Gryffindor
447
Hufflepuff
547
Ravenclaw
350
Slytherin
467
Если бы Эмбер посчастливилось увидеть его в таком состоянии, она бы всенепременно отвесила: «ну и ну, как ты докатился», и была бы права. Маркус смахнул пальцем прохладную каплю с бокала и вновь бросил недовольный взгляд на собственного двойника, запертого в отражении зеркала, что закреплено было в углублении бара
Похороны - D Gamp [18.10]
В Хогсмиде - S. Fuerstenberg [20.10]
Дырявый котел - Ol. Nott [17.10]
Лондон - S. Dahlen [20.10]
Хогсмид - C. Fenwick [19.10]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [25.08.1998] Век живи - век учись


[25.08.1998] Век живи - век учись

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Век живи - век учись
http://69.media.tumblr.com/90e03727bf74a81ab102ffd6a44a6829/tumblr_nsalqk56j71uxamwco1_540.gif

› Участники: Рагнар Гилберт, Филипп Корнфут, Миллисент Бэгнольд, Минерва МакГонагалл, Ладонна Забини.

› Время: около семи вечера.
› Погода: штиль.

    Недавно в отдел образования была предложена необычная инициатива, касающаяся Хогвартса. Чтобы обсудить ее и планы школы на будущий учебный год представители министерства наносят директору деловой визит.

+1

2

Вернутся в Хогвартс было на удивление приятно – Рагнар с неожиданным удовольствием ходил по этим коридорам, готовил программу для нового учебного года и учил путь до гостиной Гриффиндора. С не меньшим удовольствием он так же возвращался каждый вечер домой, в Хогсмид, к жене и дочке. Но не сегодня, сегодня им предстояло собрание у директора, и, признаться честно, Рагнар понятия не имел, что обсуждается на таких собраниях, тем более только в узком кругу деканов факультетов.
За обедом Гораций попытался обсудить с Рагнаром предстоящее собрание, но Гилберто виртуозно притворялся глухим и продолжал поглощать суп молча, в конце концов, Слагхорн нашел собеседника в лице Помоны.

Вечер наступил быстро, и все деканы встретились у дверей с горгульей.
- Альбус Дамболдор, - пробасил Гораций и пропуская на винтовую лестницу своих младших коллег. Рагнар вошел в кабинет директора предпоследним, замыкал четверку Гораций.
И это, вопреки ожиданиям всех деканов, оказалась не простая планерка накануне учебного года. Уже в кабинете директора, заняв каждый удобное место, МакГонагалл сказала им, что сегодня Ладонна не преподаватель трансфигурации, а представитель Попечительского совета.
До этого Гилберту никогда не приходилось сталкиваться с попечителями и он, признаться откровенно, понятия не имел, какие функции выполняет этот совет и какую власть имеет.
- Снова пришли с реформами? – В своей обыкновенной, весело-негодующей манере подал голос Гораций, обращая внимание всех присутствующих на себя, - введете новые котлы и учебники, окончательно развалите остатки образования?
Неизвестно с какой ноги сегодня встал с постели Гораций, но он больше не был похож на добродушного толстячка, превращающегося на досуге в кресле. Слагхорн выглядел раздраженным и его негодование передавалось всем коллегам.

Гилберт молчаливо скрестил руки на груди – он тут новенький, и собирается больше слушать и мотать на ус, нежели разглогольствовать. Слагхорн, судя по всему, хотел сказать что-то еще, когда в дверь постучали и на пороге возник Хагрид, загородив собой весь дверной проем.
- Мээээм, - пробасил лесничий, - там… это… министерские… ваааажные такие.
Неизвестно было где «там» находятся эти чиновники: стоять за спиной Хагрида, или лесничий оставил их у ворот. Ответ на незаданный вопрос оказался банальным, и стоило Рубеусу отступить, в директорский кабинет шагнуло два человека.
- Принесла же нелегкая… - пробурчал Гораций и тоже скрестил руки на груди, явно давая понять свое настроение и отношение к происходящему.

