Escape The Fate – A. Dolochov [18.10]
Redemption – M. Bulstrode [17.10]
Stand as one – DE [16.10]
Demotion – M. McGonagall [16.10]
Tower defense – O. Harper [18.10]
Just cause – H. Potter [18.10]
Winds of war – N. Harper [19.10]
Darker than dark – I. Stretton [15.10]
Liberator's might – R. Yaxsley [18.10]
1121 959 1008 954
Ему бы сейчас схватить девушку за горло и давить своими пальцами, пока она не посинеет и не издаст последний вскрик. Не успели.читать дальше
в игре апрель - май 1998

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [18.01.1982] Честные деньги


[18.01.1982] Честные деньги

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

честные деньги
https://78.media.tumblr.com/1a93313fb32244d4c335f233d416b628/tumblr_pdo4m9ofVd1rge4fho1_500.gif

› Участники: Селена Розмерта, Рейчел Броган.
› Место: Лондон.

› Время: 18 января 1982 года.
› Погода: ветрено.

Жёлтой прессе ничего не стоит осквернить честь достойной женщины, однако далеко не все журналисты готовы пойти на ложь ради наживы.

0

2

Розмерта не думала о том, что ее становление в роли хозяйки паба, может обернуться против нее. До этого момента пабом всегда руководили мужчины семейства Розмерта. Ее отец, до него не дед. До этого тоже пабом управляли мужчины. Они женились на женщинах семьи и становились управляющими. Жан-Пьер не хотел связываться с пабом семьи жены, потому как только та дала ему согласие стать его женой, он увез ее во Францию. Конечно, он понимал, что рано или поздно паб перейдет к нему по наследству, но он надеялся, что это будет намного позже.
После гибели Жан-Пьера Селена вернулась домой, к отцу, которому была привязана больше, чем к матери. Родители сразу же скинули на вернувшуюся дочь часть своих обязанностей. Улыбчивая и добродушная Розмерта успешно лавировали между столиками, заводила знакомства с постояльцами, приумножая популярность паба. Она была и официанткой, и барменшей, и бухгалтером и ещё много кем, но сам паб все равно связывали с именем ее отца. А потом они решили, что очень устали, уехали отдыхать, оставив паб на дочь, а после вообще пришло известие о том, что отец уже давно переписал весь паб на дочь и теперь она его полноправная хозяйка. Они с матерью решили не мешать дочери и остались в небольшом городке Новой Зеландии.
Селене пришлось столкнуться с недопониманием. Во-первых, даже положительно настроенные постояльцы вдруг решили проявить характер. Видите ли одно дело, когда она просто работала в пабе, а другое - когда она им владела. Во-вторых, в Хогсмиде появилось ещё одно заведение, которое угрожало ее благополучию. Правда, тот паб мало походил на пристойное поведение, но все равно это появление раздражало женщину. В-третьих, в газете появилась статья, которая явно не способствовала повышению репутации.
Какой-то индивид, хвала Мерлину, там не стояло подписи Подмора, хотя с него бы сталось написать нечто подобное. Вряд ли бы Малкольм смог бы повлиять на младшего брата и заставить его не писать на популярные темы. В общем, инициалы под статьей были ей незнакомы. Статья не носила обличающего характера, в ней просто рассуждалось на тему, что мужчины более успешны и они созданы для управления, а женщины априори не могли ничего добиться. Возмущению Селены не было предела. Женщина хотела найти автора этой статьи и заставить того съесть бумагу. Розмерта понимала, что мужчины и женщины отличаются по характерам и способностям, но это не значит, что нужно принижать их достоинства.
В приемной Ежедневного Пророка было слишком душно. Розмерта уже долго ждала, когда главный редактор примет ее, почувствовав себя нехорошо, Селена предпочла выйти на свежий воздух. Там стало немного легче. Розмерта молодилась и даже не скрывала этого, в свои года она выглядела свежо и привлекательно, не стесняясь демонстрировать этого, но при этом соблюдая рамки приличия. Селена поймала на себе пару восхищенных взглядов, но не предала им никакого значения. Зато она увидела молодую женщину, приближающуюся к изданию. То ли та только начинала тут работать, то ли возвращалась с какого важно мероприятия, но на ней красовался бейджик с именем, который только доказывал, что она работала здесь.
- Простите, миссис Броган? - Селена кашлянула, привлекая ее внимание. Это имя Розмерта уже видела под несколькими статьями, это вспомнилось как раз тогда, когда девушка поравнялись с хозяйкой Трех Метел. - Вы не уделите мне немного времени и внимания?
В своих руках Розмерта сжимала картинку свежей выпечки и пару бутылок фирменного сливочного пива. Родители научили ее всегда приходить за просьбой с гостиницами.

