Коридор – Crabbe&Goyle [26.09]
Лестница – I. Stretton [27.09]
Зал – Dobby [26.09]
Гринготтс – H. Potter [27.09]
281 279 273 156
- Ты…мне…омерзительна… - каждое слово словно удар, медленно и точно, с безошибочной расстановкой и интонацией. Гилберт не сводит с нее взгляда, впиваясь взглядом в глаза, которые все больше отображают Эмбер, - но я рад, что ты зашла. читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [11.04.1998] Право выбора


[11.04.1998] Право выбора

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Право выбора
http://funkyimg.com/i/2Httx.png

› Участники: Аргус Филч, Джастин Финч-Флетчли, Эрни МакМиллан, Сьюзен Боунс, Элиза Долиш, Помона Спраут
› Место: Кабинет Мистера Филча.

› Время: перед отбоем
› Погода: Ваш ответ.

Началась охота на ведьм. Кэрроу ищут тех, кто утроил им травлю.

* Филч только что сопроводил группу студентов в подвал, где запер их в одной из старых камер.
** Ключ от камеры у Филча в кабинете. Группа студентов прошла мимо кухни и гостиной Хаффлпаффа.
***Политику поведения выбираете сами: кто-то идет спасать студентов (среди них есть первокурсники), кто-то пытается их остановить, Филч в праве отправить на пытки особо пылких и смелых.

0

2

Мутноватая капля, зависнув на долю секунды, точно размышляя стоит ли ей отрываться от потолка, все же сорвалась и упала прямо за шиворот завхозу. Старый сквиб машинально провел рукой по шее. В этой части подземелья, куда он привел учеников по приказу руководства школы, всегда было холодно и влажно. Климат не самый благоприятный для детей, однако Филча особенно это не волновало. Все-таки это старая камера, а не номер-люкс в пятизвездочном отеле.
- Мне страшно, - робко пискнул толстый белобрысый мальчишка – студент – первокурсник с хаффлпаффа – Отпустите нас! Тут, наверное, водятся крысы… размером с собак.
Филч неприятно ухмыльнулся. Об этих камерах ходили самые разнообразные легенды и рассказы про крыс, размером с собак, пожалуй, были самыми безобидными.
Впрочем, на самом деле вот уже как много лет, пожалуй, с тех самых пор, как физические наказания для учеников школы попали под запрет, все легенды об этих подвалах не имели ничего общего с действительностью. Сейчас это были просто холодные, влажные помещения, без крыс, злобных привидений и прочих ужасов. Однако об этом Аргус Филч сообщать вовсе не собирался. Напротив, он постарался лишь нагнать страху, будучи искренне убежденным, что только тяжелый труд, боль и страх способны заставить школьников следовать установленным правилам. Все остальное – враг дисциплины.
— Ну вот, какой ты рассудительный стал. Думать надо было, прежде, чем правила нарушать, - прокаркал старый сквиб.
Дверь хлопнула. Лязгнул замок. Филч ушел, унося с собой лампу. Школьники остались практически в полной темноте – только из коридора свет факелов немного освещал старую камеру.
Кабинет завхоза также располагался в подземном этаже замка. По сути, он был недалеко от камер. Это была маленькая, душная, мрачная комнатка без окон. Керосиновая лампа, свисающая с низкого потолка блеклым светом озаряла скудную обстановку кабинета – на дальней стене висели начищенные до блеска кандалы. Наконец-то они дождались своего часа. От нового руководства Аргус получил разрешение на пытки. Это, по мнению Филча, было одной из немногих приятных перемен, которые произошли в замке. Нельзя сказать, что Аргус был в восторге от Кэрроу, которые относились к нему с явным пренебрежением – завхоз, да еще сквиб, однако к пренебрежению за свою долгую жизнь мужчина успел привыкнуть. Это только добавило желчи в его и без того скверный характер.
Свет падает и на стоящие вдоль стены ящики с документами. На каждом из ящиков наклеены по алфавиту фамилии провинившихся студентов. Внутри – записи о наложенных наказаниях. Сейчас ему предстоит пополнить шкафы новыми сведениями.
Миссис Норрис в кабинете нет. Сейчас кошка гуляет по замку, а вернее патрулирует коридоры. С кошкой он встретится позже. Сейчас займется нарушителями. Филч выложил ключи от камеры, спрятав их в один из ящиков, а сам уселся в побитое молью кресло, и придвинув к себе свитки пергамента принялся заполнять информацию о наказанных студентах.

[icon]http://funkyimg.com/i/2HD41.png[/icon][status]Секс символ Хогвартса[/status][nick]Argus Filch[/nick][sign]

Если заглянешь под спойлер - повешу на цепь за большой палец ноги

Долги

[/sign]

+4

3

С приходом к власти Пожирателей Смерти, которые уже совсем не скрывались и гордились собой до предела, в Хогвартсе всё стало совсем плохо: главенствующие теперь в нём порядки вызывали ужас у младшекурсников и доводили до зубного скрежета старшекурсников, особенно состоявших в тайном объединении, известном как Отряд Дамблдора. И привыкнуть, пожалуй, ко всему происходящему в школе было невозможно, потому что всё существо внутри сопротивлялось зверствам и издевательствам Снейпа, близнецов Кэрроу и Филча, будь он неладен, старый бездарный пень. Наполненный злобой и завистью к студентам, у которых в одном пальце было больше магии, чем в нём самом, завхоз в этом году стал особенно невыносим и ужасен, потому как получил от нового руководства школы свободу действий и право на любые наказания провинившихся, в том числе на пытки. Старосты и особенно неравнодушные старшекурсники Хаффлпаффа следили за тем, чтобы все вернулись в лоно родного факультета хотя бы целыми — о невредимости говорить не приходилось — до наступления комендантского часа.
  Джастину самому несколько раз приходилось нарушать порядок, но он делал это благополучно и не попадался в руки блюстителей или на глаза Миссис Норрис, но не все были так удачливы, особенно ребята помладше, толком не научившиеся ходить бесшумно, сливаясь со стенами, улавливать посторонние движения за полкилометра и реагировать мгновенно, затаивая дыхание на несколько минут и терпя любые неудобства, лишь бы не обнаружить себя. Однако нашлись в этот раз умельцы другого плана, и гостиная Хаффлпаффа была наполнена тревогой: на Алекто и Амикуса Кэрроу было совершено неудачное покушение, а значит, искали виновных, причём наверняка не чурались никаких способов и не сбрасывали со счетов никого в принципе, что с их стороны, кстати, было вполне разумно и правильно: им было чего бояться, ведь их ненавидели все, кроме членов инспекционной дружины, пожалуй, а значит, и врагов у них был целый Хогвартс. Только вот, к сожалению, слишком много было причин, по которым весь этот Хогвартс не восставал против небольшой кучки людей. Но всё же смельчаки нашлись, только вот от этого становилось лишь тревожнее.
  — Бьюкенен ещё не вернулся, — с нервным вздохом произнёс Флетчли, уставший мерить шагами гостиную и опустившийся на диван рядом со Сьюзен, — и Элли Кроткотт. Её мать чуть не осудили и не отобрали палочку, вы знаете? Она мне рассказывала. Малышка до сих пор под впечатлением и в ужасе. В этом Министерстве творится чёрт-те что...
  Парень запнулся и глянул на Элизу, находившуюся тут же. Ему стало неловко: пусть они последнее время и общались довольно активно, но он всё равно толком не знал, можно ли что-то при ней говорить о Министерстве Магии, тем более в негативном ключе. Возможно, её это задевает, делает ей больно? Но по лицу девушки он не смог это понять. Усталый морально, парень улёгся головой на колени Боунс и прикрыл глаза, потирая пальцами переносицу. В гостиной появился Эрни, и Джастин, нервно отбивающий пальцами барабанную дробь по дивану, подскочил на месте, снова садясь.
  — Ну что? — неопределённо спросил он друга, не имея ничего конкретного в виду и просто надеясь не услышать плохих новостей.

