Коридор – Crabbe&Goyle [26.09]
Лестница – I. Stretton [27.09]
Зал – Dobby [26.09]
Гринготтс – H. Potter [27.09]
281 279 273 156
- Ты…мне…омерзительна… - каждое слово словно удар, медленно и точно, с безошибочной расстановкой и интонацией. Гилберт не сводит с нее взгляда, впиваясь взглядом в глаза, которые все больше отображают Эмбер, - но я рад, что ты зашла. читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [01.03.1998] Линия жизни кривая дорожка


[01.03.1998] Линия жизни кривая дорожка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Линия жизни кривая дорожка
http://funkyimg.com/i/2JYnc.jpg

› Участники: Беллатрикс Лестрендж, Нарцисса Малфой, Гермиона Грейнджер, Добби.
› Место: Большой зал Малфой-мэнор

› Время: Вторая половина дня.
› Погода: Утром был сильный дождь.

Беседа между Беллой и Гермионой проходит совсем не так, как планирует Лестрендж


*Эпизод начинается с того момента, что Белла и Гермиона уже некоторое время были наедине в Большом зале дома Малфоев.
*Добби какое-то время просто вынужден наблюдать за происходящим, боясь навредить Гарри Поттеру. Об его присутствии в доме сестры не догадываются.
*Для опознания Гарри Поттера в срочном порядке был вызван Драко Малфой из Хогвартса.
*На момент вашего эпизода Люциус еще не активировал метку и не призвал Лорда.

+1

2

Гермиона Грейнджер, наверное, ненавидит мерзкую Беллатрису.
Беллатриса имеет давнюю и болезненную нелюбовь к магглорожденным.
Гермиона Грейнджер, наверное, не смогла бы убить  Лестрейндж.
А вот Беллатриса на ее месте сделала бы это как можно скорее.

     Упоительная прохлада прошедшего накануне дождя приятно освежала воздух. Сквозь незадернутые окна большого зала робко заглядывали случайные лучи тусклого солнца, которое сегодня явно не намерено было радовать кого бы то ни было своим робким весенним теплом. Сквозь серые угрюмые камни из зала не прорывалось больше ни звука. Оглушительная, удушливая тишина прерывалась лишь полувсхлипами-полувздохами, и от того казалась еще более сладостной.
     - Какая досада, - промолвила Беллатриса, сидя на корточках возле Гермионы, от которой ей так и не удалось добиться хоть какого-то удовлетворяющего ответа. Участливый взгляд темной колдуньи не без сожаления оглядывал хорошенькое личико девушки, которое Белла так или иначе собиралась сегодня испортить. - Можно считать, я тебя в гости на чай пригласила, а ты в чужой дом да со своими завышенными моральными принципами, - ведьма поднялась на ноги, краем сапога легко касаясь лежащей Гермионы.
     С кинжала в руках Беллатрисы на пол капала кровь. Лестрейндж была в предвкушении. Она была уверена, ее племянник уж точно сможет опознать мерзкого Поттера, а когда он это сделает - она с удовольствием убьет девушку. Или не убьет, а позволит насладиться мучениями и смертью мальчика-который-выжил, а потом убьет. Или сначала убьет и не позволит насладиться...

     Вошедшая в зал Нарцисса была встречена недовольным взглядом сестры. Махнув кинжалом в сторону лежащей на полу девушки, Лестрейндж не без удовольствия заметила, как капли сорвавшейся с лезвия крови запятнали чистый наряд сестры. В последнее время ее до крайности злила эта привычка стараться остаться с незамаранными руками. Робкая, ничтожная иллюзия непричастности.
     - Цисси, моя новая подружка совсем не хочет делиться своими секретами, - почти пропела Беллатриса, вновь доставая палочку. С кинжалом в одной руке и волшебной палочкой в другой, темная колдунья сейчас была отвратительная даже сама себе. Она могла убить любого. Она дышала битвами, наслаждалась ими, упивалась победами. Она искала хороших противников и своих врагов любила больше, чем своих друзей.
     Гермиона же - почти ребенок в ее глазах, вызывала лишь легкое сожаление о потраченном времени. Прикусив кончик палочки, Белла вглядывалась в лицо Нарциссы.
     - Душа моя, не желаешь попробовать? Может быть твое круцио выйдет более... убедительным? - ведьма гадко улыбнулась. Она догадывалась, каким будет ответ.

