Escape The Fate – W. Belby [23.10]
Redemption – D. Malfoy [24.10]
Stand as one – R. Montague [25.10]
Demotion – S. Snape [24.10]
Tower defense – O. Harper [25.10]
Just cause – R. Lestrange [25.10]
Darker than dark – E. Rosier [25.10]
Liberator's might – Z. Smith [23.10]
1281 1038 1089 991
Самым очевидным было решение поскорее доехать до конца и отправиться домой. Пока по следу двух английских беглянок не вышел поисковый отряд. Не успели.читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [10.04.1998] Псы верные войны


[10.04.1998] Псы верные войны

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Псы верные войны
--

› Участники: Найджел Харпер, Оливия Харпер, Аврора Мальсибер, Драко Малфой, Хелена Долиш, Амикус Кэрроу
› Место: Кабинет Амикуса Кэрроу.

› Время:
› Погода: Ваш ответ.

Встревоженный почти удавшейся попыткой отравить его и сестру Амикус призывает студентов начать "охоту" на виноватых.

*Студенты получили приглашение в кабинете лично от профессора Защиты от Темных Искусств.
**Ходят слухи, что в покои близнецов были доставлены отравленные бутылки вина. Только чудом отравления удалось избежать.
***Политику поведения вы определяете сами: вас либо заставят искать/выбивать информацию, либо вы согласитесь сами.

0

2

Апрель принес перемены. Убийство отца, рождение брата, бесконечные споры с матерью, бабкой и сестрой – все это сделало Найджела более собранным, более сосредоточенным, но и более злым. Он уже не был тем подростком, что позволял себе глупые выходки и нервные всплески, но обратился опасным противником, знающим, что делает, и чего ради. Молодой человек уже не щадил провинившихся и никого не прощал, независимо от статуса крови и положения в обществе. Все стало как-то сложнее, но, одновременно, яснее и проще. Больше не нужно было оглядываться назад и ждать сюрпризов от драгоценного семейства. Леонора, конечно, пыталась проявлять волю и строить козни, но с решениями нового главы рода пришлось примириться даже ей - Найджел Харпер не был Энтони Харпером, и обращаться с ним полагалось иначе. Как минимум, не следовало хитрить и пытаться предать. Впрочем, у старухи всегда оставалось несколько козырей в рукавах.
- Вы хотели видеть меня, профессор, - получив приглашение в кабинет ЗОТИ, слизеринец явился первым, не желая томить мистера Кэрроу ожиданием и заставлять себя ждать, - «И, насколько я знаю, не только меня… Следовательно, подождать нам все же придется. Интересно, все приглашенные примут Вашу волю или найдется какой-нибудь недоумок, желающий рискнуть головой?»
Получив ответное приветствие и разрешение расположиться, Найджел проследовал вглубь кабинета и устроился возле профессорского стола, сложив перед собой руки и окинув помещение беглым, но внимательным взглядом. Он не ждал подвоха от хоть дальнего, но все-таки родственника, однако, предпочел не упускать детали, памятуя о том, что иногда зацепки можно обнаружить совершенно случайно и тогда, когда ты менее всего готов к чему-то подобному. Впрочем, ничего любопытного юному магу на глаза не попалось, и он отвернулся, поднимая спокойный и вежливый взгляд на своего собеседника. На мужчину, что только чудом остался в живых.
Харпер не знал, кто именно подмешал яд в то, несомненно, прекрасное вино, однако был наслышан о самой истории. Слухи ходили разные, наполняясь подробностями и обрастая ложью, однако, суть рассказов оставалась одинаковой – кто-то принес близнецам отраву. Может быть, это был отчаявшийся студент, может быть, какой-нибудь недалекий борец за равенство и свободу, а может быть, даже кто-нибудь из профессорского состава. Слизеринец, правда, полагал, что последним всего вернее хватило бы ума воздержаться от резких выпадов, но все же не стоило сбрасывать и этот расклад со счетов. Как не стоило забывать и о том, что спиртное могло предназначаться кому-то другому… Впрочем, в это верилось еще меньше.
Найджел вздохнул и задумчиво потер подбородок, переводя размышления в другое русло. «Зачем я здесь?» - спросил он самого себя, не желая заводить разговор первым и проявлять свое отсутствующее нетерпение, - «Уж не за тем ли, чтобы найти отравителя? И, если да, значит ли это, что Вы уже знаете нужное имя и можете указать на виновника? Или же это значит лишь то, что Вам угодно отправить по следу своих ближайших сторонников? Испугались ли Вы? Утратили ли хватку? Что ж… Очень на то похоже. И… очень жаль. Будет жаль, если нам не удастся поставить наших «друзей» на место. Нам, профессор Кэрроу. Всем нам». Молодой человек холодно улыбнулся и обернулся на звук открывающейся двери – в проходе стояла Оливия. Его драгоценное отражение, предавшее и продавшее идеалы своей семьи ради утопичных мечтаний о несуществующей жизни.

+4

3

Кто сказал, что жизнь не должна быть скучной? Оливия Харпер с удовольствием бы плюнула ядом в сторону этого умника, а потом закрыла глаза и предпочла бы претвориться мертвой, лишь бы хоть как-то абстрагироваться от событий последних дней. Слишком много всего произошло. Причем события приятные можно было смело пересчитать по пальцам одной руки, ещё бы и лишние остались, штуки три. «И почему всегда я?», сейчас волшебнице казалось, что чистокровная фамилия Харпер была проклята, ведь беды сыпались на семейство, словно из рога изобилия. Впрочем, несмотря на все это она была жива и практически невредима, собственно, как и её близнец, только что окинувший Оливию холодным взглядом. «Ничего не меняется», наладить отношения с братом оказалось сложнее, чем ей когда-либо могло казаться, ведь потакать его глупым обидам ворона тоже не собиралась.
   — Перестань прожигать меня взглядом, Найджел, ты же знаешь, я не испепелюсь, как и не смогу изменить то, что случилось. — Знало ли её драгоценное отражения о проблемах своей близняшки? Оливия не знала, но догадывалась, что потустороннее вмешательство в её разум просто не могло остаться незамеченным. «О чем ты думаешь, Найджел? Как переживаешь нашу общую потерю?», ей хотелось поговорить с братом по душам, наконец-то растопить эту ледяную стену и, возможно, рассказать ему о том, что случилось с ней на каникулах, но… этот кабинет явно был не лучшим местом для воссоединения семьи, собственно как и приведшие к этому собранию события.
   «Интересно, мы, что в числе подозреваемых?»,  вот и думай теперь: комплимент это или намек на её недальновидность? Пусть Оливия и зналась на ядах куда лучше большинства своих однокурсниц, но предпочла бы чтобы за право стать первой жертвой её очаровательного величества сражались, словно в древних эпических поэмах. «Но главный приз все равно достался бы Найджелу», нет, травить брата она, разумеется, не собиралась, а вот “подлечить” проносным зельем запросто. Посидел бы, подумал над своим поведением, глядишь, и гордость бы вся вышла. 
   «Нужно будет подумать об этом на досуге», а пока ворона с упоением наслаждалась покоем в собственном разуме, обдумывая происходящее в её жизни и оплакивая потери. На всю эту историю с отравленным вином, если быть достаточно откровенной, Оливии было совершенно все равно. В данный момент волшебницу волновала только семья собственная и Найджел, который наверняка полезет в самую гущу событий. Младшая из близнецов Харпер страдальчески вздохнула, украдкой поглядывая на своего брата. «И почему с ним всегда так сложно?». А ведь сейчас им как никогда прежде требовалось быть сплоченными, а не держаться друг с другом словно чужие люди. Нет, с этим определенно требовалось что-то решать и как можно быстрее.
   «Ты забыла, Оливия, что проблемы решаются по мере их поступления?», только вот, что делать, если поступали они гораздо быстрее, чем ворона успевала с ними справляться. «Теперь еще и это», тут бы в своей жизни разобраться, а не чужое белье перебирать! К сожалению, их как всегда спросить забыли, а отказаться лично вороне показалось крайне неуважительно и, честно говоря, опасно. «Раньше ты могла никого не бояться», где-то в глубине души Харпер все ещё грызли сомнения по поводу разумности собственных решений, ведь сила древних ведьм практически полностью покинула её тело вместе с разорванной связью. С другой стороны, чувствовать себя жертвой расщепления личности, было весьма неприятно, а постоянные провалы в памяти пугали волшебницу до дрожи в коленях. «А ещё говорят, что выпускной курс - самый важный и трогательный в жизни школьника!», насчет трогательного она не особо-то сомневалась, в этом году едва ли не большая часть её курса уже успели обрести своё личное счастье, а потому трогали всех регулярно и часто, что же касается важности… порой ей казалось, что все вокруг заняты совсем не тем, чем должны.