+4

4

Эрни задержался в коридоре, сославшись на обещание для кого-то из профессоров. На самом деле, он отправился к кабинету мистера Филча, дабы самолично убедиться в том, что молва не врёт. С окончания каникул по Хогвартсу ходили слухи, что профессора Кэрроу едва не отправились к праотцам. МакМиллан мог бы подумать, что это только слухи, если бы не стали пропадать студенты. Вроде бы не связанные дела - не едят же их Кэрроу, в самом деле, но следовало разобраться. Кроме того, он слышал, что сами профессора допытывались у студентов,кто к этому причастен, но ничего путного не смогли узнать. Теперь их политика была очевидна - бей слабых, чтобы кто надо сознался. Эрни вернулся в гостиную полный решимости не спустить все с рук Филчу хотя бы сегодня.
- Забрали троих с Хаффлпаффа, двоих с Рейвенкло и четверых с Гриффиндора. Стеббинс видел, как Филч отправил их в подвал. Все первокурсники, у всех родители либо магглы, либо маглорожденные, - Эрни не понимал психологию Пожирателей Смерти. Если вас так раздражает эта категория магов, зачем пускать их в Хогвартс? Невозможно, разом заставить всех людей ненавидеть по указке.
У Эрни был Джастин. Они столько лет дружили, что ему бы и в голову не пришло ополчиться против него только потому,что его родители не обладали магической силой. Это бред. Или вон Крэбб и Гойл, чистокровные, а тупые, как пробка. МакМиллан в силу юности мерил поступки иным мерилом и не мог смириться с результатам.
- Вы, как хотите, а я не могу смотреть на то,что происходит. В конце концов, я староста. Филч не посмеет мне отказать хотя бы увидеть детей, - решительно проговорил парень, ища глазами поддержки в Джастине и девушках, что сидели рядом с ним. Если честно, его разрывало на части: важно знать,что друзья на твоей стороне и поддержат тебя в трудную минуту, но Эрни не хотел впутывать друзей в авантюру, которая может стоить им всем спокойных дней и ночей. Поездка в Хогвартс после зимних каникул доказала, что людям в масках все равно на чистоту крови, если ты встанешь на их пути.- Если вы идете со мной, то подумайте о последствиях. Не хочу, чтобы из-за этого решения вы пострадали.
Его же терпение лопнуло. Нужно было что-то делать. Эрнест решил, что неплохо начать с освобождения бедных первокурсников, что стали разменной монетой в сложившихся обстоятельствах. Не дожидаясь того, что его начнут отговаривать, МакМиллан развернулся на каблуках и снова исчез в дверном проеме. Он стремительно преодолел коридор, остановился, чтобы перевести дух, как заслышал звуки шагов за своей спиной. Эрни повезло, что у него такие друзья, с которыми можно и в огонь и в воду.
- Филч внутри. Надо его выманить, а кто-то должен найти ключ, - он обернулся к друзьям, все еще думая о том, что лучше бы им было остаться в гостиной. Никто не заставляет их так рисковать. В основном это относилось к Элизе, которая просто была другом и к Отряду Дамблдора не имела никакого отношения, но Эрни ей доверял, знал,что она не предаст их и его затею.

+3

5

Сьюзен нервничала. Это было заметно не только по складке между бровями, которая всегда появлялась у нее в минуты переживаний, но также и по тому, как она усиленно накручивала на палец свои и без того пружинистые рыжие волосы. Мысли о том, что, возможно, прямо сейчас в эту самую секунду, где-то под ними, в подвалах, мучают их однокурсников (да и других школьников), очень сильно отзывалась в большом сердце Боунс. Она с трудом удерживалась от того, чтобы слезы не потекли из ее глаз. Она ненавидела выглядеть слабой в те минуты, когда все остальные проявляли силу духа. Сможет ли она просто сидеть, ничего не делая, ждать, когда вернутся ее покалеченные сокурсники, а потом выдавливать сочувствующую улыбку, прикрывая этим собственную трусость?
Джастин уложил голову ей на колени, и Сьюзен внезапно почувствовала себя храбрее. Она посмотрела на его лицо, и, наконец, перестала теребить собственные волосы, переходя теперь на его. Ее всегда успокаивал тот факт, что можно было касаться кого-то другого и ощущать тепло, это придавало ей сил. С Джастином же их близость друг к другу всегда была завязана на физическом взаимодействии, которое, впрочем, никогда не перерастало в более глубокий интерес.
Боунс обеспокоенно посмотрела в сторону спальни. Должна ли она пойти к Захарии, разбудить его и спросить, как следует им поступить? Впрочем, она и так знала, что он скажет. Скорее всего, затея ему не понравится, да и ее он едва ли отпустит. А если она все же настоит, то тогда он тоже будет рисковать собой. Лучше она поступит как обычно. Провернет все тайком, а потом просто подластится к нему, и он не сможет долго злиться.
- Мы идем, - уверенно заявила она, и посмотрела Джастину в глаза, после чего повторила. - Мы идем.
Джастин неохотно пошевелился, словно еще не решившись точно, как следует поступить, но Сьюзен уже поднялась на ноги.
- Эрни, подожди, - друг не услышал, скрывшись за дверьми.
Боунс перевела взгляд на Элизу, которой затея со спасением не понравится совершенно точно, и Сьюзен уж точно не могла ее осуждать.
- Хотя... Джастин, тебе тоже стоит остаться. Лучше вы с Элизой прикроете нас здесь, на случай, если нас будут искать.
Сьюзен звучала уверенно, но в голове у нее промелькнули другие мысли. Положение Джастина было довольно сомнительным в школе, в отличии от чистокровного МакМиллана, или даже от нее. Пусть ее статус крови сейчас не таким уверенным, как у ее отца, но все же ее семья что-то значила. Когда-то. Когда существовала. А теперь семьи нет, и ей нечего терять, по крайней мере.
Не дожидаясь ответа или возражений, Боунс поспешила нагнать Эрни. Ухватив его за локоть, она чуть притормозила его ход, чтобы поспевать за ним. Она взмахнула палочкой и прошептала заклинание, чтобы заглушить их любые неловкие звуки, а также звук шагов.
- Я выманю, - сказала она, посмотрев на Эрни.
Условно Боунс была на хорошем счету. Она всегда была хорошей девочкой, да и к тому же излучала порядочную долю обаянию, против которой не имел право устоять даже Филч. По-прежнему, рисковать было лучше ей. Никто не напишет ее отцу в министерству или не будет угрожать ее родителям. Вот она польза во время войны - быть сиротой.
Сьюзен уверенно постучала в каморку Филча, и зашла внутрь, не дожидаясь ответа. Использовать в качестве отговорки Пивза уже было настолько избито, что он вряд ли бы поверил. Сказать, что его вызывает Кэрроу, это все равно что включить сигнализацию. За ними тогда вернутся, и всем не поздоровиться. А вот профессор Спраут! Она не одобрит, но на нее можно положиться. Она сможет сколько хочет потом ругать Сьюзен, но что такое слова по сравнению с теми наказаниями, что сейчас были в ходу в Хогвартсе?
- Мистер Филч, - звонко она обратилась к нему, выглядя серьезно и образцово. - Вас зовет профессор Спраут. Она около западных дверей.