+4

3

Ей потребовалось какое то время что бы убедить себя что это необходимо. Нужно было узнать что известно грязнокровке, и лучше если из ее собственных уст. Не то что бы Цисса не доверяла родной сестре, но Белла могла попросту не удосужится поделится с ней добытой информацией. Возможно и ради ее собственной безопасности. Но все что касалось Гарри Поттера или Темного Лорда, могло сейчас на прямую касаться и судьбы сына.
Цисса громко выдохнула, и опустила ручку двери. Крики теперь раздались особенно громко, отражаясь от стен зала, нещадно били в уши.
- Цисси, моя новая подружка совсем не хочет делиться своими секретами,- капризно пожаловалась Беллатрикс. Ее плохо уложенные, мелко вьющиеся кудри растрепались больше обычного, в темных глазах под тяжелыми веками горел безумный огонек, на всегда поселившийся там, после лет проведенных в Азкабане.
Иногда Нарциссе было жаль сестру, ту какой она была до первой войны. Ей всегда была присуща жесткость, даже жестокость, возможно по этому она и была одной из немногих женщин в приближенной свите Темного Лорда.
- Душа моя, не желаешь попробовать? Может быть твое круцио выйдет более... убедительным?
Она покачала головой, лишь на секунду позволив себе брезгливо поморщится, когда кровавые капли дорожкой приземлились на подол ее платья. Чувство которое она испытывала грязнокровкам было что-то вроде того, когда в вам на улице подходит бездомный и протягивает грязную руку, пытаясь ухватить за руках, привлекая внимание.
-Нет, спасибо,- ответила она бесцветно, стараясь избегать смотреть на тело девчонки, распластанное на полу главного зала Малфой-Менор. - в заклинаниях ты всегда была сильнее меня. Особенно в этом.
Она прошла к камину, стоя в пол оборота, что позволяло ей все же видеть сестру.
-Она ни чего не сказала?

+5

4

Вот дерьмо.
Где-то в глубине души еще в злосчастном июле, собирая в бисерную сумочку все необходимое для срочного бегства, Гермиона знала, что их гипотетический крестовый поход за крестражами может закончиться... ну, плачевно. Обычно воображение рисовало ей пугающие картинки четвертования Гарри или, на худой конец, впечатляющую и нелепую смерть в драке с каким-нибудь фермером за куриное яйцо, но каждый раз Грейнджер стоически отгоняла заунывные и реалистичные мысли в угоду тех, в которых они с друзьями стронг и, возможно, не умрут, пока по кусочкам убивают современного Гитлера от магического мира.
Сейчас, лежа на полу зала Малфой-мэнора, Гермиона не была настроена так оптимистично.

Все шло на редкость плохо: Лавгуд предал их, и из-за внезапного взрыва они не успели сбежать. Егери накрыли Трио практически без сопротивления - Гермиона успела только помять личико Поттера, и, возможно, это было единственной причиной, почему они были до сих пор живы. Опухшего от пчелиных укусов Гарри нужно было опознать, а обыск бисерной сумочки настолько разозлил Беллатрикс Лестрейндж, что та пожелала устроить с Гермионой приватное свидание. К такому Грейнджер жизнь не готовила - она даже не захватила вторую помаду!

Впрочем, умом Гермиона понимала, что вовсе не зависть к побрякушкам заставила сорваться с цепи верного пса Волдеморта - рассвирепела Белла лишь когда увидела Меч Гриффиндора и закричала что-то про Гринготтс. Это наталкивало на интересные мысли - если Лестрейндж, доверенная приспешница Лорда, так боится за сохранность содержимого собственного сейфа, уж не ценнейшая ли вещица там припрятана? Гермиона сомневалась, что кто-то с достатком семьи Блэк стал бы так сильно переживать за какие-то деньги - когда чего-то по жизни в избытке, это что-то легко обесценивается. Значит ли это, что в сейфе Лестрейндж в Гринготтс припрятан интересный сувенир? Гермионе очень хотелось это проверить.
Но для начала неплохо было бы выжить.

Беллатрикс была пугающе свирепа и девчонку совсем не щадила: кричала, психовала, жутко смеялась, угрожала, калечила Грейнджер и разве что непотребства об ее маменьке не говорила. И Гермионе действительно было страшно и очень больно - на руке ее вырезано было кинжалом свеженькое "mudblood", а на щеках не просыхали дорожки слез. Белла требовала ответов с ужасным усердием, но печальная ирония была в том, что даже если бы Гермиона захотела сдать своих, она все равно не смогла бы - потому что действительно понятия не имела, как попал к ним этот меч, кто помог им и как там дела в Гринготтсе. Вранье было бесполезно - второй трюк с Амбридж уже не сработает, все карты играли против Трио. Гермионе оставалось только выбрать: говорить правду и о чем-то умолять или плевать в лицо Лестрейндж и не тешить ее эго маньяка. Гриффиндорка благоразумно решила, что второй вариант может стоить ей куда больше, а первый - конечно, унизительный, но более безопасный.

