751
617
471
475
Not afraid anymore –Magorian [16.01]
Б. Зал – H. Potter [17.01]
А. Башня – P. Weasley [19.01]
Поле – J. Dawlish [19.01]
Двор – F. Sullivan [18.01]
Мост – D. Gamp [18.01]
У Большого зала– A. Blood [19.01]
Опушка – E. Pyrites [17.01]
Ворота – DE [18.01]
Первый этаж– W. McNeir [18.01]
Можно было бы бесконечно наблюдать, как вьюноша пытается совладать или договориться со своим эго, но осознание нависнувшей угрозы над его матерью заставляет предать его идеалы и черный пояс по едким ответам. Пока юноша, скрипя зубами, рассказывал о произошедшем, МакМиллан не терял время зря, а взял необходимые зелья и теперь уже подошел к пациентке, принимась за активную стадию лечения. - читать дальше
Нужные персонажи
Массовые квесты
Доска почета

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[01.05.98] Burn

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Burn
http://funkyimg.com/i/2NX71.gif

› Участники: Джинни Уизли, Дин Томас, Драко Малфой, Крэбб и Гойл
› Место: Выручай-Комната.

› Время: 22.30-22.35
› Погода: ясно и ветрено.

Ребята пытаются найти диадему Рейвенкло

0

2

.    Джинни всегда знала, что так не может продолжаться вечно. Весь год, что они вынужденно мирились с тиранией Кэрроу, не мог просто закончиться, как ни в чем ни бывало. Но то, что сейчас происходило, не укладывалось в ее рыжую голову. Никто не ждал такого нахального нападения, никто не готовился видеть тела умерших посреди Большого зала, что превратился сегодня в траурный. Это было дико, безумно, но абсолютно реально — никакого ощущения «страшного сна», о котором писатели рассказывают в книгах, не было. Джинни не оставляла себе никаких ложных надежд — их прежний Хогвартс трещал по швам. И если был хотя бы крошечный шанс помешать захватчикам, то они были обязаны его использовать.
     Она не была уверена, что до конца понимает, что именно ей предстоит сделать. Но шаги были твердыми, а рука сжимала палочку так крепко, что костяшки пальцев побелели. Если сегодня потребуется совершить невозможное — они без страха сделают это. И пусть даже слова о том, чтобы помешать планам Волдеморта и его пожирателей, уже звучали как невыполнимая миссия, что уж говорить о том, чтобы сразиться и выйти из схватки победителями. Но волшебница верила Гарри — а даже если бы захотела засомневаться в его словах, то обнаружила бы, что более не имеет выбора. Потому что шансов на чудо оставалось все меньше.

     Когда последний волшебник покинул Выручай-комнату, гриффиндорка замерла на мгновение, окидывая их убежище прощальным взглядом. Что-то подсказывало ей, что, возможно, она видит это место в последний раз. Но времени на сентиментальность не оставалось, нужно было сосредоточиться. «Нам нужно место, где все спрятано», про себя твердила она, словно мантру. На третий раз Выручай-комната привычно откликнулась на призыв — на стене медленно начали проступать очертания двери. Решительно дернув ручку, Джинни первая вошла внутрь, и в этот раз ее никто не подталкивал. Но увидеть склад множества поколений учеников она была не готова.
     — Вот это да… — С губ девушки сорвался невольный вздох. Здесь было бессчетное множество вещей. Груды пыльных книг, гипсовых бюстов и старой мебели образовывали здесь подобие настоящего лабиринта. Казалось, что окажись здесь участники Турнира Трех волшебников, то это задание показалось бы им ничуть не легче, чем любое из придуманных для них испытаний. Это было все равно, что искать иголку в стоге сена. Но выбора не было. — Акцио, диадема! — Джинни не могла не попробовать, но заклинание, ожидаемо, не возымела эффекта. Ведьма вздохнула и повернулась к Дину. — Ладно, давай попробуем найти ее так. Только я не знаю, как выглядит эта диадема. Я вообще не знала, что у Рейвенкло была диадема. Но вряд ли их здесь много…
     Она двинулась вперед, озираясь по сторонам. Шаги Томаса звучали за ее спиной, совсем рядом, и от этого осознания, что она здесь не одна, делалось немного спокойнее. Джинни повезло встретить Дина, которому она по пути к Выручай-комнате рассказала о том, что доверил ей Мальчик, Который Выжил. Сегодня Дин вновь был ее защитником, ее поддержкой и напарником в трудном деле. Уизли не видела, с каким сожалением Гарри Поттер смотрел им вслед, когда она, набросив на него мантию невидимку, окликнула Томаса. Но почему-то сам он сегодня вновь не смог остаться с ней рядом. Ей было досадно, но Джинни отгоняла от себя эти чувства. Огненный цветок в ее груди, так свыкшийся с темнотой, сегодняшним вечером горел вновь. Но Гарри был сам виноват в том, что вся благодарность в ее взгляде досталась Дину.

