751
617
471
475
Not afraid anymore –Magorian [16.01]
Б. Зал – H. Potter [17.01]
А. Башня – P. Weasley [19.01]
Поле – J. Dawlish [19.01]
Двор – F. Sullivan [18.01]
Мост – D. Gamp [18.01]
У Большого зала– A. Blood [19.01]
Опушка – E. Pyrites [17.01]
Ворота – DE [18.01]
Первый этаж– W. McNeir [18.01]
Можно было бы бесконечно наблюдать, как вьюноша пытается совладать или договориться со своим эго, но осознание нависнувшей угрозы над его матерью заставляет предать его идеалы и черный пояс по едким ответам. Пока юноша, скрипя зубами, рассказывал о произошедшем, МакМиллан не терял время зря, а взял необходимые зелья и теперь уже подошел к пациентке, принимась за активную стадию лечения. - читать дальше
Нужные персонажи
Массовые квесты
Доска почета

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [01.05.1998] Chamber of secrets


[01.05.1998] Chamber of secrets

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Chamber of secrets
https://images.hellogiggles.com/uploads/2016/09/14045351/tumblr_nnw4789kdM1t5ymm4o1_500.gif

› Участники: Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Найджел Харпер, Миллисент Булстроуд.
› Место: Тайная Комната.

› Время: 22:20 - 22:50.
› Погода: ясно и ветрено.

После передышки герои все-таки спускаются в Тайную комнату, но там их ждёт сюрприз.

Отредактировано Fawkes (2018-12-02 01:26:13)

0

2

Рон с Гермионой чудом избежали облавы, но Грейнджер умом понимала - скорее всего, по случаю их прибытия на уши уже поставлена вся школа. Нужно было торопиться. По коридорам сновали редкие Пожиратели и студенты в изумрудной форме с модными значками. Гермиону тошнило от них - лицемеры и предатели собственной страны, школы, свободного мира. Гермиона могла бы оправдать людскую глупость, невнимательность, простодушие, людские ошибки и неверные жизненные решения, но не могла и не пыталась найти оправдание жестокости, слепой агрессии, желанию сеять хаос, желанию мир весь погрузить во тьму и диктаторский порядок. Гермионе было страшно представить себя в таком мире, а потому она воевала за свой. Она верила в свой мир, но чем дальше они с Роном бежали, тем яснее гриффиндорка понимала - кажется, они подошли к тому дню, который разделит жизнь Магической Британии на "до" и "после". У них никогда не было права на ошибку, но сейчас эта самая ошибка будет означать смерть их лучшего друга, конец всего дракклова мира и воцарение Волдеморта в Магической Британии. Гермиона старалась собраться. Она не выкидывала эту мысль из головы - она использовала ее для того, чтобы помнить, ради чего они все стараются. Что случится, если они облажаются.

Идея спуститься в Тайную комнату была гениальной - кажется, она так и сказала Рону, глядя на него совершенно глупо и восхищенно. Ей было странно чувствовать себя так - она давно прошла фазу отрицания своих чувств к лучшему другу, но еще не до конца готова была к фазе принятия, и, вроде как, понятия не имела, что вообще на ей люди делают. В какое-то мгновение она даже была рада, что вокруг кипит война - вроде как, еще немножко можно не думать о других важных вещах, потому что они все не совершили самое важное - не спасли мир.

Двери в Тайную комнату поддаются Рону, имитирующему речь Гарри во сне, и Грейнджер с каждым разом впадает во все больший шок - она всегда знала, что Рон не так прост, каким его привыкли считать, но, кажется, он вообще круче всех, кого Гермиона когда-либо встречала. Она гордится им, но не подает виду - лишь как-то смущенно отводит взгляд, когда открывается последний люк со змеями.

Их шаги отражаются гулким эхом от каменных стен - Гермиона бежит бегом к иссохшему скелету василиска, чтобы захватить зубом про запас. Лишь оторвав тройку смертоносно ядовитых "шипов", Грейнджер прислушивается - ей кажется, что она слышит еще чьи-то отзвуки шагов. Они ведь оставили все двери открытыми! Кидая клыки в сумочку, Гермиона быстро вооружается палочкой и выставляет щитовые чары.

- Рон, за нами хвост!

+4

3

Уизли старался не думать о том, что происходит вокруг. Так было проще, но даже не рассуждая, было очевидно – развязка близка. Им осталось всего-ничего, и если Хогвартс выстоит, если Орден Феникса сможет противостоять армии фанатичных Пожирателей, то у них есть шансы закончить это все сегодня. Это странное чувство предвкушающего волнения не покидало Рона, и именно оно не давало ему поддаться паники и волнению. Сейчас, сломя голову направляясь в туалет для девочек, он совсем не думал ни о Джинни, ни о близнецах, ни о других родственниках, даже о Гарри, которого леденящий душу голос Лорда призывал сдаться, сейчас Рональд мог только действовать.