+3

6

В школе действительно творился какой-то кавардак последнее время, и Элиза уже оставила попытки понять, что происходит и как ей с этим бороться. Бездействие – это тоже, в конце концов, действие, так что она решила прибегнуть к самому что ни на есть активному бездействию. Ей определенно не нравилось, что происходит в замке, но кто она такая, чтобы выступать против Кэрроу, даже если учесть, что она будет в той маленькой, но очень отважной группке, именуемой Отрядом Дамблдора. Но вопрос, кто так искусно провалился и не закончил покушение, до сих пор терзал ее ум, и она достаточно долго размышляла, кем может оказаться этот неудачник. Принадлежит ли он к студентам или, может быть, кто из профессоров посмел покуситься на святое? Вопросов было больше, чем ответов, так что она предпочитала сгонять на кухню и набрать себе булочек, а еще кусочек малинового пирога, чтобы гордо восседать в гостиной и чавкать над ухом других тревожных студентов. Вообще все были свои, и как будто сидели ждали чего-то. Какие-то все напряженные, а Долиш даже не знала, как разрядить обстановку. В стрессовых ситуациях еда всегда помогает.
Джастин начал говорить о новостях первым, и Эла даже не знала, что дела настолько плохи еще и в Министерстве Магии, папа всегда отшучивался и не показывал реальное положение вещей, а, между прочим, стоило бы, его дочери уже достаточно взрослые, чтобы знать правду. Под пристальным взглядом Флетчли она даже перестала жевать, всем своим видом показывая, что все в порядке и она с удовольствием послушает последние новости, а потом дальше продолжит есть. Ее, конечно, волнует Элли и ее матери, но как они могут повлиять на все это? Их никто не спрашивает.
Эрни пришел с другими новостями, и вот над этим стоило бы задуматься. Конечно, полукровкам и чистокровным вряд ли бы грозили все эти подземелье, но здесь уже было не время печься о собственной безопасности, забирали ни в чем не повинных людей, которые явно не могут за себя постоять. Волна возмущения постепенно накатывала на нее, но была тут же уничтожена маковой булочкой. Надо сохранять спокойствие.
- Эрни, - неуверенно начала Элиза, зная, что он рассчитывает на поддержку своего друга. Но теперь пришла ее пора быть голосом разума, - Если тебя поймают, ты точно не сможешь больше никак им помочь. А мы очень скоро присоединимся к тебе, пытаясь вытащить друга. Не время эмоционально ввязываться в передряги, нужен план.
Вряд ли кто-то из присутствующих разделял ее мнение, но ведь она была права. Куда без плана соваться-то, чисто на эмоциях ничего благого не сделаешь.
Боунс отозвалась первая, и Долиш хотела было возразить, но смысл? Ее точно никак не переубедишь.
- Мы-то вас прикроем здесь, а кто вас там прикроет? – выманить Филча, а что дальше? Он быстро поймет, в чем дело, и придется спасать Сьюзен из его лап. А Джастин, как магглорожденный вообще должен из спальни не высовываться на такие авантюры. Он под ударом больше остальных.
- Ребята… - они уже скрылись из гостиной, Долиш закатила глаза, отложила свою тарелку и буркнула: - Идиоты, черт побери, и почему я с ними дружку, - она повернулась к Джастину, вопросительно уставившись на него: - Ну ты идешь или как?

+4

7

Большую часть своей жизни Помона Спраут громко утверждала, что нет в этой самой жизни таких проблем, которые не могут решить полдюжины эклеров и крепкая булавка. И если с первым все было более чем понятно, то вторую талантливые ведьмочки могли использовать для совершенно разных вещей. Хочешь – пояс у юбки, не выдержавшей напора красоты, закалывай. Хочешь – воткни кому-нибудь поглубже в мякоть и наслаждайся воплями этой мандрагоры недоделанной. Эта установка работала… Словом, приличное количество времени работала! Не то, чтобы у профессора были проблемы с принятием собственного возраста, она просто не любила его запоминать. Вот и приходилось каждый раз от года текущего отнимать год рождения… Для человека, помнящего, сколько капель концентрированной подкормки с гемоглобином требуется каждому из хищных растений в закрытой оранжерее, словосочетание «сложно посчитать» не существовало.
Помона чертовски не любила расстраиваться и это от возраста совершенно не зависело.
К великому сожалению, теперь можно было хоть целиком замуроваться в гигантский кремовый торт, придавая термину «ром-баба» все новые и новые грани, от кошмарной реальности это бы не спасло. Профессор даже могла признаться, что скучает по милашке Амбридж! Ту можно было хоть как-то отвадить от теплиц, выкатив для занятия бочонок особо ядреного драконьего дерьма. А уж Локонс с его радужными мантиями и попытками учить сразу всех, ведь он «все это уже сто раз делал» был вообще душкой!
…Помону преследовало стойкое ощущение, что она пытается решетом вычерпать бочку.
И что она слишком стара для всего этого, отнюдь не драконьего, дерьма.
Волшебница перехватила покрепче увесистый горшок с ползучей лианой, который собиралась пересадить сразу после того, как навестит гостиную Хаффлпаффа, и направилась в подземелье.

Дети!
Одно слово – дети!
Иногда их, право слово, хотелось хорошенько стукнуть прикопать в компосте для перевоспитания. Они делали глупости, они делали даже подлости – о, Помона, отлично помнила некоторые школьные выходки, от жестокости которых матерые Пожиратели Смерти разрыдались бы от умиления, глядя на подрастающее поколение. Причем творили это мракобесие вовсе не питомцы старины Слизнорта, а краса и гордость школы – гриффиндорцы. Но при всем отсутствии у нее розовых очков и прочих лишних иллюзий, профессор Спраут считала, что детей надо растить, а не калечить. И сорняков среди учеников Хогвартса нет и быть не может. Да, конечно, не все они были в равной степени талантливы или старательны, и уж тем более каждый мог похвастаться покладистым характером, а уж если полирнуть все это пубертатным периодом и уверенностью, что они-то точно знают, как в этой жизни надо поступать…
Например, отправиться в подземелье спасать первокурсников.
Спраут не стала даже мысленно опускаться до шутки о том, что «вроде бы не гриффиндорцах, чтобы так рисковать». В этой жизни существуют вещи, которые приходится делать, если хочешь без содрагания смотреть в глаза собственному отражению, и они не зависят ни от пола, ни от возраста. Ни уж тем более, Мэрлин Великий, от того, на какой факультет тебя отправила одна старая шляпа.
- Аргус! Аргус, я чуть плесенью не покрылась, пока тебя ждала! – Профессор мячиком вкатилась в кабинет завхоза. Она слышала обрывки фраз и ориентировалась по ходу, не самая сложная вещь в жизни. Вот бегать от заместителя директора, которая возжелала от тебя наконец-то получить план учебной работы… Это да, это испытание для крепких духом! – Уже мисс Боунс послала, а ты все не идешь!
Тяжелый керамический горшок грохнулся на стол прямо перед сидящим Аргусом Филчем, роняя крошки грунта. Плотные, темно-зеленые побеги обреченно вздрогнули от такой транспортировки. Но по сравнению с жаркой теплицей и крепкими руками профессора Травологии, беззастенчиво их шлепавшими при попытке что-то обвить и затянуть в глубину, атмосфера в подземелье пришлась растению по душе.
Сыро,  холодно и темно – все, как они любили.
- Твоя сумасшедшая кошка погрызла бедный цветочек! Я специально звала тебя, чтобы показать следы но нет, пришлось нести бедняжку сюда. Посмотри, ты только посмотри, во что она превратила бедную лиану!
Профессор Спраут недрогнувшей рукой подвинула медленно шевелящееся растение к завхозу.

P.S.

Да, у профессора в руках Дьявольские Силки.

[nick]Pomona Sprout [/nick][status]Вас тут не росло![/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/D09wH.gif[/icon][sign]...[/sign]

Отредактировано Willa Belby (2018-07-04 22:23:50)