+3

3

[nick]Dean Thomas[/nick][status]застрял[/status][icon]http://www.listchallenges.com/f/items/3e9546df-66c3-4d27-acdc-0d8c001e69ad.jpg[/icon][sign]The sighs sound cruel and harsh
But I can’t hear anything- no sounds of salvation
I pray and I cry out
for someone to save me
.
[/sign]

Дин уже некоторое время жил в "Ракушке". И, хотя, было немного тоскливо и очень много правил, все же это был не самый плохой способ проводить время, уж точно лучше чем бродить с гоблинами по лесу. Этот день был какой-то особенный тихий, ровно до тех пор, пока не появился Билл Уизли и внезапно не сообщил, что Поттера видели в Гринготсе, и что похоже, Гарри Поттер ограбил его. Билл рассказал все, что узнал от своего знакомого из банка, и Дин, который еще буквально днем видел Гарри, попытался понять чувствует ли он обиду, что его не взяли?
Горевать долго не пришлось. Уже ближе к вечеру он почувствовал как в его кармане что-то нагревается. Доставая галлеон из кармана, он с изумлением увидел, что его приглашают к битве. Приглядевшись на корешке, он увидел надпись "Кабанья голова". Думать долго мальчик не стал. Он взял порох, произнес место назначение и вот уже через секунды Аберфорт Дамблдор ворчал на него, отправляя в Хогвартс.

- Джинни, Гарри, - радостно воскликнул Дин, находя друзей.
Когда он прибыл в выручай-комнату, его там особенно никто не ждал из знакомых, похоже, уже все разбежались кто куда. Тогда Дин тоже последовал их примеру и покинул комнату, отправляясь на поиски знакомых лиц. В Хогвартсе творилась разруха, некоторые стены все еще хранили следы недавней драки, где-то горело пламя.
Гарри выглядел не слишком довольным этой встречей, на что Дин подумал, что если кому и быть недовольным, так только ему самому. В конце концов, это именно его оставили не при делах в "Ракушке". Гарри кивнул Джинни, говоря, что ему нужно идти, после чего, Дин заметил, что тот хотел обнять ее, но, похоже, все же не решился.
Поттер отдал им мантию-невидимку  и карту мародеров и  поручил какое-то важное дело. Дин, даже не зная какое, просто отправился вслед за Джинни, пока она ему, наконец, не рассказала, что они ищут диадему Рэйвенкло, которая спрятана в выручай-комнате.
- Чисто, - произнес он перед входом в выручай-комнату, смотря на карту мародеров.
Джинни и Дин довольно быстро освободили комнату, после чего сделали обошли коридор три раза.
- Ничего себе, - прошептал Дин, когда они зашли внутрь. - Думаешь, все эти вещи накопились тут за время существования Хогвартса? Или это часть магии?
Диадема не призвалась. Из того, что Дин понял, им нужно было найти ее, а потом найти Рона и Гермиону, потому что те знают, что делать дальше.
- Наверное, она должна выглядеть дорогой? - неуверенно произнес Дин. - И, возможно, на ней вороны?
Ребята принялись обыскивать комнату, когда вдруг Дин резко подбежал Джинни и дернул ее за ближайший угол. Он приложил палец ко рту, призывая не шуметь и показывая карту. В комнату заходило трое. Драко, Крэбб и Гойл.
Джинни внезапно толкнула его в плечо и показала наверх кучи, за которой они прятались. Там лежало нечто, что, наверняка, было крестражем. От него шла темная аура. Или даже не так. Оно казалось живым.

+3

4

У него не было права выбирать. Драко Малфоя с самого детства лишили этого права. Никакого выбора, никаких сомнений. Он подчинялся сначала воле отца, теперь вот своему Господину. От боли в руке парень ныл, скулил, как собака, не зная, куда себя деть и как остановить эту боль, агонию, что исходила из черной метки на руке, растекаясь по венам, подобно чернилам. Драко Малфой силился взять себя в руки, молил Небеса о терпении и о том, чтобы все это закончилось. Все вокруг говорили ему, что он трус, что он не справится, никто не верил ему, никто не верил в него, а мальчишка просто запутался. Он блуждал в темноте, пытался найти выход, идти на голос крестного, но все тщетно.

Хозяин дал новое задание. Гарри Поттер, совершенно точно, в замке и ищет вещицу, которая была ему очень важна. Драко не в силах отказаться, затравленно смотрел на мать, желая, чтобы она вмешалась, помогла ему, остановила этот бред, который разгорался в замке. Мысленно Драко ругался на всех, кто остался там, кто решил защищать Гарри Поттера. Ему его жалко, также жалко, как себя. Они оба потеряны, оба никому не нужны.

Малфой знал, за кем нужно было следить, чтобы понять, что нужно Поттеру. Он следил за Джинни Уизли, предполагая, что именно она приведет его к Поттеру и тому, что тот ищет. Взяв с собой верную свиту, они двинулись следом за рыжей, кого невозможно спутать и с кем другим в этом замке. Крэбб и Гойл — его верные спутники за все учебные годы. Они не умели сочувствовать и поддерживать, но за ними Малфой всегда мог спрятаться, чтобы отдышаться в момент восхождения и преодоления себя.