И, удивительно, он действительно знал, что надо делать.
Добраться до туалета, открыть проход, спуститься в Тайную Комнату, уничтожить крестраж – план не сложнее, чем ограбить Гринграсс, а им это удалось. Рон очень хотел верить в их успех, потому что если не верить, то зачем это все…
- Откройся! – Велел Рональд крохотной змейке на входе, но вместо человеческого языка из рта раздалось змеиное шипение и дверь подчинилась. Поймав взгляд Гермионы, Рон не нашел, что сказать, поэтому пожал плечами и свалил все на Гарри, разговаривающего во сне. А что? Ну не говорить же ей, что днями и ночами крестраж на шее нашептывал ему, просил его открыть его… Кажется, разговаривающий во сне Поттер вполне убедил Гермиону, ну или у них попросту не было времени спорить еще и об этом.
Вырвавшись из западни из Пожирателей и умалишенных слизеринцев, друзья поспешили в Тайную комнату, где дотлевал труп Царя змей.
Уизли не опускал волшебную палочку, пока Гермиона, идя по стопам родителей, выполняла не хитрые манипуляции с зубами мертвого змея. Василиск, даже мертвый, был огромен и страшен, его мертвое тело извивалось по всей комнате, и в мгновение Рону чудилось, что мертвая змея вот-вот поползет. Но нет, мертвая змея продолжала оставаться мертвой, но какие-то посторонние звуки в комнате все-таки были. Уизли, словно разгоняя мух светом, поводил волшебной палочкой из стороны в сторону, но это никак не помогло ему найти источник звука.

Рональд почувствовал, как вдоль позвоночника пополз страх, липкий и неотвратимый. Рональд не боялся Пожирателей или их верных помощников, но нельзя точно знать, какие еще секреты скрыл здесь полоумный Салазар, вдруг, тут был не один Василиск. Рональд нервно сглотнул.
- Вода, наверное, - стараясь успокоить самого себя, небрежно бросает Рон, хотя и сам не верит в свои слова, - давай покончим с крестражем здесь…
Он выдыхает, словно предложил Гермионе что-то непристойное  и отворачивается, сам не слишком веря в свое «вода, наверное». Это была не вода, а шаги по воде. Волосы на затылке встали дыбом, Рональд даже перестал дышать.
- Давай же, Гермиона, - едва слышно, одними губами, проговорил Рон, не оборачиваясь к ней. Он не тешил себя надеждами, что к ним на помощь пришли друзья – друзья не крадутся в тишине, друзья не скрываются в темноте закоулков.
- Экспульсо! – Не выдерживая напряжения, бросает Рональд, целясь, как ему кажется, в источник звука, но заклинание ударяет в одну из каменных змей и та взрывается, фонтаном камней и крошки обдавая окружающее пространство.

+4

4

События в коридоре вывели Найджела из себя. Он и в лучшие времена не был нежным и милосердным небожителем, но теперь обратился в настоящую фурию, готовую запустить аваду в первого встречного, подвернувшегося под ноги. Зачем? – Не важно. Не время разбирать и искать в людях скрытые достоинства. Каждый теперь сделал свой собственный выбор, и, если кому-то пришлось заглянуть в лицо смерти, чтобы, наконец, решиться на последний шаг, то для молодого человека уже давно все было до противного очевидно – он чистокровный и играет за Пожирателей и Темного Лорда. Как и отец, как и дядя, как и дед. Все трое, правда, были уже мертвы, но он, старший сын рода Харпер, еще держался на ногах и мог отстоять свои взгляды и идеалы. Пока еще мог. «Правда, совсем не факт, что это поможет выжить». Слизеринец усмехнулся и свернул за угол, направляясь в любимые подземелья, чтобы отыскать Миллисент и вместе с ней присоединиться к армии Темного Лорда.
Конечно, могло статься, что девушка оказалась куда проворнее и удачливее и не угодила под колючий луч Орбиса, но Найджел отчего-то не слишком-то в это верил. Они, герои своего времени, выбрали противников под стать: таких же сильных, стойких, отчаянных и решительных. Инспекция Кэрроу, даже распавшись, не сдавала позиций, но дорогу ей, как и прежде, заступал Отряд Дамблдора, закаленный болью, смертями и кровью. Молодой человек в свое время много читал, а потому знал, что отчаяннее всего сражаются те, кому терять больше нечего. Вчерашние однокурсники, сидящие рядом за партами, теперь оказались по разные стороны баррикад и гордо назвали себя врагами. Почему? – Потому что иного, увы не придумали. «Все такие же дети, как и были. Думаете, что это игра. Может быть и так, но ставки слишком уж высоки и значимы».
Харпер толкнул дверь, намереваясь ступить во мрак очередного коридора, как вдруг в глаза ему бросилось темное пятно, скрючившееся на грязном полу, усыпанном каменной крошкой. Наверно он так и прошел бы мимо, отметив, что кому-то не повезло, однако, комок, определенно, был еще жив, сопя и издавая нечленораздельные звуки. Не без труда слизеринец узнал в сорванной недоречи знакомые нотки, а сообразив, что Булстроуд ему все-таки не мерещится, и это не заплутавший боггарт с дурацкими проделками, все-таки подступил, останавливаясь в нескольких шагах от своей цели.
- Не двигайся и не дергайся, - приказал он, - Сейчас вытащу.
Взмах, и тело Миллисент поднялось в воздух, минуя ловушку из горящих голубизной рун. Мимоходом Харпер заметил в узоре что-то знакомое, но тотчас же отмахнулся, предпочтя оглядеть подругу.
- Считай, что тебе повезло, - иронично хмыкнув проговорил он, - Я как раз тебя и искал. Ты ведь понимаешь, что время для отдыха ты выбрала крайне неудачное?
Тихий смех. Прелесть их отношений всегда состояла в том, что можно было перекидываться тонкими оскорблениями, не боясь получить под дых.
- Минуту. Приведу тебя в чувства. Конечно, я не буду против, если ты упадешь мне в руки, но все-таки не тогда, когда нас ждут куда более интересные дела. Я, например, надеюсь отыскать Поттера и принести его Темному Лорду. Так что прости, дорогая, но мои руки явно не для тебя. Хотя ты, несомненно, приятнее. Ну а теперь к делу… Нет идей, куда мог направиться недоумок-который-не-сдох?
У самого Найджела предположений на этот счет было совсем немного, и все они, по сути, сводились к проклятой Выручай-комнате, однако, у Булстроуд вдруг отыскался куда более любопытный и удобный вариант, предполагающий прогулку по сырым подземельям в поисках места, коего не существует.
- Романтика и не иначе, - хмыкнул молодой человек, - Если бы не знал тебя, решил бы, что ты зовешь меня на свидание. Ведь не зовешь, Миллс?
Харпер горько усмехнулся и, залечив рваную рану подруги, повел девушку куда-то во мрак, что в итоге расступился огромным пространством, залитым водой. Судя по виду места, когда-то в нем действительно жил василиск, но теперь от гигантской змеи остались лишь кости и зубы, явно особенно интересные девчонке, склонившейся возле огромной морды. «А вот и Грэйнджер. А вот и Уизли…» Слизеринцу даже двигаться не пришлось, чтобы не попасть под удар. Рон промазал, и второй попытки юный маг давать ему не собирался. Не дожидаясь, когда каменная пыль осядет, Найт вскинул палочку и выкрикнул первое, что пришло на ум.
- Авада Кедавра!
Вот так просто, без приветствий, любезностей и лишних слов; лишь в надежде, что спину прикроет Миллс.