+5

4

Убийства и отравления стали нормой для Хогвартса. Кругом царили заговоры, нездоровые идеи. Это уже была не школа. Тут каждый второй ребенок был в чем-то повинен. Одни распускали сплетни, другие что-то скрывали, третьи собирались в кучки, на которых, как сердитые коты, шипели старосты школы. Проходя мимо подобных собраний, Аврора одаривала студентов серьезным взглядом, будто умудренная опытом кошка, напутственно глядящая на маленьких котят. Так стоять им нельзя, туда ходить не следует, говорить лучше тише, а предпочтительнее и вовсе молчать. Она никого не защищала, никого не осуждала. У Авроры была своя точка зрения и ее она никому не навязывала. Смерть Роуз, покушение, затем смерть Джессики чему-то ее научили. Свою жизнь и свое благополучие она ценила куда больше, чем прежде. Впредь Роре было к кому стремиться. Она уже не думала о себе, как об Авроре Мальсибер, теперь были Грегори и Аврора Трэверс. Она все чаще размышляла о том, как будет лучше для них, но не для нее конкретно.
Ро стала спокойнее, деловитее, собраннее. Ее не возмущали отдельные фразы и колкие слова. Она не судила ровесниц по длине их юбок и количеству сережек в ушах. Аврора намерена была закончить этот год без каких-то потерь и потому вела себя примерно.
Но решения юной особы не означали глобальные перемены во всей школе. Здесь все еще происходила ерунда какая-то! Кто в здравом уме станет отправлять Кэрроу? Даже если это чудом удастся, виновников начнут искать. Никто не подумает о том, что брат и сестра решили покинуть этот мир вместе, прослушав новый альбом Селестины и сочтя его отвратительным. А если покушение не удасться, что, впрочем, и произошло, в какой ад близнецы низвергнут Хогвартс?
- Они это просто так не оставят. Они и нас припрягут! - констатировала Аврора, идя нога в ногу с Драко по коридору. Полы их мантий соприкасались, сливались, как волны.
- Этого следовало ожидать, слишком много недовольных. И не все из них глупы и беззащитны. То, что нас будут напрягать - это ещё полбеды…
Ро посмотрела на друга, нахмурилась и яростно зашептала:
- Но это безумие, Драко! Что тут можно сделать? Приставить к стенке маглорожденных и ждать, что кто-то из них признается?
Аврора действительно не могла вообразить, как было бы разумно поступить. Не пытать же каждого ребенка, который скажет что угодно, лишь бы его отпустили. Нет, это слишком! Она все ждала, что заступится Джейкоб. Но он по-прежнему молчал.
- И не только маглорожденных. Можно пустить в дело сыворотку правды, но это если у них есть подозреваемые, а раз нас собирают - вряд ли.
- Это незаконно. Я не говорю о том, что Кэрроу благоразумны, однако есть свои границы.
- Ты думаешь, Амикус не взбешен? Впрочем, скоро мы это увидим.
К этому моменту они уже стояли перед кабинет профессора Кэрроу. Аврора постучалась и зашла первой. Мысленно она поблагодарила Драко, что они вместе, они едины. И все же их взгляды порой отличались, в Ро было больше цинизма и равнодушия.
Харперы уже были там. Аврора кивнула обоим. Она не пыталась им нравится, не пыталась найти общий язык. Они были крестными детьми ее мужа. Он их любил. И это было достаточно. Однако она искренне соболезновал их утрате. Ей хотелось сделать что-то, но ведь тут ничем не поможешь.
Почувствовал присутствие Малфоя, Аврора приосанилась, взглянула на профессора без раздражения, спокойно, как смотрят хорошие дети на своих учителей. Что ей ему сказать? Она не знает, кто это сделал и не уверена в том, что методы Амикуса придутся ей по вкусу. Не то, чтобы Ро против. Просто степень их эффективности вызывает вопросы.

+4

5

Драко стоял у очага камина своей гостиной и бездумно щурился, глядя в сердцевину огненного цветка. Багровые сполохи зыбко бродили по его белому, холеному лицу. Крэбб и Гойл не беспокоили его в этот момент не потому, что уважали его статус старосты школы и не хотели отрывать от раздумий или не потому, что через десять минут он должен был явиться в кабинет Амикуса Кэрроу. Даже они немного запутались, что следует делать, а чего лучше избегать, чтобы показаться достаточно умными. Кто мог покуситься на близнецов? Они лучше подождут пока Малфой вернется и расскажет им подробности.
Змееныш решил найти свою подругу по статусу и плечом к плечу отправиться на собрание. Он ожидал чего угодно от Амикуса: и что тот будет холодным, логичным, угрожающим, но отстраненным и что он с порога начнет довольно эмоционально требовать каких-либо действий.  На сколько блондин был с ними знаком, они могли вспыхнуть в любой момент и гореть долго и ярко каким-то инфернальным, потусторонним, безумным пламенем. Отблеск которого сухо, но четко появлялся в их глазах в этот момент. Амикус, судя по рассказам, был даже более непредсказуем чем его сестра. Но как бы то ни было, ему самому было бы спокойнее, если бы он знал имена тех, кто пошел на такой решительный шаг. Он теперь в одной лодке с близнецами, в лодке, на которой кровью написаны имена тех, чьими смертями упивались.
Перед самым кабинетом слизеринец решился слегка сжать руку подруги и сказать:
- Я не договорил. То, что с нами случится в этом кабинете - это лишь одна сторона медали. С другой - те люди, которые это спланировали. И для них мы тоже можем быть неугодными. После ситуации с Джессикой.., - Малфой сжал губы и на время опустил глаза в пол, подбирая более подходящие слова,  - я понял, что стал переживать и за тебя. За твою безопасность, - взмах светлых ресниц отгоняет страхи и сожаление, что он так долго об этом молчал.

- Доброго дня, профессор! - закрывшаяся за ними дверь, словно перевернутая страница новой главы, щекотала нервы предвкушением новых событий. И он действительно их ожидал, он засиделся за уроками и обыденными обходами школы. Он знал, что теперь эти стены скрывают в сотни раз больше тайн. И ему было до этого дело. Прямо на их глазах начиналось новое время. Тяжелое, смутное, непонятное. Но отворачиваться и делать вид, что ничего не происходит - смерти подобно.
А еще он гадал пришлось ли кому-то проносить яд через парадный вход, знал ли этот кто-то о тайных ходах или влил зелье уже здесь, на месте? Ведь и кладовые с запасами не так сильно охраняются, но нужно место и время чтобы заняться зельеварением под носом у всех. Уж кто кто? А Драко прекрасно знал, что Филча можно обмануть. Он сквиб и если зелья как таковые вызывали бы у него подозрения, то бутылка алкоголя, будь в ней хоть что намешано, считалась бы именно за бутылку алкоголя. он не почувствует следов магии. Только вот, уж он бы запомнил, если бы это был школьник, решивший отпраздновать новый учебный год спиртным...

Отредактировано Draco Malfoy (2018-06-20 23:06:04)

+5

6

Хелена Долиш не знала, что и думать о том, что она получила приглашение в кабинет к Кэрроу. От этого за версту разило неприятностями и дурными последствиями. Учитывая слухи об отравленных бутылках с вином, девушка шла в кабинет ЗоТИ с отрицательным градусом настроения, готовая ко всему и ни к чему одновременно. А ведь начало апреля казалось ей вполне сносным: солнечный день прибывал, а выпуск из школы казался уже совсем не за горами. И скорее бы. Положение в Хогвартсе не располагало ровным счётом ни к чему хорошему, доброму и светлому. Долиш чувствовала себя мышью, и только переписка с Уильямом поддерживала в ней способность стойко и более-менее равнодушно воспринимать происходящее, потому что волноваться на несколько фронтов она уже не могла. Сестра, отец, теперь еще и этот мужчина. Ничего удивительного в том, что её мало тронула якобы попытка отравления Кэрроу. Эти люди не то, чтобы заслужили, но… явно напрашивались. Хотя всё же она была недостаточно жестка в их отношении. «Быть твёрже, не бояться» - повторяла Хелена себе как мантру практически каждый день: когда задерживалась в библиотеке до закрытия, когда забредала в какой-нибудь коридор без компании.
Вот вызов в кабинет Амикуса Кэрроу – это уже проблема. Значит, где-то её модель поведения «не высовываться» дала сбой. Кабинет всё приближался, пока Хелена перебирала в голове все случаи, когда она могла выглядеть виноватой или бунтаркой. Ничего на ум не приходило, разве что тот взрыв в заброшенном кабинете, но это было давно. Глубоко вздохнув, Долиш потянула дверь кабинета на себя и зашла внутрь и тут же облегчённо вздохнула: по крайней мере, здесь были ещё студенты. Харперы, Малфой и Мальсибер. Компания не слишком располагала к общению, разве что с Оливией можно было перекинуться парой фраз, но и не пугала. Девушек Хелена знала достаточно, чтобы не бояться получить от них каким-нибудь неприятным заклинанием в спину, а парни… ну что ж, им она ничего не сделала, а Харпер в прошлый раз, в Большом зале, во время визита Лорда наверняка развлёкся. Главное, чтобы не захотел повторить.
Молча кивнув присутствующим, Долиш прошла дальше в кабинет и встала у стены. Твёрдая поверхность успокаивала. Зачем, зачем она здесь? Нужно было подумать. Все остальные собравшиеся – лояльны сложившемуся с начала года режиму. Напрашиваются два варианта: либо она молодец и никак за всё время не выдала, что не разделяет таких методов, а скорее одобряет; либо сейчас от своих однокурсников ей придется ожидать худшего. И всегда остаётся вариант, о котором она не подумала. Оставалось только ждать самого Кэрроу, чтобы, наконец, понять, что происходит.
Хэл переводила взгляд с одного присутствующего на другого: выглядят как обычно, в меру расслаблены. Также Хелена отметила, что быть пятой – немного неловко. Ну ничего, палочка  была рядом с ней и оттого становилось легче.

+5

7

Совсем уже обнаглели эти зарвавшиеся щенки! - думал Амикус. Злость уже несколько улеглась, опав пламенем до тлеющего угля, страх прошел и теперь только твердая решимость покарать виновных жгла его изнутри. Спускать жалким тварям эту выходку Кэрроу не собирался. Пусть он не знал имя виновника, но это пока. Всего лишь пока. Он найдет способ все выяснить. Придется ли для этого прибегнуть к крайним мерам или просто попугать сопляков - другой вопрос, но в погоне за собственной безопасностью Кэрроу не собирался мелочиться. Он не мог быть уверен, что выживет, будучи на стороне того, кому дал присягу, но уж точно собирался увериться, что не сдохнет от руки какого-то безмозглого молодняка, возомнившего себя фениксом! Развалившись в кресле хозяином жизни, с видом человека, у которого ничего страшного не случилось и он тут министр положения, мужчина ждал, когда вызванные им ученики соизволят явиться. Ждать Амикус не любил, и каждая минута добавляла его вновь вскипающей ярости жара. Глупые школьники не знали, что играют с огнем. Кэрроу полагал, что их с сестрой боятся. Видимо, недостаточно сильно. Что ж, придется приложить руку и палочку к упрочнению своего имени и имиджа.