Как работает Выручай-Комната Драко уже знал, спасибо Отряду Дамблдора, который разгадал ее секрет на пятом курсе. Он знал, о чем нужно было попросить, чтобы помещать Уизли найти то, что ищет Поттер. Ему это тоже нужно. Малфой еще верил в то, что найдет эту вещь, принесет ее своему Господину, а тот пощадит его. Драко не видел иного способа справиться с тем, во что вляпался, благодаря отцу.
— Не в коем случае им нельзя дать найти это, — Малфой не мог дать более точного пояснения, потому что сам не знал, что ищет Поттер и что именно нужно Темному Лорду. Тот все время говорил о важности, о том, что это вопрос жизни и смерти, и без того напуганный Малфой не решался спросить, чтобы получить больше информации. — Остановите их любой ценой, ясно?

У него больше не будет возможности выслужиться перед Господином. Если он провалится сейчас, то уже ничто не сможет ему помочь. Драко сжал волшебную палочку, нервничая и тревожась о том, что он не видел выхода, только прыжок в бездну.
— Вы зря пришли сюда, — Малфой поднял волшебную палочку и навел ее на Джинни. В голосе Драко не было уверенности, лишь отчаяние и безысходность. Он загнанный в угол зверек, который очень хочет жить. — Отдайте мне то, что он ищет. Отдайте и мы вас отпустим.
Джинни Уизли его не послушает, она такая же поборница Поттера, как многие, кто остался в замке, скорее она их предводительница. А рядом с ней Томас, который тоже не йдет.
[nick]Draco Malfoy[/nick][status]Маленький Принц[/status][icon]http://funkyimg.com/i/27yMk.gif[/icon][sign]от VENGEANCE[/sign]

+3

5

Обычно Винсент и Грегори охотно подчинялись Драко. Его идеи соответствовали их нехитрым устремлениям, он избавлял ребят от тягостной необходимости самостоятельно организовывать свой досуг, выстраивать коммуникацию и принимать ответственные решения. Дружить с Малфоем было удобно и весело. До поры, до времени.
«Неа, не ясно», — угрюмо подумал Гойл, услышав невнятное распоряжение Драко. В голове Крэбба, по обыкновению, возникла та же самая мысль. Только Винс в размышлениях своих пошел дальше. Поскольку Малфой разучился давать друзьям простые и очевидные указания, Крэбб стал включать нетипичное для него аналитическое мышление.
«Да ты и сам не знаешь, что там ищет Уизли», — подумал Винсент. Отец в каникулы непрестанно говорил о том, что Малфои в немилости и лорд им не доверяет. Гектор Крэбб даже советовал сыну пересмотреть отношение к Драко — мол, старый друг-то для Господина лишь способ проучить нерадивого Люциуса и песенка парня спета... Винс бы, может, расстроился, но молодой Малфой после получения метки стал скрытным, дерганным и каким-то чужим. С ним больше не было интересно и, откровенно говоря, неподкрепленная выгодой эта дружба уже не казалась ценной Крэббу.
Гойл ощущал перемену в отношении Винсента к Драко. Но пока не мог сформулировать своего мнения. Его не так уж сильно тяготила перемена в Малфое, однако, Крэбб ему был куда ближе — главные громилы Хогвартса даже мыслили в унисон.
И сейчас мысли их вертелись вокруг предстоящей драки, возможности поквитаться с Джинни за прошлую стычку, окончившуюся позором и Круциатусом. Ну, и конечно, парни не могли не размышлять о том, что захватив главных сторонников Поттера, они сумеют выслужиться перед лордом...

— Мы и сами возьмем, что нам нужно, — Крэбб шагнул вперед, толкнув Драко плечом. Всю свою жизнь они с Грегом стояли чуть позади, наслаждаясь ролью верных цепных церберов. Но то было раньше. Тогда Малфой еще умел казаться остроумным, дерзким и самоуверенным. В глазах Крэбба и Гойла он был кем-то значительным, способным выкрутиться из передряги или поставить на место тех, кто не проявляет должного уважения.
В нынешнем Драко не ощущалось ни силы воли, ни гордости. Он был слаб, его голос и жестикуляция заставляли вспомнить о тех, кого Крэбб и Гойл били в коридорах. Малфой стал походить на жертву — и рожденные для жестоких забав юноши не могли не заметить этого.
— Отец говорит, от вашей семейки лорду никакого проку, одни проблемы. Он от Малфоев всё равно избавится рано или поздно. С вами всё кончено. — Винсент направил палочку в сторону Джинни и Дина. Грегори повторил его жест. На Драко друзья не смотрели. Крэбб вполне искренне попрощался со своей привязанностью к Малфою. Гойл же решил, что обдумает сложившуюся ситуацию позже. Но, если придется все-таки выбирать, то, наверное, он предпочтет сохранить теплые отношения с Винсентом.
— Круцио! — Гаркнул Грегори, в то время как Крэбб решил попробовать более мощную магию. Профессор Кэрроу объяснял, как призвать Адское Пламя — конечно, учил этому не всех, а только проявляющих себя с лучшей стороны студентов... Крэбб и Гойл раньше не были лучшими, так что Алекто и Амикус легко заслужили их искреннее обожание.
С палочки Винсента в помещение потоком хлынул огонь. Жаркий, жестокий, ненасытный — то было живое, разумное пламя, желающее пожрать всех и вся.
Как будет отменять свое заклинание, Крэбб пока еще не задумывался.