+3

5

Танцуй, в башке смешались мысли
Передавай бутылку виски
Передавай в бутылку яда
Нам больше ничего не надо...©


Сейчас только одна мысль крутилась в голове у Булстроуд: можно ли вылечить себя самостоятельно, не прибегая к посторонней помощи. Миллс прижимала руку к животу, словно ее касание могло поспособствовать тому, чтобы рана затянулась, и кровь перестала сочиться из нее. Ну что тут добавишь…ситуация была откровенного говоря, хреновой и мозг Булстроуд судорожно соображал, как бы позвать на помощь того, кто поможет, а не посчитает нужным добить потихоньку в уголке.
- Ты что мысли слышишь на расстоянии? – Миллс хохотнула, но как-то сдавленно, когда ее тело взмыло в воздух, повинуясь магии Найджела Харпера. Как, и каким образом, Найджел оказался в этом коридоре, Миллс понятия не имела, но была рада, что это именно он, а не какой-нибудь засранец, желающий ее смерти. В конце концов, в последнее время Миллисент вела себя неосмотрительно, не сдерживая ни порывов кровавой натуры, ни желания попрактиковаться в непростительных. Список недругов ширился и случись что, вряд ли удалось бы найти виновника.
- Я обязана Нотту таким неожиданным перерывом на отдых. Так что, не забудь мне при случае напомнить отсыпать ему мешок благодарностей, - Булстроуд убрала руку, скривившись от боли, позволяя Харперу залечить ее рану. – Не знай я тебя, Найт, решила бы, что ты себя убеждаешь, а не меня,  –  благодаря магии, рана затянулась быстро, только небольшая слабость и головокружение напоминали о недавнем происшествии. Девушка плавно опустилась на ноги, словно приземляясь, и вдохнула полной грудью, - так гораздо лучше. Спасибо, Найт. – в знак благодарности прохладная ладонь коснулась волос парня, убирая их со лба, – Я уже звала тебя на свидание, дорогой, и ты сам прекрасно помнишь, что из этого вышло, - прогулка в Хогсмид все еще оставалась объектом, над которым Миллс откровенно ломала голову долгими вечерами.  - Я рада, что ты не пострадал. Здесь сегодня твориться настоящий ад. И все благодаря золотому трио. Лорд одержим поисками Поттера, а все остальные – побочный ущерб и расходный материал. Не скажу, что подобная тактика мне самой не близка, но все же…не тогда, когда в качестве расходного материала я сама. – Миллисент отыскала на полу свою палочку и, завязав волосы в тугой узел, чтобы не мешались, решительно посмотрела на Найта:
- Я знаю, куда отправилась эта сладкая парочка. В том, чтобы валяться у стены, словно мешок картошки, есть свои плюсы, - никто не обращает на тебя внимания в пылу сражения, охваченный ужасом. – Миллс слышала несколько голосов.  Кто-то, пробегая по этому самому коридору несколько минут назад, говорил о том, что Уизли и Грейнджер намерены уничтожить крестраж клыком Василиска, - они в Тайной комнате. Как раз там, где на втором курсе Поттер умудрился прикончить Василиска, - в голосе Булстроуд была явная зависть и злоба, - и я думаю, нам стоит спросить этих двоих, где их третий дружок. Если мы хотим найти Поттера, надо действовать наверняка. Они-то уж точно знают, где шрамоголовый, -  Булстроуд не собиралась сдаваться и, честно говоря, жаждала реванша за недавнюю оплошность, когда рыжей парочке удалось сбежать. Миллс близко к сердцу принимала свои неудачи, а уж такие и подавно.
***
Огромная круглая дверь была открыта настежь, а змеи, служившие своеобразными засовами, симметрично жались к центру. Вода зеркальным полотном отражала потолок мрачного тоннеля, создавая ощущение бесконечного мрака.
Миллисент ступала осторожно, поначалу слыша лишь стук собственного сердца и дыхание Найта рядом. На мгновение ведьме показалось ,что они пришли зря и Грейнджер с Уизли уже свалили отсюда или, быть может, не все еще потеряно и парочка лишь на пути в Тайную комнату. Они с Найтом смогут устроить засаду и взять их тепленькими. Пытать, чтобы выведать, где Поттер и самолично притащить всех троих к Лорду. Миллс так красочно расписала все в собственной голове, что была даже немного разочарована, когда заметила две фигуры: одну, нескладную и в стороне от огромного скелета – явно принадлежащую Уизли, и вторую, ныкающую в сумку клыки василиска явно про запас, - без сомнений  - Грейнджер. 
- Круцио! – Булстроуд негласно разделила обязанности между собой и Найджелом. И если уж Харпер выбрал объектом для приветствия оборванца-Уизли, то на долю Булстроуд выпала кудряшка-грязнокровка.