+1

3

День выдался совсем не примечательным, но, как и всегда в последние дни, очень насыщенным. На работе не приходилось сидеть без дела, и молодая двадцатитрёхлетняя журналистка носилась по городу точно заведённая, дотошно записывая все свои планы в свеженьком ежедневнике. Она ещё была полна сил, энергии и уверенности в том, что рано или поздно она покорит перо и всё издание целиком, став лучшей в своём деле. Ничуть не помяла её подтянутую фигуру-струнку и бессонная ночь: под вечер у Филлис поднялась температура, и пришлось потратить немало усилий, чтобы, напоив малышку целебными снадобьями, уложить спать. Единственное, что выдавало её состояние - вырисовывающиеся синяки под глазами, которые она старательно пыталась подправить кремом и затушевать пудрой, однако к середине круговерти рабочего дня от её стараний не осталось и следа.
  Она возвращалась в издательство с пресс-конференции, проводимой молодым писателем. Руководство возлагало на него большие надежды, говоря о том, что он станет сенсацией, но вот самой Броган он показался напыщенным нарциссом, что тут же отбило охоту заглядывать на страницы его книги, обложку которой украшало что? - правильно, сияющая физиономия автора. Погружённая в свои мысли, журналистка крепко держала ремень перекинутой через плечо сумки с заметками о мероприятии,  и думала, как будет говорить шефу о том, что не хочет ни слова писать об этом человеке. Врать она не любила, а описывать всё в таких красках, каких увидела всё она, ей никто не позволит. Значит ли это, что ей грозит выговор? Или, не дай Бог, увольнение?
  Она шла, отчего-то улыбаясь своим мыслям, когда вдруг к ней обратились. Девушка не сразу поняла, что зовут именно её, но рядом не могло быть никого другого, к кому можно было бы обратиться по фамилии "Броган". Брюнетка подняла голову и, натолкнувшись взглядом на крайне привлекательную женщину, сразу же улыбнулась так дружелюбно, точно увидела хорошую знакомую. Но Селена Розмерта была ей не знакома. Рейчел ещё только начинала свой пути к восхождению по карьерной лестнице, и пока ещё не догадывалась о том, как много прессы необходимо читать  для того, чтобы быть в курсе всех последних событий и черпать в ней источники для новых статей. Так история о том, как женщина заняла место о штурвала паба, прошла мимо журналистки, и потому героиню статьи признать ей не удалось.
  - Добрый день! Чем могу быть любезна? - замедлив торопливый прежде шаг, а затем и вовсе остановившись, поинтересовалась Броган, вглядываясь в приятные черты светловолосой волшебницы и пытаясь найти в ней знакомые черты.
  - Мы знакомы? - щурясь и не теряя улыбки, полюбопытствовала Рейчел, теряясь в догадках, откуда этой леди могло быть известно её имя, но, проследив за её взглядом, она неловко дёрнулась и рассмеялась, поспешно снимая глянцевый бейдж, который забыла снять после только что завершившейся конференции. Она так хотела поскорее уйти с этого праздника имени неповторимого и блистающего автора книги, что вылетела из ресторана точно ошпаренная, даже не попрощавшись с пригласившими её организаторами, что было крайне невежливо. Но нужно совершать ошибки, чтобы на них учиться, и Броган пройдёт через многие оплошности на пути к профессиональному становлению.
  - Точно, совсем забыла. Можно просто Рейчел, - запихивая пластиковый прямоугольник в сумку, поправилась она, сочтя, что столь официальное обращение будет лишним. Она ведь даже не знала, с какой целью с ней заговорила незнакомка, и далеко не факт, что речь пойдёт именно о работе, где, может быть, и стоило в некоторых случаях держать дистанцию.

+1

4

Селена Розмерта отметила про себя молодость и свежесть журналистки. Это могло быть даже на руку. Страшное время осталось позади, теперь все учились жить в мире без войны. Розмерта подумала, что Рейчел будет проще ее понять, потому что она сама женщина, и она знает, как предвзято к представительницам слабого пола относятся мужчины.
- Нет, не думаю, что мы с вами знакомы, если только вы не любите заскочить в Хогсмид, чтобы пропустить стаканчик-другой сливочного пива, - ведьма улыбнулась и попыталась убрать за уход кудрявую прядь непослушных волос. Они были, как заведенный пружинки, все норовили заметаться и разлететься, а привести их в надлежащий и прилежный вид хозяйке паба не получалось. В конце концов я она смирилась с тем, что ее непослушные волосы стали ее фирменной визиткой. - Я просто ищу того, кто меня выслушает. Вы же работаете здесь, а значит, можете помочь мне найти этого человека.
Селена вытащила из корзинки свежий выпуск Ежедневного Пророка и показала Броган статью, которую имела в виду. Всякий раз, когда ее глаза касались стать, женщина вспыхивала праведными чувствами и загоралась желанием засунуть выпуску виновному в одно не самое приятное место.
- Мы можем где-то поговорить, где не будет привлекать лишнего внимания? - Розмерту нисколько не задело, что Рейчел не узнала ее. Это ее отца все знали в лицо, потому что он был хозяином самого знаменитого паба в Шотландии. Селене только предстояло познать все прелести популярности, она надеялась, что ей удастся совладать с собой и со всеми недоброжелателями.
- Прошу прощения, я так и не представилась, меня зовут Селена Розмерта, - ведьма едва не добавила не самое лучшее описание к своей личности, которое было связано с местью этому паразиту, который пытался самореализоваться за счет женщин и их неудач. Ещё неясно, кто более неудачник. Селена знавала множество мужчин, которые не стоили ногтя женщин. Потому, наверно, ей и было так сложно принять эту статью.
- Не знаю, что из себя представляет человек, который это написал, но я молчать не хочу, - заявила волшебница. Вроде бы Рейчел выглядела не рассерженной на такое проявление чувств. Молодая журналистка могла неверно расценить поведение хозяйки паба, но Селена искренне надеялась, что все же сумеет договориться с ней и обсудить происходящее с точки зрения эмансипации. Женщина осторожно приблизилась к Рейчел, ожидая пока та решит, где им лучше переговорить. На улице они привлекали слишком много внимания, а в Каб нет их разговор превратится в деловую встречу, что само по себе и неплохо, но сама Селена не знала,что делать и что говорить. Вывалит свое недовольство на добрые уши, которые согласились ее выслушать. Надо было срочно взять себя в руки и решить, как именно вести этот разговор.
- Хотела бы я взглянуть в глаза этого мужчины и отвести его в паб, чтобы он на своей шкуре испытал, как это "легко". Или нет, как она там пишет "паб ждёт разорение от нужд его хозяйки", - ну вот держать эмоции при себе не получилось. Селена выпалила свои слова, осеклась, а потом улыбнулась и протянула корзинку с выпечкой и сливочным пивом.- А это вам.