Когда Беллатрикс отвлеклась на вошедшую в зал сестру, - должно быть, мать Драко, - Гермиона засуетилась - возможно, то был шанс на спасение. Пока мучительница смотрела на миссис Малфой, Гермиона смотрела на прекрасную кованную кочергу, стоящую возле камина метрах в пяти от нее. Один рывок. Стоит ли он того? Скорее да, чем нет. Если им суждено сегодня здесь умереть, грех будет не попытаться поотбиваться.

Гермиона ждала идеального момента - когда женщины будут достаточно отвлечены, чтобы она успела рвануть. В руках Беллатрикс палочка - она не убьет Грейнджер, не сейчас, пока не знает нужной ей информации. Значит, максимум - будет пытать. Но она сделает это даже если Гермиона не шелохнется. Так что ей терять?

Гермиона рванулась в сторону, когда поняла, что на нее не смотрят. Нескольких секунд промедления хватило для того, чтобы с открытого пространства скрыться за спинкой кресла - по крайней мере, это убережет хотя бы от одного заклинания Беллатрикс. А наперевес с кочергой шансы на выживание Гермионы повысятся аж до 2%!

+5

5

Добби был хороший эльф.
  Он зря прежде наказывал себя и считал, что он плохой эльф. Ведь всё, что он делал, было на благо Гарри Поттера! И сейчас он не собирается отступать от своих принципов и убеждений, сейчас он снова сделает всё на благо Гарри Поттера, Рона Уизли и Гермионы Грейнджер. Потому что они его друзья!
  Внизу, в подземелье Малфой-мэнора, Добби оставил мистера Уизли сэра, страшного, но хорошего господина Крюкохвата и красивую и добрую девочку Луну Лавгуд и трансгрессировал наверх. В длинном холодном и мрачном коридоре было две двери: одна вела в столовую, где прежде семья бывших хозяев располагалась на обед, вторая дверь уводила в просторный и когда-то красивый зал. И сейчас домовой эльф был на распутье, куда же ему бросаться: на помощь к мистеру Гарри Поттеру или к мисс Гермионе Грейнджер? Ох, он так хотел помочь сразу всем! Как жаль, что это невозможно! Ведь он всего лишь скромный эльф, не такой сильный и великий, как его друзья волшебники. В нерешительности Добби прячется в тени коридора за колонной и понимает, что Гарри Поттер сэр пока ещё не в такой серьёзной опасности. Добби слышит разговоры в столовой и понимает, что Гарри Поттеру пока мало что угрожает, у него пока ещё есть время. А вот времени у Гермионы Грейнджер гораздо меньше, хотя злая Беллатрикс Лестрейндж уже прекратила свои издевательства, прекратились и крики, которые были слышны даже в подземелье.
  Мимо проходит бывшая хозяйка Нарцисса Малфой, и Добби, решаясь, прячется за подол её длинного платья, проникая вслед за ней в Большой зал, где на полу лежит мисс Грейнджер. Пока никто его не замечает, эльф проскакивает мимо и прячется за каминный выступ, откуда ему видно всё, но его самого в давно ставшим тёмным доме не видно. Добби обещал своим друзьям спасти их, он не уйдёт без своих друзей! Нужно только придумать, как спасти их, особенно мисс Гермиону Грейнджер, ведь рядом с ней две такие страшные волшебницы! Добби хочет действовать хитро и незаметно, но мисс Гермиона опережает его и все события и пытается сама спастись. Храбрая девочка! Добби так восхищается ей, что забывает, что должен сам как-то ей помочь. Но он не может забрать её одну, он должен забрать и всех остальных из подвала, должен спасти Гарри Поттера! Что же делать Добби?
  Домовик вертит головой, чтобы придумать новый план. Он хорошо знает дом Малфоев, каждое помещение, но с тех пор, как он перестал служить этой семье, многое здесь изменилось. Наконец, решившись, эльф перебегает за длинную и тяжёлую штору, находя себе новое укрытие. Он знает, что делать, ему нужно только немножко времени, и тогда он поможет мисс Гермионе Грейнджер! Ему бы только успеть и остаться незамеченным.
[nick]Dobby[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/qdK2N.gif[/icon][sign]ДОББИ НЕ МОЖЕТ УБИТЬ
ДОББИ МОЖЕТ ТОЛЬКО ПОКАЛЕЧИТЬ ИЛИ СЕРЬЁЗНО ПОРАНИТЬ
[/sign][status]что происходит где мои носки[/status]