+3

6

Гермионе не показалось. За ними действительно следили. Вот черт!

- Карпе Ретрактум! - выкрикнула Гермиона, направляя палочку на Рональда - в того летел зеленый луч Авады, пущенный откуда-то из поднявшейся пыли, и Грейнджер не собиралась ждать, когда на одного друга у нее станет меньше. Нужно было всего мгновение, чтобы Убивающее заклинание пролетело мимо, и гриффиндорка выиграла его, выпуская Уизли из чар притяжения. Против них играла парочка Миллисенты и Найджела - почти как в старые добрые времена второго курса, когда Гермиона и Миллс вышли один на один в дуэльном клубе и закончили дракой врукопашную. Сейчас Булстроуд значительно похудела, а раз была в одной с Гермионой весовой категории - значит, не такой уж дурной идеей было бы попытаться вывихнуть ей локтем челюсть с близкого расстояния. Но сперва - обезоружить.
Желательно - обезвредить.

- Экспульсо! - кидает Гермиона в сторону слизеринцев, прячась за выступ под пастью каменной змеи - открытое пространство сейчас не сыграет ей на руку, потому что Гермиона настроена разрушать и, может быть, ставить пару слизеринцев в Тайной Комнате Хогвартса на ПМЖ. После победы (если они все не умрут конечно) она об этом пожалеет и вытащит их, но пока - с глаз долой - из сердца вон. - Вспыхни! Петрификус Тоталус!

Сочетание почти смертельное, и Гермиона знает это прекрасно. А еще - надеется, что хотя бы один из врагов попадет в воронку, что вот-вот разгорится в центре просторного зала, разрушая змеиный тлеющий скелет.

- Коньюктивитус! - летит куда-то в сторону Харпера, а в Булстроуд - невербальная Импедимента. Миллисента живучая как таракан, но сейчас это не вызывает у Гермионы ничего кроме раздражения - потому что, черт возьми, они хотят похоронить мир магии под горой трупов, и начнут, разумеется, с Грейнджер и Уизли. Стоять на месте становится опасно, и Гермиона отбегает в противоположную от Рональда сторону - для того, чтобы не стать легкой мишенью. А еще - движется к выходу, потому что самое удачное, что сейчас они с Уизли могут сделать против двух противников - замуровать их за огромной круглой дверью-люком.

- Вспыхни! - посылает она луч куда-то под ноги Миллисенте, и еще один - Харперу. - Вспыхни! Рон!

Это всего лишь отвлечение, но отвлечение страшное и опасное - пол начинает исходить кратерами словно от бомб. Тайную Комнату легонько потряхивает. Пора убираться.

+4

7

«Без Гермионы мы и пару дней не продержимся,» - сказал он Гарри когда-то очень давно, и теперь именно эти слова пронеслись у него перед глазами, когда невидимая веревка дернула его в сторону и зеленая вспышка убивающего  проклятье врезалась в каменное лицо Слизерина, щедро осыпав гриффиндорцев каменной крошкой. Навалившись на Гермиону всем своим весом и чудом не свалив девушку в лужу, Рональд почувствовал как спину пронзила острая боль, и только спустя мгновение он услышал непростительное заклятье от Миллисент. Но, кажется, той не хватило сосредоточенности, и заклинание вышло совсем не сильным. Уизли стиснул зубы, что-то нечленораздельно прорычал и бросил в Булдстроуд невербальный летучемышиный сглаз. Но Уизли никогда не был силен ни в невербальной магии, ни в летучемышином сглазе, поэтому всполох, вырвавшийся из его волшебной палочки, так и не достиг цели, снопом искр осыпавшись в лужу у ног слизеринки, - вот черт! – Пробубнил Рональд и зачем-то потряс палочку, словно дело было в ней.

А Гермиона тем временем вошла в режим берсерка и теперь угрожала действительно похоронить здесь слизеринцев, а если не повезет, то и себя с Рональдом. Харперу и Булдстроуд повезло, что в запале, Грейнджер не могла как следует прицелиться и парализующее заклинание пролетело мимо, отколов голову у одной из каменных змей. А вот взрывающееся заклинания у Гермионы получились отменно, а Рон никак не мог перестать вздрагивать, когда под сводами Тайной комнаты раздавались взрывы и каменный грохот.

Кажется, Гермиона всерьез решила убить двух слизеринцев, в то время как Рональд хотел просто уничтожить чертову чашу и выбраться из подвалов, пока взрывы Гермионы не обрушили свод.
- Гермиона! – Окликнул он подругу, дергая ту за рукав мантии и взглядом указывая на трещину, ползущую по сводам, - лучше мы все выживем, чем все составим компанию мертвому Василиску!
Быстро, глотая часть букв и половины слов, прокричал Рон сквозь шум заклинаний. Надо было убираться, но Харпер и Булдстроуд выглядели не слишком-то настроенными на диалог.

- Остолбеней, - уходит в молоко, - Аква Эрукто! – Случайно заклинание, случайно пришедшее в голову и палочка Рональда буквально превращается в фонтан, удержать который крайне трудно. Вода мощным потоком вырывается из оружия Уизли и на какой-то момент отрезает гриффиндорцев от слизеринцев. Поднимаясь мощной волной, вода достигла практически сводов комнаты, замерла, словно глубоко вдыхая для того чтобы обрушится на всех четверых школьников разом.