Предыдущий год у всех выдался нелегким, но на Горации отразился уж слишком заметно: он стал чаще брюзжать, в нем было все меньше забавного и дружелюбного, все больше он напоминал всем недовольного Снейпа и спорить с ним никто не решался.
- Если они, - Гораций ткнул своим коротким пальцем сначала с бывшую министра магии, а после в ее помощника, - пришли, чтобы учить меня, как учить детей, то пусть делают это сами. За такую-то зарплату!
И хотя еще ничего, буквально ничего, не было сказано, Слагхорн уже ясно давал понять свое отношение к происходящего.
Рагнар вымученно застонал, подпирая спиной каменную стену.

+4

3

Филипп буквально напросился отправиться с Миллисент в Хогвартс с обычным деловым визитом. Пока Бэгнольд была под арестом, он был вынужден исполнять роль своеобразного связующего звена между ней и отделом. Не смотря на фактическую возможность, Корнфут действовал осторожно, а вот когда раскрылся ее побег, и она была официально снята с должности, Филипп примерил ее кресло и оказался очень доволен. Словами не описать, какой негатив испытал мужчина, когда ведьма была полностью оправдана и вернулась на руководящую должность.

Попечительский совет постепенно стал ускользать из его рук. Такие, как Забини, начали поддерживать Хогвартс и вовсе отправились туда преподавать. Такие, как Подмор, заботились только о детях. Не было Малфоя, с которым Корнфут мог создать новую коалицию и развернуть масштабную деятельность. Амбридж...вот это для Корнфута была настоящая трагедия. Он лишился настоящей поддержки, зато оказался под давление других личностей.

Филипп долгое время не знал, от кого получал письма, потом встретился с человеком, пожелавшим остаться неизвестным. Ему предложили деньги, много денег за внедрение новой реформы в образование. О, если бы только Софи узнала об этом, она бы запретила ему даже думать в эту сторону, но его супруга оставалась в счастливом неведении, а муж мог творить беспредел, прикрываясь благими намерениями.
— Лесничего вернули на должность? — в какой-то степени брезгливо спросил мужчина у Бэгнольд, с которой шел рядом по коридору замка в кабинет директора.

Дамблдор был самодуром, привлекающим к себе внимание. МакГонагалл пошла по его стопам. Корфнут довольно долго возмущался, что она назначила деканом одного из факультетов своего племянника, пока не поймал убийственно ледяной взгляд Миллисент Бэгнольд и тут же вспомнил, что этот человек являлся ее мужем. А еще говорят, в Хогвартсе нет блата! Еще одно назначение касалось Рагнара Гилберта, разве можно трусу доверять преподавать детям? И если это все проходит по реформам, то в чем виноваты сквиббы? После событий на финальном матче Чемпионата Мира, вопрос о сквиббах опять стал слишком остро.

— Добрый день, господа, — Филипп широко развел руками, приветствуя всех собравшихся. С ходу обрушивать на них реформу, о которой не была даже в курсе Бэгнольд, но подкрепленной частью Попечительского совета, о которой остальные были не в курсе, он не собирался. Корфнут глянул на Забини, которая одним своим присутствием здесь портила ему весь план. Одно хорошо, лучше она, чем Подмор, которого Филипп откровенно побаивался.

— Мне это не нравится, — негромко заметил Айдан Дэллакэйппл, который стоял за креслом директора, и скрыл свои слова за желанием взять документы со стола директора. Эта фраза предназначалась только для Минервы, так что остальные ее не могли слышать. Он выпрямился с документами в руках, обошел стол и занял место рядом с Горацием, как и раньше. Со временем ничего не изменилось.