+5

6

Жалкие.  Жалкие,жалкие, жалкие. Жалкие! Вот какими они все там были. Беллатрикс злилась на свою сестру, на ее муженька, на глупых детишек, а особенно на эту девочку, которой сейчас досталось немало пыток. Как ей бы хотелось, чтобы ей достался равный противник.
На Нарциссу было противно смотреть. Кажется, она возомнила себя неприкосновенной хозяйкой, в то время как,именно она - Белла - будучи правой рукой Лорда теперь имела доступ ко всем ресурсам магической Британии. Захотела бы и убила Люциуса, а потом бы ластилась к Лорду, и он ее простил.
Да, простил бы, если бы не этот проклятый меч! Как он оказался у этой грязнокровки? Она должна это выяснить.
Белла поднимается с колен и смотрит на свою идеальнейшую сестру, и не видит в ней ни капли эмоций. Хочется провести по ее лицу пальцами, ухватить за подбородок и крепко сжать, но она этого не сделает. В каком-то смысле она привязана к сестре. По крайней мере, пока та служит Лорду. Что же касается Драко - то он наследник крови Блэков должен жить. А вот Люциусу - жалкому ничтожеству - не так уж и обязательно.
Уделив внимание сестре, Белла на  некоторое время выпустила из виду девчонку,  и та решила воспользоваться шансом. Белла расхохоталась.
- Посмотрите-ка, кто тут решил поиграть, - Белла провернула в руке нож, и на ее губах заиграла улыбка с оттенком безумия. - И палочку ты выбрала себе именно такую, какую заслуживаешь, не так ли?
Беллатрикс подходит к Нарциссе, медленно обходит ее и застывает за ее спиной, наклоняясь к уху сестры.
- Оставишь ее так, - шепчет она. - или остановишь? Ты должна остановить, Цисси. Иначе посмотри…
Беллатрикс вовсе не обязательно было злить специально, порой она заводилась только от одного своего голоса, а потому сейчас, начав говорить, она уже не могла остановиться.
- ... эта грязная крыса решит, что она нам ровня! Будет насмехаться над нами, лёжа в своей темнице, думать, что победила...Смогла обмануть! Нас! Наследниц рода Блэков! Носящих фамилии, которой ей нельзя осквернять даже своим ртом.
Что, если ее Лорд появится здесь, а она не только подвела его, но и не смогла выбить правду из девчонки? Это было бы унизительно! Пугающе унизительно, и Лорд бы не простил свою подданную, которая так его подвела.
Беллатрикс размахнулась и запустила нож в плечо девочке. Убивать ее было рано, а вот причинить больше боли было самое время. Сама она застыла в ожидании звука когда нож войдёт в ее плоть, хруста, когда слабые косточки будут сломлены и запаха крови. Вот это была настоящая охота, - подумала Белла, ноздри ее затрепетали, вдыхая аромат предстоящего убийства. Сегодня кто-то умрет.

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]Yes, my Lord[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/a2/6b/1087-1532883498.png[/icon]

+2

7

[nick]NARCISSA MALFOY[/nick][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/a2/6b/1072-1531491707.jpg[/icon][sign] [/sign][status]where is Lucius?[/status]
     Свой выбор Нарцисса сделала еще до того, как спустилась в зал. Он был одновременно сложен и прост, но на одной чаше весов была судьба ее сына, а значит содержимое второй чаши уже не имело значения. Видит Мерлин, леди Малфой не была убийцей. Она не использовала непростительных заклинаний, не применяла к неугодным ей физическую силу, ограничиваясь иными способами показать превосходство своего положения. Но Нарцисса дала себе слово, что если будущее Драко потребует жертвы — она будет сильной.
И сейчас, слушая слова Беллатрисы, волшебница вновь напомнила себе, что просто борется за жизнь своей семьи. Но грязнокровка тоже боролась! У нее была своя правда, и она так же отчаянно хотела выжить в этой войне. Подруге Поттера просто повезло меньше — она оказалась не на той стороне баррикад. Хотя, возможно, невезение началось еще в момент рождения в семье магглов или в момент получения письма из Ховартса. У леди Малфой не было желания углубляться в детали судьбы Гермионы Грейнджер. Ей достаточно было того, что сейчас от этой девочки зависит слишком многое.

     Нарцисса чувствовала, как ладони ее наливаются свинцом, но все равно подняла волшебную палочку, чтобы направить ее на узницу Малфой-мэнора. Несмотря на все смятение, что царило в душе волшебницы, руки ее не дрожали. Взмах был таким же твердым, как и решение.
     — Депульсо, — тихо, но решительно произносит Нарцисса, направляя палочку на кресло, за которым укрылась Грейнджер, чтобы оттолкнуть его в сторону и вновь оставить девчонку беззащитной. Волшебнице неприятно видеть ее окровавленное и грязное тело на полу мэнора, обычно до блеска вымытом домовыми эльфами. Но иного выбора нет.
     — Хватит, Белла, — произносит она в ответ на провокационные речи сестры. Беллатриса обдает ее жаром собственного адреналина, так что леди Малфой инстинктивно хочется отодвинуться. Она делает шаг вперед, становясь чуточку ближе к Гермионе. — Темный Лорд знал, что делал, когда поручал пленницу тебе. Покончим с этим.
     Произнося последние слова, женщина отводит взгляд в сторону, словно не желая смотреть на жертву. Она замечает, как колышется плотная гардина, но ничего не предпринимает.