Первым пришел племянничек. Харпер. Кэрроу резким кивком велел парню сесть, не снизойдя до приветствий, соболезнований и прочих проявлений родственной вежливости  Наследник рода Харперов казался тем, кто выбрал верный путь, но Кэрроу не был в нем уверен. Что-то заставляло сомневаться в преданности этого любителя темной стороны. Амикус молча изучал вошедшего, давя на психику последнего молчанием. Парень держался хорошо. Он, конечно, не имел никакого отношения к покушению. Приглашен Харпер был не для этого. Амикус счел его возможным верным псом, которого стоит отправить по следу. А еще рычагом давления на слабое звено семьи Харперов - Одивию. Кэрроу может и не был слишком умен, но и полным идиотом не был. Возня между Хаперами не была секретом для того, кто на правах родственника присматривался к последним чуть тщательнее, чем ко всем прочим. Пусть блохастая родственница старухи Макго  и пробежала между близнецами, но брата всегда можно использовать, играя на чувствах сестры. Если, конечно, эти двое еще не дошли до отношений, царивших между Амикусом и Алекто. Но Мужчина сомневался, что там все так развито и лишено привязанностей. Шипение, обиженное и злое, вошедшей девчонки только подтвердило его мысли и Амикус даже довольно улыбнулся, погладив подбородок, но голос его был тверд:

-Я звал вас сюда не семейные драмы слушать, мисс Харпер. Извольте избавить меня от розовых соплей детских разборок, - холодно заметил мужчина. - Сядьте и замолчите. Здесь говорят только когда я даю такое право. Не заставляйте меня думать, что вороны еще глупее, чем я полагал. - Продолжить ему не дали. Дверь открылась и вошла еще одна волшебная палочка. Амикус скользнул по ним равнодушным взглядом и, поджав губы, сухо кивнул. Оставалось дождаться еще одну леди. Удивительно, та, кому стоило бы прибежать первой, замыслив себя королевой, заставляла ждать ЧИСТОКРОВНЫХ. Ее, полукровку. Прекрасно. Мик прищурил глаза, когда дверь открылась и хмыкнул: - Мисс Долиш, а мы уже заждались. Даже не знали, стоит ли ожидать, что вы соизволите. Польщены, правда господа? Прошу вас, мисс. Простите уж, все достойные места разобрали. Хотите настою уступить вам понравившийся стул? - Она, очевидно не хотела. Да и попробовала бы посметь. Вероятно, вороны все же глупее даже барсуков.

-Итак, господа и дамы. Я собрал вас здесь, потому что все вы верны правильным взглядам и своим семьям. Я прав? - Брови его поднялись вверх, хотя вопрос, конечно, был риторический. - Всех, кроме, пожалуй мисс Долиш. Вы - особый случай. У вас в крови процессы дознания и слежки, как иначе. - Амикус хмыкнул. - Вы. вероятно слышали некоторые ммм неприятные новости о происходящем в школе. Так вот я начинаю думать, что дружина работает недостаточно эффективно, - особый взгляд достался Малфою и Харперу. - Я разочарован господа. Дам можно простить, они всего лишь женщины и для такого не слишком приспособлены, - Видя, вспыхнувшее возмущение в глазах девочек, мужчина поднял руку, - Я дам вам шанс переубедить меня, мисс Мальсибер и мисс Харпер, - пообещал мужчина. - Итак. Я желаю услышать ваши объяснения и варианты решения проблемы. Почему вы так плохо выполняете свою работу? Вы - цвет магической аристократии и будущее нашего мира? И что вы готовы сделать, чтобы исправить свои ошибки. Мистер Харпер? Вы ведь так рветесь в бой. И что же? Когда приходит время, вы вдруг оказываетесь в тени и не у дел? Мистер Малфой? Я понимаю, вы ОЧЕНЬ заняты, но хочу, чтобы вы понимали,нужно успевать следить за несколькими вещами сразу. Без этого вам не достигнуть даже уровня отца, не говоря уже о том, чтобы стать выше него. Мисс Мальсибер? Ваши родные едва ли могут гордиться успехами наследницы. Я - точно крайне огорчен и начинаю думать, что стоит по-дружески попросить ваших старших провести беседу с наследниками. Мисс Харпер? Вы меня слушаете? Кажется, вы замечтались. Надеюсь, это не розовые романтические бредни? Сейчас не время для этой ерунды. Вернитесь на землю и докажите, что голова вам  дана для мыслей, а не ради красивой прически. Мисс Долиш? Вы ведь студентка самого умного факультета и дочь бывшего главы аврората. Вам должно быть хорошо известно, как работают в подобных ситуациях. Поделитесь опытом с коллегами, прошу вас. - Амикус сложил руки на груди. - Я хочу услышать что-то дельное. Иначе придется применять иные меры. Не хотелось бы, знаете ли. Мы ведь все здесь на одной стороне, верно? Зачем нам ссоры среди друзей и соратников.

+6

8

Приветствия Найджел любил всегда. Выросший в богатой и знатной семье он придавал им особое, почти сакральное значение, справедливо полагая, что по нескольким словам вполне можно определить если уж не расположение собеседника, то, хотя бы, его умение держать себя в руках, а потому оказался искренне и неприятно удивлен нежеланием Оливии помнить об этикете и соблюдать приличия. Как минимум, она могла бы отложить личные проблемы на потом и не выносить их на всеобщее обсуждение, но драгоценное отражение, по-видимому, сочло мистера Кэрроу старым глухим чурбаном, не способным услышать странное обращение и донести его до мозгов. «А дед-то оказался не так уж стар и глух…» Молодой человек беззвучно хмыкнул и отвернулся от сестрицы, складывая руки перед собой. В голове его, конечно, вертелся достойный ответ, весьма красноречиво демонстрирующий отношение Харпера ко всему происходящему, однако, юный волшебник вовремя прикусил язык, не желая играть роль недалекого юнца, не понимающего, где находится и по какой причине. Пожалуй, он предпочел бы, чтобы и Ливи вспомнила все, чему ее когда-то учила дражайшая матушка, однако, собственные мозги в чужую голову было не вложить и все, что оставалось, это бледнеть, краснеть и надеяться, что новых приступов «любви и обожания» не случится. «В противном случае мне придется пойти на жертвы, а делать это мне совершенно не хочется. Я не записывался в Спасители и Миссии. Увольте, юная леди».
Слизеринец холодно улыбнулся и вежливо кивнул вошедшим старостам школы. «Мальсибер и Малфой… Ну надо же, какой роскошный цветник! При таком раскладе дождаться нам остается лишь Нотта, если он, конечно, почтит нас своим присутствием и снизойдет до убогих с высоты своего неземного полета». Найджел чуть изогнул угол губ и внимательно посмотрел на Оливию, прикидывая, насколько сильно ему хочется лишить сестрицу любимого жениха и хочется ли вообще. С одной стороны, эта глупая игра, пожалуй, совершенно не стоила свеч, но с другой, его отражение было куда рассудительнее и изящнее, когда на ее разум не влиял один недозмей, возомнивший себя неприкосновенным и безнаказанным. Будь воля Харпера, он бы уже давно его проучил, указывая щенку на забытое им место, однако, профессора Кэрроу отчего-то парня терпели, а раз так, то надлежало стерпеть и ему. «Если, конечно, не выяснится, что это твоих рук дело… А если выяснится, кого будешь защищать и прикрывать ты, моя дорогая?» Молодой человек холодно улыбнулся сестре и вновь обернулся на дверь, надеясь, наконец, узреть старосту своего факультета и приступить уже к делу, однако, в кабинет вошел вовсе не Теодор, а одна из близняшек Долиш, до того незамеченная ни в гордом стане так называемой дружины, ни в списке доносчиков, ни среди нежелательных лиц. «А вот это уже любопытно», - заметил слизеринец, - «Любопытно, зачем ты здесь. Что ты делаешь среди нас? О! Какая подача!» Юный маг искренне восхитился Амикусом и теми манерами, что профессор так легко и любезно им всем продемонстрировал, выражая и превосходство, и снисходительность, и то расположение, которого, разумеется, не было. «Как поразительно, что Вы не вторите своей дорогой сестре! Ей следовало бы поучиться у Вас общению с людьми… Страшный Вы человек, Амикус, и именно Вас нам всем надлежит бояться».
Найджел заметил, что с этого мига в словах и выражениях следует быть осторожнее, но внешне остался все также любезен, холоден и спокоен. «Лицо, Найт, лицо», - напомнил он самому себе, - «держи лицо, и помни, что никто и ни при каких обстоятельствах не должен видеть твоих эмоций. Аристократ ты, в конце концов, или как?» Молодой человек моргнул и отвлекся, вслушиваясь в красноречивый монолог мистера Кэрроу. Разумеется, в течение его в светловолосой голове то и дело всплывали язвительные замечания, типа упоминания о том, что в личные дегустаторы близнецов он не нанимался, однако, Харпер не позволил себе проронить ни слова ровно до тех пор, покуда профессор не замолчал и не передал право говорить своим верным пешкам, умело (или не очень) расставленным на шахматной доске.
- Полагаю, самый интересный вопрос состоит в том, как именно появился яд, - отстраненно заметил слизеринец, - учитывая тот факт, что каникулы только-только закончились, его либо приобрели в аптеке, либо приготовили самостоятельно. Если его привезли, то об этом стоит спросить у мистера Филча. Насколько я знаю, именно в его обязанности входит досмотр личных вещей въезжающих в Хогвартс студентов. Если же его приготовили, то почему бы нам не спросить у мистера Слагхорна, не пропало ли что-то из его драгоценных запасов, а также, кто из студентов в последнее время пользовался лабораторией сверхурочно. И, разумеется, у нас все еще остаются старосты факультетов, которым следовало бы внимательно следить за подопечными. Уверен, они знают куда больше, чем рассказывают. Если нужно, я готов пообщаться с каждым из них и убежден, что мистер Малфой и мисс Мальсибер охотно составят мне компанию. К слову, я убежден, что отравителя стоит искать среди тех, кто, хотя бы, умеет травить, а это, если подумать, не так уж и много.
Найджел вежливо улыбнулся и замолчал. Пока он не знал, что именно предложит им господин Кэрроу, но не сомневался, что план у мужчины есть.

