Гонцам, принесшим плохую весть, тоже отрубают голову. А еще тот факт, что Август не захотел помочь Сэлвину только бы утяжелил его участь. Это радовало, но этого не было достаточно, чтобы Сэлвин добровольно отказался от помощи Руквуда.

- За тебя много не дадут, ты уже вышел из моды, - наверно, они могли так часами - упражняться в плевках друг в друга. Не было никаких сомнений, что настоящей ненависти между ними не было, было другое, что нормальные люди называли ревностью, а эти двое просто не могли поделить женщину, которая, к слову, не принадлежала ни одному из них, если брать во внимание ее семейное положение. А так-то, конечно, Селвин ревновал, что Агнис выбрала его, но не осуждал. Язвительное замечание на счет того, кого и как стоит привязывать к батарее дома, Родерик пропустил мимо ушей, только метнув в спину Руквуду говорящий взгляд "чтоб ты споткнулся, сволочь эдакая!"

Руквуд полез первым, Родри ему уступил это право, в этот раз даже не пуская в разглагольствования. Если там наверху кто-то ждет их с топором, то пусть он первым встретит Августа, сделает ему приличную стрижку по самые плечи, а там уже и Родерик, может быть, подоспеет, чтобы спасти уши и симпатичную бороду. Однако макушка Руквуда явно наткнулась на препятствие, потому Август прекратил свое восхождение. Селвин не успел сказать Августу, что колдовать в таком узком пространстве нужно осторожно, как зажмурился от яркой вспышки, вынужденно спускаясь на пару ступенек ниже, чтобы не упасть.

Август вылез первым и даже подал руку, за которую в этот раз Родри охотно ухватился. Они оказались в небольшом загоне, в котором стояли саквояжи, которые еще не успели погрузить в повозку. Рядом паслилсь несколько фестралов. Родерик вытащил свою волшебную палочку, пока Руквуд свою не убирал. Их не было видно за саквояжами разнообразных размеров, зато им из-за них было отлично видно несколько повозок, на пару грузили чемоданы, на другом сидели цыгане и угощали Патера всякого рода сладостями, что только доказывало, что мальчик пошел с ними добровольно.

- Хм, нас двое, их человек двадцать. Есть идеи, как забрать оттуда парня и вернуться домой живыми? - ему пришлось признать, что в этой ситуации именно Руквуд должен руководить процессом. Родерик был политиком, мог вступить с ними в переговоры, но торговаться на сына любимой женщины не хотелось. Отвоевать его силой тоже не самое логичное и правильное решение -мальчик мог пострадать. Украсть? Кто крадет у цыган? Да еще и время ограничено. Им некогда было разрабатывать большой план, им нужно было срочно решать, что делать, пока повозки еще не запряжены и не двинулись в путь, потом будет бесполезно, не сыщешь их, как ветра в поле. - Слышал я одну историю, которая начиналась вот так же, только ничем хорошим она не закончилась.

+2

10

- Я всегда в тренде, - Август не мог промолчать, и все же продолжать конфронтацию дальше было невозможно. Ситуация, в которой оказались двое мужчин, была откровенно стремной, выхода из которой так сразу было не найти, Август озирался по сторонам, приходя к тому же выводу, что и Родерик – цыгане, - Сэлвин как знал.
Однако приятно, когда твой авторитет признают, пусть это происходит и в такой комично-ужасающей ситуации, как эта. Лавры руководителя всегда льстили Августу, но ему никак не удавалось до них дотянуться – Чэмберс слишком прочно усадила свой привлекательный зад в кресло руководителя Отдела Тайн. Поэтому сейчас, когда Сэлвин добровольно вложил в его руки контроль и управление операцией, Август расцвел на глазах, взгляд лишился растерянности и стал сосредоточенным, изучающим, осанка выправилась и даже комья земли и щепки люди в бороде смотрелись уже не так убого, как мгновение назад.

Сэлвин с Августом выделялись в обществе цыган словно пара пингвинов в коровьем стойле – не заметить их было нельзя, но, кажется, магическая диаспора была увлечена своей добычей в виде маленького мальчика, и на двух чужаков внимания не обращали. Август оттянул Родерика за рукав мантии (удивительно, что взять за шиворот даже не возникло идеи) за стоящую поперек повозку. План, созревший в голове невыразимца, был, как все гениальное, прост и быстр: хватай и беги. Именно это предстояло делать Родерику.
- Тебе повезло попасть в эту передрягу со мной, ведь я невыразимец, - Руквуд провел рукой по бороде, но отдернул руку, не закончив движение. Август сам почувствовал, что переборщил с театральщиной, и изменил тон повествования, - в общем, у меня есть артефакт мгновенной тьмы, я сейчас его использую, ты бежишь, хватаешь Патера и бежишь к фестралам. Ты ведь видишь фестралов? И вы улетаете, а я попытаюсь их задержать и выбираюсь тем же путем, каким пришел.
План действительно был прост, однако, только на словах – на деле могли возникнуть непредвиденные трудности, вроде тех, что Сэлвин может перепутать направление или по пути споткнется о ящик или какой-нибудь барабан. В общем, с неувязком Сэлвином все что угодно могло пойти не так, но иного плана и выбора у них не было.