+6

8

Аргус Филч старательно заполнял свитки пергамента, внося в них данные о наказанных студентах. Свою работу старый завхоз всегда выполнял прилежно и чем менее приятна его работа была для учеников, с тем большим усердием мужчина к ней относился.
С кончика пера на лист бумаги капнула уродливая жирная клякса. Она замазала половину фамилии первокурсника с Хаффлпаффа. Того самого толстого мальчишки, который несколько минут назад жалобно скулил про крыс.
Филч выругался. Будь у него возможность творить волшебство – он избавился бы от этой кляксы за считанные минуты, однако, увы, волшебным даром мужчина был обделен. Аргус был сквибом и был обречен существовать между двумя мирами – не имея возможности стать частью одного и них. Для мира маглов он был слишком волшебником – мог видеть и чувствовать дементоров, знал о существовании других магических тварей, много времени провел среди волшебников, а для мира магов – он был слишком маглом. Всех его усилий и взмахов волшебной палочкой не хватило бы на то, чтобы заставить одного из этих дерзких первокурсников хотя бы чихнуть.
Волшебная палочка, к слову, у завхоза была – клен и коготь грифона, тринадцать дюймов. Она была куплена давно, много лет назад и надежно спрятана в одном из ящиков его кабинета. Вместе с палочкой был припрятано и пособие по «Скоромагии» - заочному курсу колдовства для начинающих. Увы, научиться волшебству ему так и удалось. Брошюрка стоила немалых денег. Но оказалась ложной приманкой для таких, как он, кто тоже всегда мечтал научиться волшебству.
Филч не любил детей не просто так. Неприятности, которые доставляли ему школьники, конечно, не добавляли Аргусу любви, но сильно влияла также была зависть от мучительного осознания, что один малолетний сопляк превосходит его по всем фронтам – магическим, разумеется.
Промокнув кляксу промокашкой, Филч принялся повторно выводить фамилию первокурсника, как его прервал стук в дверь. Аргус заскрипел зубами. От неожиданности он опрокинул склянку прямиком на пергамент, начисто залив чернилами все записи, которые он так старательно выводил. Бросив недовольный взгляд на источник шума, он увидел, как из-за открытой двери показалась рыжая голова студентки с Хаффлпаффа.
- Что такое? – прокаркал он, глядя на ученицу и пытаясь сообразить, чего ей могло понадобиться в его каморке. Он назначил ей наказание, и она решила добровольно явиться на пытки? Сомнительно. Да и тех, кого следует наказать Аргус запоминал прекрасно. Вероятно, эта студентка пока не успела нарушить правила. Или, вернее, попасться на нарушении. Впрочем, ученица не стала долго тянуть и сразу обозначила цель своего прихода. Аргус отложил пергамент в сторону, неохотно поднимаясь на ноги и собираясь покинуть кабинет, поскольку к преподавателям школы завхоз относился с уважением.
Однако не успел он покинуть свои владения, как в кабинет вкатилась сама профессор.
- Профессор Спраут, - поприветствовал поклоном женщину. – Ученица мне только сообщила, что вы меня ждете. Всыпьте ей плетей, чтобы узнать где она так долго ходила, если дело такое срочное…
Профессор вывалила на стол какое-то растение. Причем плюхнула его прямиком на банку с чернилами – стол оказался полностью залит. Включая те листы, которые прежде были чистыми. И это была не единственная наглость, которую позволила себе женщина. Она начала обвинять его любимицу!
- Миссис Норрис нет дела до ваших растений, - прокаркал возмущенно старый завхоз. К растению прикасаться он не спешил. – Скорее это проделки учеников. Возможно тех, что профессора Кэрроу велели запереть. Если хотите – можете спросить у них самих. Я собирался направиться в темницу, когда закончу с бумагами.

[icon]http://funkyimg.com/i/2HD41.png[/icon][status]Секс символ Хогвартса[/status][nick]Argus Filch[/nick][sign]

Если заглянешь под спойлер - повешу на цепь за большой палец ноги

Долги

[/sign]

+6

9

Эрни отлично знал, чего от него ждут, а потому на пространный вопрос Джастина он ответил без промедлений и довольно подробно. От моментально накатившей злости и тупого ощущения бессилия нервно сжимались кулаки, зубы стискивались так, что вот-вот начнут измельчаться и превратятся в крошево, а на шее вздулась вена. Беглый взгляд в глаза Сьюзен: подруга непреклонна, она точно знает, что ей делать, как себя вести и куда идти. Это переглядывание с Джастином ей было нужно только для того, чтобы ещё раз убедиться, что она всё верно для себя решила. Он и не стал бы её отговаривать, хотя беспокоился за неё, потому что прекрасно понимал: всё это заходит слишком далеко и касается уже абсолютно всех. А вот насчёт себя он сомневался, хотя в трусости этого хаффлпаффца нельзя было упрекнуть, однако все вокруг с поразительной частотой твердили ему об опасности приближаться к неприятностям, ибо он магглорождённый (что едва ли ещё для кого-то оставалось секретом, пусть он и был нынче номинальным родственником МакМиллана), из-за чего парень уже сам иногда начинал верить в то, что его место где-нибудь в дальнем уголке, откуда нельзя высовывать нос. Но каждый раз он напоминал себе, что раз он имеет наглость связываться с Кэрроу, то и всё остальное ему уже не так страшно и опасно.
  Сьюзен уже скрылась в проходе, и оставить её и Эрни тет-а-тет с чокнутым завхозом было последним, что хотел бы сделать Флетчли. А потому думал он недолго, точнее, вообще не думал, тут же поднимаясь с места и принимаясь рыться в карманах снятой и брошенной на кресле мантии в поисках своей волшебной палочки.
  — Потому что они отличные люди, — хмыкнул Джастин в ответ на риторический вопрос Элизы, от поспешности путаясь в складках мантии и раздражаясь, готовый уже разорвать эту никчёмную материю, лишь бы добыть необходимое орудие. — Да иду, иду, — нервно огрызнулся он. Наконец найдя палочку, парень стремительно направился к выходу, знакомым жестом прихватив Долиш за руку, чтобы не столько потянуть девушку за собой, сколько слегка пожать её пальцы, тем самым как бы извиняясь за резкость.
  Они не менее стремительно преодолели коридор в нужном направлении, где располагался кабинет Филча. Оттуда уже звучали голоса Сьюзи и Филча, а чуть в стороне, невидимый для завхоза, стоял Эрни. Заслышав звук приближающихся шагов, Финч-Флетчли нырнул в ближайшую нишу и утянул за собой Элизу: неизвестно, кто направлялся в эту сторону. Но мимо них проплыла профессор Спраут, вероятно, заметившая присутствие своих студентов, но сделавшая вид, что вовсе никого не увидела. Освободив девушку от своей хватки, парень последовал за деканом чуть поодаль и дождался, когда она займёт собой завхоза, впавшего, судя по голосу, в ступор и недовольство.
  — Помоги Сью, — шёпотом посоветовал Джастин Элизе, приближаясь к МакМиллану, — у вас фантазия лучше работает, вы сможете придумать, как его ещё отвлечь. Эрни, попробуем пока сами вытащить детей?
  Парень призывно махнул другу головой, ища в нём поддержки, после чего убедился, что Филч пока занят беседой с деканом, осторожно приблизившись к двери и глянув через щёлку на происходящее внутри.
  — Я собирался направиться в темницу, когда закончу с бумагами.
  Мерзкий скрипучий голос Аргуса ввинчивался в мозг, а эти слова заставили сердце мгновенно ухнуть куда-то вниз. У нас мало времени. Наверное, эта мысль отразилась в глазах Джастина, когда он переглянулся с Эрни и Элизой. Нельзя было тратить на раздумья больше ни одной драгоценной секунды, а хаффлпаффец намеревался сделать всё возможное, чтобы вытащить хотя бы нескольких невиновных первокурсников из заточения, а потому, стараясь двигаться беззвучно и незаметно, Флетчли, пригнувшись, прошёл мимо раскрытой двери кабинета, скрываемый стоящей в проёме Сьюзен и отвлекающей внимание мадам Спраут. Так же на цыпочках он двинулся в сторону темниц, надеясь, что друг поддержит его в этом предприятии, покуда женщины, как истинные лисицы, будут пудрить мозги сквибу.