+4

9

Все происходящее напоминало ей сказку, которую обычно рассказывают вечером у костра. Много слов, мало дела. Видит Бездна Оливия была уверена, что старческие поджилки Амикуса трясутся от страха в ожидании очередной попытки отравления. Вполне возможно более удачной, а потому все ехидные комментарии мужчины ворона благополучно пропустила мимо ушей, едва различимо хмыкнув. Как говорится:"ваша грязь - вам и убирать". 
   Харперы предпочитали разбираться в своих проблемах лично, а не перевешивать оные на чужие плечи, что, разумеется, не добавило Амикусу баллов в глазах младшей из близнецов. Мужчину она не боялась, пыток древних ведьм было достаточно, чтобы боль от излюбленного заклинания Пожирателей больше не вызывала у неё священного ужаса.
   Всё остальное... когда это темный лорд поощрял страх? Да еще и перед кем, перед собственными учениками! Осталось только зевнуть, чтобы выказать полное пренебрежение, однако Оливия прежде всего оставалась вежливой леди, которая никогда не унизит своего собеседника полным равнодушием с её стороны. Ладно, истинная причина её покладистого поведения вот уже восемнадцать лет именовалась Найджелом, и своим желаниям выслужиться доставляла Оливии немало проблем.
  «Зачем я здесь?», не нужно быть большого ума, чтобы понять - как прелестный рычаг давления на близнеца. «Чего еще пожелает ваше злодейшество? Вычистить до блеска ботинки или плюнуть в свежезаваренный кофе?», в любом случае рваться из кожи вон ради того, кто не является её ближайшим родственником она не собиралась. Впрочем промолчать, да еще и после близнеца, к сожалению, было выше её сил.
  — Я бы предложила начать со списка ваших врагов, но… — Её лицо выражало крайнюю степень серьезности и обеспокоенности, а голос не дрогнул и не сорвался даже несмотря на своеобразную издевку, «тогда мы просидим здесь до ночи, а возможно и до следующего года». — Если у вас еще осталось хоть что-нибудь содержащее в себе тот самый яд, я могу попытаться выяснять, что это было, а соответственно и понять откуда именно взялись данные ингредиенты.  — Её прекрасное отражение мыслил в верном направлении, видимо весьма специфические увлечения близняшки просто не могли не отразиться на Найджеле.
    — Каждый яд по своему уникален, как и каждый ингредиент. — С видом знающего человека произнесла Оливия, затем замолкнув, дабы предоставить слово остальным участникам этой своеобразной очной ставки. Компания, стоит отметить, собралась еще та. Сыщики от бога в каждом лице и не иначе. Правда в чем-то Амикус был прав: одна из близнецов Долиш вполне могла отыскать… допустим очередных проблем.
   «Боюсь, что пока мы все разберемся в чем же тут, собственно, дело, и кто виноват, Вас вполне успеют не только отравить, но еще и закопать», и пусть все сказанное ею было лишь про себя, но Оливия действительно считала поиски напрасной тратой драгоценного времени. Ну кто в здравом уме будет сидеть в школе после попытки отравления учителей? Она бы точно не стала. Впрочем, и само отравление, по её мнению, было организовано так себе.
   «Дилетанты» - хмыкнул внутренний голос на время прерывая её мысленный монолог. Стоило послушать мнение остальных учеников. «Миссис Марпл» - сходу окрестила она Долиш, «Холмс и Ватсон» - не стоило обделять вниманием Аврору и Драко, «и...», здесь Оливия немного растерялась, пытаясь припомнить еще одного персонажа - сыщика. «Ну, конечно же! Эркюль Пуаро!», видит Бездна сейчас её брату не хватало только усов, чтобы довершить сию прекрасную картину. Себя же Харпер вниманием предпочла обделить, скромно прикинувшись ветошью, незнамо как затесавшейся в этот “цветник”.

+4

10

Драко беспокоился. Его слова вызывали раздражение, волнение и страх, ведь Малфой был прав. Он напомнил Авроре о Джессике. Мальсибер не могла воспроизвести в памяти лица обидчицы, ее голоса. События, разыгравшиеся этой зимой в стенах Хогвартса, уже заволокло туманом. И только ощущение животного страха, когда есть только ты и твой смертельный враг, ярким пламенем освещало разум Авроры. Она помнила, каково бояться сделать неправильный шаг, завернуть в темный коридор, остаться в одиночестве. И, несмотря на то, что обидчики ее покоились в могилах, Ро знала, что впредь никогда не испытает абсолютного спокойствия, абсолютной безмятежности, ведь на их место придут новые.
В то же время она была уверена, что с нее хватит. Это был слишком насыщенный год, слишком много потерь и невероятных приобретений. Давайте закончим на этом, не станем искать виноватых, а примем происходящее, как данность. Ро просто устала. Она стремилась в свой новый дом, к счастью, к любви. Как и прежде ее тяготили обязанности и чрезмерная ответственность. А покушение на близнецов и вовсе были воспринято Мальсибер как досадная неприятность. Это же надо шевелиться, что-то делать, кого-то искать.
Вслед за Мальсибер и Малфоем с опозданием, встреченным овациями со стороны Кэрроу, пришла одна из Долиш. Ро будто понимала логику Амикуса, полагающего, что та включит в себе ищейку и найдет виноватого, но это же абсурд! Уважаемый преподаватель и сам был смешон. Он походил на шутка со своими неуместными издевательствами. Он пытался стравить воедино своих подопечных, найдя среди них ребенка для битья? Аврора пожалела Хелену, но жалость в ней часто объединялась с презрением, как признанием чей-то унизительной слабости.
Брат Алекто звучал, как Алекто и выглядел схоже. Ро в целом считала близнецов чем-то странным, особенно занимательно то, что среди присутствующих только они с Драко хоть сколько то неповторимы.
Слушая преподавателя внимательно, она периодически кивала, как верная собака, которая все понимает, но сделать ничего не может или просто не хочет. Больший отклик в ней нашли слова о женщинах и их способностях, но и те не расшевелили Мальсибер.
Как любой вышестоящий, каким, безусловно, считал себя Амикус, Кэрроу скидывал проблемы на своих подопечных, обвинял их в халатности и прочих огрехах, лишь бы случайно не обнаружить себя виноватым. Он даже потыкал остром словцом в больные места студентов, с целью напомнить им о чести, долге, семье. Но на Аврору это не подействовало. Она понимала, зачем она здесь и чего от нее хотят, однако удовольствия от этого было мало. Нет, если по уму, то виновника нужно найти. Это в интересах чистокровных волшебников. Но с другой стороны близнецы нарвались.
Харперы были до тошноты рациональны. Даже их идеи чистенькие, выхолощенные. Мальсибер слушала близнецов с большой долей скептицизма. Их предложения навеяны детективами, в котором преступник обязательно найдется.
- Это все хорошо, но пока мы будем играть в сыщиков, то спугнем того, кто это сделал. Не лучше ли бездействие? Подождем и посмотрим. Он или она, а может быть это и группа людей, совершит новую попытку. Мы будем готовы и поймаем злоумышленника с поличным.
Озвучив свою, как ей казалось, разумную мысль, Ро предполагала, что ее не послушают. Амикус сочтет это слабостью, другие поддержат его. И что мы получим? Новую волну хаоса.

+4

11

Драко общался с Элизой видимо достаточно, чтобы понять, что сейчас, молчаливо, порог этого кабинета перешагнула не она, а ее сестра. Это было бы ясным и без отличительных знаков факультета. Но самым удивительным было: почему она? А не скажем, Теодор как староста факультета? Уж не затевается ли здесь что-то показательное? Что-то очень неприятное для хрупкой психики учеников и вполне обыденное для тех, кто живет во времена власти Пожирателей? Хелена, видимо, считала также потому что вела себя уж слишком тихо. Хотя, кто ей оставлял выбор? Веди она себя дерзко или свободно – это тоже могло не понравится. Он спокойно кивнул ей в ответ в знак приветствия и ожидал бури от Амикуса. Как он и думал, это очень похоже на то, что он сказал Авроре по дороге: «взбешен». И поза профессора его не обманет. Цепкий взгляд хищника, выдавал напор решимости, который вот-вот обрушится не только на них, но и на целый замок. А еще Малфой почувствовал, что заместитель директора очень умный и хитрый, это более опасный маг, чем Алекто. И что бы они сегодня не решили Амикус приложит всю фантазию, чтобы найти нарушителя их спокойствия. Они лишь пешки в первой линии, прикрывающей короля с королевой.

После дуэли с Харпером блондин более тщательно присматривался к своему товарищу по факультету и понял, что причиной его настроения в тот день были семейные неурядицы. И сейчас они не только не улеглись, но и разгорались с большей страстью. Страсть. Похоже, именно она часто вмешивается в мотивы поступков Найджела, а его сестра более рассудительна, отчего и попала на Райвенкло. И даже не смотря на то, что начало разговора он не слышал, ему казалось, что Оливия получила свою порцию внимания от профессора только за то, что не побоялась спокойно ответить брату. Ее лицо действительно было спокойным и собранным. Многое начинало проявляться. Похоже Найджел испытывает сейчас достаточно большое давление.

Оправдываться задача неблагодарная. Ты уже изначально виновен. А все присутствующие, надо полагать, себя таковыми не считали. Но кое на что были вполне способны.

Предложения всех уже высказавшихся были логичными, вот только с Авророй бы Драко не согласился. Он рад, что хоть кто-то высказал такую точку зрения, но сомневался, что близнецы из тех, кто готов хладнокровно затаиться. Скорее, наоборот, они более активно, всячески будут вынуждать совершить на них еще одну попытку покушения. А вот тут возможно и помощь Малфоя пригодится:

- А я думаю, вам стоит спровоцировать еще одно нападение, но быть в этот раз готовыми. И в любом случае, проявитель врагов теперь не помешал бы никому, кто переживает за свою безопасность, - взгляд слизеринца был тверд, и он не отвел его, когда Амикус посмотрел на него. Теперь, когда их парочка высказала оба варианта, возможно с одним из них согласятся.

Драко промолчал о том, что может попробовать увеличить дальность действия артефакта, ведь кто знает, может он тогда покажет добрую половину замка. А такое массовое побоище ни кому на руку не сыграет. Да и на это требуется неизвестно сколько времени. По этим же причинам не подходили и модификации подслушивающих артефактов. Не подходили того, чтобы предложить эти варианты, но ему самому похоже придется воспользоваться всеми этими инструментами. А там может и интересная информация всплывет. Стоит добавить изящества и изысканности в методы шпионажа. Лоб-в-лоб работает грубо и неэффективно. Но Хогвартс, наученный годом обучения под предводительством Долорес, уже нашел свои методы тайной передачи информации. Теперь все становится еще сложнее.

Кроме того, его не похвалят сегодня за то, что инцидент все же имел место быть. Но надо оставаться здравомыслящим, чтобы понять, что не похвалят и если он собственноручно найдет дерзнувшего и приведет его сюда. Иногда стоит бежать изо всех сил, чтобы всего лишь остаться на том же самом месте.