Про конъюктивитус и импедименту решите сами, господа слизеринцы))

+3

8

К утру,
Клянусь так и было,
Росла во мне сила... И ни к
Кому
Не знал я пощады,
И он все прощал мне... зверства.
Ему
Плевать на рыданья,
Чем больше страданья - тем выше храм! ©


Миллисент не задумывалась ради чего и зачем они сражаются друг с другом. Казалось таким правильным и логичным убивать друг друга, желая лишь одного – одержать победу. Словно это всего лишь игра. Всего лишь соревнование, как Турнир трех волшебников, в котором победителем может выйти только один, а другие должны либо сдаться, либо умереть. Сейчас никто не выкрикивал ободряющих возгласов и не обещал кубков. Они просто оказались по разные стороны этой войны, в которой вынуждены были выживать так, как каждый из них умел. Маленькая девочка, приехавшая в Хогвартс в одиннадцатилетнем возрасте, и представить себе не могла, что однажды наступит в ее жизни такой период, когда она будет сыпать непростительными чаще, чем приветственными речами и ей это будет нравится. Быть может правду говорят, наши демоны спят внутри до поры, до времени, а потом, дорвавшись до желанной свободы, очертя голову несутся в пропасть, сжигая все на своем пути. Булстроуд неслась, самозабвенно упиваясь злостью, ненавистью и собственной манией величия, граничащей со вседозволенностью.
- Протего! Авада Кедавра! – Миллисент со злостью едва ли не сама бросается в сторону гриффиндорцев вслед за изумрудным лучом заклинания, после того, как «убивающее» Харпера попадает в «молоко», благодаря рыжей бестии, вовремя оттащившей Уизли с пути непростительного.
Круциатус, брошенный в Грейнджер, попадает в Уизли. Герой закрывает свою даму сердца, благодаря чему и получает непростительным в спину.
- Прикрываться своим парнем! Как это мило, Грейнджер! Щитовые  чары нынче не в моде, грязнокровка?! - Слизеринка не ждет ответа, лишь победно хмыкает, вздернув подбородок и самодовольно улыбается. Объективно,  заклинание пытки получается слабеньким – все же Булстроуд всю свою «любовь» адресовала Грейнджер, а тут такое внезапное явление Уизли народу . Сейчас промедление смерти подобно, и самодовольство стоит змее очень дорого. Булстроуд «ловит» брошенное в ее сторону невербальное Импедимента.
- Черт, - на мгновение кажется, что пол уходит из-под ног. Каменные плиты, словно превратившись в воду, начинают расходиться волнами. Миллисент спотыкается, оступившись, моргает часто-часто. Всего секунд десять длится ее замешательство, но этого достаточно, чтобы  в комнате начался ад по имени «Грейнджер».
- Протего! Глациус! – первое, что приходит в голову Миллс, пытающейся мысли не стандартно. Огонь от взрыва  ледяными осколками осыпается под ноги, а щит ограждает от взрывной волны. Игра затягивается, и Булстроуд уже ни на секунду не сомневается, что сегодня девиз рыжеволосой гриффиндорки : «Грейнджер – крушить!»  - Акцио, сумка Гермионы Грейнджер! - ведьма что-то туда запихивала, когда они с Найтом их нашли. И если Грейнждер так заморочилась, значит там явно что-то нужное.
Инстинкт самосохранения воет внутри сиреной, когда пол трясется в прямом смысле слова и перспектива быть погребенными заживо в уютной каменной темнице, реальна как никогда.
- Найт, да пошли они к драккловой матери! – Булстроуд опрометью кидается в сторону выхода, отмечая про себя, что мысли с Грейнджер у них явно сходятся. Вокруг творится ад. А в замкнутом пространстве опасность можно смело умножать на три. "Скелет Василиска уже превратился в пепел, и с ними со всеми будет то же самое, если рыжая дура не уймется".  Похоронить неразлучную парочку в подземелье кажется хорошей затеей. В конце концов, если не можешь убить тараканов, отрежь путь к отступлению и жди, пока они с голоду сдохнут, или ослабнут. Уизли что-то кричит своей подруге, бешено жестикулируя. Явно не в любви объясняется. Скорее всего, тоже предлагает сваливать. – Экспелиармус! Петрификус Тоталус! Инкарцеро! – Миллс сыпет заклинаниями, спрятавшись за статуей огромной змеи, обвивающей фигуру человека. – Экспульсо!– даже если парочка не вспыхнет, подобно чучелу Гая Фокса, это наверняка отвлечет их, позволив выбраться им с Найтом из подземелья, и завались выход взрывом.
- Глациус! – Булстроуд направляет палочку в сторону водной преграды, застывшей огромной стеной, высотой до потолка, превращая ее в ледяную стену.

Отредактировано Millicent Bulstrode (2018-12-21 21:53:27)