+4

10

Закрутилось. Завертелось. Адреналин в крови подскочил, заставляя пылкий юношеский ум принимать нестандартные и опасные решения. Кажется, что значок старосты наоборот должен был напоминать Эрни о том, чего делать нельзя, не стоит, но МакМиллану так надоело бояться за своих друзей, особенно за Джастина, который был ему, как брат, что решения приходили сами собой. О последствиях юноша, предсказуемо не думал. В такой момент ему больше мог подойти не Хаффлпафф, а Гриффиндор.
Сьюзен влетела в кабинет к Филчу, профессора Спраут, староста факультета, не заметил, а если бы заметил, то не стал бы вести себя, как кретин, желая отправиться в подвалы, чтобы отпустить тех, когда Фил туда отвел. Рядом был Джастин, что внушало доверия и надежду, девочки остались у кабинета Филча: Сьюзен внутри, а Элиза снаружи, словно негласно выбрала для себя право предупредить друзей о том, если что-то пойдет не так. Собственно, уже пора было бить тревогу.
- Идем, - в отличие от Джастина, Эрнест не подглядывал и не слышал, какие слова сказал Филч, тем более не подозревал, что Спраут пойдет с ним. Все, о чем думал, парнишка, так это о спасении ребят. Дернув Финч-Флетчи за рукав, он спешно преодолел ступеньки в подвал, но наткнулся на запертую дверь. - Какой смысл закрывать двери здесь, если внутри камеры, которые тоже закрыты?
Со злости МакМиллан несколько раз ударил дверь ногой. То ли так было задумано, то ли старосте так повезло, но после третьего удара, дверь поддалась его напору и открылась вовнутрь. Эрни, собирающийся ударить еще раз, едва удержался на ногах и не завалился внутрь, но все-таки удержал равновесие. Естественно, его поведение создало слишком много шума.
- Эрни, Эрни, мы здесь, помоги нам. Филч сказал, что Кэрроу разрешили ему нас выпороть розгами, если мы не скажем, кто пытался отравить Кэрроу, - запричитал мальчишка с Хаффлпаффа, не стесняясь того, что его лицо заливается слезами. Он вытирал их рукавом рубашки и отчаянно дергал прутья клетки.
- Надо найти ключ, - Эрни пошел вниз, совершенно забыв о том, что камеры нужно открыть. Он-то думал, что можно будет выманить Филча и проникнуть в кабинет за ключом, а получилось так, что среагировав на слова Филча о том, что он выходит, чтобы проверить темницу, Джастин подтолкнул его к необдуманному поступку - сбежать вниз. Иначе они оказались бы лицом к лицу завхозу. - Если Филч идет сюда, то девочки смогут достать ключ?
Он спрашивал, но кто даст ему ответ? Джастин, который маячил рядом? Уж точно не дети, которые своими криками точно привлекли внимание завхоза.
- Тссс, мы вас вытащим, только вы не кричите, а то нас с Джастином к вам посадят, - МакМиллан отошел от клеток подальше и остановился рядом с Джастином. - Надо спрятаться.
Настаивал парень, схватив друга за плечо. Джастин был ему дорог, но был в большей опасности, чем остальные. Они заслышали шаги, Эрни откровенно запаниковал и толкнул Джастина в темный угол темницы, надеясь, что там им удастся укрыться от Филча и незаметно выскочить из подземелья, когда он спустится. Еще оставались Сьюзен и Элиза, которые могут им помочь. А Помона Спраут...Мерлин, МакМиллану еще никогда не было так стыдно перед своим деканом.

+4

11

Рядом раздался голос профессора Спраут, и Сьюзен с трудом удержалась от того, чтобы не вздрогнуть и не втянуть голову в плечи, словно нашкодивший котенок. Долю секунды она опасалась, что декан не поддержит ее легенду, ведь она же могла не слышать, что тут говорила Сьюзен, но профессор Спраут, разумеется, прикрыла ученицу.
Сью приняла максимально невинный и невозмутимый вид, стараясь соответствовать словам профессора. Но как только заговорил Филч, ей стоило огромного труда сдержаться. Боунс редко испытывала к кому-то неприязнь, но завхоз с его садистскими наклонностями определенно этого заслуживал.
Сьюзен закусила губу, чтобы промолчать. Ей вообще было не сложно промолчать обычно, но когда дело касалось других, и той боли, что эти другие испытывали, то она могла бы пойти даже против Лорда, с той лишь разницей, что она не была Гарри Поттером и, вероятно, погибла бы в следующую секунду.
Однако проявлять смелость, настоящую хаффлпаффскую смелость, было у нее в крови, а поддержка друзей, которой Сьюзен всегда пользовались, позволяли ей не сомневаться в себе, порой даже чересчур разбаловав ее в уверенности, что если быть честной и всегда выражать свои чувства прямо, то можно добиться того, чтобы добро победило. Реальные мир, к сожалению, представлял собой нечто другое, и справедливость в нем побеждала далеко не всегда. А в последний год в Хогвартсе и вовсе это случалось редко.
Едва Филч заговорил о том, что ему пора проверить учеников, Сьюзен занервничала. Она кинула быстрый взгляд на профессора Спраут. Сможет ли она выправить ситуацию, догадывается ли она, что там снаружи есть ещё отчаянные хаффлпаффцы, которые рискуют головой?
Действия Боунс, как это часто бывало, оказались быстрее мыслей. Она резко повернулась к шкафу, на котором стояли изъятые у учеников вещи, и потянулась к чему-то с вензелем “W”, очень надеясь, что это принадлежит близнецам, и что это очень опасное что-то.
- Мне кажется, я видела это где-то, - заговорила она, изображая непосредственность и любопытство.
Она быстро коснулась предмета, прежде чем Филч успел бы её остановить. Чем бы это ни было, оно, похоже, было приклеено к шкафу, а потому, когда Боунс резко потянула на себя предмет, он-то остался на месте, а вот другие вещи начали сыпаться с полок.
Сьюзен виновато оглянулась (она и почувствовала себя виновато, но перед профессором Спраут).
- Я не х-хотела, - пробормотал она, поднимая взгляд на Филча.
Похоже, теперь наказание ждёт ее, но она сможет с этим справиться. Почти наверняка. Но что же делать, если это не остановит Филча? “Притворюсь, что это предмет от Уизли внушает ложные чувства и начну признаваться ему в любви!” - промелькнула в ее голове безумная мысль. Но ей-то терять уже было нечего, а ничего умнее в голову не приходило.

+4

12

Долиш уже 200 раз пожалела, что ввязалась в эту авантюру, а ведь ничего еще толком не началось. Как будто ей мало наказаний для того, чтобы испортить некогда блестящее поведение и рекомендации в аврорат. Но друзья есть друзья, и коль уж ввязались, надо доводить дело до конца, и, желательно, не попадаться никому на глаза. Они с Джастином были немного позади ребят, выскочивших первыми, и поэтому Сью зашла в кабинет к Филчу одна, Эла не успела ее остановить, и поэтому решила подождать снаружи. Джастин кинул ей на прощанье фразу и побежал на подмогу к МакМилану.
- Фантазия лучше работает… - буркнула себе под нос девушка, все еще проклиная себя за то, что ввязалась во всё это, - что еще у нас работает, интересно? Явно не инстинкт самосохранения.
Услышав шаги, Эла заскочила в нишу рядом с кабинетом, откуда идущий явно не мог ее видеть. Немного показав нос, она увидела профессора Спраут, зашедшую в кабинет. Ну и что теперь? Как ей вытаскивать Сью? И как ей отвлекать вообще всех, если она даже не находится там, где предписано отвлекать? Может, парням на подмогу лучше пойти? Вопросов было гораздо больше, чем ответов, и у нее было время поразмышлять о высоком, потому что зайти в кабинет ни под каким предлогом она не могла.
Вдруг послышался сильный грохот, и Долиш, не долго думая, решила, что там уже началась драка, решив взять в руки палочку и теперь уж точно спасти Боунс.
- Все в порядке? – спросила она, заскочив в кабинет и поняв, что немного облажалась. Ну, как немного. Сью всего лишь почти уронила стеллаж. Всего-то. Почему не придумали прозрачные стены, чтобы избежать таких неловких ситуаций? Теперь придется всем объяснять, что она тут делает вообще.
- Добрый вечер, - вежливо поздоровалась она. – Я услышала сильный грохот и подумала, что что-то случилось. Наверное, я все-таки пойду… - она попятилась назад к двери, устремив взгляд на Боунс, чтобы та дала ей какой-то знак, что у нее все под контролем. – Может быть, помочь всё убрать? – господи, как же неловко вышло. И как теперь отвлекать. Наверняка, Филч уже заподозрил неладное и сейчас стремглав понесется проверять детей. Вот если нет мозгов, нечего начинать миссии по спасению. Это не для них. Пусть лучше Рейвенкло подсуетится и придумает идеальный план. А у них есть только импровизация и немного тупости. Или очень много тупости, тут с какой стороны посмотреть. Главное, чтобы у Филча было мозгов не больше. Может, и любимая декан выручит студентов в трудной ситуации.