+4

12

Столь пристальное внимание Амикуса Кэрроу - удовольствие весьма специфичное. Хелена растерялась, войдя в кабинет и не сразу обратила внимание на хозяина помещения, из-за которого все здесь и собрались. Мужчина глумился над ней, наверняка прекрасно понимая, что реакция Долиш не выйдет за пределы скромного блеяния и нежелания встречаться с ним взглядом.
- Прошу прощения за опоздание, профессор. Это больше не повторится. - Пессимистичный голос в голове закончил: "Конечно, не повторится, если меня сейчас прибьют".  Девушка не сдвинулась со своего места ни на дюйм, словно прирастая к полу. Дискомфорт усиливался. К счастью, Кэрроу не собирался тратить много времени на её запугивание. Всё же собрал он их с какой-то целью и теперь Хэл могла, наконец, узнать, с какой именно. Гадать и сомневаться уже не было сил.
Вступительное слово мужчины её смутило. Возникал разумный вопрос: "Когда она успела зарекомендовать себя как человека, верного правильным взглядам?", но Кэрроу тут же пояснил. Особый случай - звучит как-то двусмысленно. Да и методы дознания в крови? Мужчина похоже верил, что всё на свете передаётся по крови, не только чистокровность, которой у неё не наблюдалась.
А ещё, очевидно, слухи были правдивыми, раз Амикус Кэрроу говорил об этом. Так они нужны, чтобы помочь найти и покарать виновного?
"Ох, не ту дочь Джона Долиша вы позвали для этого, не ту. Аврорская работа - это больше по части Элы. Меня вызвали, только потому что я с Рейва?"
Хоть он и не сказал ничего прямо, но остальные студенты тут же высказали  свою осведомлённость о покушении. В том, что от неё ждали каких-то полупрофессиональных советов, было что-то издевательское. Похожее чувство в последний раз у девушки возникло, когда Тот-Кого-Нельзя-Называть упомянул её отца, тогда, в Большом зале. Долиш понятия не имела, какие протоколы и методы у авроров, детективами особо не увлекалась, поэтому могла только предполагать и додумывать. Хэл внимательно слушала сначала Харпера, затем Оливию (вот она, с её познаниями в зельеварении и ядах могла быть крайне полезна). Их методы сводились к активным действиям, только повальные допросы всех и вся в данном случае вряд ли помогли бы. Хелена задумалась. Если бы она совершала покушение, как бы она себя вела? Затаилась бы или наоборот начала разрабатывать новый план, после провала этого? Это акция одиночки, которого достало творящееся в школе и готового к решительным действиям или же группы? Нельзя было исключать ни тот, ни другой вариант, учитывая тяжесть времени и то, что во времена Амбридж уже была подобная группа лиц.
-  Я думаю, профессор, можно попробовать совместить и активные методы поиска виновного и то, что предложили, - тут Хэл замешкалась, не зная, как обратиться к Малфою, с которым толком и парой слов за всё время обучения не перекинулась, - Аврора и Драко. Я имею в виду, что все: и виновные, и невиновные, будут ждать как раз множество допросов, если их не будет - это вызовет подозрения и настороженность. Пускай виновные думают, что всё идёт так, как они и полагали. Вероятно, они будут полагать, что вы сейчас ищете не в том направлении и попробуют нанести ещё один удар. К нему и стоит быть готовыми, даже можно предоставить все благоприятные условия. Полагаю, следует разделить людей, ответственных за поиск отравителя на группы так, чтобы каждый знал свою роль. - Долиш чувствовала себя паршиво, пока высказывала свои предложения. Хорошо бы, если она ошибалась и её вариант не приведёт к обнаружению отравителя или отравителей. Девушка понимала, виновных накажут, сурово, нельзя исключать и показательную смерть. Мол знайте, что случается с теми, кто идёт против режима. Хелена меньше всего на свете хотела иметь к этому отношение, но и сама пострадать не хотела, как и подставлять отца и сестру.

Отредактировано Helen Dawlish (2018-07-14 13:14:59)

+4

13

Детки мнили себя очень умными, и это безумно раздражало. К слову сказать, его вообще раздражали дети, особенно если они не корчились и не орали в муках от круциатуса. Амикус  старался  сохранять бесстрастное лицо, едва заметно поморщившись от высокомерного тона Харпера, старательно сдерживаемого,  но всё же совершенно очевидного для волшебника который из сам был непомерно высокомерен. Другое дело, Амикус знал, как это высокомерие скрывать и уж точно не позволял себе дать вышестоящим понять, что он в самом деле думает о каждом из них. Харпер этой науке еще не обучен. Жаль. Мальчик мог бы пойти в рост куда быстрее при должной расстановке приоритетов.

-Мистер Харпер, боюсь, вы спутали меня с сестрой. Наша возможная похожесть не оправдывает такого невнимания, конечно. Однако же, вопросы КАК яд попал в школу волнуют скорее ее. Единственное, что заботит меня, это чтобы тот, благодаря КОМУ они сюда попали, и чтобы он уже больше точно никогда не принес ничего запретного во вверенные мне стены. - Было не ясно по тону, говорил ли зам.директора о мерах превентивных или о физической невозможности вообще что-либо еще куда-то принести после наказания. - Если Вам так не хватает общения с профессором Слагхорном, не могу препятствовать похвальной тяги  к знаниям. Пусть мне и кажется странным, что Вы допускаете, будто беседы со всем профессорским составом не состоялось еще задолго до встречи с вами. - Амикус осуждающе покачал головой, в то время как его тонкие, жилистые пальцы ловко крутили в руках палочку. Ее кульбиты могли казаться совершенно безобидными, ведь опытный волшебник никогда не позволит случайному заклятью сорваться, но с Кэрроу никогда нельзя быть уверенным, насколько случайность случайна, верно? - Что до старост, я начинаю думать, что должность эта себя не оправдывает. Возможно, стоит ее упредить или, по крайней мере, сменить состав, раз уж о необходимости говорить с людьми и владеть информацией этим господам приходится намекать, да еще и после ПОДОБНЫХ случаев. - глаза профессора стали почти ледяными. - Как полагаете, мистер Малфой, все ли старосты достойны своего значка? - Взгляд профессора метнулся в сторону Драко, и в вопросе его явно было скрыто куда больше, чем содержалось в произнесенном вербально. Последнее предположение разорвало кабинет смехом. Едким, как отравленный газ с болот. Едва ли школьникам часто доставалось слышать смех Кэрроу. Особенно такой его смех. - Право же, мистер Харпер, если бы следовало искать среди тех, кто травить УМЕЕТ, мы бы с Вами сейчас не беседовали. А если бы и беседовали, то несколько в ином формате. - В самом деле, оба они еще живы. Будь покусившийся на жизни близнецов опытным отравителем,  действовал бы наверняка. Знал же он, что кара будет страшной, стоило ли рисковать ради бесплотного намека. Едва ли попытка лишить их с сестрой жизни была только лишь знаком устрашения. Да и кто бы подумал, что Кэрроу испугаются? Скорее примутся свирепствовать с новой силой.

Отсмеявшись, профессор смерил сидевших напротив холодным взглядом, говорившим, что все они - одно большое разочарование и ошибка воспитательного процесса. Брови его иронично изогнулись на явный намек младшей Харпер на список врагов, составление которого могло бы занять месяцы. - Боюсь до окончания списка вы не … - Амикус сделал паузу, задумчиво вытянув губы, будто решая, закончить ли категоричным “ не доживете” или чем-то более позитивным. - не задержитесь в этой школе. Вам осталось учиться меньше полугода. Едва ли вы собираетесь завалить экзамены. Или кто-то из вас очень привязан к школе? Настолько, что не готов так быстро расстаться? - Был ли это намек? В силах ли Кэрроу испортить экзамены собравшимся здесь? Едва ли кто-то сомневался, что Кэрроу могут многое. Очень многое. - Возможно, конечно, вы займете место профессора Слагхорна, - задумчиво прищурившись, совсем по-змеиному протянул Кэрроу. - Раз Вы так уверены, что познания Ваши куда глубже, чем у Слагхорна и Снейпа. Я лично поприсутствую на вашем экзамене по зельям, мисс. И, конечно, попрошу директора удостоить вас вниманием. Нам нужны талантливые зельевары. - Пусть девчонка теперь попробует сдать зелья выше, чем на тролль. Особенно, когда Снейп узнает, что по ее высокомерному мнению, зельевар из директора весьма посредственный, раз вид яда, угрожавшего его заместителю определила школьница, а не он сам.

-Мисс Мальсибер, бездействие  Ваше уже дало свои плоды. Я бы не стал ждать созревания всего урожая. Очень хочется, знаете ли, дожить до дня благодарения. И, желательно, чтобы вы все тоже до него дожили. Я вижу, что вы все не понимаете произошедшего. Может, вы мните себя невинными? Или считаете, что здесь вас все любят? Надеюсь, вы не настолько глупы, господа и дамы. Каждый из вас враг уже по определению. По фамилии и роду. Харперы, Мальсиберы, Малфои…  громкие фамилии, не правда ли? Долиш… Мисс Долиш, вас не спасет ни отец-аврор, ни отсутствие зеленых цветов на форме. Задумывались ли вы, скольких ваш отец посадил в Азкабан? У скольких из них есть дети, племянники? Сколько из них учатся здесь, бок о бок с вами, а вы и не знаете о наличии врагов? - Довольный Мик улыбнулся. - Вижу, синий цвет дает плоды, - кивнул он одобрительно. - Ваше бездействие ставит под угрозу вас. Ваших друзей, ваших близких. Подумайте об этом, прежде, чем считать, что случившееся “проблема Кэрроу”, - Палочка постучала по столу, глухо оседая звуком в умах детей. - Не обольщайтесь, считая себя умнее остальных господа. Это проблема ваша, а Кэрроу жаждут наказать наглеца не ради собственной шкуры. - Ради своей, конечно, но детки должны считать иначе. - Потому что если высокая цель не по зубам, тренируются на пешках. Может, мистер Малфой прав и нам стоит спровоцировать еще одно нападение на более доступную добычу? Может, кто-то из вас желал бы побыть наживкой? - Амикус улыбнулся и встал, медленно подойдя, уложив руки на плечи Долиш, явно ощутив, как та окаменела. - Может, смелая дочь аврора? Я слышал, храбрость у вас в крови. Ваши мысли о разделении власти как раз отвечают этой задумке. - Амикус снял руки с плеч девочки и вернулся к своему месту, но садиться не стал. - Я велю устроить вечер для всех членов инспекционной дружины. Ужин для друзей. Пригласим и некоторых не причастных. Вот сестер Долиш, например. Несомненно, у некоторых такая честь вызовет обоснованные подозрения. Мы с сестрой, непременно почтим праздник. Пусть будет возможность убить столько зайцев одним махом. Вот и проверим степень глупости  нашего героя.  Он не слишком умен, это я знаю и без проверок. - Амикус потянулся к шкафу, достал оттуда пузырек. - Вот тут проба порченого вина, все желающие могут разделить и изучить. Пить не советую. - Амикус беззастенчиво лгал. Это было обычное вино. Несколько групп студентов получило такие же флаконы. Оставалось выяснить, кто придет со знанием вида яда. И придет ли кто-то. - Мистер Майлфой, мистер Харпер я хочу получить от вас отчет о проведенной работе уже завтра. Мисс Мальсибер и Мисс Харпер,  вы же девушки, вам и разносить новости о предстоящем празднике, скажите что будем чествовать героев. Мисс Долиш, у вас ответственная роль, вы получите значок инспекционной дружины. Надеюсь, от такой чести  вы не откажетесь? - Как будто у нее был выбор. Даже если Долиш и дружила с врагами режима, то теперь сама станет врагом. А перебежчиков никто не любит, верно? - Мисс Харпер, присмотрите за подругой. В целях обеспечения максимальной безопасности, конечно. - В словах читалось “ смотри, чтоб она не играла против нас” и Оливия должна понимать полученную задачу. Амикус достал бутылку, похожую на вино и по взмаху палочки перед студентами появились стаканы. - Предлагаю отметить выгодное сотрудничество, господа. Прошу. Ну же, мы не травим друзей, верно? Вам нечего опасаться. - Амикус ждал, когда все снизойдут. Даже если школота догадается, что угощают их не ради вековойдружбы, отказаться - это уже вызвать к себе подозрения. А сыворотку правды в вине они даже не почувствуют. Зато потом разговор пойдет куда продуктивнее.