+3

9

Найджел был рад, что в такой опасный и сложный момент рядом с ним оказалась именно Булстроуд. Не трусливый Малфой, пытающийся спасти свою шкуру и одновременно выхватить лавры победителя; не драгоценная сестра, движимая жаждой жизни и инстинктом самосохранения; не тупоголовая неразлучная парочка, опасная не только для врагов, но и для друзей; а верная боевая подруга, умеющая прикрывать спину и стоящая за те же идеалы, что и сам молодой человек. Миллисент не нужно было ничего объяснять и доказывать, она просто находилась рядом, поддерживая и понимая, и это казалось невероятно ценным, важным и значимым. Харпер не признался бы в том даже себе самому, но в проклятый миг агонии старинного замка он любил девушку, подставившую плечо, и меньше всего хотел, чтобы она пострадала. Впрочем, слизеринец крайне редко следовал за своими чувствами и желаниями, предпочитая на первое место ставить порядок и долг. Те самые понятия, что в этой войне остались забытыми и никому не нужными. Подобные взгляды устарели на пару веков, но только не для того, в чьих жилах текла чистая кровь потомственного аристократа. Найджел не ненавидел Уизли и Грейнджер, но желал им обоим смерти, просто потому, что от этого зависело будущее его семьи и всего магического мира. «Вы слишком многое получили просто так. Теперь либо вы, либо мы».
Молодой человек вскинул палочку и выставил перед собой магический щит, намереваясь укрыть и себя и Булстроуд, увлекшуюся попавшим в цель круциатусом. Пожалуй, смени они тактику, и Харпер оказался бы на ее месте, упиваясь крохами преимущества, но все сложилось иначе, и его Авада разбилась о статую, выщербив на величественном лице Салазара отвратительный узор. В другое время неудача задела бы слизеринца за живое, заставив оскорбиться и разозлиться, но за последние дни аристократ успел привыкнуть к поражениям и даже смириться с ними. Они были в меньшинстве, их заставали врасплох и предавали свои же, стоявшие за спиной. Самому Найджелу еще не доводилось сталкиваться с подобными слизняками, но рассказ Булстроуд навел юного мага на мысль о том, что союзников у них даже меньше, чем они думают. В этой войне каждый выбрал собственную сторону, а перемены в мире уже затронули неискушенные умы. Вчерашние верные дети семей теперь противились древним договорам и традициям, предпочитая попрать происхождение ради собственного «я». «Вы-то хотя бы не лицемерны. Грязнокровка и оборванец, никогда не скрывавшие взглядов». Харпер хмыкнул, чувствуя, как о Протего разбилось какое-то невербальное заклинание, и поймал Миллисент, помогая ей не упасть.
- Держись, дорогая, - обронил он, - Это только в сказках лежачих не бьют. В нашем с тобой случае их добивают и, возможно, ногами.
Слизеринец криво усмехнулся, корежа рот. На мгновение он задумался, не будет ли разумнее убраться, сохранив жизнь себе и подруге, но тотчас же отбросил скверную мысль. «Мы не сдадимся и не сбежим. И не позволим сбежать вам двоим». Ответом стала огненная вспышка, разбившаяся буквально перед самым носом. Найджел вздрогнул, кивнул Миллисент и встряхнулся, впредь запрещая себе отвлекаться.
- Петрификус Тоталус! Инканцеро! Локомотор Виббли! Мукус ад Нозем!
Молодой человек прочел сразу несколько заклинаний, с каждым новым отступая назад, к спасительной двери. Он не прицеливался, но очень надеялся, что возьмет количеством и, если уж не задержит наверняка, то, хотя бы, затормозит противников, решивших похоронить их с Булстроуд заживо. Все остальное, к тому же, уже сделала Миллисент. Харпер заметил, как она приманила к себе Гермионину сумку и как заколдовала проклятую воду, преградившую путь. Слизеринец прикинул, что было бы недурно отменить последние чары и направить фонтан в гриффиндорцев, однако, разница температур обещала обрушить потолок комнаты куда быстрее, чем они с Миллисент доберутся до спасительной двери. Умереть, прихватив с собой врагов, конечно, было делом почетным, но подобного исхода Харпер в этот день не планировал. «Не сегодня», - подумал он, подталкивая Булстроуд в спину и прикрывая отход.
- Протего! Орбис!
Голубой луч полетел в сторону Уизли, и в этот раз слизеринец прицелился, намереваясь вывести из игры рыжего представителя проклятого трио.
- Авада Кедавра!
Еще одно заклятие отправилось в Грейнджер, на тот случай, если девица решит снова спасти своего дружка. «Теперь тебе придется подумать и о себе». Найт глубоко вдохнул и зло усмехнулся.

+4

10

В Тайной комнате поистине происходил ад - и руку к нему приложила сама Гермиона. Именно сейчас, в битве в Хогвартсе, она понимала - промедление будет смерти подобно, а сострадание уместно лишь к тем, кто о нем просит. Гермиона кастует взрывы один за другим, давая понять недвусмысленно - она опасна больше, чем слизеринцы привыкли считать. Она не убийца, но она сражается с убийцами, и играть с ними мягче - значит, подписать себе смертный приговор. Себе и всем тем, кто на тебя рассчитывает. Грейнджер переглядывается с Роном, понимая, что в этот самый момент думает именно о нем. Кивает ему коротко и спешит к выходу, отвлекаясь именно в тот момент, как Миллисент вырывает заклинанием сумку из ее рук. Не успевая вовремя среагировать, Гермиона ловит харперовские заклятие приклеивания и простуду, а затем - из стены воды, созданной Роном, возникает стена льда, и Грейнджер понимает, что это попросту спасло их, закрывая от летящих разноцветных снопов.

- Финита! - прицелившись на себя, Гермиона смахивает палочкой все побочные заклинания, а затем подскакивает к Рону. Ледяная преграда трещит и звенит, и времени становится очень, очень мало. - Сумка у них! - выдыхает Грейнджер, но лишь сейчас понимает, что это не так уж и важно - они все еще смогут сделать то, за чем пришли. - Подстрахуй нас. - кивает она Рональду, а сама взмахивает палочкой:

- Акцио, Чаша Хаффлпаффа! Акцио, клык василиска! - и, подождав пару секунд, целится куда-то наверх в ледяную завесу, через которую нужные ей вещи должны будут пролететь - Бомбарда!

Импровизированная передышка, созданная Роном и Миллисентой, прочищает голову Гермионы. Она ловит пролетевшие через дыру в трещащей завесе крестраж и клык, кидает Чашу на пол и со всей силы пронзает ее. Ледяная завеса, наконец, обрушивается...