+2

8

У Гермионы всегда был план.
Выбраться из дьявольских силков? Фить-ха! Не умереть от взгляда смертоносной древней змеищи? Ага, проходили. Попасть на все уроки сразу? Спасти Сириуса Блэка? Сheck! Отряд Дамлбдора, побег со свадьбы Билла и Флер, вторжение в Министерство Магии - все безумные, на грани суицидальных, приключения Золотого Трио спасались планами Гермионы. Она, словно фокусник, вытаскивающий кроликов из шляпы, генерировала пугающие, но прекрасные идеи, проламывала полы, обездвиживала однокурсников, заманивала в ловушку стремных учителей. У Гермионы всегда был план.

Но не в этот раз. В это раз Гермиона осознавала, что, кажется, все они умрут очень болезненной и жестокой смертью. Она, например - от руки Беллатрикс Лестрейндж, знаменитой своими пытками. Возможно, потеряет рассудок, как родители Невилла. Или просто не выдержит и кончится, как другие жертвы этой безумной волшебницы. И что с этим делать - Гермиона не имела ни малейшего понятия. Полнейшим идиотизмом было бы рвануть на мрачных сестер с диким воплем и кочергой наперевес, но, посмотрим правде в глаза - предупреждающая Авада Беллатрикс случится быстрее.

В плечо Гермионы летит нож - резко разрезает плоть и больно впивается сквозь мышцы, заставляя Грейнджер сдавлено вскрикнуть и прикусить губу, лишь бы замолчать - не давать Беллатрикс повод для радости, а Гарри и Рону, если те еще живы - повод для лишнего беспокойства. Будто того, что есть, недостаточно. чтобы в свои семнадцать поседеть на полголовы и начать заикаться. Крепко стиснув зубы, Гермиона наклоняется вперед и тянется, чтобы вытащить нож - как оружие в ее руке он эффективнее, чем неудобная затычка для и без того кровоточащей раны. Если она умрет здесь, то какая разница - от потери крови или в драке с Беллатрикс?..

Кресло с гулом и противным скрежетом улетает в сторону - на безупречном паркете остаются светлые следы от ножек. Все силы Гермиона бросает на передвижение в новое укрытие - валит рядом стоящий столик и скрывается за столешницей, но понимает, что все это - лишь временная мера. Пора делать что-то, чтобы не умирать - или умирать, но так, чтобы хотя бы не глупо.

- Убьете меня - и никогда не узнаете, где оно спрятано. - выкрикивает Грейнджер, понимая, что лишь уловкой сможет потянуть время. Лестрейндж явно думает, что Трио было в ее ячейке в Гринготтс - и боится. Так пусть подрожит чуть больше, раз знает, за что именно дрожит. Гермиона-то, к сожалению, не знает, но наврать красиво постарается.