коротко и по делу:

Найджелу Харперу предложено побеседовать со студентами и старостами
Малфою необходимо решить, кто из старост неэффективен и кем их стоит заменить, а так же выяснить, кто мог принести Кэрроу отраву.
Мальсибер и Оливия Харпер  должны распространить слухи, что будет вечеринка для дружины и туда приглашены сестры Долиш.
Долиш должна вступить в дружину и передать сестре приглашение на праздник.
Харпер Оливия должна присматривать за исполнением Долиш ее новых обязанностей.
Всем предложено  выпить вина, куда подмешана сыворотка правды

+5

14

Несмотря на то, что день складывался ни лучшим образом, а обстановка и ситуация и вовсе были откровенно паршивыми, Найджел чувствовал себя довольно расслабленно и спокойно; и вовсе не потому, что считал себя неприкасаемым, но по той лишь причине, что был готов к абсолютно любому развитию разговора. Еще какие-то полгода назад молодой человек полагал, что их, чистокровных, тронуть не посмеют, но близкое знакомство с Пожирателями и Темным Лордом дали ему понять, что избранных просто нет, а каждый из них всего лишь фигура, играющая определенную роль. Если профессор Кэрроу рассудит, что кто-то уже дошел до предела и более не подходит, он уничтожит нерадивого, тут же отыскав подходящую замену. Закон жизни. Закон системы. В противном случае механизм перестанет работать, и все рухнет прямиком в Бездну. Харпер же не желал такого исхода, предпочитая сохранить уже существующий порядок и не позволить разразиться беспощадному Хаосу. «Вот уж что действительно уничтожит нас всех… Даже странно, что остальные этого не понимают. А ведь, казалось бы, умные люди… Должно быть, я сильно переоценивал вас или же не туда смотрел». Слизеринец откинулся на спинку стула и глубоко вдохнул, стараясь смотреть на всех разом и ни на кого конкретно. Впрочем, едкий скрипучий смех Амикуса довольно скоро отвлек его от праздности, вынуждая сосредоточиться на том, кто собрал «верных псов» в одном кабинете.
«Находите мои слова и утверждения забавными, профессор?» - мысленно поинтересовался он, сохраняя на лице прежнее выражение любезной заинтересованности и увлеченности, - «Что ж… Очень рад, что мне удалось Вас повеселить и отвлечь от тяжелых дум и боязни за себя и сестру». Улыбнувшись, Найджел подавил было мелькнувшее во взгляде недовольство и перевел взгляд на Аврору и Драко, что, если подумать, излагали весьма верные и подходящие мысли, в отличие от Оливии, решившей, как и он сам, поиграть порядочного хит-визарда. «Подождать или спровоцировать», - мысленно протянул молодой человек, задумчиво потирая висок, - «И то, и другое может дать свой результат, но я бы не стал сбрасывать со счетов вариант, в котором Вас… Впрочем, нет. Отбросим это. Вы только что подняли куда более интересный вопрос… Не важно, КАК, важно ПОЧЕМУ. Почему именно сейчас, а не, скажем, несколько недель назад? Кого вы с вашей сестрой довели до… Отчаяния? У нас есть все основания полагать, что это был не обдуманный поступок, а импульсивный выпад на эмоциях… Впрочем эта догадка не отрицает и хорошо спланированного действа, воплощенного безруким недоумком». Харпер вздохнул, обдумывая догадки. В его голове их одновременно оказалось довольно много, но ни одна из них не имела права быть озвученной в столь высоком и уважающем себя обществе. «Мысли должны оставаться всего лишь мыслями. Тем более, Вы уже ясно дали понять, что у Вас имеется собственный план, который удастся только в том случае, если каждый сделает то, что от него требуется. Самое время убеждать Вас в том, что мы, непременно не подведем. Вот уж действительно веселая мысль». Слизеринец посмотрел на Оливию, Драко, Аврору и ворону-Долиш, но, быстро потеряв к ним интерес, обратил взор ясных голубых глаз на сидящего напротив мистера Кэрроу.
- Как Вам будет удобно, профессор, - без сомнений и возражений согласился он, - Завтра днем отчет будет лежать у Вас на столе. «По крайней мере, мой отчет».
При этом Найджел нехорошо улыбнулся, покосившись на сокурсника и невольного напарника, и потянулся к бутылке, действительно намереваясь выпить с участниками мистерии. Не то, чтобы он совершенно не беспокоился о содержимом напитка и, говоря откровенно, прекрасно понимал, что насладиться вином им предлагают отнюдь не по доброте душевной, но не считал нужным впадать в истерику и вынуждать родственника приставлять палочку к своему виску. В конце концов, он действительно не участвовал в отравлении, а все остальные заботили его не больше, чем насекомые, копошащиеся в свежей весенней траве. «Все для победы», - заметил молодой человек, наклоняя стакан и делая большой глоток напитка, что на вкус оказался хорошим вином, - «На этом пути, разумеется, будут жертвы… Может быть, Вы умрете, может быть, все мы умрем, но игра, определенно, будет стоить свеч. Вы правы, профессор, ЭТО нужно именно нам». Харпер покрутил стакан в пальцах и задумчиво цокнул языком, вновь возвращаясь к мыслям, что давно уже крутились в его голове.
- Профессор, могу я поинтересоваться? – сдержанно и вежливо спросил он, - Почему в Вашем кабинете нет примерно трети инспекции? Они не были приглашены или же не пожелали прийти?

+6

15

Если бы Оливия была самоубийцей она бы всенепременно закатила глаза, добавляя в свою реплику порцию яда. «Если доживете, профессор», угроз она не боялась, точно также как и намеков на заваленный экзамен. Харпер грызла гранит науки слишком усердно, чтобы сомневаться в своих навыках и знаниях, и готова была сдавать оный хоть в Бездне ада, не то что директору лично. А вот столь глупую месть, достойную разве что девочки в переходном возрасте, не оценила, отминусовав у профессора еще с десяток баллов.
   — Значит, буду ждать вас на экзамене, профессор, люблю когда внимание уделяют лишь мне одной. — Она не боялась Амикуса и не уважала его, оставаясь все такой же спокойной и совершенно не заинтересованной во всем происходящем. Впрочем, уйти она тоже не могла, а потому просто молчала, наблюдая за тем, как позорно её брат пытается вырваться из собственной шкуры, словно верная шишуга виляя своим змеиным хвостом. Было ли ей от этого противно? Пожалуй, но свой выбор Найджел сделал сам и она никак не могла на него повлиять. «Я сделаю всё, что будет нужно, но уж точно не ради вас, профессор», Оливия волновалась за брата - он все еще был её слабостью.
   План Амикуса казался ей абсурдным, но только ему решать как именно пытаться обезопасить свою жизнь. В конце концов, опасаясь за свою жизнь, человек  нередко поддается панике и поступает глупо, так уж издавна повелось. «Сплетни, значит?», это она любила, это она могла. Собственно, как и “помогать” Хелене, с которой пусть и не водила тесной дружбы, но общалась достаточно хорошо, чтобы относительно ей доверять. «Вороны к воронам, змеи со змеями», пожалуй, так было даже лучше, чем окажись она в паре со своим близнецом. По крайней мере, сейчас ей казалось, что никто кроме Найджела и самого Амикуса не заинтересован во всем происходящем настолько, чтобы делать это временной целью своей жизни.
  — Приношу свои извинения, профессор, но с недавних пор я не пью алкоголь. — Она даже не пыталась сдержать свою счастливую улыбку, не без удовольствия оставляя совершенно безосновательный намек, чтобы не только в очередной раз позлить брата, но и избежать возможных вопросов верности. Разумеется, что Оливия и понятия не имела о том, что действительно из себя представляет предложенный Кэрроу напиток. Однако, Харпер была хитрой вороной, а не глупой Белоснежкой, с благодарностью принимающей еду и вино из чужих рук. Пусть Амикус и не походил на старую завистливую стерву, но зато был прекрасной ядовитой змеей, и кто сказал, что в бокале не плещется его собственный нацеженный яд. «Я уже давно и никому не верю», достаточно правильная позиция, учитывая то, что именно происходит в мире, а предательство со стороны близнеца лишь укрепило бастион ее личных убеждений. Впрочем, сейчас Оливии было интересно, кто из собравшихся последует ее примеру, а кто побоится выпустить когти или просто не сможет придумать ничего путного. Правда в том, что ее выходка останется безнаказанной она сомневалась, собственно, как и в том, что Кэрроу не вольет своё вино силой, но тогда все они точно будут знать, что дело здесь нечисто, а воодушевляющий тост за плодотворное сотрудничество такой же лживый как и все вокруг.
   Если бы только… иногда она безумно жалела, что выбрала свободу разума,вместо сладкого плена дикой темной магии. Капельки силы оставшиеся от ведьм, словно благодарность за короткую возможность чувствовать себя живыми, были ничем по сравнению с тем, что она ощущала ранее. Тогда ей казалось, что Оливия могла свернуть горы, а сейчас все, что было ей доступно - это уверенность в себе и, пожалуй, абсолютная безразличность ко всему происходящему. Правила игры в “я сильнее и страшнее”, она познала еще зимой, собственно, как и первые удары Круцио, на своем теле. Харпер больше не боялась физической боли больше, чем душевной. Это все можно пережить, оно не будет медленно разъедать твою душу ночами, сводя с ума бесконечными терзающими мыслями, боль пройдет и забудется, а значит она не стоит никаких жертв с её стороны.