Отредактировано Hermione Granger (2018-12-31 14:53:50)

+3

11

Рональд окончательно перестал понимать, что происходит. Он метался из стороны в сторону, успевая только отбивать заклинания и совсем не ориентируясь в пространстве. И слизеринцы, и Гермиона крушили все вокруг и, очевидно, были настроены устроить локальный апокалипсис.
Водную стену Миллисент заморозила, но ледяная стена не могла существовать долга при таком накале заклинаний. Найджел сыпал магией словно чертов рог изобилия, Рон понимал, что не успевает отбить их всех, и одно все-таки попало в Рональда, в его правую ногу, которая тут же стала бесполезным балластом.
Рональд рухнул на пол.
- ГЕРМИОНА!!! – Что было сил и воздуха в легких, завопил Рональд, когда с конца волшебной палочки Харпера сорвалось убивающее проклятье. «Черт бы побрал этого Харпера, выучил аваду на свою голову!» - подумал Рональд, предпринимая нелепую попытку удержаться на одной ноге. Но Гермионе повезло – и это убивающее заклятье не достигло своей цели, вложив еще одно заклинание в вот-вот могущую разрушится комнату.
Рональд лишь коротко кивает, чувствуя как от заклятия Грейнджер, права нога возвращается к нему и стоять теперь можно без труда. Уизли крепче перехватывает волшебную палочку.
- Протего максимум! – Выкрикивает Рональд, ограждая Грейнджер куполом защитного заклятья. И если от заклинаний это могло помочь, то вот начавшихся сыпаться с потолка осколков камней – вряд ли.

Когда Грейнджер пронзает клыком чашу все вокруг вообще перестает существовать. По комнате проносится взрывная волна, а следом за ней – водопад острых осколков ледяной стены. Изворачиваясь, Рональд накрывает собой Гермиону, чувствуя, как по спине ударяют осколки и камни. Обоих гриффиндорцев опрокидывает на пол, и в какой-то момент Рональд забывает обо всем происходящем вокруг и, подаваясь вперед, целует Гермиону прямо в губы. От них пахнет кровью и пылью, но времени на рефлексию нет.
- Надо уходить! – Кричит Рон, вскакивая на ноги и рывком поднимая с пола Гермиону, - Живо!
Только вот как уходить – большой вопрос. В прошлый раз их с Гарри спас Фоукс, но птица Дамболдора исчезла с его смертью. Уизли озаряет словно вспышкой заклятья – ведь совсем рядом, на первом этаже коморка со старыми метлами.
- Акцио метлы! – Во все горло орет гриффиндорец, понимая, что это их последняя надежда, - протего! – отгораживает себя с Гермионой от слизеринцев, ведь им надо время, пока метлы доберутся.
Он не знает, сколько прошло времени, когда в распахнутую дверь ворвался сразу десяток старых метел. С потолка падают все более и более крупные куски, когда Рональд, хватая метлу за древко, оседлывает ее и помогает Гермионе взобраться на ее метлу.
Взгляд Рональда упирается в Харпера, кажется, только пришедшего в себя после локального апокалипсиса. Лицо Уизли сводит судорогой: оставить их здесь и фактически похоронить заживо, или проявить никому не нужное благородство.
Одна метла летит в сторону Харпера и Булдстроуд.
- Потом сдохните - не в мою смену! – Уже откуда-то сверху коридора кричит Рональд, набирая высоту по вертикальному желобу, ведущему наверх.

И все-таки они справились.


Всем спасибо, все свободны) Слизеринцы, закрывайте)

+3

12

Дуракам, как всегда, везло. Сейчас, стоя в комнате, потолок которой грозился вот-вот обвалиться, Найджел уже не мог сказать, кто из них четверых глупец, и кому действительно улыбнулась удача. Вероятно, все-таки сладкой гриффиндорской парочке, что смогла уцелеть и поймать лишь парочку адресованных ей заклятий, однако, и им с Миллисент посчастливилось удержаться на ногах и не лишиться чувств где-нибудь у дальней стены. Все могло быть хуже, гораздо хуже, но молодой человек мог поклясться, что уже очень давно не испытывал подобного бессилия и опустошения. Он сделал все, на что был способен; применил чары, кои всегда ему поддавались, пустил в ход все свои знания о тактике и стратегии, а в итоге не достиг ничего. Они с Булстроуд почти поймали Уизли и Грейнджер, но в последний момент позволили им улизнуть. Почему? – А драккл его знает! В голове Харпера было оглушительно пусто. Непонимающе он взирал на стену, поймавшую его Аваду, и не понимал, как такое могло случиться. «Как я вообще мог промазать?» Не веря собственным глазам, он даже бегло себя осмотрел, но ничего странного не заметил. Руки были на месте, и палочка удобно лежала в ладони, подсказывая, что никто ее не подменил. «Значит, я что-то где-то не рассчитал… Ну что ж… Видно, плохо меня учили». Слизеринец горько усмехнулся, признавая, казалось бы, немыслимое поражение, и уже было хотел переключить внимание на сумку Грейнджер, как из той вылетел клык василиска и какой-то кубок.
Если бы только Найджел знал, что это за предмет; если бы только смог узнать в вещице чашу Хаффлпаффа и сопоставить обрывки знаний, он бросился бы на кубок и ни за что не позволил бы ему вырваться из рук, но, не понимая до конца, что происходит, молодой человек просто стоял, наблюдая за полетом ценных для Гермионы вещей. Одного этого, пожалуй, могло бы хватить, но удобный момент был упущен, а собственная палочка, совершенно некстати запуталась в вырвавшейся из рукава подкладке. Харперу пришлось несколько раз тряхнуть рукой, чтобы выхватить собственное оружие, и этого времени проклятой грязнокровке вполне хватило на то, чтобы «добить» комнату и ледяную преграду.
Слизеринец не сообразил, что именно сделала неуловимая беглянка, зато точно в замедленном действии узрел, как раскалывается глыба льда, и как осколки разлетаются по всему залу, устремляясь в их с Миллисент сторону. Взрывная волна была столь сильна, что ни спрятаться, ни защититься они с подругой уже не могли. Все, что осталось Найту, - это кинуться на Булстроуд, сбить ее с ног и закрыть собой, героически наплевав на то, что спина, вполне вероятно, окажется похожа на решето, а мантию придется выбросить прямиком в Бездну. В конце концов, не так уж все это было и важно.