Артефакт, лежавший в кармане мантии Августа, был признан бесполезным и в дальнейшую разработку не пошел, но Руквуд решил, что подобная вещица может быть любопытна Пожирателям Смерти – возможность неожиданно напасть или отступить всегда ценилась, поэтому он и прихватил с собой опытный экземпляр, но штаб Пожирателей так и не увидит разработку. Впрочем, для ребенка любимой женщины ничего не жалко.
У Сэлвина было буквально несколько минут, чтобы осмотреть обстановку и сообразить в какую сторону бежать, Руквуд надеялся, что у Родерика хорошая память
- Давай!
Зачем-то Руквуд махнул рукой, как на старте маггловских гонок, и повернул ручку на артефакте, похожим на подзорную трубу. Вырвавшийся из нее вихрь быстро окутал все вокруг непроницаемой темнотой.

+2

11

К удивлению самого Родерика, паники не было. Конечно, страх за то, что с Патером может что-то случиться, его не оставлял, но не было попытки заломать руки и упасть на землю в бесконечных рыданиях в голос. Родерик подобрался и внимательно слушал Августа. К своим годам он уже успел уяснить, что есть люди, которые в некоторых вещах разбираются лучше него. В этом, как оказалось, ничего плохого нет. Руквуд был Пожирателем Смерти. Предплечья его он не видел, но знал, в каких кругах вращался. В общем, Сэлвин справедливо решил, что стоит довериться Августу, который также, как и он заинтересован в том, чтобы Патер Гринграсс вернулся домой целым и невредимым.

Родерик выслушал его план, хотел уточнить, а как он в кромешной тьме с ребенком на руках доберется до фестралов? Вопрос был интересный, но Август слушать его не захотел, решив, что хватит говорить, надо действовать. Сэлвин мысленно отметил, что не хотел бы попасть в очередную передрягу в обществе Руквуда. Не то, чтобы это внушало страх и опасение, просто Родерик предпочитал вместо подобных приключений читать книги и писать речи, а не вот это вот все.

Сэлвин просчитал, как лучше и быстрее добраться до повозки, схватить Патера и убраться подальше. Он отметил, что некоторые повозки и бочки стоят на большем расстоянии друг от друга. Именно туда собирался направиться Родри с ребенком на руках. Интересно, стоило говорить о своих планах Руквуду? Но тот уже махнул рукой, вытащив артефакт, погрузивший пяточок с цыганами и ними заодно, в кромешную тьму.

В мыслях Родерик передвигался намного быстрее, чем оказалось на самом деле. Мужчина добрался до повозки, предварительно проложив маршрут к ней так, чтобы не наткнуться ни на какую другую.

- Родерик. забери меня отсюда, - Патер и сам оказался не рад тому, что отпустил руку Сэлвина и отправился за сладостями, а теперь увидев своего спасителя, едва ли не бросился ему навстречу, но мир вокруг погрузился в темноту. Обхватив шею Родерика, Патер позволил тому, поднять себя с повозки и двинуться в ту сторону, куда Сэлвин собирался. Правильно просчитанные действия не только свои, но и цыган, позволяли ему останавливаться и двигаться на мысленный счет, чтобы желающие его остановить пролетали мимо. Сэлвин надеялся, что Руквуд в случае необходимости сможет их подстраховать, в смысле, имеет план Б.

Вот только до фестралов оказалось добраться не так-то просто. Патер прижимался к его груди, особенно не мешая, да и не помогая, если откровенно. В общем, по голосам румынского диалекта Родерик сделал вывод, что их тоже просчитали и путь к фестралам перекрыт. Мужчина резко изменил свой ход, двигаясь, как будто по шахматной доске, но в итоге, когда тьма спала, они оказались вдали от взбешенных цыган, хоть еще и видели их.

- Сейчас пойдем, только найдем Августа. Он нам помог, теперь мы должны помочь ему. Эй, Патер, ты чего? Мужчины не плачут.

- Мама будет ругаться, - сидя на рука у Родерика, мальчик грязными руками тер глаза, размазывая слезы и грязь по щекам.

- Мы не скажем маме, - пообещал мужчина, понимая, что подобный поступок грозит большими разборками именно Родерику, а не Патеру, но тот так боялся расстроить маму. Высматривая Августа за очками и повозками, он заметил знак, который рекомендовал им убраться куда подальше. Закрыв глаза мальчику ладонью, Родерик громко фыркнул, едва ли не в первые не испытывая неприязни к невыразимцу. Все-таки, как ни крути, но сегодня он их спас. Когда-нибудь, Родерик скажет ему за это спасибо. А пока, удобнее перехватив Патера, он направился подальше от цыган, которые их искали в к месту, откуда можно трансгрессировать, предварительно приведя Патера в порядок и предполагая, что Агнис, узнав о том, что он так много таскал Патера на руках, будет крайне недовольна. Но если откровенно, пусть уж лучше этим.

Отредактировано Roderick Selwyn (2018-05-06 11:28:42)

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [22.06.1963] Операция Ы