+6

16

Все это было как-то неправильно, неприятно, Аврора чувствовала себя неуютно в этой компании под взглядом профессора. Но виду староста школы не подавала. Она сохраняла скромность, была сдержана, подобрала губы, чтобы не выглядеть капризным ребенком, которого отругали за провинность. Себя Аврора не считала виноватой. Напротив, когда-то она была на месте пострадавшей и разделяла тревоги близнецов Кэрроу. Но Ро брезговала любыми лишними телодвижениями или мыслями. Ее раздражал шум, вызванным отравлением Алекто. Ей так и хотелось попросить безутешного брата говорить потише и поменьше. Потому Роре нравился разработанный ею план: он не требовал ничего! Это было так в духе Мальсиберов: оставаться безучастными.
Идея Драко вызвала у нее икоту. Ей хотелось сказать: “Милый, ты взял мою картошку, назвал ее картофель и выдал за свою”. Но, с другой стороны, это еще одно доказательство их взаимопонимания. Хэлена и вовсе резюмировала за белобрысой парочкой, что было умно, но скучно. Аврора опустила глаза в пол и стала считать следы, оставленные резиновыми подошвами. Один, два, три…
Амикус начинал распаляться. Ну, еще бы, ведь “избранный народ” совершенно его разочаровал! В этих детях нет должной кровожадности. Ни один из них не вскарабкался на преподавательский стол и не занялся ораторским искусством, пропагандируя сожжение и казни. Они были спокойными, уравновешенными и какими-то вялыми. Вот сейчас этот фарс в конец осточертеет Кэрроу и он отвесит Харперу удар в челюсть или стравит девчонок друг с другом, предоставив им бассейн, наполненный расплавленными шоколадными лягушками. Что-то произойдет. Что-то обязательно произойдет!
Вот уже палочка крутиться в разные стороны, как волчок. Не повезет тому, на ком она остановится. И сам профессор уже не выглядит утонченным джентльменом. Из глаз, изо рта, из-под ворота мантии вылезает безумие и распространяется в воздухе. Аврора поежилась. Как же ей надоели эти умалишенные близнецы! Вот, кто должен был отсиживать костлявые задницы в Азкабане. Однако подумав так, Ро прикусила язык.
Очередь дошла и до нее. Конечно Аврору упрекнули в бездействие! Но старосту школы было не переубедить. Ей казалось, что эта ленивая, молчаливая манера однажды даст положительные результаты. И ей было очень жаль, что другие этого не понимают. Когда Джессика травила Ро, она тоже терпела. Так вот где теперь Адамс? Мертва.
Даже пламенные речи профессора не могли разжечь в ней огонь. Нет, Аврора не считала эту проблему - “проблемой Кэрроу”. Но ей тяжело было вообразить месть, когда не было конкретного объекта. С Джессикой все было проще, чище.
А затем Амикус окончательно рехнулся. Ну, так по крайней мере показалось Роре. Чтобы ее сделали приманкой? Да, конечно, ведь ее возлюбленный муж будет этим очень доволен! Наплевать на Долиш, которую пригласили в Дружину, даже не подумав о степени ее лояльности. Наплевать на то, что Аврору считают болтушкой и сплетницей. Но во всем есть свои границы. Амикус Кэрроу - не пуп земли! И пить что-то с ним из “одного бокала”?!
Тут уже характер старосты школы прогулялся по ее лицу. То стало презрительным. С какой-то испуганной надменностью Аврора посмотрела на Драко, пытаясь убедиться, что он видит все то же, что и она. Амикус правда считает их такими кретинам? А, собственно, кретин тот, кто не выпьет или, напротив, напьется в усмерть?
- Я читаю книгу, - начала Аврора и голос ее был гулкий, какой-то рычащий, -  так вот… алкоголь убивает яйцеклетки! Представляете? А мне нужно заботиться о своем здоровье. Извините, профессор, но я вынуждена отказаться и присоединиться к Оливии. Как в обязанностях, так и в отречение от удовольствий.
Аврора радушно улыбнулась сокурснице и виновато посмотрела на Амикуса. В ее словах был смысл! Ей детей делать, может быть, нужно. Тут не до распития вина. Возможно, профессор попытается ее заставить, но Ро чувствовала свой вес. Она стала будто тяжелее после замужества. В ней было больше стали, больше силы и уверенности. За ее плечами впредь не одни Мальсиберы, но Грегори Трэверс. К тому же, она всего лишь женщина. С нее нечего взять.

+4

17

Словно в темной комнате начинают проявляться очертания людей, их лиц, выражения эмоций без прикрас и подробностей, так и характеры всех, присутствующих в кабинете, раскрываются вполне ожидаемо, но вдруг с новым откровением для Малфоя. Все шло рутинно и обыденно. Да, их вызвали. Да, они как бы налажали: ни статусы старосты или члена инспекционной дружины, ни приверженность взглядам пожирателей или страх перед ними, ничто не заставило их вести себя иначе, чем просто школьники в свой последний год учебы. Каждый из них сейчас поплотнее закутывался в мантию из толстого слоя глухой обороны и быстрых выводов. Слишком быстрых, чтобы можно было увидеть чуть дальше, чем обычно. Желательно вообще, чтобы тебя посчитали за подслеповатого и отстали, но без ущерба для здоровья. И все бы, наверное, было абсолютно также и для Драко, но момент с вином подстегнул его нервные окончания, которые обожгла адреналиновая буря, заставив чувства работать в сверх режиме. Как маг, слизеринец чувствовал присутствие дополнительных эффектов в напитке, но что это могло быть? Тут ему скорее подскажет разум. А разум весьма некстати вспомнил уроки легилеменции: перед глазами проносились уроки с тетей Беллой, еще более безумной и страстной в своих поступках, чем близнецы Кэрроу. Не стоило и помышлять о том, чтобы применить навыки по отношению к Амикусу. Блондин не знал, как у того обстоят дела с ментальной магией, но если все хорошо и чтение мыслей будет обнаружено, его запросто могут обвинить и в отравлении, и сразу же устроить прилюдную казнь. Профессор и в обычном настроении такого не спустит, а сейчас его необузданные, не нашедшие выхода, ярость и агрессия с радостью нарисуют кровавую картину в этом кабинете или на близлежащих стенах замка. Но что-то вышло из под контроля, произошло случайно, очень быстро и непредсказуемо. Малфой смотрел в глаза Амикусу, когда он очень хорошо вспомнил ощущение от заклинания чтения мыслей. Мир немного дернулся, словно капля воды, оставила круги на отражении этой реальности, вмиг стал более ярким и, совсем по-другому стал ощущаться. Его раздражали все ученики и даже он сам, но, пожалуй, менее остальных. У него заболела левая часть лба. И он отчетливо чувствовал, всей кожей вдыхал бешенство от несостоятельности присутствующих. Затем его живот связало в тугой узел, он словно вернулся в себя, но впал при этом в ступор. Даже не от того, что не понял, что сейчас произошло, а от того, насколько это было сильное ощущение,  слишком реальное и очень радикально отличалось от его самочувствия. Ему показалось, что весь этого год он спал или жил в каком-то подводном царстве, где все движения замедленны, а люди - просто отражения кого-то более реального, по другую сторону. Кусочки паззла, о котором он даже не подозревал, начали складываться перед ним в картину из осколков его жизни. Вот он получает задание от Темного Лорда убить Дамблдора. Вот он год ходит среди школьников понимая, что сам шагнул уже далеко во взрослую жизнь. Вот он возвращается с Пожирателями в свой замок и не в свой замок одновременно. Один среди более опытных магов. Кто сказал, что Люциус должен спасать судьбу семьи? Откуда берутся права на те или иные действия? Возможно именно Драко предстоит сыграть решающую роль. Ведь он знает откуда берутся права. Он понял это прямо сейчас. Ты либо сам берешь права, либо считаешь себя бесправным. Никто другой за тебя этого не решит. Он считал, что не может принимать решения без разрешения главы их Семейства, так велят традиции, этикет, правила. Он сам искренне так считал.
Но сейчас он думает совсем по-другому, он чувствует совсем по-другому. Как будто именно сейчас он достиг какой-то критической точки. Ему не нравится то, что контролировать окружающие ситуации становится все сложнее и сложнее. Ему не нравится, что его семья занимает шаткое положение, они достойны большего. Он долгое время не мог с этим примириться, винил себя, где-то не понимал отца. И вот сейчас все его неоформившиеся, непонятные претензии к миру зажгли его глаза новым огнем. Он очень похож на пожар ненависти. Это ненависть ко всему тому, с чем он несогласен. Это ненависть к ощущению, что от него что-то не зависит. Как бы не так. Он Пожиратель. Он доказал это. А те, кто продолжает косо смотреть на Малфоев значит получат скоро еще пару доказательств. Ему плевать каких и когда, он просто чувствует, что теперь сделает все. Возможное и невозможное. И если первые слова о том, что он готов к выполнению поручения он говорил достаточно отстранено, понимая, какой контекст вкладывает в шутки Амикус, то теперь со всеми присутствующими говорит другой Драко.
Какой-то предохранитель внутри сгорел. Словно больше нечего терять. О, теперь ему самому очень интересно, кто же из старост действительно на своем месте, а кого лучше заменить. И теперь он понимает большую часть приспешников Темного Лорда.  Ему нравится это ощущение собственной силы и уверенности в своих действиях. Это опьяняет, но не отупляет. Кстати, о предложенном спиртном:
- А я не против выпить за сотрудничество. Символическая плата вином не повредит никому, - его намеки все также прозрачны, как и все остальные, прозвучавшие в этой комнате.
Мозг продолжает работать как ткацкий станок: молниеносно, одна мысль, переплетаясь с другой незаметно, рождает целый узор и готовый продукт. Староста помнит как Люциус рассказывал ему о культах. Очень распространена была там проверка подобным образом: предлагался смертельный напиток всем, чтобы проверить самых ярых последователей. После этого убивали тех, кто отказывался, и сами ломались те, у которых психика не выдерживала. Бывали и такие. Уже, пройдя проверку, оставаясь в живых, они оказывались неспособными дальше двигаться, так как уже простились с жизнью. Травить их Кэрроу не будет. Да, по ощущениям там что-то подмешано. Но сегодня, напомним, Малфою терять нечего. В любом случае.