+1

5

Подходящие на улице незнакомцы не были чем-то удивительным в жизни Рейчел. Она с первого взгляда располагала к себе, и в девяносто девяти случаях из ста была тем человеком, к которому люди подходили с какой бы то ни было просьбой.  Впрочем, они делали правильный выбор, поскольку девушка относилась доброжелательно ко всем без исключения и старалась оказать посильную помощь, если это требовалось. Итан не раз говорил ей о том, что нельзя быть настолько сердобольной и отзывчивой, что однажды это сыграет с ней злую шутку, но подобных упрёков волшебница не принимала, поскольку такой взгляд на вещи выходил за рамки её мироощущения.
Когда к ней обратилась белокурая ведьма, Броган подумала о том, что, вероятнее всего, та хочет спросить дорогу в какое-нибудь близлежащее место, и, как оказалось, ошиблась в своём предположении. Но и это не стало проблемой. Обратившаяся к ней волшебница была столь приветлива и открыта, что журналистка вступила в разговор с большой охотой, тотчас решив, что все оставшиеся рабочие дела подождут: работа ведь не волк.
- А, вы говорите о "Трёх мётлах", - стоило только услышать о сливочном пиве, догадалась она, радостно улыбаясь. Она любила это заведение ещё со студенчества, и частенько посещала вместе с друзьями его во время вылазок в Хогсмид. Наверное, невозможно назвать хотя бы одного ученика Хогвартса, который даже однажды не пробовал знаменитое сливочное пиво в этом пабе.
- После рождения дочери я стала так редко выбираться в заведения, что совсем Вас не признала.  Приятно познакомиться, мадам Розмерта, - и всё же Броган не могла не слышать о новой владелице "Трёх мётел",  и потому в её памяти тотчас всплыло, как называют хозяйку паба, только вот в жизни ей то ли так и не довелось с ней встретиться даже во времена, когда та ещё была простой работницей, то ли та встреча попросту не отложилась в памяти. 
  Взяв в руки протянутую газету, в которой тотчас узнала один из свежих выпусков "Ежедневного Пророка", Рейчел за несколько секунд пробежала по статье взглядом по диагонали. Что ж, этот слог был хорошо ей известен, и у журналистки не возникло ни одного сомнения в том, из-под чьего пера вышло сие творение. Говоря в общих чертах, автору статьи не давало покоя то, что женщина осмелилась взять в руки управление пабом, и тот не нашёл ничего лучше, чем напророчить скорое банкротство старого заведения. Читая, Рейчел покачала головой, недоумённо вскинув брови, точно говоря: "какой же дурак!"
  - Неподалёку есть парк, мы можем прогуляться в нём, если не боитесь замёрзнуть. Боюсь, в издательстве Вы, и в самом деле, можете привлечь лишнее внимание, а, я так полагаю, вы этого не хотите, - заканчивая ознакомление со статьёй явного приверженца патриархальных устоев, проговорила Рейчел, не отрываясь от бумаги.
  - Я не могу раскрыть Вам имени автора этой... писанины, - завершив чтение и протянув газету обратно ведьме, с готовностью ответила журналистка, - да и знакомство с ним не приведёт ни к чему. Скажу Вам по секрету, он не только узколоб, но и упрям как осёл. Однако в моих силах написать новую, другую статью, если, конечно, Вы хотите этого.
  Броган была готова отложить на завтра все дела и заняться подготовкой материала прямо сейчас: она, как женщина сильная и весьма амбициозная, прониклась не меньшим презрением к автору статьи, чем сама владелица паба. Ей было мерзко от того, что настолько ограниченные люди неведомым образом умудряются работать в такой большой и популярной газете, которая есть в доме практически каждого волшебника Лондона, не говоря уже и о жителях других городов страны.
  - Что вы, не стоило, - смутилась Рейчел, когда у неё в руках оказалась полная корзина подарков. Признаться, к ней ещё ни разу в жизни не приходили с гостинцами по работе: как говорится, не дослужилась до того уровня.
  - Я бы и так взялась за Вашу с историю с большим удовольствием. Спасибо.

+1

6

Рейчел не спешила уйти и оставить Розмерту одну, за что женщина была ей благодарна. Ведьма взирала на нее с надеждой, будто Рейчел была не просто волшебницей, а великой чародейкой, способной решить проблемы по одному щелку пальцев.
- Я записалась на прием к главному редактору, но меня уже трижды переносили, - посетовала волшебница. Кажется, главный редактор сам понял по какой теме к нему просилась на прием хозяйка Трех Метел и решил избавить себя от не приятного разговора. По лицу журналистки было видно, что она знает, чьему перу принадлежит статья, но имя раскрыть отказалась. Селена кивнула, хоть и была расстроена. С другой стороны, не хотелось в пустую тратить свои нервы, если бы она встретилась лицом к лицу с этим негодяем. - Парк, это отлично!
Смущение молодой женщине невероятно шло. Селена добродушно улыбнулась. Через ее руки, когда она подрабатывала официанткой в пабе отца, прошло множество таких. Сколько их было, которые приходили, чтобы поплакаться за стаканом некрепкого сливочного пива, сколько устраивали свидания в ее пабе, а потом били посуду. Их было много, но она помнила их всех. Ходили слухи, что студенты, многие из них, были увлечены Розмертой, которая всегда улыбалась и спешно обслуживала столики, но сама Селена оставалась неприступной. Лишь одному французу удалось покорить ее сердце, но это осталось в далеком прошлом.
- Я не знаю, как это должно выглядеть, - Розмерта разволновалась, теперь румянец покрывал уже ее щеки. - Это, честно говоря, первая статья, которая будет о пабе, и немного обо мне. Раньше всем этим занимался отец, до него дед, до него прадед, а вот в настоящее время так случилось, что паб достался мне. И тут эта статья, неприятно, гадко после нее,
Во время дороги до парка Селена поделилась с Рейчел своими переживаниями. Ей бы не хотелось, чтобы ее гостинцы она воспринимала, как взятку, это был просто подарок, потому что так было принято - приходить к людям со своими дарами.
- Как вы думаете, что должно быть в этой статье? - Селена была в предвкушении. Она не знала, будет ли удобно говорить об этом в парке, но все-таки, это было более правильное решение, чтобы им не помешали. Их прогулка только располагала к дальнейшей беседе, которая должна была настроить Рейчел на написание новой статьи. Возле одной из скамеек они остановились, Селена устремила свой взгляд куда-то вдаль и замолчала, задумавшись о чем-то своем.
Паб попал в хорошие руки, Селена была уверена, что со всем справится и приумножит его состояние и репутацию. Она точно знала, что нужно делать и как себя вести, но эта статья поколебала ее уверенность. Селена не думала, что так подвержена чужому мнению, а получилось, что именно так.  Всего одна статья, а ей хотелось рвать и метать, будто все, что там было написано - правда. Ни единого слова - каждая буква сплошная клевета.
- Вы давно работаете в Ежедневном Пророке? - смягчившись спросила женщина, чтобы наладить контакт между ними. Они и без этого вроде бы неплохо ладили, ощутив себя на одной волне, но это была привычка, выработанная годами - задавать вопрос и получать ответы, ведь все люди хотят говорить, многие хотят говорить о себе.