+1

9

Голос миссис Лестрейндж очень не нравился Добби. Домовой эльф успел отвыкнуть от жизни в чистокровной семье волшебников Малфоев, где эта леди была частым гостем и всегда неприятным и страшным, и сейчас он особенно сильно жалел мисс Грейнджер. Беллатрикс была очень злой женщиной и обращалась с бедным Добби хуже, чем его хозяин, а потому у него не было причин её жалеть, в отличие от миссис Нарциссы Малфой, которая иногда была с домовиком даже немного мила. Тяжёлая штора плавно и грузно трепещет, пока эльф отважно забирается по ней вверх, со стороны окна, чтобы волшебницы не видели его, однако он понимает, что наверняка видно, как шевелится плотная ткань, и легко можно заподозрить, что что-то неладное происходит. Поэтому Добби останавливается часто, замирает, прислушиваясь к разговорам, к противному провоцирующему голосу тёмной волшебницы.
  Вот он всё же наконец-то добрался до самой верхушки гардины и аккуратно выглянул, чтобы убедиться, что никто на него не смотрит. Уши и лоб с огромными глазами показываются из-за шторы как раз в тот момент, когда слышится грохот — это упал столик, и домовик видит, как миссис Малфой отрывает взгляд от окна и переключает внимание, чтобы узнать, что же там происходит. Добби не может терять времени, у него нет ни одной лишней минуты на раздумья и промедление! Он забирается на карниз и по лепнине с величайшей осторожностью движется к своей цели. Добби в любой момент может упасть и из-за этого не спасти мисс Гермиону, а потому хватается тонкими руками за невыразительные узоры потолка и торопится поскорее достичь крепкой цепи.
  — Держитесь, Гермиона, мэм, — тихо бубнит себе под длинный заострённый нос эльф и с облегчением обхватывает ногами цепь, перебираясь на неё целиком.
  Люстра едва заметно покачивается, но волшебницам внизу не до происходящего тут, под потолком, в центре их внимания пленница, которая пытается защищаться, спасать себя, выкручиваться... Выкручиваться сейчас будет вообще болт из люстры! Добби, спустившись ниже, хватается руками за крепление и наваливается всем своим небольшим весом, напирая, чтобы механизм пришёл в движение. Поворачивая балдахин, домовик всё поглядывал вниз через красивые изгибы рожек, как бы там под его прицел не попала мисс Грейнджер. Люстра уже опасно покачивалась и позвякивала хрустальными подвесками, дрожа всем своим телом. По залу начал раздаваться скрип ослабевшего крепления, поворачивающегося усилиями Добби, и теперь это он привлекал к себе внимание.
  Ещё раз убедившись, что Гермиона мэм стоит не под самой люстрой, а поодаль, и её не зацепит, домовик сделал последние пару оборотов и схватился за цепь, повиснув на ней. Люстра лишь на миг замерла и в следующую секунду стремительно, не дав никому опомниться, рухнула вниз с жутким грохотом и звоном металла о пол и разбивающегося и разлетающегося в разные стороны хрусталя. Добби даже зажмурился и пожалел, что его уши не могут сами себя заткнуть — настолько это было громко и страшно. А ещё он боялся посмотреть вниз и увидеть, что мисс Грейнджер пострадала. Ведь пока его огромные глаза закрыты, он не знает, что с ней, а значит, может считать, что всё в порядке!
[nick]Dobby[/nick][status]что происходит где мои носки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/qdK2N.gif[/icon][sign]ДОББИ НЕ МОЖЕТ УБИТЬ
ДОББИ МОЖЕТ ТОЛЬКО ПОКАЛЕЧИТЬ ИЛИ СЕРЬЁЗНО ПОРАНИТЬ
[/sign]

+2

10

Белла была умной ведьмой, и если сумасшедшей, то только капельку. Например, ее раздражал вид крови. Но раздражал потому что у этой грязнокровки она была того же цвета, что и у самой Беллы. А ведь они не должны, и не могли сходиться в таких мелочах.
Или, например, в последнее время ей казалось, что зеленоватый оттенок кожи это аристократично и даже возбуждающе, а потому она избегала сейчас дневного света, в принципе. Если, конечно, на то не было воли Волдеморта.
Цисси как всегда сохраняла холодность и невозмутимость. Будь в ней больше рвения, то Лорд бы очень ценил ее, но она была слишком заморочена бытовыми проблемами. Бедняжка сестра.
Лиричные отступления часто отвлекли ее теперь, после Азкабана. Она иногда словно бы теряла ощущение реальности и времени. В тюрьме она бывало застывала у одной стен и погружалась в мечты, долго всматриваясь в какой-либо из кирпичиков, даже не замечая, как наступает вечер.
И сейчас, пока нож летел в маленькую девчонку, в голове Беллы пронеслась маленькая жизнь. Когда же тот вонзился в ее нежную плоть, Белла словно бы вышла из транса и облизнула пересохшие в губы в довольной усмешке.
Но тут же с беспокойством смотрит на капельки крови, падающие на пол.
- Цисси, она оскверняет твой дом! - рявкнула Белла. - Этой грязной кровью!
Однако девчонка ответила нечто такое, что заставило затрепетать Беллу. Неужели они всё-таки были там? В ее сейфе?! Но это невозможно...невозможно…
- Что она говорит, Цисси, такое? - резко поворачивает голову к сестре Белла. - Ты, вероятно, хочешь проверить насколько живучи твои друзья? Тащите сюда рыжего!
Если понадобится, она убьет его. Так что девчонке лучше бы говорить правду.
За своими буйствами она совершенно не заметила маленькую деталь, которая привела а большому краху. Домовой, которого бы Белле и не пришло в голову, брать в расчет, внезапно появился прямо здесь, прямо над ней.
Она подняла голову и не успела даже испугаться, как люстра обрушилась прямо на нее. Она инстинктивно закрыла лицо руками в ожидании удара, но того почему-то не последовала.
Она растерянно открыла глаза, проверяя руки и ноги. Ей понадобилась лишь секунда, чтобы понять, что она в полной порядке. Едва она подняла палочку, как ты выскочила из ее рук, но Беллу это не остановило.
- Нож, - закричала она, и кто-то вложил ей в руку нож. Вероятно, то был новый домовой Малфоев, ещё более жалкий и грязный, чем когда-то был Добби, но Белла уже не обратила на это внимания.
В страхе, что не успеет сделать ничего больше, она размахнулась и кинула нож в сторону совершающих побег.