+3

6

.    Карта мародеров помогла им заметить непрошенных гостей, но было уже слишком поздно. Оказавшись в дразнящей близости от цели, ребята оказались под прицелом волшебных палочек слизеринцев. Бежать, оставив диадему здесь, они не могли. Но и выдавать себя, пытаясь добраться до крестража на глазах у Драко, было бы глупо. Джинни неторопливо сложила карту и спрятала ее в один из карманов. Рисковать ценным артефактом, да еще и принадлежавшим Поттеру, девушка не хотела. Но за нарочито медленными движениями скрывалось множество стремительных мыслей. Уизли пыталась найти лучший выход из ситуации и понимала, что его просто не существует. Им придется потерять время, сразиться с Малфоем и его дружками. Ее совсем не пугал тот факт, что слизеринцы вышли втроем против них двоих. Самой битвы со змеиной компашкой рыжая не боялась. Ее страшила лишь перспектива не успеть, и не справиться с поручением, что доверил ей Гарри Поттер.
     — Нет, это вы пришли напрасно, — задиристо возразила она на отчаянное замечание блондина. — И лучше уйди с дороги, Малфой, пока не поздно. — Беседовать с Гойлом и Крэббом кажется девушке бесполезной тратой времени, но Малфою она отплатила за откровенность, дав ему шанс. Впрочем, все понимали — никто не уйдет. И те и другие слишком крепко стоят по разные стороны баррикад. Для них уже нет и не может быть другого пути. Годы школьной вражды пришли к кульминации — здесь и сейчас они ставили на кон нечто большее, чем всегда. Теперь на кону были жизни, а потому каждый ход мог стать роковым.

     Гойл атаковал первым. Дин с Джинни отпрыгнули в сторону друг от друга, чтобы уклониться от заклинания. Красный луч ударил в гору старых столов и книг. Пирамида вещей начала рушиться и падать. Девушка с ужасом наблюдала, как пыльный бюст старика, на голове которого красовалась замеченная Томасом диадема, свалился с вершины и скрылся в куче хлама. Она едва не вскрикнула от досады. Весь гнев волшебницы достался Гойлу, который умудрился с самого начала им все испортить.
     — Экспеллиармус! — коронное заклинание Гарри Поттера не подвело ее. Волшебная палочка Грегори выскочила из его рук, отлетев в груду мусора позади. Найти ее теперь было бы так же трудно, как иглу в стоге сена, или как злополучную диадему. — Протего! Дин! — Выставив щит, Джинни попыталась взбежать на груду вещей, но она осыпалась под ее ногами. Ее попытки были бы тщетны — когда пламя от заклинания Крэбба озарило Выручай-комнату, гриффиндорка смогла подняться едва ли на пару шагов.
     На какой-то миг она даже забыла о Малфое и его друзьях — поток пламени, созданный Крэббом, превращался в чудовищную стену. Джинни могла поклясться, что различала в огне подобие безглазой маски, словно пламя было живым. Нужно было уходить, Винсент не оставил им выбора, но было слишком обидно упускать крестраж, маячивший вдалеке.

+3

7

Дин возвышался над всей компанией, даже громилы Крэбб и Гойл были больше его, но в ширину, а не в высоту. Мальчик достаточно долго пробыл в команде и обзавелся неплохой реакцией, помимо этого он всегда был довольно неплохим эмпатом, поэтому сейчас видел, что главным стал в этой тройке именно Крэбб. Драко пытался сохранять остатки власти, но ему не хватало смелости, и в чем-то Томас ему сочувствовал, не хотел бы он быть выделенным самым темным существующим волшебником и получать от него миссии. Честно говоря, Дин даже не хотел бы быть на месте Гарри Поттера и получать миссии от самого светлого могущественного волшебника. Дина волновала его жизнь и его друзья.
Сейчас он тоже был сосредоточен, но теперь вовсе не на диадеме. Наверное, он не допонял важность задания или, если честно, не считал какой-то предмет важнее жизни подруги, поэтому если Джинни волновалась о диадеме, то Дин волновался о Джинни. И где-то в глубине души у него возник неприятный вопрос. А что бы на его месте делал Гарри? Кинулся бы на поиски диадему, оставляя Джинни сражаться, или поставил бы ее защиту во главе стола?
Несмотря на все великодушие Томаса, ему хотелось думать, что Гарри вот такой вот бездушный исполнитель, который, хоть и с сожалением, но жертвует друзьями. Да, он спас его тогда у Малфоев, но все равно... его волновали лишь его собственные задачи.
А Дин таким не был.
Поэтому отпрыгнув от круцио, которое было нанесено с явным желанием, Дин тут же поднял палочку.
- Эверте Статум! - направляя его в Гойла.
После чего он сразу метнулся к Джинни, закрывая ее собой. Она-то уж точно не предаст Гарри, попытаясь выполнить его задание до конца. Ну, а он Дин позаботится, чтобы она выжила. Даже, если у них не получится. Пусть Поттер сам разгребает свои каши. Он ведь даже не объяснил, что они делают, кроме слов это "архиважно", чему Томас не так уж верил.
- Протего!- направил он в огонь. - Агуаменти!
Ни одно из заклинаний не помогло против пламени. Оно жадно пожирало все вокруг, даже не думая останавливаться. Дин услышал крики и с той стороны огня. Похоже, злобное трио тоже не знало как себя спасти.
Дин быстро осмотрелся и заприметил две метлы рядом.
- Акцио, метла! - крикнул он, и хватая ее тут же передал в руки Джинни, после чего призвал вторую.
Усевшись на метлу, он посмотрел на Джинни, которая похоже не могла принять решения. Дин ухватил ее за руку.
- Всё! Уходим! - крикнул он, вместе с этими словами он метнулся к ней, давая понять, что или она летит сама, или он он увозит ее против воли.