+1

7

От взгляда Селены журналистке было не по себе. В глазах спутницы светилось такое тепло надежды, точно Броган было под силу в два счёта исправить неверное впечатление о владелице паба в мыслях всех тех, кто уже прочитал субъективную статью приверженца гендерной дискриминации. Наверное, он до сих пор верил, что место оных на кухне, и на большее они не способны. "Что ж, - мысленно хмыкнула Гилберт, посчитав, что этой статьёй было нанесено оскорбление не только мадам Розмерте, но и всем женщинам мира, включая её саму, - я тебе покажу, что слабому полу всё под силу". Нет, она не была яростной феминисткой, но всё же считала, что в современном обществе должно царить равноправие, ведь многие в мире вещи были изобретены или созданы представительницами прекрасного пола.
- К главному редактору? - удивилась Рейчел уверенности мадам Розмерты, - К нему не прорваться посетителям, - девушка пожала плечами, как бы показывая, что в "занятости" главного редактора газеты всё вполне обыденно. Было вообще странно, что ведьма рискнула попытаться прорваться на приём, хотя пока не производила впечатления напористой особы.
Волшебницы не спеша двинулись по направлению к парку, и, тем временем, Селена делилась мыслями на счёт всего случившегося с журналисткой, и это было важно, поскольку Рейчел было необходимо было узнать о Розмерте как можно больше не только голых фактов, но и более важных вещей: таких, как, например, её мнение насчёт изданной статьи, о делах паба, о том, что она чувствует, занимаясь бизнесом, и какой хотела бы видеть новую статью. Последнее вовсе не говорило о том, что Броган собиралась написать под диктовку материал и, слегка скорректировав, передать его к печати.
- Недавно, - машинально отозвалась Рейчел, мысленно выстраивая тактику повествования, ища острые углы и важные моменты, а также раздумывая над тем, как именно должно сработать опровержение. Она не имела права написать открыто о том, что изданная статья коллеги - бред умалишённого, искренне верящего в свои сомнительные идеалы и не стесняющегося делиться ими с окружающими. Это не только непрофессионально, но и может опорочить репутацию "Ежедневного Пророка". Да что уж, её могли просто не пропустить в печать, так как автор первой статьи гораздо дольше работал в издательстве и наверняка заручился поддержкой руководства, раз его материал пропустили в массы. Что ж, вступить с ним в конфронтацию могло быть сложнее, чем показалось с первого взгляда, что заставило Рейчел значительно поднапрячься в поисках решения проблемы. Но на челе её - сомнения ни тени, зато - уверенность в конце.
  - Мадам Розмерта, скажу Вам честно, что объявить в своей статье открыто о том, что предыдущая информация ложна, я не могу, - начала журналистка осторожно, наблюдая за реакцией ведьмы, боясь, что таким вступлением её расстроит и лишит всяческой надежды, и оттого поспешила продолжить свою идею, чтобы расставить всё на свои места.
-  Но я вполне могу выпустить материал, так скажем, в продолжение. Нечто вроде "а давайте заглянем за кулисы жизни владелицы паба". Напишем правду, познакомим читателя с тонкостями этого дела, познакомим его с Вами, и у него не останется выбора кроме как проникнуться уважением или симпатией, но то будет его собственный вывод, а не навязанная точка зрения. Как Вы на это смотрите? - с каждым словом глаза Рейчел загорались всё сильнее, и она зарядилась вдохновением к новой статье.

+1

8

Розмерта и не ждала, что кто-то скажет ей, что есть вероятность и возможность убрать статью из печати, а вместо нее напечатать извинения. Она прекрасно осознавала, что слово не воробей, тем более печатное. Ее волновало то, что люди, прочитавшие эту статью, получат привратное представление о других, тем более о женщинах. Последнее время равноправие становилось более заметным, а мужское превосходство отходило куда-то на второй план. Все чаще женщины выступали рука об руку с мужчинами. Все меньше становилось заметно генерное различие. Только все равно находились мужчины, желающие упрекнуть женщин в их не состоятельности, а вот сама Селена могла назвать несколько имён мужчин, которые ничего в своей жизни не достигли.
- Мистер Кафф любил обедать в нашем пабе. Думаю, его вечная занятость для меня, это просто страх оказаться со мной лицом к лицу, - Розмерта успешно использовала связи, которые наладил ещё ее отец. Ей ничего не стоило призвать Барнабаса Каффа к ответу, только нужно было с ним встретиться, что и составило главную трудность. Но встреча с Рейчел отмела эту неприятность в сторону. Никто не поймет женщину лучше, чем сама женщина. Рейчел уже сейчас показывала, что понимает Селену и готова идти ей навстречу. - Думаю, я понимаю. Не знаю, как у вас это все устроено в иерархии газеты, но догадываюсь, "что написано пером, не вырубишь и топором".
Ей, действительно, было обидно за всех женщины большой планеты, которых в одной статье опустили, как опустили и все их надежды и уверенность в себе. За одно это автора статьи нужно вздернуть.
- С чего мы начнем? - у Розмерты никогда не брали интервью, о ней никогда не писали статей. Она старалась не привлекать к себе лишнего внимания, потому что не хотела оказаться в центре всеобщего внимания. Это противоречило тому, что сама Розмерта всегда была в центре внимания своих постояльцев. Еще будучи официанткой в пабе отца она приковывала к себе внимание, притягивала взгляды. Глупо было бы говорить, что ей это не нравилось. Еще как нравилось, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что ее имя окажется в газете. Ей нужно было просто довериться Рейчел и позволить ей написать о себе и опубликовать эту статью. - Признаться, я очень волнуюсь.
Розмерта смущенно улыбнулась и прикрыла рот рукой, пряча за ладонью зардевшиеся щеки. Ее сложно было вогнать в краску, но иногда случалось такое, что сама Селена краснела без повода. Этому не было никаких объяснений, не было причин подобному происшествию. Селена всегда говорила, что это просто свойство ее организма именно так проявлять себя.
- Непросто тягаться с такими твердолобыми мужланами, да? - ей, Рейчел, ведь каждый день приходится сталкиваться с подобным, выгрызая себе место в газете, которое было бы равным мужчинам. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что в ней есть талант и усердие, которое она вкладывала в свою работу.