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]Yes, my Lord[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/a2/6b/1087-1532883498.png[/icon]

+2

11

[nick]NARCISSA MALFOY[/nick][status]where is Lucius?[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/a2/6b/1072-1531491707.jpg[/icon][sign]  [/sign]
     Происходящее словно лишало Нарциссу сил. Ей хотелось, чтобы все скорее закончилось. Чтобы Гермиона уже рассказала Бэлле все, что та хочет знать, и прекратила мучения — и свои собственные, и леди Малфой. Но у борцов за свет всегда был свой взгляд на мир. Грейнджер ничего рассказывать не хотела, словно надеясь, что молчание сможет ее спасти. Но Нарцисса знала свою сестру куда дольше и лучше, и понимала, что та не отступится просто так. Кровь уже осквернила Малфой-мэнор, и осквернит еще не раз. И как бы старательно домовые эльфы не отчищали паркетный пол, к какому волшебству бы не прибегали, ведьму не покидало ощущение, что здешние залы залиты алым. Смогут ли эти места когда-нибудь очиститься вновь?
     Так как Беллатриса не посвящала сестру во все подробности, слова грязнокровки были для Нарциссы загадкой? «Где оно спрятано»? Леди Малфой вопросительно взглянула на черноволосую ведьму. Но та, вместо объяснений, приказала привести второго пленника, придя в еще большую ярость. Все это превращалось в какой-то цирк.
     — Нет, — громко произнесла Нарцисса, все еще держа палочку нацеленной на Гермиону. Домовой эльф, возникший у порога по призыву Лестрейндж, застыл на месте как вкопанный. Волшебница едва не дрожала от возмущения и волнения, но все же повторила слова, сказанные ранее. — Хватит, Белла. Хватит затягивать это представление. Если Темный лорд приказал тебе узнать у девчонки правду — возьми и узнай. Это все еще мой дом, и я не хочу, чтобы ты и дальше превращала этот зал в пыточную. Если тебе так нужна информация — примени «Империо» или залезь к ней в голову. Довольно игр.
     Но не успела Нарцисса узнать, как ее сестра отреагирует на такое сопротивление, как над головами волшебниц раздался пронзительный писк домового эльфа. Малфой узнала его голос — когда-то Добби верно служил их семье. Но что он делал здесь сейчас? Инстинктивно отшатнувшись назад, она смотрела как Беллатриса, наоборот, рванулась вперед. Прямиком под падающую на нее сверху люстру.
     — Белла! — В ужасе вскрикнула Нарцисса, пытаясь предостеречь. Но сестре каким-то чудом удалось уцелеть. В начавшейся неразберихе леди Малфой подумала, не стоит ли ей попытаться оглушить эльфа и Гермиону. Но лишь опустила палочку, глядя на нож сестры. Все уже было предрешено.

+2

12

Гермиона не верила, что выберется отсюда живой. Не верила настолько, что мысленно уже попрощалась с мамой и папой, Рональдом, Гарри, Джинни, Луной, Невиллом и всеми, кто помогал им в их нелегких делах. Это конец. Если выход есть всегда, то в данном случае Гермионе думалось, что выход этот остался один - на тот свет.

- Тащите сюда рыжего! - раздался обеспокоенный голос явно занервничавшей Беллатрикс. Она становилась еще безумнее с этим своим торопливым голоском, когда что-то шло не по ее плану. И это было интересно - значит, Грейнджер все же попала в точку, закинув в Лестрейндж удочку о важности содержимого ее гринготтского сейфа. О, это было бы замечательным известием, если бы они смогли спастись из лап Темного Лорда. Тогда бы они отправились в Гринготтс и нашли то, что там спрятано. Они стали бы на один шаг ближе к своей конечной цели. мысли роем пчел жужжали в голове Гермионы - "думай, думай, думай, всегда есть выход".

Хвост спускается по лестнице - значит, Рон под ударом. Из-за ее слов! О нет. Скрючившись в три погибели, Грейнджер все-таки достает нож из своего плеча. Тут же по кофте с новым напором начинает струиться теплая кровь. Времени у гриффиндорки осталось не так много, зато нож в руке пригодится в случае, если начнется прямая атака. Когда она начнется.

- Я расскажу вам! - выпаливает Гермиона, все еще прикрытая столом и ненавидящая этот день. Плечо, в которое впился нож Беллатрикс, почти онемело - возможно, задеты мышцы. - Но вы отпустите Рона и Гарри. Иначе еще один его крестраж будет уничтожен, и виноваты в этом будете вы.