Харпер стиснул зубы и зашипел. Он не мог сказать, сколько времени прошло с момента падения, но, придя в чувства, осознал, что ни один из осколков не пробил ему череп и не пропорол тело, выйдя наружу через грудную клетку. Это было уже неплохо, но куда сильнее слизеринец был рад обнаружить невредимую Миллисент. Он даже болезненно улыбнулся ей и ласково убрал с лица пропитавшуюся пылью и грязью светлую прядь.
- Цела? – интимно тихо поинтересовался волшебник, - Хотя… Что бы ты не ответила, ответ будет весьма относителен. Потолок моя спина точно не выдержит.
Найджел покосился на угрожающую трещину, зазмеившуюся прямо над их головами, и торопливо встал, прижимая к себе блондинку. Нужно было выбираться, но… как? Голова отказывалась думать, и все, что приходило на ум, это парная трансгрессия на свой страх и риск, однако, в тот момент, когда молодой человек уже готов был решиться на глупость, откуда-то сверху спикировала метла, сопровождаемая звучным голосом рыжего нищеброда. Харпер скривился, осознавая, чью помощь ему приходится принимать, но все-таки притянул к себе древко, помогая Миллисент забраться на метлу и устраиваясь у нее за спиной.
- Если я отвалюсь по пути наверх, будь любезна, не возвращайся, - иронично пошутил слизеринец, однако, в усмешке его, как и всегда, было непозволительно много правды.

+1

13

Когда я в толпе, я кричу ему - Господи!
Забери свой пряник и спрячь свой кнут.
Мы столько лет стояли над краем пропасти.
Не пора ли нас всех столкнуть? ©


Эти двое рыжих придурков точно были заговоренные. Иначе чем объяснить их постоянное везение и умение выворачиваться, словно уж на сковородке из любых, казалось бы безнадежных ситуаций. Булстроуд готова была взвыть от бессилия, когда из сумки так удачно отобранной всего пару минут назад вылетело что-то и стремительно юркнуло в дыру, образовавшуюся в ледяной преграде – бомбарда, брошенная Грейнджер оказалась как раз кстати.
- Вот же дрянь смышленая, - Миллс направила палочку в проем и намеревалась выпустить парочку заклинаний наугад, но в это самое мгновение что-то громыхнуло так, что слизеринке показалось, взорвалась ее собственная голова, а стена, недавно возвышавшаяся неприступным ледяным полотном, разлетелась вдребезги на миллионы осколков.
- Протего Максима! – заорала Булстроуд, но сконцентрироваться помешала ударная волна, отбросившая слизеринку на пол. Булстроуд приложилась затылком о каменный пол, и звон в ушах заглушил собственный крик, а потом все мгновенно стихло.
Миллс не слышала ничего и ничего не видела. Перед глазами мелькали разноцветные круги, а в ушах по-прежнему шумело море. Ведьма не понимала, много ли прошло времени и где находятся остальные. Сконцентрировавшись, она наконец смогла понять, почему ей тяжело дышать – Найт закрыл ее собой, навалившись сверху, тем самым спасая от летящих осколков.
- Идиот! К чему это геройство? Жить надоело?! – Миллс тут же пожалела, что повысила голос – по голове словно бомбардой долбанули, а пульсация в висках скрутила не хуже круциатуса. Она испугалась. Очень испугалась. Хотя и не поняла до конца: за себя или Найджела. Да и разбираться сейчас не было времени. Вообще, ведьма ловила себя на мысли, что им вообще некогда разбираться хоть в чем-то в последние месяцы. Они живут, чувствуют, сражаются и просто дышат на автомате, не задумываясь. Найт что-то говорил, но ведьма почувствовала лишь прикосновение к собственной щеке и смогла разобрать последнее сказанное про потолок. – Значит нам точно пора.
Уизли и Грейнджер не было видно, разве что, голос рыжего померещился где-то в клубах огня, дыма и пыли. Метла, не понятно откуда появившаяся, спикировала с потолка прямо в руки Найджела и он не долго раздумывал, прежде чем самому оказаться верхом на Молнии и помочь Булстроуд устроиться спереди.
- Рулить буду я. В конце концов, я отлично умею летать, - Миллс наклонилась вперед, прищурившись и Молния тут же отозвалась, повинуясь жесту. Метла взмыла в воздух, оставляя позади подземелье, бывшее когда-то домом Василиска. – Если ты отвалишься, Харпер, я обязательно вернусь, но чтобы самолично тебя добить за твою неуклюжесть, - и хотя Булстроуд говорила одно, сама же покрепче обняла себя за талию руками Найта, а потом покрепче вцепилась в древко.
Внизу все полыхало и Миллс подумала, что такими темпами они сами разрушат Хогвартс до основания и помощь Пожирателей не потребуется вовсе.

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [01.05.1998] Chamber of secrets