+5

13

- Плетей?! – Демонстративно возмутилась Помона. Страсть завхоза к физическим наказаниям была общеизвестна и трагична, как история тех маггловских влюбленных. Кто там закололся, а кто потравился достойная ведьма в памяти не держала, но общий пафос как-то соответствовал. Как бы часто Аргус Филч не грозился детям физической расправой, привести ее в исполнение у него не было ни единого шанса.
Раньше – не было.
А теперь, трагический сюжет обретал новый сюжетный поворот, и влюбленные инфернальчики, отряхнув с себя могильную грязь, несись по ромашковому полю навстречу светлому будущему.
Проще говоря, близнецы Кэрроу дали завхозу то, что в приличном обществе называлось carte blanche а на деле приводило к большим проблемам. Хотя профессор Спраут не могла про себя не отметить, что слов о пытках и наказании все еще оставалось больше, чем самих наказаний. Настоящих наказаний, а не вот этого вот покушения на честь, свободы и достоинство учеников. Которые, к слову, ущемлялись даже сочинением на фут длиннее обычного и переноской обрезков до компостной кучи.
- Аргус, право слово, девочка не виновата в том, что найти тебе в школе сложнее, чем мигрирующую поганку в лесу!
– Волшебница взмахнула освобожденными от горшка руками, создавая вокруг себя все больше шума и гама. – И не заговаривай мне зубы! Твоя кошка – единственная, кто знает все тайные проходы в школе – это же твоя кошка, иная бы и в теплицу не проникла! Ни у одного ученика нет таких маленьких когтистых лапок, чтобы бедное растение уродовать!
Пожалуй, профессор Спраут еще долго могла сетовать на то, как «бедную лианочку» изувечили, попутно подсовывая дьявольские силки как можно ближе к завхозу, подспудно надеясь, что растение его покрепче обнимет, если бы из-за спины не послышался грохот.
- Сьюзен! – На этот раз вопль профессора был абсолютно натуральным. Сама она не видела, что там творили шаловливые ручки ученицы, но опыт подсказывал – ничего хорошего и мало чего легального. Оставалось только надеяться, что корпулентная фигура декана Хаффплаффа, любовно отполированная соседством с кухнями школы, загораживала достаточно обзора. – Мэрлин Великий, да что у тебя вообще творится, Аргус?! Следующим что, на меня потолок упадет?!
Конкретно этому приему Спраут научилась у коллеги, дорогого и хронически выходящего боком для нервной системы профессора Зельеварения, не к ночи помянутого Северуса Снейпа. Назывался он «Мой студент бы никогда!», а вот далее следовали варианты: не устроил бы дуэль, не влез бы в личные заказы другого профессора, не сглазил бы одноклассника. Главное было – излучать непробиваемую уверенность в собственной правоте.
А по ушам маленьким паразитам можно и потом навешать, в стороне от чужих глаз.
- Какая там уборка, мисс Долиш! Вы что, не видите, что вашей однокласснице плохо? – Оставив перепуганное растение метаться щупальцами по столу, сшибая все, что было не приколочено к нему для надежности, Помона подскочила  к Сьюзен, в тот момент выглядящей как-то непозволительно здраво для страдающей от неизвестного влияния особы. Что же, вот это как раз было поправимо.
Одним метким и «совершенно случайным» ударом филейной частью, профессор захлопнула дверь изнутри и принялась ощупывать девушку.
- Ты совсем бледная, Сьюзен! – А чего бы ей не быть, рыженькой-то, с молочной от природы кожей? Но тут, как говорится, все зависит от того, как информацию подать. – Ты же на ногах не держишься!Аргус, ну что ты стоишь как пень? Дай стул, воду! Девочке плохо![nick]Pomona Sprout [/nick][status]Вас тут не росло![/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/D09wH.gif[/icon][sign]...[/sign]

Отредактировано Willa Belby (2018-07-28 20:30:40)

+4

14

Кажется, его предложение отхлестать ученицу плетьми не понравилось профессору Спраут. Филч только плечами в ответ пожал. К тому, что преподаватели строят из себя моралистов Аргус за время работы в Хогвартсе уже успел привыкнуть. Еще бы. Им не приходилось вручную оттирать со стен школьных коридоров драконий навоз. Тогда бы он посмотрел, как они заговорили. Тогда бы они наверняка пересмотрели свои методы воспитания и прекратили демонстративно морщить носы и закатывать глаза, когда он говорит о таком действенном методе, как порка.
Между тем, претензии Спраут старому завхозу решительно не нравились. За свою кошку он был готов стоять горой.
- Моя кошка не покидает школы, - с чувством оскорбленного достоинства заявил Филч. – Она патру… гуляет по коридорам. И ей нет дела до растений. Ищите виновных среди студентов. На прошлой неделе кто-то разбросал навозные бомбы возле библиотеки. Наверняка это одни и те же…
Договорить Филч не успел. Студентка, которой он так щедро и великодушно предлагал всыпать плетей в воспитательных целях, видимо, решила устроить погром в его кабинете. Конфискованные предметы повалились с полки на пол с ужасающим грохотом. Нет, ну говорил же завхоз – надо выпороть. Тогда бы она раз сто подумала перед тем, как тянуть свои шаловливые ручки туда, куда не просят. Как же преподаватели Хогвартса не осилят такой простой историны?
Но и это еще не все. Буквально сразу после того, как хаффлпаффка устроила погром, в кабинете появилось новое действующее лицо. И снова девчонка. Медом им что ли здесь намазано?
Филч опешил. Причем это мало сказано. За всю свою жизнь: долгую и относительно счастливую, мужчина не припоминал, чтобы в его кабинете было так много народа. В тесной каморке старого сквиба стало буквально некуда ступить. Одна только Помона Спраут занимала собой добрую четверть кабинета. Сквибу стало нестерпимо душно. Ему захотелось, чтобы все лишние немедленно ушли прочь, чтобы поскорее наступил вечер, и он получил возможность пару часов перед ночным патрулированием коридоров подремать в своем кресле, поглаживая миссис Норрис и слушая ее мелодичное мурлыканье. Однако он здесь вынужден стоять и выслушивать весь этот бред…
Филч не был умным человеком. Даже, скорее наоборот. Однако сейчас и ему в пору было заподозрить неладное. Неожиданный визит профессора травологии – надо же какая роскошь, обычно его просили явиться самому, какое-то непонятное растение, какие-то нелепые претензии к его кошке. Попытка одной студентки развалить его кабинет и вторжение другой студентки.
Все это было очень подозрительным. Однако, профессора при всем желании запереть вместе с учениками он не мог. А вот учениц – вполне. У него на этот счет были особые указания от Кэрроу. А не слушаться Кэрроу – себе дороже. Это старик понимал. Такие как они – сквибов на дух не выносят. Потому ему необходимо продолжать приносить пользу. И делать то, что скажут, то, что принято.
- Ты пыталась похитить запрещенный, конфискованный предмет! – старик ткнул в Сьюзен своим длинным пальцем. Мужчина открыл шкафчик, тот самый, в котором прятал ключ, а затем, не обращая внимания на причитания профессора Спраут, он схватил девчонку за рукав. Он не верил, что девочка болеет. Ученики, когда боятся наказания могут притворяться. Просто Спраут слишком мало понимает. Верит этим хитрецам.
- Ученица будет доставлена в подвал. У меня есть особые указания от профессора Кэрроу. Возможно, она участвовала в покушении, - просипел он. -  Что касается тебя…
Завхоз бросил задумчивый взгляд на Элизу.
- Скажи профессору Кэрроу… Нет. Ничего не говори. Просто выйди отсюда. Я сам все скажу.
Мужчина открыл ключом дверь, которую случайно захлопнула преподаватель и вытолкал в нее Сьюзен, продолжая цепко держать последнюю за руку.
– Если хотите, можете идти со мной, профессор Спраут. Заодно узнаем, кто из учеников повредил вашу… лиану.