+1

9

Журналистка, погружённая в творческий мыслительный процесс - разработку идеи и плана статьи, к подготовке которой требовалось подойти очень серьёзно и кропотливо, казалось, умела абстрагироваться от всего на свете, просто-напросто выпадая из реальности. Это было своего рода подвешенное состояние, когда всё вокруг становилось таким отдалённым и расплывчатым, и только тема, которую было необходимо осветить ,занимала всё её сознание. Казалось, можно было дать Броган любую тему, и через какое-то время она без труда бы собрала материал, позже полностью преобразовав его в полноценные статьи. Скажем, редактор дал сомнительное задание написать работу о пользе лимонных долек. Сперва, конечно, Рейчел поругается, затем покрутит у виска и посмеётся, но за дело возьмётся - в конце концов, сейчас её необходимо цепляться за любую работу, чтобы рано или поздно обрести в глазах редактора уважение. Затем приступит к размышлениям по теме, чтобы понять, в каком направлении двигаться, чтобы всё вышло интересно и не обыденно. Читателям будет неинтересно, если она опишет всем известные догмы вроде: "лимонные дольки поднимают настроение своим цитрусовым сладким вкусом", а, значит, подойти к процессу следует творчески. Сперва она попыталась бы устроить встречу с главным любителем лимонных долек волшебного мира, потому что мнение любителей и экспертов всегда приходится к месту. Профессор, глядя над половинками стекол очков, улыбнулся бы и сказал, что лимонные дольки помогают не терять оптимизма, помогают всегда оставаться немножко ребёнком, а затем обязательно угостил бы сладостью, которых на его столе всегда в избытке. Затем Рейчел пошла бы в Сладкое королевство, потому что там этого лакомства было в избытке, причём пошла бы под видом обычного покупателя. Продавщица бы сказала, что лимонные дольки - это отличный подарок даже самым искушённым любителям сладкого, который подарит праздничное настроение. А ещё они приготовлены из натуральных цитрусов, а, значит, в них прячется невероятный запас витаминов. Выходя из лавки, она увидела бы, как парочка студентов из одного кулька тянут лимонную сладость и дружно смеются. Ну, конечно, лимонные дольки сближают! Именно так, по незначительным кусочкам зарождалась бы статься, которую редактор обязательно бы одобрил. Ну, или не одобрил бы за излишний романтизм и отсутствие научного подхода. Но сейчас речь не об этом.

  - Расскажите мне о пабе. Не о формальностях, а о том, с чем Вы встречаетесь в своей работе каждый день, - немного подумав, заговорила Рейчел, доставая из сумки блокнот и маггловскую шариковую ручку, - почему Вам нравится это дело. Что в работе сложнее всего. В конце концов, какого будущего Вы хотите для детища своей семьи и готовы ли Вы заниматься развитием "Трёх мётел" всю жизнь? Можете рассказывать обо всём, что приходит в голову, так, наверное, будет даже лучше.
У Броган уже давно выработалось умение писать в любой ситуации, и потому записывать рассказ мадам Розмерты на ходу не составило особой трудности. Волшебница приготовилась к долгому рассказу, и была несколько удивлена, услышав ответный вопрос: обычно их задавала лишь она, а интервьируемый добросовестно (или не очень) на них отвечал, чувствуя себя звездой разговора. Сейчас всё оказалось совсем иначе, и это было приятно.
  - Честно говоря, никогда не задумывалась над этим. У нас в издательстве значение имеет только опыт и заработанный авторитет твоего слова. нет мужчин или женщин. Все мы журналисты одинаковы, - пожала плечами девушка, отметив, что и в самом деле никогда не сталкивалась в работе с обращённой на неё дискриминацией по гендерному признаку.

+1

10

Вероятно, ей повезло, что на пути в кабинет к Барнабасу Каффу ей встретились именно Рейчел Гилберт. Возможно, будь на ее месте Кафф или другой мужчина, разговор бы явно не клеился так хорошо. Так, что можно было сказать, что фортуна ей улыбнулась. Вопрос Рейчел немного застал ее врасплох, потому что Селена совершенно не знала с чего начать. Какая именно информация была нужна для статьи. Рейчел вроде бы и подсказала ей, что говорить, но это не очень помогло. Внезапно Розмерта начала нервничать и не могла справиться с паникой.
- На самом деле, я не хотела работать в пабе. Паб передается по наследству представителю мужского пола, а так уж вышло, что я у родителей одна, - о том, что у папы был роман на стороне и там, возможно, родился мальчик, Розмерта старалась не думать. За столько лет не объявился, так возможно, его и нет. Просто у папы случился заскок, бес попутал, так сказать. - После окончания Хогвартса я подрабатывала там официанткой пока не встретила своего будущего мужа. Мои родители меня с радостью отпустили во Францию, откуда был родом Жан-Пьер. Он тоже не горел желанием руководить пабом, хотя каждый год мы приезжали в Шотландию, они уединялись с отцом и явно обсуждали дела Трех Метел. Мы гостили по несколько месяцев и всякий раз я активно участвовала в жизни паба. Репутация паба - заслуга моих родственников. Этого оказалось достаточно, чтобы в паб приходили не только обычные люди, но и знаменитости. Как-то раз у нас базировался весь состав Уимблдонских Ос.
Пусть Селена и начала издалека, но говорила с гордостью и восторгом. Буквально каждый день в пабе можно было встретить знаменитых и не очень волшебников.
- Наших перепелок очень любил бывший министр Магии. Я лично обслуживала его, и он очень горячо и тепло отзывался о пабе, жалея только о том, что паб находится слишком далеко от Лондона. Бывало даже, что у нас происходили заключение сделок. Несколько встреч устраивал сам Альбус Дамблдор. Чего уж говорить о том, что все школьники приходят в Три Метлы, чтобы выпить сливочного пива, - ходили слухи, что студенты пересказывают друг другу о том, что мадам Розмерта говорила с ними или смотрела. Она сама видела, как юные умы устраивали соревнования, пытаясь привлечь ее внимание. Розмерта, разумеется, не поощряла такого рвения, но как любой женщине, ей было приятно. - А представляете, что творится в пабе перед Рождеством? Там протолкнуться негде. В этот день у меня работает сразу две смены, да и я сама помогаю, где нужнее: в зале, на кухне или за барной стойкой. Отец по молодости меня обучил всему, чтобы я могла с легкостью выполнять любую обязанность. Сам он никогда не выходил в зал, только, чтобы встретить важных гостей. А я знаю почти все о своих гостях. Есть постоянные посетители, так уже знаешь, какой столик они займут, какое блюдо закажут. Каждый раз желают тебе хорошего дня и прибыли. А всего-то нужно только послушать их, да поддержать разговор, если им хочется выговориться.