Гермиона не имела ни малейшего понятия, что она делает, зачем, почему, к чему это приведет. Просто действовала по наитию - лучшего плана у нее все равно не было. Ни у кого не было. Впрочем... Только тогда Грейнджер услышала на потолке неестественный шум и подняла голову. На основании люстры, чуть ли не закрыв глаза ушами, сидел Добби. И крутил! Крутил чертову люстру! О, Гермиона знала, чем это закончится. Гермиона даже отползла подальше, понимая, что у нее наконец-то появился шанс. У них всех появился шанс.

Люстра падает на пол с грохотом, и сестры Блэк под прицелом. Гермиона тоже, но момент был решающим: рисковать сейчас или наверняка умереть, упустив шанс? О, ни о каких дилеммах для Грейнджер даже речи не шло. Гриффиндорка, пользуясь моментом, вылетает из-за стола, швыряя в сторону сестер окровавленный нож - не для того, чтобы попасть и убить, но чтобы дезориентировать. Ей хватит и секунды.

- Добби! - выкрикивает она имя домовика, привлекая к себе внимание, а сама тянется к нему на носочках. Он должен аппарировать с ней к друзьям.

Отредактировано Hermione Granger (2018-09-22 21:54:14)

+1

13

Люстра упала и разбилась с чудовищным грохотом и звоном под вопли, доносящиеся снизу от волшебниц. Пыль и звон улеглись постепенно, в том числе в больших ушах эльфа, и тот услышал несколько вскриков. Один из этих криков принадлежал мисс Гермионе Грейнджер, причём её голосом прозвучало имя домовика. О, Добби был так счастлив её услышать! Это значит, что она жива, что с ней всё в порядке, что она успела уйти в сторону! Эльф открыл огромные круглые глаза, посмотрел вниз и нашёл там мисс Грейнджер мэм. Нужно было срочно её выручать, как и мистера Гарри Поттера и мистера Рона Уизли.
  — Мисс Гермиона, мэм! — не сдержав радости, воскликнул эльф, и глаза его, кажется, стали ещё больше, чем теннисные мячики.
  Он хотел уже устремиться вниз, за волшебницей, и та даже уже протягивала к нему руку, но с цепи до неё было не дотянуться: ручки были слишком коротки, хотя домовик искренне попытался достать хотя бы до пальцев своего друга. Прыгать отсюда, с потолка, было ужасно высоко и страшно, поэтому Добби спустился, трансгрессировав, и оказался аккурат возле мисс Гермионы. Осколки прежней роскоши, оставшиеся от хрустальных подвесок и украшений прежде шикарной люстры, неприятно и больно впивались в голые большие ступни эльфа, а через импровизированную решётку на Добби взирала страшнющая и жутко опасная Беллатрикс Лестрейндж, которую домовик боялся больше, чем бывшего хозяина Люциуса Малфоя. Но сейчас он должен был спасти друзей, их жизни были для него на первом плане, а потому сейчас Беллатрикс домовик совсем не боялся. Хуже было то, что нож был довольно скоро возвращён в руки страшной волшебницы, которая едва ли будет долго рассусоливать и раздумывать, что же с ним делать и как остановить их двоих, не покидая своей своеобразной тюрьмы, даже без помощи выроненной волшебной палочки, особенно если Нарцисса не поддерживает свою сестру в попытках остановить "врагов" и сдать их Тёмному Лорду, а значит, надо было срочно бежать!
  — Ты чуть не убил меня, мерзавец! — противно вопит Беллатрикс.
  — Добби не может убивать, — отозвался эльф, пристально наблюдая за обеими волшебницами, ведь мадам Малфой в любой момент тоже могла прийти сестре на помощь. — Добби может только покалечить или серьёзно поранить.
  Разговаривать и обмениваться остротами больше не было ни секунды. И потому эльф схватил мисс Гермиону мэм за руку и поспешно трансгрессировал ровно в тот момент, когда мадам Лестрейндж размахнулась и прицельно запустила нож, лезвие которого было окрашено уже кровью девушки. По дороге нужно было захватить ещё несколько важных людей. Если только его сил хватит после ранения: остриё ножа всё-таки настигло домовика, но он должен, должен сделать всё, что мог, должен спасти друзей.
[nick]Dobby[/nick][status]что происходит где мои носки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/qdK2N.gif[/icon][sign]ДОББИ НЕ МОЖЕТ УБИТЬ
ДОББИ МОЖЕТ ТОЛЬКО ПОКАЛЕЧИТЬ ИЛИ СЕРЬЁЗНО ПОРАНИТЬ
[/sign]

0


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [01.03.1998] Линия жизни кривая дорожка