[icon]http://funkyimg.com/i/2HD41.png[/icon][status]Секс символ Хогвартса[/status][nick]Argus Filch[/nick][sign]

Если заглянешь под спойлер - повешу на цепь за большой палец ноги

Долги

[/sign]

+4

15

Джастин отлично знал Эрни, иначе бы не был его лучшим другом. МакМиллан был человеком импульсивным, поспешным, заводящимся с пол-оборота и думающий о последствиях своих действий с запозданием. Более осторожному Джастину нередко приходилось его притормаживать, объяснять какие-нибудь вещи, ведь сам он старался анализировать ситуацию и продумывать действия хотя бы на ходу, если не заранее. Однако в этот раз складывалась ситуация, в которой не было особенно времени на планирование, а потому оставалось сочинять по ходу пьесы и прислушиваться к происходящему в кабинете Филча, чтобы всегда быть начеку. Если Гриффиндор — это "слабоумие и отвага", то мы тогда "слабоумие и гиперактивность", — мысленно заключил Флетчли, особенно когда Эрни вдруг начал колотить ногой по двери.
  — Тише! — зашипел на друга парень, но, слава Мерлину, в кабинете звучал довольно громкий спор звонкой и звучной Спраут и каркающего Филча.
  Он протянул руку, чтобы схватить пошатнувшегося друга за капюшон мантии, но тому помощь уже не понадобилась: он справился с равновесием сам. На всякий случай Джас вооружился волшебной палочкой и засветил на её конце огонёк, когда они спустились в подземелье. Проведя огоньком света по помещению, хаффлпаффец с ужасом обнаружил, что в клетках заперто большое количество младшекурсников, повинившихся невесть в чём. Дети, увидев старосту барсуков, загомонили с мольбами и слезами в голосах, благо, эти звуки потонули в страшном грохоте и очередном шквале возмущений, обрушившихся со стороны каморки завхоза.
  — Я очень хочу верить, что у них получится. Алохомора, — попытал счастья Флетчли на одном из ближайших замков, но тот не поддался. — Слишком просто. У меня, конечно, есть ещё способ, но он несколько опасный и громкий...
  Ни предложить способ, ни тем более рискнуть опробовать его Джастин не успел: сверху послышались более отчётливые голоса, среди которых парень чётко разобрал роковые "доставлена в подвал". Он молнией метнулся к двери, постаравшись бесшумно закрыть её за ними после разрушительных действий друга, а затем послушно нырнул за Эрни в тёмную нишу и погасил свет на конце палочки, вновь погружая подвал в непроглядную темноту. Слышно было только хныканье и дрожащее дыхание детей, окутанных страхом. В коридоре за дверью стали слышны отдалённые шаги и становящееся всё громче карканье Филча, а также голоса девчонок. Флетчли поспешно продумывал сразу три разных варианта: всё же открыть двери, пусть и не самым безопасным способом, и снести завхоза просто шквалом беглецов, но был риск того, что он тут же заложит освободителей, а к детям будут применены пытки; забаррикадировать вход в подвал, чтобы Аргус сюда не попал, а пока ходил бы за подмогой, они с Эрни выпустили бы детей, однако, судя по всему, кто-то из девочек стал пленницей старика, а значит, он потащил бы её за собой к тем же Кэрроу; оставался один вариант, не самый приятный...
  — Мы можем его дезориентировать, — прошептал Джастин у самого уха Эрни, чтобы шёпот не долетал до детских ушей и не вызывал волнений, — или вообще отключить, когда он зайдёт сюда. А чтобы он не подумал на Элизу, Сью или профессора, надо дать им войти, быть у него перед глазами. Но есть один нюанс: он может войти первым или заметить нас. Если что, я готов.
  С этими словами он приподнял палочку, хоть МакМиллан этого и не видел, и сжал её покрепче. Пока Филч будет не в себе, можно успеть и ключ найти, и выпустить всех детей. Правда, идея всё равно была дурацкая: нельзя не заметить, что подвал опустел, а куча детей-первокурсников опять на своих местах. Что это значит? Правильно, что кара настигнет всех причастных и непричастных. План был не продуман от слова "совсем".

+3

16

- Что? - Эрни не понял. В темной нише, в которой они оказались, было слишком тесно для двоих. Ребята были не маленькими и не худенькими, но оба действовали, из соображения обеспечения безопасности друг друга. - Чтобы подставить профессора Спраут? Она, если сама нам головы не оторвет, то будет вынуждена выгораживать нас перед Филчем.
Гомон детей, желающих, чтобы их освободили не стихал, что скорее вызовет больше вопросов у Филча, который судя по всему решил, что надо спускаться вниз. Больше всего Эрни тревожило, что он впутал в эту историю Элизу. Эрни, Джастин и Сьюзен были членами Отряда Дамблдора, подобные операции были для них не в новинку, даже если они ни в чем подобном не участвовали, то точно слышали о них, а вот Элиза ни к одной школьной организации не относилась, да еще отец у нее Джон Долиш.
- кого он сюда вести собрался? - шепотом спросил МакМиллан у Флетчи, но ответить ему не удалось. Дверь, через которую хаффлпаффцы спустились в подвал, появились те, кто должен был оставаться наверху. У Эрнеста перехватило дыхание. Он говорила дома, что будет вести себя осторожно, что не будет лезть на рожон, только выполнить обещание, данное матери, не удалось. Парень замолчал и, казалось, даже перестал дышать, боясь, что может своим дыханием привлечь внимание завхоза и тех, кто составил ему кампанию. Последней зашла Элиза, держащаяся подле декана Хаффлпаффа. А вот первыми шли Филч и Боунс. Эрни почувствовал пальцы на своем запястье. Этот осторожный жест остановил его от необдуманного поступка - он уже был готов ринуться спасать Сьюзен, но Джастин его остановил. Им бы пришлось объяснять, что они делают здесь. Поймав в темноте ниши взгляд Флетчи, Эрни осторожно мотнул головой, показывая на освободившийся дверной проем. Если девочки отвлекут завхоза, то они сами могут выбраться по лестнице наверх и раздобыть ключ, чтобы потом вернуться в подвал и освободить студентов. Своими разговорами хаффлпаффки, действительно, отвлекали и Аргуса Филча и Помону Спраут (Эрни очень не хотелось, чтобы она застала его за таким занятием, но, как говорится, у него особого выбора не было). Потянув за собой Джастина, они на цыпочках старались добраться до дверного проема, а потом смешно преодолеть лестницу.
- Твою мать, - совсем не по-аристократически выругался МакМиллан. Они были обеспокоены тем, как обойти Филча, но совершенно забыли про его кошку. Прежде, чем животное успело открыть рот и издать какой-либо звук, МакМиллан вытащил волшебную палочку и оглушил кошку. Двое друзей оказались на лестнице - внизу слышался разгоряченный голос Филча, а на верхней ступеньке валялось оглушенное тело миссис Норрис. - Какова вероятность, что Филч взял ключ с собой?
Поднявшись ан ступеньку выше, МакМиллан вдруг осознал, что если Аргус тащил Сьюзен в подвал, то скорее всего ключ был у него, и его нельзя достать в кабинете завхоза. Значит, теперь им придется выкручиваться.
- Что будем делать? - вообще-то, вопросу звучал так: как будем спасать остальных? Потому что о том, чтобы переступить тушку кошки и спокойно отправиться в гостиную, он даже не думал.

+3

17

Не похитить, а потрогать! - мысленно возмутилась Сьюзен. Уж если бы и решила что-то похитить, то уж точно не на глазах у Филча.
План профессора Спраут, Боунс поняла сразу же и послушно обмякла в руках декана. К счастью, на фоне ярко рыжих волос всегда было очень просто выглядеть бледнее обычного, особенно если сильно нервничаешь.
Однако дальнейшие действия Филча неприятно удивили Сьюзен, и он даже напомнил ей Амбридж. Вот что бывает, когда власть попадает не в те руки, и человек начинает слишком много о себе думать. Разговаривать с профессором Спраут в таком тоне! Да ещё год назад он бы не позволил себе такого. Сьюзен, которая раньше относительно лояльно относилась к Филчу, потому что жалела его, в очередной раз убедилась в этом году, что он этого не заслуживал. Просто слабый и сломленный человек, который не сумел справиться со своими комплексами.
Когда Филч вытолкнул ее из дверей, она как можно громче вскрикнула: “больно!”, надеясь, что Джастин и Эрни услышат ее.
Сама же она кинула взгляд на Элизу, которая не спешила уходить. Вообще-то гонор Филча очень легко унять - вот, что пронеслось у доброй и послушной Сьюзен в голове. Как бы сильно Филч сейчас не пыжился, но парочка заклинаний...и это все равно, что отнять конфету у ребенка. Если у жертв в подвале и были отобраны палочки, то у всех присутствующих они были при себе.
Однако Сьюзен все же устыдилась своих мыслей. В основном, потому что здесь была профессор Спраут. Всё-таки, поступать так прямо сейчас при ней, Сьюзен бы показалось верхом наглости, тем более, что ей вдруг пришла новая мысль в голову.
Они спустились в подземелья и Сьюзен испуганно огляделась, но Джастина с Эрни видно не было. Это было хорошо, а то Боунс переживала, что и их тоже застанут врасплох.
Но теперь Сьюзен почувствовала, что все идёт правильно. Если она останется здесь одна, и Филч попытается ее пытать, то она сможет дать ему отпор и спасти младшекурсников. Стереть память Филчу ей едва ли хорошо удастся, но, главное, что виновной останется только она, а не все разом.
- Профессор Спраут, я должна получить наказание за свой проступок. Не переживайте и уходите. - виновато понурила она голову, после чего повернулась а Элизе. - Уходите все. Все нормально. Я думаю, что будет правильно получить по заслугам.
Сьюзен специально выделила слово “все”, рассчитывая, что Джастин и Эрни ее услышат. Боунс внезапно даже подумала, что ей не страшно. Она не боится этого Филча, который смеет дерзить профессору Спраут, она презирает его и готова к решительным действиям, чтобы его проучить и поставить на место. И, хотя, Сьюзен всегда считала, что угнетение сквибов и магглов очень неправильно, но Филч определенно заслужил понять, что маги ему не ровня.
- Пожалуйста, уходите, - проговорила она ещё раз, посмотрев опять на Элизу, которая была более разумной и, возможно, могла бы повлиять на остальных. У меня есть план, - пыталась сообщить она взглядом.