[nick]Dean Thomas[/nick][status]застрял[/status][icon]http://www.listchallenges.com/f/items/3e9546df-66c3-4d27-acdc-0d8c001e69ad.jpg[/icon][sign]The sighs sound cruel and harsh
But I can’t hear anything- no sounds of salvation
I pray and I cry out
for someone to save me
.
[/sign]

+3

8

Драко был чужим на этой встрече. Он не мог принять одну сторону, но больше не мог находиться на другой. Малфой оказался на наковальне, он не знал, что ему делать и как быть. Драко пришел сюда, чтобы выполнить задание Темного Лорда, но когда оказался в помещении, начал сомневаться в том, что происходит. Это было неправильно.

Разговора толком не получилось. Вместо беседы послышались заклинания. Драко оказался под перекрестным огнем, все еще сомневаясь, какую сторону принять. Он пришел сюда в обществе Грегори Гойла и Винстента Крэбба, но не видел смысла в том, чтобы атаковать Дина и Джинни. Мерлин, как же трудно было ему принять решение, но это было необходимо.

Оба соперника бросились атаковать Грегори. После неудачного круцио, его палочка отлетела в сторону и исчезла в груде мусора. Драко все еще сжимал свою палочку, но не спешил помочь слизеринцу, как не спешил атаковать своих. Он проговаривал в голосе задание Волдеморта, как его осенило, что они пришли сюда за диадемой Рейвенкло. Если он достанет ее раньше гриффиндорцев, то хозяин пощадит его и его семью. Драко продолжал в это верить.

— Протего! — Малфой защищал себя, предпочтя не вмешиваться в происходящее. Он решил, что пока они будут убивать друг друга, сам успеет найти диадему и забрать ее, но у Крэбба были иные планы на происходящее. Этот придурок умудрился вызвать адское пламя. Никогда в жизни у него ничего не получалось, а тут ведите ли вышло. — Придурок.

Увидев, что Дин призвал метлу, быстро ее оседлал, и теперь пытался затащить на метлу Джинни Уизли. Драко направил волшебную палочку прямо под ноги волшебницы, отправляя туда заклинание, которое заставил ее подпрыгнуть. Этого рывка Томасу хватило, чтобы затащить ее на метлу. Малфой потерял драгоценное время, но умудрился-таки схватить шкатулку, где лежала диадема. Только теперь ему некуда было деваться, огонь заполнял все помещение. Единственный пусть к спасению, взобраться на груду хлама. Он карабкался наверх, но держать шкатулку и волшебную палочку в одной руке, а другой хвататься за выступы,

Ему было страшно. Паника мелькала в его глазах.
— Гойл, давай, быстрее, — Крэбба он уже считал потерянным, а Гойл карабкался наверх рядом с ним. — Хватай метлу.
Им нужно было выбираться, плевать на честь и совесть. Поднимая руки над головой, чтобы крепче ухватиться за верхний выступ, он упусти шкатулку, которую перехватили гриффиндорцы. Ему было плевать на потерянную вещь, главное было выбраться
— Помогите! — плевать на гордость. Малфой просто хотел жить. Он хоть и понимал, что если выберется отсюда живым, то Лорд убьет его, когда увидит, но Драко не хотел оставаться здесь, не хотел, чтобы его останки превратились в пепел. Малфой хотел вернуться к матери, обнять ее. Нога поехала вниз. Малфой вынужденно вцепился в мантию Гойла, желая удержаться и не свалиться вниз, где бушевало самое настоящее пламя.
[nick]Draco Malfoy[/nick][status]Маленький Принц[/status][icon]http://funkyimg.com/i/27yMk.gif[/icon][sign]от VENGEANCE[/sign]