+1

11

Рейчел внимательно слушала рассказ Розмерты, постоянно делая пометки в своём блокноте, но писала не полные предложения,  а отдельные фразы, так что в середине рассказа несколько страничек оказались испещрены набором, казалось, бессвязных фраз, понятных одной лишь журналистке. Уму не постижимо, как из этой какофонии слов она умудрялась составлять полноценные тексты, но всё же её метод работы оказался для неё весьма действенным и очень удобным. Так ей не приходилось записывать дословно всё, что было сказано человеком, и оставалось время на то, чтобы оценить его интонации, вкладываемые чувства и заглянуть немного глубже поверхности, чтобы сделать собственные выводы, не противоречащие реальности.
  - Вы и сами готовите? - немного удивилась Рейчел, услышав, что сама хозяйка паба время от времени работает на кухне. Многие владельцы ресторанов помимо управления делом могли выступать в роли официантов, чтобы завоевать расположение клиентов, показывая им свою личную заинтересованность. Однако заниматься готовкой им было совершенно невыгодно, поскольку о их трудах может не узнать никто из посетителей, и многим может показаться, что труды будут напрасны с точки зрения развития бизнеса. Однако, судя по всему, Селена не считала рекламу и создание репутации своей непреложной целью и не руководствовалась только ей, делая что-либо для паба. К тому же, Рейчел отчего-то была уверена, что мадам Розмерта любила готовить. К тому же - умела, поскольку кухня Трёх мётел, и в самом деле, была хороша и пользовалась популярностью у многих высокопоставленных лиц, об этом знал каждый не понаслышке. На тот момент талант мадам Розмерты к кулинарии вызывал у Броган немалое удивление. Она была не похожа на "отчаянных домохозяек", поражающих кулинарными изысками гостей. Наверное, это ложное впечатление создавалось благодаря её совершенно потрясающей внешности, ведь она была общепризнанно очень красива, да и, казалось бы, у хозяйки паба должно быть не так много времени на подобные занятия. Сама же Броган, совсем недавно вступив в супружескую жизнь, была вынуждена в головокружительном темпе заполнять прорехи в своём кулинарном образовании и стремительно превращаться в образцовую хозяйку. Хотя до замужества она едва ли смогла бы самостоятельно отправиться на рынок и, допустим, выбрать спелый арбуз. Не поймите неправильно, она много раз видела прежде, как отец-маггл постукивает арбузы и проверяет, засох ли хвостик, но, собираясь справиться с этим сама, чаще всего выбирала ещё совсем несладкий плод. И только потом она узнала о том, что, постукивая по зелёному шару волшебной палочкой, куда проще можно выявить, достаточно ли звонок издаваемый арбузом шум. Поговаривают, один умелец даже изобрёл особое заклинание, позволяющее однозначно выбрать подходящий плод, но с ним Броган была не знакома, да и это ей не требовалось.
  - Поделитесь рецептов Вашего любимого блюда. Оно есть в меню Трёх метёл? - вновь задала неожиданный вопрос журналистка, покусывая кончик ручки. Тем временем они дошли до небольшого пруда, по периметру которого располагались лавочки. Но сидеть было уже холодно, и волшебница лишь окинула их быстрым взглядом, тут же передумав устраивать привал. Признаться, ей совсем не было холодно, и она бросила быстрый взгляд на мадам Розмерту, чтобы убедиться, что и та не испытывает дискомфорта. Не хотелось бы послужить причиной простуды столь приятной женщины, без присутствия которой паб точно не справится. Она стала душой этого заведения, и после услышанного рассказа Рейчел поняла это особенно ясно. И как только у треклятого коллеги язык повернулся написать столько небылиц?

+1

12

- Почему это вас так удивляет? - Селена улыбнулась. Удивление отразилось не только в интонации Рейчел, но и в ее взгляде. Розмерте показалось, что признание хозяйки паба ее даже шокировало, но для Розмерты это было не новостью и не сложностью. Когда в зале сидело много гостей,а повар не справлялся, хозяйка сама шла на кухню, чтобы помочь. И не она там руководила! Она либо выполняла указания, которые отдавал ей повар, либо получала в свое распоряжение часть кухни, где готовила сама то, что считала нужным и как того хотела сама Селена.
Селена научилась определять спелость арбуза. Достаточно было постучать палочкой по месту, откуда у арбуза рос хвостик. Если арбуз отказывался разрезаться, значит, он еще был не зрелым, ему надо было немного полежать, а если разрезался самостоятельно под действием магии, значит, он уже созрел.
Такое случалось в Рождество или на празднование дня святого Патрика, в день Святого Валентина тоже всегда было полно народа. Когда удавалось выравнять ситуации на кухне, она без зазрения совести и без жалоб на возраст, надевала фартук и отправлялась обслуживать посетителей. И каждому доставалась улыбка мадам Розмерты. - Чтобы паб работал, как механизм, нужно быть частью этого механизма, а не только руководить им. Каждая смена, работающая в пабе - сплоченная команда. Это очень ценно и очень здорово.
Этого добился еще отец, чтобы работающие смены были одной большой семьей. Розмерта переняла у него умение управлять ими, помогать и быть в курсе того, что происходит в их жизнях, чтобы знать, как поступать лучше. Поэтому и команда тянулась к своему руководителю, зная, что их всегда поймут и всегда поддержат. Розмерта не гналась за всеобщей славой, она просто делала то, что умела делать лучше всего, и за это получала свою награду - верного клиента, который из всех ресторанов предпочтет ее уютный паб.
- Тушеная говядина под можжевеловым соусом. Не раскрою вам секрет ее приготовления, но если вы посещаете Три Метлы, то просто обязаны его попробовать. К сожалению, мы не подаем его каждый день, но по праздникам оно всегда есть в меню. Я люблю, когда мои повара экспериментируют и сама это очень люблю. Всегда боязно выставлять новое блюдо в меню или дорабатывать его, но мы рискуем и получаем в ответ хорошие отзывы и солидные чаевые. Вы приходите, Рейчел, опробуете все сами. Я дам вас скидку, - подмигнула Розмерта. Система скидок тоже была довольно гибкой. Существовали гости, с которых Розмерта брала не больше половины стоимости, но убытка не терпела. Чутье помогало ей правильно распоряжаться финансами. Вот, например, как можно было брать с Айдана Дэллакэйппла всю стоимость? Правильно, никак! Зато он из своих путешествий привозил ей крема, фантастические ткани, рассказывал о своих приключениях, что жух захватывало. Последний раз он привез ей целый ворох китайских тканей, из которых Розмерта тут же пошила платья. А в прошлом году он привез ей крем из Египта. В общем, Селена умела найти выгоду из общения с людьми, а главное она этого не стыдилась. Взаимовыгода и взаимопомощь, вот чему Селена научилась еще со школьной скамьи факультета Хаффлпафф. - Что еще вам рассказать? что будет интересно узнать читателю?
Настроение Селены приподнялось. Не ощущался даже ветер, который гулял по парку. Ей было хорошо. Определенно, эта встреча принесла больше позитива, чем могла бы принести встреча с Каффом.