Корнфут окинул недовольным взглядом всех присутствующих и отступил на шаг, давая возможность Миллисент всех поприветствовать. У нее-то точно есть новости. Банальные, скучные до не возможности новости.
[nick]Philipp Cornfoote[/nick][status]****[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2Vk18.png[/icon][sign]**
[/sign]

+4

4

Миллисент была рада, что может вновь отправляться в школу чародейства и волшебства по деловым вопросам, напрямую касающихся ее отдела. Работа всегда успокаивала ее, всегда помогала собраться с мыслями, а также чувствовать себя в своей тарелке. Признаться, несколько месяцев назад она и представить не могла, что вновь сможет ступить на порог школы, ведь на тот момент вся ее участь была пространственной и непонятной, учитывая побег и объявленный для нее статус. Благо, что в итоге ее оправдали и восстановили, разрешив занять должность, на которой она успела себя хорошо зарекомендовать. Стоит ли упоминать о том, что не все были рады этому событию? Искоса бросив взгляд на спутника, женщина улыбнулась кончиками губ. Нет, она не была злорадной, не замечала в себе исконно пагубные качества характера, но в данном случае она испытывала некую радость, ведь она забрала себе кресло, которое так полюбил ее заместитель. Мадам Бэгнольд не исключала возможности, что Филипп найдет способ, как отплатить ей той же монетой, но все же надеялась, что у него хватит ума, ведь, к сожалению, он был весьма не глуп, чтобы держаться на расстоянии, не втыкая палки в колеса, как самой ведьме, так и отделу в целом. 
- Многих оправдали после событий минувших дней. Так же за него поручились, - спокойно произнесла волшебница. – Оказалось, что лучше, чем он, обязанности лесничего никто не знает.
   Бэгнольд чувствовала в голосе заместителя нотки, которые были не совсем приятны, так что прекрасно понимала, что такое назначение вызвало пусть и маленькое, но все же негодование со стороны Филиппа. Он был недоволен, но, увы, не ему решать все эти моменты. Если нашлись люди, которые поручились за лесничего, значит, в него верят, значит, он справляется со своими обязанностями, а остальное уже дело десятое. При первой же проверке, естественно, если отправить адекватного волшебника, все подтвердится. Еще один мимолетный взгляд в сторону сопровождающего коллеги. И почему Миллс решила взять его с собой? Для ведьмы это был вопрос, на который отвечать не хотелось, ведь в некой степени это была ее обязанность. Он – заместитель, так что должен, по сути, участвовать в таких мероприятиях, ведь, Мерлин упаси, когда-нибудь кресло может перекочевать к нему насовсем, а не временно, как в предыдущий раз. Возможно, именно поэтому он и изъявил такое сильное желание в сопровождении. По крайней мере, Миллисент не верила в бескорыстность его поступков, так что ждала подвоха в любой момент. Да, это не совсем красиво с ее стороны, ведь она могла и ошибаться, но ведьма не доверяла этому человеку.
- Профессор Слагхорн, мы обязательно рассмотрим вопрос о повышении зарплаты, но, с вашего позволения, немного позже, - волшебница не собиралась выступать агрессивно в данной ситуации, но и не хотела допускать выпады в свою сторону. - Есть более важные вопросы.
   Ведьма смерила мужчину холодным взглядом, а после обвела взглядом собравшихся, ненадолго задержавшись на одной персоне, с которой уже некоторое время делит не только дом, но и мысли. На лице появилась легкая улыбка, которая практически тут же исчезла. Она была адресована лишь одному человеку, другие же ее видеть не должны. Не то место, не то время. Сейчас, как и каждый год до этого, нужно было обговорить некоторые моменты, касающиеся как учеников, так и преподавателей.
- Добрый день, господа, - повторила она стандартное вежливое приветствие. – Прошлый учебный год внес множество коррективов в образовательный процесс, так что нам с вами нужно многое обсудить, чтобы вернуть Хогвартс в былой вид. Если все собравшиеся будут участвовать в обсуждении, не тратя время на ненужные комментарии, - недолгая тишина, длящаяся всего несколько секунд, достаточных для того, чтобы камень достиг нужного огорода. – То уже через час, а то и меньше, мы с вами отправимся заниматься другими, не менее важными делами.
   При других обстоятельствах, она говорила бы иначе, поздоровалась более дружелюбно, ведь с некоторыми собравшимися она поддерживала теплые дружеские отношения. Ведьма могла лишь легко улыбнуться мужу и незаметно кивнуть Минерве, которую считала своей подругой, ведь чувствовала, что за ней следит тот, кому она не доверяла. Возможно, будь в этот день она единственной «министерской», то встреча проходила бы иначе, а так… так приходится загонять в рамки приличия не только себя, но и других, ведь, как говорится, это на благо всех собравшихся.
- Начнем наше собрание с обсуждения учебного плана. Надеюсь, никто не против? - ведьма, не смотря на собравшихся, достала из сумочки небольшую папку с документами.
   Мадам Бэгнольд была готова выслушать очередное замечание профессора Слагхорна, увидеть осуждающий взгляд от других профессоров, но, увы, работа есть работа, так что приходится смириться и делать то, что от тебя ожидают. Тем более что это обычное дело в начале каждого учебного года.