+3

9

Волшебная палочка Гойла улетела куда-то в кучу сваленных кое-как вещей. Парень бросился было на Уизли с голыми руками, но заклинание Томаса отшвырнуло его назад. Грегори врезался спиной в гору хлама, который посыпался ему на голову, набивая шишки и синяки.
— Уууу, твари! — Грегори зарычал от бессильной злости. Когда-то кулаки решали всё, но с тех пор детки выросли и вот, опять драка пошла не по выгодному для Гойла сценарию. Он кое-как сумел встать, отступив за спину Малфоя. Не как верный пес, а как человек, нуждающийся в защите волшебника, вооруженного палочкой.
Грегори ждал, что друзья ему помогут, призовут его утерянное орудие обратно. Но нет. Драко пребывал в прострации, а Винсент с упоением науськивал адское пламя против гриффиндорцев. Жар, впрочем, чувствовали абсолютно все — Гойл вспотел, хотя стоял дальше всех от подожжённых вещей.
Огня было много, даже слишком. Он бесновался, метался из стороны в сторону. Вспыхнула одна куча вещей, другая, третья... Крэбб неуверенно отступал назад, понимая, что не может направить пламя в нужную сторону. Винсент не контролировал призванный им огонь и даже толком не понимал, как теперь заклинание это работает.
— Остановись, — парень не смог закричать, ибо ему уже не хватало воздуха. Жар был удушающим, нестерпимым, вдыхать становилось нечего. Крэбб прохрипел свое приказание почти бесшумно. Встряхнул волшебной палочкой, безуспешно пытаясь вернуть контроль над беснующимся пламенем.
Грегори первым осознал, что дело плохо. Он видел лишь спину своего друга, но даже по тому, как дернулись при взмахе волшебной палочкой плечи Винсента, понял — «у него не получается».
— Надо валить! — Возопил Гойл и бросился следом за Драко. Блондин, скорее всего, тоже не знал, как спастись. Но других путей отступления все равно не было, а остаться в огне одному было даже страшнее, чем умереть втроем, вместе. Грегори взбирался на верх, следуя за Малфоем. На беду, он обернулся. За пару секунд до того, как Винс начал кричать.
Крэбб, конечно, не смог обуздать свои чары. И пламя, окружив его, по-звериному, хищно накинулось. Вспыхнули мантия, кожа, волосы, плоть...
— ВИИИНС! — До боли в легких, до слез на ресницах возопил Грегори. Крик его смешался с предсмертным воем горящего живьем Крэбба. Гойл чуть не рухнул вниз, но инстинкт и страх смерти его удержали.
Впервые в жизни Грег ощущал боль потери. Осознавал, что все равны перед смертью, что злая старуха с косой отнимает и тех, кто дорог ему. Не одних чужаков косит. Сейчас, может и Драко возьмет, и самого Грегори...
Малфой уцепился за его мантию. Сундук, за который цеплялся Гойл, опасно дрогнул. Рефлексы потребовали пнуть друга ногой в лицо, чтобы тот разжал пальцы и рухнул... Но крик Винсента еще эхом отзывался в голове Грега. И он не сумел, даже из страха смерти не смог бросить еще и Драко.
«Держись», — опасно накренившись и едва не потеряв равновесие, Гойл схватил блондина за худое, почти девчачье запястье. Он потянул Драко вверх, помог уцепиться за относительно крепкий выступ: какие-то доски, шкаф и манекен. Выше карабкаться было некуда. Под весом слизеринцев хлам, накопленный в Выручай-Комнате, просто рухнул бы вниз, где огонь пожирал всё.
Куда делась диадема Грегори не видел. Его это не волновало. Он думал о доме и о том, что никогда в жизни оттуда не выйдет, ежели сможет вернуться.
Умирать не хотелось до чертиков.

+3

10

.    Уизли невольно вспоминалась битва в Отделе Тайн несколько лет назад. Тогда ей тоже нужно было бежать, спасать собственную жизнь и жизни друзей. Джинни не слишком хорошо помнила комнаты, по которым они бежали, но помнила как колотилось ее сердце в груди, как она помогала подняться споткнувшемуся Невиллу, и как они швырялись заклинаниями почти наугад, потому что все вокруг происходило с такой скоростью, что невозможно было понять, где сейчас находится враг.
     Сегодня против них сражалась не армия Пожирателей, а горстка слизеринцев. Затравленный Малфой и недалекие Крэбб и Гойл — противники, которые в любой другой ситуации не показались бы ужасающей силой. Но чем сильнее разгоралась созданное Винсентом пламя, тем отчетливее Джинни понимала, что сейчас она в еще большей опасности, чем в Отделе тайн. Если бы здесь была Гермиона, она бы обязательно объяснила природу этого колдовства. Но самой Джинни знать о ней не было нужды — она даже не знала названия этих чар. Но пламя действительно выглядело адским, смертоносным и ужасающим. И как бы сильно девушке не хотелось продолжить поиски, она была вынуждена сдаться, принимая из рук Дина метлу. Он бы не улетел без нее, а подвергать риску важного человека рыжая не хотела и не могла. Уворачиваясь от заклинания Драко, гриффиндорка вскочила на метлу и с силой направила ее вверх. Через несколько мгновений они с Томасом взмыли под потолок комнаты.
     Зрелище отсюда открывалось по-настоящему страшное. Пламя, словно живое, двигалось по лабиринтам Выручай-комнаты, силясь догнать убегающих жертв. Оно тянулось и к ним — еще немного, и сумеет заполнить все пространство. Нужно было лететь к выходу, но что-то заставляло девушку медлить.
     — Смотри, — она вдруг оторвала одну ладонь от метлы и указала рукой на одну их гор хлама, до вершины которой пламя еще не добралось. — Они еще там! — Прямо на их глазах Малфой и Гойлом карабкались вверх, пытаясь спасти собственные жизни. Джинни с ужасом наблюдала, как Драко выпускает драгоценную диадему из рук, и та исчезает в жарком огне. А потом она представила, как вскоре огонь поглотит и самих слизеринцев, и ей стало страшно. О том, куда делся Крэбб, Уизли старалась сейчас не думать.
     Она бы все равно не смогла оставить их, не простила бы себе равнодушия перед лицом смерти. И когда Малфой закричал, попросил о помощь, Джинни сдалась. Рванулась на метле вперед, чувствуя, как раскаляются подошвы ботинок над растущей стеной огня. Протянула руку, позволяя Драко за нее ухватиться… И тут же пожалела об этом. Вдвоем с Гойлом, цеплявшимся за друга, они были слишком тяжелы, и грозили утянуть метлу вниз за собой.