+1

13

С каждым новым рассказом мадам Розмерты Рейчел всё сильнее проникалась к ней симпатией и, что немаловажно, уважением. Выяснилось, что владелица паба полностью разделяла её взгляды в управленческой сфере. Не то чтобы Броган обладала недюжинными знаниями в менеджменте, однако с точки зрения психологии эта тема была ей интересна, и оттого она обладала собственной позицией по этому вопросу. Так она четко разграничивала понятия руководителя и лидера. И Селена, несомненно, относилась к последним в лучшем своём проявлении. Рейчел невольно подумала о том, что ей самой не хватало бы сил на то, чтобы, подобно этой женщине, так умело и стремительно развивать своё дело, отдавая ему всю себя. К тому же, это казалось непомерной ответственностью не только перед посетителями, но и перед принятыми на работу людьми. Тогда ещё журналистка была уверена, что ни за что не променяет свою профессию на что-то другое и, уж тем более, никогда не решится начать свой собственный бизнес.
- С первого взгляда Вы не производите впечатление женщины, любящей торчать на кухне, - смущённо улыбаясь, призналась брюнетка, задумчиво покусывая внутреннюю поверхность щеки, отчего губы забавно сжались в подобие трубочки.
Когда ведьма стала рассказывать о том, что же именно готовят в Трёх мётлах, Рейчел пожалела о заданном вопросе, поскольку живот предательски заурчал, недвусмысленно намекая хозяйке о том, что пора бы уже принести в дар прожорливому организму немного пищи. Однако, увлечённая беседой, она точно и не замечала сосущего чувства голода, ровно до тех пор, пока до ушей не дошли слова о тушеной говядине. Кажется, во время работы, она могла и вовсе забыть обо всех своих простейших потребностях: вечерами, когда, передавая Филлис в руки вернувшемуся с работы Итану, Рейчел садилась за статьи, нередко именно мужу приходилось напоминать ей о необходимости поесть или молча подсовывать с любовью сделанный сэндвич, чтобы благоверная не ушла голодной смертью.
- Да, мне, и правда, стоит зайти, вспомнить школьные годы, - охотно согласилась волшебница, произнеся последние слова так, словно с момента её выпуска прошло не несколько лет, а пара десятилетий. Время учебы теперь казалось ей таким далеким, точно всё это происходило в другой жизни.
Точно прочитав мысли Розмерты, журналистка, немного погодя, сформулировала новый вопрос, который, вероятнее всего, был бы интересен любознательному читателю.
- Я вижу, что Вы цените своих клиентов. Наверняка есть постоянные посетители и люди, которые играют важную роль в истории паба. Или просто посетители, без которых Три мётлы не стали бы такими, какие есть. Расскажете?
Людям нравится чувствовать себя значимыми. Гилберт искренне верила, что мадам Розмерты не ограничит свой рассказ высокопоставленными чиновниками или знаменитостями, уделив внимание и самым простым обывателям, ведь читателями в большинстве своём были самые обыкновенные люди, которым тоже хотелось быть частью чего-то большего наравне с известными личностями.

+1

14

- Отчего же? - Селена искренне удивилась такой оценке. Она смотрела на себя в зеркало, как подобает женщине, несколько раз на дню, но никогда бы не могла дать себе оценку подобного рода. Розмерта была ухоженной, можно сказать, даже немного маложавой. Точно зная, что нравится мужчинам, она подстегивала их интерес красивыми платьями и мантиями, а также внешним видом. Она молодилась и не стеснялась этого. Мужчинам нравится ухоженные женщины, знающие себе цену. - Я люблю готовить. Знаете, поговорку, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок? Наверно, я уже завоевала сердца многих мужчин, судя по тому, как часто они возвращаются в мой паб.
Селена улыбнулась.
В паб волшебницы заходили волшебники разных статусов. Припомнить всех она не смогла, даже если времени было бы больше. Крепко задумавшись, Розмерта сделала несколько шагов и обернулась к журналистке.
- В паб приходят разные люди. Очень часто в паб, всякий раз, как находится в Шотландии, приходит писатель Айдан Дэллакэйппл. Пару раз он даже проводил автограф-сессии в Трех Метлах. И ему приятно, и мне клиентура. Школьные профессора проводят у меня каждые выходные летом. Особенно летом, в учебные дни они должны сопровождать студентов и забывают о том, что могут сами немного расслабиться. Сам Альбус Дамблдор приходит в паб, что попробовать рябчиков. Он хвалит меня регулярно и говорит, что жалеет, что не может пригласить меня в Хогвартс на кухню.  - Селена сильно покраснела после этих слов. Рейчел могла воспринять ее замечание, как какую-то глупость. Право слово, кто же мечтает попасть на кухню в замок, чтобы кормить неблагодарную ораву детишек? Селена, конечно, не мечтала об этом тоже, но всякий раз застенчиво отводила взгляд и краснела, когда Альбус Дамблдор заводил тему разговора об этом.- Самое замечательно в Хогсмиде, что мы дружим между собой. Каждый год на Рождество мы собираемся у кого-то одного. Обязательное условие - принести с собой что-то, приготовленное своими руками. Паб всегда держит двери открытыми для лавочников: для Амброзия Флюма, для мистера Зонко, для мадам Паддифут. Мы все руководит большим предприятием, в рамка соседственного восприятия, но никогда не забываем оставаться людьми. Когда они приходят ко мне, они обычные люди, уставшие от своей работы, которые хотят вкусно поесть и о чем-то поговорить. Сам мистер Кромвелл часто бывает в пабе. Хвалит фальшивого зайца.
Главный целитель Мунго - нередкий гость в Трех Метлах.
-А еще приходят иностранцы. Многие говорят, что они специально преодолевали расстояние, чтобы попробовать фирменное сливочное пиво, - это не только игроки квиддичных сборных и их тренеры, это и обычные люди, которые прознали о фирменном пиве и решили попробовать его самостоятельно. Розмерта любила свой паб всем сердцем. - Наверно, сложно словами описать то, что я чувствую, но чтобы понять это лучше, вам стоит прийти в паб в самый разгар. Вы увидите собственными глазами, что весь паб становится живым, органичным, мы действуем, как одно целое, потому что любим одно и тоже.