+2

18

Элиза – не та, кого можно назвать пай девочкой или человеком, который никогда не вляпывался в неприятности, не искал себе приключений на пятую точку, и, поэтому, вполне логично предположить, что даже сейчас она не должна так реагировать на ситуацию. Она должна быть более опытной в таких делах и уметь мастерски отвлекать внимание, а не стоять с глазами шире лица, пытаясь придумать, как вытащить Сьюзен, которая справлялась с отвлечением Филча гораздо лучше, чем она. Но Долиш и идти сюда не хотела. И вот не зря, потому что сейчас это все казалось очень не логичным, как она вообще здесь оказалась. И если до этого додумается предмет отвлекания, то им всем мало не покажется. Да в любом случае не покажется, декан как минимум сделает им гигантский выговор, потому что работа в теплицах давно перестала быть для Элы наказанием.
- Ээээээ… - ладно, девушка не заметила, что Боунс стало очень уж плохо, и с минуту она все еще стояла в ступоре, пока не поняла, для чего она здесь, и ее работу вряд ли оценят мальчики в темницах, если она будет стоять как статуя. Так что пора было разыгрывать драму.
- О боже, Сью, все в порядке? – она подлетела к подруге и подняла на Филча глаза, полные ужаса. – Кажется, у нее идет кровь, и что-то с глазами, да посмотрите же! – видимо, мужчине было совершенно плевать, поэтому она бесцеремонно схватила его за рукав. Умирать, так с музыкой. Все равно ей уже терять нечего. – Вот же! У вас есть противоядие?
Две дамы, которые наводят панику, наверняка должны сбить с толку бедного завхоза. Она очень надеялась на это. К этому времени Джастин и Эрни уже должны будут закончить, если будут действовать быстро. Она все еще думала, что это ужаснейшая идея из всех, которые когда-то приходили им в голову. Как можно было идти сюда без плана? Что за дурость и тупость? Слишком опрометчивые поступки, характерные для гриффиндора. Хотя и для хаффлпаффа тоже. Помогать людям – это же про них, верно?
Филч упорно не хотел отвлекаться, так что кажется в их плане была огромная дыра. Ах, да. Плана же не было, черт подери.
- Хорошо, я пойду, - она не собиралась нарываться больше на неприятности. И так с нее достаточно. Но Сью она не оставит. Уверенность в ее глазах не добавляла уверенности самой Элизе. У тебя уже был план, милочка, он не сработал. Теперь нужен другой. И явно не твой. Спрятавшись за угол, Долиш решила все-таки спуститься в подземелья, но не привлекая лишнего внимания. Просто примазаться к профессору Спраут сзади, если повезет, или вообще побыть невидимой какое-то время. Если профессор Спраут вообще туда пойдет.

+2

19

Аргус Филч торопился. Надо необходимо поскорее управиться с делами, которых внезапно стало ну очень много. Для начала запереть эту девчонку в подвале вместе с остальными, чтобы неповадно ей впредь было запрещенные артефакты хватать. А вдруг, она, дуреха, его бы запустила? Филч не знал, как именно работает этот артефакт, но он прекрасно помнил у КОГО он его забрал. Эта парочка близнецов буквально сводила всех с ума. Каждый день вытворяла какие-то новые проказы, причем, далеко не всегда мирные и безобидные. А избавляться от последствий приходилось ему – старому сквибу. Потому Аргус был убежден – вещь, которую хотела схватить ученица – опасная. А поскольку студентка, в отличии от него, в магии разбирается, то наверняка она знает и как использовать этот предмет. А значит взяла его умышленно, чтобы навредить.
Потому в подвале ей самое место. Пусть объясняет, зачем она ворует изъятые предметы. А чтобы объяснять было проще – высечь пару раз.
Вторым немаловажным по мнению завхоза делом было выяснение того, кто попортил «лианку» профессора Спраут. К счастью, растение женщина все же забрала с собой. Филч не знал, что это дьявольские силки, однако интуитивно чувствовал, что от них лучше стоит держаться подальше. Выяснить, кто повредил растение сквиб хотел не потому, что был этаким джентльменом, а потому, что это был едва ли не единственный способ отвязаться от профессора травологии, которая, только по ей одной ведомым причинам возомнила, что ее растение повредила его кошка. Аргус в своей любимице был уверен – в теплицы она не ходила. Значит кто-то пытался ее подставить, а за это нарушителя определенно стоит на день заковать в кандалы. Для профилактики. Чтобы впредь не врали. Может быть, это слишком жестоко, но увы, дети понимают только язык боли. Только обжегшись серьезно они начинают думать впредь своей головой и не высовываться лишний раз. Хотя, конечно, уникумы разные бывают.
Третьим неотложным делом по мнению Аргуса Филча было наведение порядка в своей комнате, которую незваные гости превратили в нечто среднее между мусоркой и кладовкой. В-четвертых, было необходимо навести порядок в документах и заполнить-таки сведения о нарушителях, чем, он собственно и собирался заняться, пока его кабинет не превратили в проходной двор.
К слову сказать, поведение ученицы вызвало у Филча уважение. Никаких истерик и просьб о пощаде. Девочка смиренно приняла свою участь и не спорила, что заслуживает наказание. Пожалуй, он не будет к ней слишком строг.
Только, разумеется, ей об этом не скажет. Иначе никакого толку от этого воспитательного метода не будет.
- Иди за мной, - приказал он студентке, не слушая возражений Спраут. Неожиданно свет его фонаря выхватил силуэт кошки, неподвижно лежащей на ступенях. Аргус затрясся от ужаса и гнева.
- Миссис Норрис! – его воплю эхом пронесся по подземельям. Забыв про Спраут, студентку, нарушительницу он ринулся к неподвижной кошке и едва не плача опустился перед ней на колени. – Миссис Норрис… Она убита?
Подхватив пушистое бездыханное тельце, Филч стремительно помчался из подземелий, не обращая даже внимания на то, что выронил ключи от подземелий. Он спешил к Минерве МакГонагалл. Женщина была весьма сильным магом, и, пожалуй, единственной, кто сейчас мог бы помочь старому завхозу. Не Кэрроу же будут заниматься его кошкой. И уж тем более не директору. А декан гриффиндора, хоть и не питает к нему приязненных чувств, все же женщина справедливая и умная.
А уж потом, когда его кошку исцелят, если это возможно – он обязательно выяснит, кто в этом виноват и накажет всех, кто к этому причастен. В этом можно не сомневаться. Нарушитель навсегда поселится в подвале Хогвартса.

[icon]http://funkyimg.com/i/2HD41.png[/icon][status]Секс символ Хогвартса[/status][nick]Argus Filch[/nick][sign]

Если заглянешь под спойлер - повешу на цепь за большой палец ноги

Долги

[/sign]

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [11.04.1998] Право выбора