+3

11

[nick]Dean Thomas[/nick][status]застрял[/status][icon]http://www.listchallenges.com/f/items/3e9546df-66c3-4d27-acdc-0d8c001e69ad.jpg[/icon][sign]The sighs sound cruel and harsh
But I can’t hear anything- no sounds of salvation
I pray and I cry out
for someone to save me
.
[/sign]

Дин выдохнул с облегчением, когда Джинни запрыгнула на метлу, он сразу же последовал ее примеру, взмывая вверх.
Знал ли Гарри о чем их просил? Нет, Дин не винил его, ведь Поттер никогда не отсиживался в безопасных местах, это Томас точно знал. Но отправлять любимую девушку в этот ад? Томас бы на такое точно не пошел. Что творится же в голове Поттера, он знать не мог.
Его взгляд упал вниз и он заметил, как Крэбб сгорел за считанные секунды. Буквально. Вот он стоял. Затем загорелся как свечка, а потом...все. Горстка пепла. Пламя же казалось очень довольным, пожирая своего создателя и ища ещё новых жертв.
Джинни резко пикировала вниз, и Дин даже не сразу понял зачем. Но почти сразу заметил две маленькие фигурки внизу, которые отчаянно кричали.
Дин не мог бы оставить их в беде, отдать этому пожирающему огню, даже тех, кто дразнил его всегда грязнокровкой. Однако Джинни тоже не сомневалась. И теперь нужно опять переживать за нее. Кажется, ее это и бесило раньше? Что он слишком заботился о ней. Да уж, если ей Гарри нравится вот за такие приключения, то Дин, конечно, и правда раздражающе заботлив.
Дин нырнул вниз, и там сразу же ухватил Гойла, даже не сомневаясь в решении, взять на себя более сложное. Дин легко подтянул Гойла на метлу. Каким бы тот ни был громилой, Томас тоже вырос сильным парнем.
- Давайте быстрее! И ее цепляйтесь! Иначе мы все сгорим! - крикнул он.
Утопающие часто пытались утянуть ща собой спасающих вместо того, чтобы перестать паниковать и начать действовать здраво.

+2

12

Драко всегда отличался тем, что умел держать себя в руках. Именно так, по его мнению, да и по мнению старших Малфоев, должен вести себя настоящий аристократ. Последние два годы выдались для слизеринца крайне тяжелыми. В прошлом году он безуспешно пытался убить Альбуса Дамблдора, его нервы сдавали и сдали окончательно в конце учебного года. В этом учебном году Драко учился жить с тем, что произошло и пытался делать вид, что ничего не случилось. Все это мешало ему. Метка обжигала предплечье, делая его частью взрослого мира, куда он вступил против своей воли, став разменной монетой, которой его отец должен был расплатиться со своим Хозяином.

А теперь он карабкался вверх по горе мусора, думая о том, что больше всего на свете хочет жить. Он никогда не видел врагами студентов, с которыми учился. Даже к крязнокровкам испытывал неприязнь скорее потому, что так было принято в обществе его семьи, а не потому, что они его раздражали. Кроме того, с возрастом Драко стал понимать, что мир не может быть только белым или только черным. В нем полно полутонов. Наверно, поэтому Драко не сомневается, что гриффиндорцы не оставят их здесь.

— Я уронил ее, потерял, — ему не с первого раза, но все-таки удается забраться на метлу позади Уизли. Он бы предпочел спастись самостоятельно, но увы, у него не было выбора. Доверить свою жизнь предательнице крови или гореть, как горел Крэбб. Его крик еще долго будет стоять в его ушах. Он делил с ним спальню, делил с ними переживания. Крэбб был верным соратником, а теперь его больше нет. Малфой чувствовал, как языки пламени лижут подошвы ботинок, плавя их. — Скорее, скорее, пожалуйста.