+1

15

Рейчел слушала рассказы мадам Розмерты внимательно, боясь перебить или сбить с мысли, тем самым прервав ладную историю. Но если сперва ведьма несколько тушевалась, не зная, о чём поведать журналистке, а заодно и всему магическому Лондону, то теперь слова лились музыкальным ручьём, изящными тёплыми нотами в котором звенели искренние чувства хозяйки паба, испытываемые к своему детищу и его посетителям. Слушать рассказчицу было приятно, одно удовольствие, и в какие-то моменты Броган забывала записывать, а, вспоминая, скорее бралась за ручку, но время от времени чернила стекали к противоположному краю стержня, затрудняя быстрое письмо. В другой момент девушка непременно бы стала нервничать по этому поводу, но сейчас она ощущала себя особенно спокойно, точно была уверена наверняка в том, что сможет написать «ту самую» статью при любых обстоятельствах.
  Заслушиваясь рассказами о людях, внёсших вклад в самую суть Трёх мётел, журналистка невольно подумала о том, что её муж едва ли мог стать завсегдатаем этого заведения, предпочитая ему более строгие, солидные рестораны. Интересно, будучи студентом он часто бегал за сливочным пивом в паб? В то же время ей самой безудержно хотелось почувствовать себя частичкой того чудного места с гостеприимной хозяйкой. И тут её осенило. До этой минуты её не отпускало странное, тянущее чувство, будто во всём этом рассказе не хватает чего-то. Журналистка по неопытности не догадалась сразу о том, что именно тревожит её деловую интуицию. Но теперь она особенно ясно поняла, в чём откровенно нуждается сама статья - в атмосфере! От радости пришедшей догадки Рейчел даже приосанилась, а глаза вновь заблестели сияющими огоньками, не хватало только карикатурной лампочки, зажегшейся над её макушкой.
- Предлагаю вторую часть интервью провести в Вашем пабе. Не сегодня, а, например, в вечер пятницы, когда будет особенно много посетителей, - Рейчел сразу же перешла к делу, предпочитая не тянуть кота за хвост и остальные части тела. Здесь её предложение должно было закончиться, но, немного посмаковав задуманное, она продолжила делиться своей идеей с Розмертой.
- Я приду не как ресторанный критик и, считайте, не как журналист. Обещайте, что отнесётесь ко мне как к обычной посетительнице - ни больше, ни меньше. Никаких привилегий! А после ужина я сделаю несколько фотографий и отправлюсь заканчивать свою работу, пропитанная духом Трёх Мётел, - журналистка рассмеялась своим словам, обнажая в широкой улыбке оба ряда ухоженных зубов. Пожалуй, на сегодняшний день информации было достаточно, к тому же, шеф явно не одобрит, если она проигнорирует его задание в пользу добровольно взятой незапланированной статьи, а, значит, следовало вернуться в издательство.
- Боюсь, сейчас мне уже пора, работа не терпит. Спасибо за то, что обратились ко мне. Ждите меня в пятницу, я обязательно приду. А затем - я приду к Вам ещё раз, и, надеюсь, с хорошими новостями и свежим выпуском, в котором читатели узнают правду.

+1

16

Самым приятным было то, что Рейчел оказалась благодарной слушательницей. Она перебивала, не задавала вопросов, призванных направить разговор в нужное русло. Она просто слушала, кивала, иногда отвлекалась на то, чтобы сделать запись в своем блокноте. Воодушевленная таким поведением, ведьма продолжала говорить легко, словно музыка лилась изнутри ее, шла прямо от сердца. Волшебница поймала себя на мысли, что могла бы говорить вечность, если бы Броган ее не остановила, высказав новое предложение, которое пришлось ей по духу.
- Это было бы здорово, - мадам эта идея показалась весьма заманчивой. Никакие слова не смогут объяснить и выразить атмосферу, царившую в пабе. Это нужно было прочувствовать. Селена любила гостей, обслуживала их по высшему разряду, и никогда не боялась внезапных появлений нежданных посетителей.
В минувшие годы, когда война бушевала по всей магической Британии, паб мадам Розмерты, тогда еще не ее, конечно, оставался островком надежды и тепла. Отец был вне политики, стремился к тому, чтобы это было видно. В те года в его паб приходили даже те, кого подозревали в связи с Пожирателями Смерти. Отец Розмерты не давал никаких показаний против них, хотя неоднократно приглашался в зал Визенгамота. Он всегда говорил Селене, что важнее то, что ты делаешь, а не для кого.
- Приходите, - еще раз на всякий случай пригласила Розмерта. Она никогда не делала различия между своими гостями, разве только к своим друзьям относилась чуть более теплее. Розмерта находила время, чтобы поговорить с посетителями, задавать вопросы, выслушать ответы. Она была не только хозяйкой паба, она была его душой. И пусть найдется тот, кто попытается убедить людей в обратном. Даю вам слово.
Розмерта улыбнулась. Этот разговор оставил приятное послевкусие. Женщина была благодарна Рейчел, что та не просто выслушала ее, что она ей реально помогла. Одно дело в одиночку биться головой об стенку, пытаясь кому-то что-то доказать, совершенно другое дело, когда ты говоришь от души, а человек рядом слышит тебя и понимает. Розмерта не сомневалась, что слова пробрались в душу Броган и нашли там свое пристанище. Она делала это не потому, что ей претила мысль написать высокооплачиваемую статью, она хотела помочь искренне.
- Не смею вас больше задерживать. Мне тоже пора. Спасибо, что согласились выслушать меня, - Селена поблагодарила Рейчел, поддалась минутному порыву и заключила волшебницу в объятья.
Из этого парка им в разные стороны. Пути их разошлись после этого разговора, но Селена верит, что Рейчел придет к ней в паб, чтобы воочию увидеть все то, о чем говорила Розмерта, пытаясь убедить ее в неправоте человека, который выпустил статью, порочащую женщин в целом. Распрощавшись с Рейчел, Селена довольно торопливо направилась по тропинке, кутаясь в шаль. Ей еще надо было заскочить в Косой Переулок, кое-что прикупить для подруг, а потом уже можно было возвращаться в паб, где она чувствовала себя, как дома.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [18.01.1982] Честные деньги