+5

18

Амикус Кэрроу выглядел вполне обоснованно озлобленным, даже в отношении тех, кто с ним на одной стороне. Ладно она, но чистокровные однокурсники, находящиеся среди активистов и всецело, казалось, поддерживающие установившийся порядок, чем заслужили пренебрежение? Впрочем, учитывая покушение, порядок в школе находился в не самом твёрдом положении. Хелена молча наблюдала, как мужчина отвечал сначала одному Харперу, затем другой. Фразу о том, что старосты не справляются,  девушка восприняла как недвусмысленный намёк. Смещение с должности могло быть даже хорошим исходом. По крайней мере, ей казалось, что меньше ответственности в таком деле – только плюс. Долиш всё ждала, когда очередь дойдет до неё. Едва ли ей можно было предъявить те же обвинения, что и лояльным. Она ничего не обещала и вообще старалась держаться ниже травы. Однако дальнейшее сказанное заставило Хэл напрячься и едва заметно нахмуриться. Что ж, она и в самом деле порой замечала на себе неприязненные взгляды, но никогда не придавала им значение. Потому что всё, что делает отец на работе – не должно её казаться, девушка знала, что он сделает всё для их семьи и если так надо, значит надо.
Повод ли это быть осторожной? Безусловно. Но едва ли означает, что она стоит по другую сторону от тех, чьим родственникам не повезло попасть под действие новых декретов, законов и под колеса правоохранительной машины. Но от неё не ждут такого ответа, а если и ожидают, то Хелена не имела права идти против семьи. Что бы ни говорили чистокровные о своей преданности традициям и роду, для Долиш точно так же было естественным быть «за» своих. И неважно, кто именно из её прародителей был маглорождённым.
- В школе все мы студенты, профессор, и я бы не хотела ходить и оглядываться по сторонам, так как то, что происходит вне замка, вносит свой отпечаток. – Хэл постаралась ответить и нейтрально, и не противореча заявлению Кэррроу, может даже так, словно она поддерживает эту мысль.
Заместитель директора говорил о бездействии много. Значит, действия от них и ждали. Но каких? Девушка мрачно представила, как ходит и допрашивает других студентов, а все остальные от неё шарахаются. Слизеринцы, дружина… они бы не приняли её (хотя не то, чтобы она на это рассчитывала), а вот потерять тех немногих друзей, что у неё остались, Долиш боялась.
Медленные шаги, от которых у Хелены сбилось дыхание. У неё было неприятное предчувствие. Руки мужчины на её плечах заставили девушку вздрогнуть и напрячься всем телом.
- Если бы я была смелой, сэр, на моей мантии были бы другие цвета. Но, если вы считаете, что на меня отравители «клюнут», я готова помочь. – Долиш сама не верила в то, что говорит. Собственный голос казался далёким и чужим. Но не заявит же она, прямо здесь и сейчас, что наживкой ей быть совсем не хочется или что вон, пускай Малфой или Харпер подставляют шеи или желудки. Нет, нужно было пережить этот разговор, сокращая насколько это возможно количество потерь.
Натянув дрожащие уголки губ в нелепом подобии вежливой улыбки, Хелена кивнула, давая понять, что передаст сестре и они обе будут на этом чёртовом ужине.  Ну вот, теперь её ожидает ещё и неприятный разговор с сестрой.
«Эле это не понравится».
- Конечно, я приму значок. Моя роль в том, чтобы быть наживкой или это было обсуждение вариантов? – Подобную фразу сложно было сказать невинно, так, словно девушка просто уточняет несущественную мелочь. И главное, чтобы Амикусу не померещилась издёвка, потому как Хэл не могла сейчас мыслить достаточно хорошо, чтобы говорить складно и красиво. Страшно, страшно, но лучше выяснить это сразу, чтобы не было неприятных сюрпризов после. Долиш внимательно взглянула на Оливию, пытаясь разгадать реакцию блондинки и её отношение к тому, что нужно присмотреть за «за смелой дочерью аврора».
Хелена ни на секунду не поверила, что Кэрроу хочет отметить взаимовыгодное сотрудничество, учитывая то, в каком ключе шла вся встреча. Но она пригубила из бокала. После того, как девушки отказались, можно было пойти по их же пути, ведь девушка чувствовала опасность. Но чутьё совсем не смелой дочери аврора подсказывало, что лучше выпить.

+4

19

Амикус ждал реакции. Он был почти уверен, что кто-то да взбрыкнет. Потому что в детях совершенно не было уважения к порядкам. Вроде бы все аристократы, цвет магического сообщества и что это вокруг? Сорная трава. Амикус был даже рад, что у него нет детей. Он бы не хотел, чтобы его дочь водила дружбу с кем-то из этих … (назвать их леди не поворачивался язык). Базарные бабы в портовый день. Не иначе.
Презрительно смерив взглядом свою родственницу ( будь проклят тот день, когда кузен его взял сучку из рода Харперов в их дом). Позор для рода. Амикус был разочарован. Даже не отсутствием лояльности - отсутствием должного воспитания.

- Любите внимание, мисс Харпер? - едко уточнил мужчина. - Это заметно, но совершенно не делает чести ни вам, ни вашим родителям. И это цвет аристократии?- Амикус покачал головой  и перевел взгляд на Найджела, проигнорировав вопрос студента: - Мистер Харпер, позвольте обратиться не как к студенту, но как к мужчине и главе рода. Наши женщины не должны бросать тень на честь семьи. Я бы просил вас озаботиться этим вопросом, особенно потому, что, как родственник, я не могу остаться равнодушен. Для меня честь семьи что-то да значит, - Казалось, Кэрроу едва сдерживается, чтобы не сплюнуть прямо под ноги наглой студентке. - Не пьете, значит? Неужели нетрезвая вы еще более не леди? Тогда я полностью поддерживаю ваше решение. Боюсь, еще больший удар честь рода Харперов просто не перенесет. ВТОРОЙ раз с колен не подняться. - Амикус намеренно выделил главную идею своей речи. Харперы уже были преданы забвению и смешаны с грязью. Кажется, юная наследница решила повторить подвиг предков. Тогда мужчины Харперов просто вымерли, а сейчас сдохнут от позора, когда каждый встречный станет сообщать, что в этом доме не умеют воспитывать дочерей.

Впрочем, оказалось, что отсутствием воспитания грешат не только Харперы. Если сравнить высокомерие Харпер с  откровенным хамством юной Мальсибер, то первая просто образец благочестия и воспитанности. Амикус поднял брови в вопросительном жесте: - Лучше бы вы честь семьи поберегли.  Боюсь, СВОИ ЯЙЦЕКЛЕТКИ вам как раз не стоит так рьяно охранять . Для Мальсиберов и всего магического сообщества будет лучше, если забывшие законы и мораль предков не станут множиться. Хватит среди нас маггловского сора, чтобы плодить еще и подобный им под грифом чистой крови. Чтение вещь похвальная, но я советовал бы вам почитать что-то о правилах приличия, и о том,  что и как можно говорить вышестоящему по положению и старшему по возрасту, а не пошлые романы,которые, судя по всему у вас в фаворе. . - Закончив с о поведью, Амикус обвел студентов взглядом: - Мне, уважаемые (и не очень) противно осознавать, что вот это - Кэрроу сделал обводящий жест рукой, - и есть те, ради кого мы бьемся за чистоту крови, - взгляд Амикуса переместился на Драко. - Мистер Малфой, надеюсь, вы не столь озабочены потомством, как ваша сокурсница? Или Малфои тоже разучились держать лицо на людях? - Амикус доволтно кивнул, когда сын его соратника смело взял кубок и сделал щедрый глоток. Молодец, далеко пойдет. Мать родную продаст. Трус, конечно, но не совсем уж без мозгов. И то радость. - Не сомневаюсь, мистер Малфой в вашей преданности. Чего не могу теперь уверенно сказать о Мальсиберах и  отдельных Харперах. Но я приму меры, не сомневайтесь. Очень уж не люблю сомнения. - Амикус усмехнулся, переводя роль на Долиш. Из всех дам в кабинете она вела себя наиболее благоразумно. Было ли это достойное воспитание или просто страх? Вела бы она себя так же нагло, будь за плечами чистокровный род? Амикус изучал девушку тяжелым, холодным взглядом.
-Я рад, что на вашей мантии не другие цвета, мисс долиш! Наличие синего не говорит о трусости, как я вижу, как и об уме, мы с вами это выяснили, не говорит. - Беглый и хлесткий взгляд с усмешкой достался Оливии. - Я очень рассчитываю на ваш скрытый потенциал, как и на вашу прелестную сестру. Слышал, она общительна и имеет определенный вес среди одноклассников? Это очень хорошо. - Амикус сел и помолчал, будто думая над чем-то,когда маленькая мышка Долиш решилась на язвительный вопрос. Амикус усмехнулся и понизил голос до хищного: - Ваша роль, мисс, занять верную сторону, принять верное решение и завести правильных друзей. Это лучший из вкладов в будущее,может даже лучший, чем успешные выпускные экзамены. - О, он очень хорошо это знал. Сам никогда не был отличником и охочим до учебы и где он теперь? В кресле замдиректора школы!  - А теперь хочу вам сообщить, что все отказавшиеся выпить со мной, автоматически входят в списки подозреваемых и будут допрошены мной и профессором Алекто Кэрроу лично. С применением веритассерума. Подтверждение тому подписанное директором разрешение. О времени вас уведомят заранее, что не освобождает вас от заданий сегодня полученных и предоставления отчета о проделанной работе, - он блефовал. Но будет хорошо, если детки поволнуются. Пусть усвоят урок. А знание, что тебя допрашивают с веритассерумом заставляет всех говорить правду не хуже,чем его употребление. - Мисс Харпер и мисс Мальсибер, я лично поговорю с главами вашего рода о способах воспитания достойных представителей. Вы свободны. Встретимся на ужине. Мисс Долиш, я очень жду вас с сестрой. - Амикус кивнул в сторону двери. - Был крайне раз побеседовать с вами, господа и дамы. Прошу простить,школьные дела не позволяют мне вести долгих дружеских бесед.

+4


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [10.04.1998] Псы верные войны