Он забыл о гордости, забыл о том, что слизеринцы и гриффиндорцы всегда были заклятыми врагами. Теперь только от умения гриффиндорцев рулить метлами зависело смогут ли они спастись. Прутья метлы загорелись. Малфою пришлось тушить их, чтобы они вместе с Джинни не рухнули в адское пламя.
— Рули, — но старенькая метла не могла поднять в воздух двух пассажиров, метла никак не могла набрать высоту, норовя сбросить двух седоков с себя. Малфой, позабыл о гордости, обхватил Уизли руками, положив ладони поверх ее рук, вместе с ней направлял метлу, пока не показался выход. Драко совместно с Джинни направил метлу в ту сторону. Малфой пытался сосредоточиться на том, чтобы добраться до выхода быстрее, что языки пламени их полностью поглотят. Он не мог обернуться, не мог посмотреть, как чувствуют себя Гойл и Томас. Если честно, ему было плевать, выживут они или нет, но сам хотел выбраться. Он не желал смерти рыжеволосой гриффиндорке, поэтому радовался, что именно она его подобрала.

Приземление оказалось очень жестким. Ни один не смог остаться на ногах. Древко метлы сломалось пополам, а гриффинодорка и слизеринец упали на пол по разные стороны от нее. Выжили. Этот поступок Уизли и Томаса помогли Малфою сделать верный выбор. Он не собирался возвращаться под знамена Волдеморта, он хотел остаться с защитниками замка и помочь им.
[nick]Draco Malfoy[/nick][status]Маленький Принц[/status][icon]http://funkyimg.com/i/27yMk.gif[/icon][sign]от VENGEANCE[/sign]

+1

13

[nick]Gregory Goyle[/nick][status]гоп-стоп [/status][icon]http://s9.uploads.ru/t/xN7sJ.jpg[/icon][sign].[/sign]
Спустившая на метле Уизли вызвала бурю эмоций. Вначале Грегори испугался, решив, что девчонка добьет их, скинет в ревущее пламя... Затем Джинни протянула руку Малфою, и Гойл осознал — спасены, им не дадут погибнуть здесь! Но потом парень понял, что всех троих метла унести не сумеет. А значит, Драко сейчас его бросит. Он всегда был ему предан, а Малфой возьмет и оставит его подыхать в пламени!
Страх и обида сжимали могучую грудь слизеринца. Глаза слезились уже не только от жара и дыма, но и от отчаяния. Грег не хотел умирать. И не важно, могли ему спасти или нет — всё равно мысль о том, что его тут оставят, вызывала смесь боли и ярости.
Гойл хотел закричать, но закашлялся от горького дыма. Груда мусора, за которую он цеплялся, явно начинала рушиться — всем своим телом юноша ощущал, как теряет надежность точка опоры, как всё качается и вот-вот начнет вниз сыпаться...
Ужас настолько парализовал разум Гойла, что появления Дина Томаса он даже не смог осознать. Просто в какой-то момент Грег вдруг оказался неуклюже балансирующим на метле, которая едва-едва держалась в воздухе. Видно, была слишком старой для веса двух крепких парней...
Испуганно охнув, Гойл рефлекторно обхватил обеими руками талию сидящего перед ним Дина. В иной ситуации его жест выглядел бы потешно, но считанных миллиметрах от смерти любые жесты теряли двусмысленность. Просто один мальчик боялся упасть с метлы и цеплялся за второго. Ничего большего.
— Лети же, лети! — Пролепетал Гойл тем тоном, которого от него даже самые близкие люди доселе не слышали. Позднее он и сам бы не смог вспомнить, как наивно, по-детски упрашивал Дина лететь.
Метла жутковато вихляла, словно сомневаясь в том, что и ей не нужно сгинуть вместе с Выручай-Комнатой. Грегори никак не влиял на управление, предоставив всё делать Томасу. Сам он только держался — и, благо, ему хватило самообладания, чтобы ослабить хватку и не ломать ребра Дину.
Когда они вылетели из злополучной комнаты, рев пламени за их спинам стал особенно жутким. Как будто бы что-то злое, разумное выло, сетуя на бегство своей добычи. Гойл на миг испугался, что пламя хлынет из комнаты в коридор. Но нет. Дверь Выручай-Комнаты захлопнулась и тут же исчезла. Как будто её никогда и не было.
Грегори рухнул с метлы — толи Дин его сбросил, толи он сам, в очередном приступе кашля, потерял равновесие. Впрочем, удара об пол парень толком и не почувствовал. По сравнению с Адским Пламенем, синяки и ушибы ничего не значили. Не переставая кашлять, Грег перевернулся на спину.
Дышать! Какое счастье просто вдыхать воздух, не раскалённый и не плавящий легкие. Гойл словно заново начал жить. О битве за Хогвартс он больше не думал. Лорд, диадема, борьба факультетов и черные метки — неужто кому-то и правда есть дело до этого?

+2