+5

5

Преподаватели Хогвартса проделали огромную работу этим летом, возвращая старой школе прежний вид. Часть помещений оказалась разрушена, часть пострадала от пожара и адского пламени, который в буквальном смысле пожирал все на своем пути. Безвозвратно погибли ценные фолианты, которые хранились в библиотеке школы еще со времен ее основателей и были в единственном экземпляре.
Ущерб был колоссален, впрочем, кое-что восстановить все же удалось. Во многом, благодаря пожертвованиям неравнодушных магов, которые были сделаны, несмотря на возражения новоиспеченного директора школы. Самым значительным оказался вклад мистера Нотта, а также мадам Забини, выразившей, в последствии желание, стать преподавателем трансфигурации, и получившей эту должность.

Война болезненно отразилась на древнем замке. И если дыры в стенах удалось залатать, то «подлатать» дыры в составе школьного персонала оказалось несколько сложнее.
Нельзя сказать, что Минерва была полностью довольна проведенными перестановками, однако было очевидно, что к новому учебному году замок вполне готов.
Выпускники уже успели сдать экзамены и даже получить результаты. Минерве было нелегко, но… она справлялась. И Аластор был рядом.

- Коллеги, сегодня у нас пройдет рабочая встреча с представителями министерства, - эта новость собравшимся была известна, однако Макгонагалл не сочла за труд напомнить еще раз цель сегодняшнего собрания. – Отмечу, что Ладона Забини сегодня не только преподаватель трансфигурации, но и представитель попечительского совета.

К предстоящей встрече каждый преподаватель отнесся по-разному. Ярче всех были, пожалуй, эмоции Слагхорна. Остальные педагоги вели себя куда сдержанней.

- Боюсь, речь пойдет не о котлах, Гораций, - откликнулась директор. Пожалуй, в чем-то она разделяла его беспокойство. К вмешательству Министерства магии в дела Хогвартса Минерва не могла не относиться без настороженности, особенно после того, как в школу с подачи Министерства прибыла Долорес Амбридж: сперва в роли преподавателя, потом – генерального инспектора, а после и вовсе – директора школы.

Потому основания для того, чтобы не прыгать от восторга при новости о новых инициативах Министерства у преподавателей и директора школы были веские.

Минерва рассчитывала, что визит состоится несколько позднее, и что в школу прибудет только Миллисент, однако, она явилась не одна, а в сопровождении Филиппа Корнфута.
Появление последнего фактически лишало директора возможности обсудить все с Миллисент с глазу на глаз.

Тихие слова Айдана Минерва услышала. Она ничего не ответила, понимая, что сейчас не время и не место для разговоров с племянником, лишь едва заметно кивнула, давая понять, что тот услышан, и что она разделяет его чувства.

- Мне казалось, что план согласован, - заметила директор. – Какие планируются изменения? – поинтересовалась она у Бэгнольд, предпочитая не замечать Корнфута.

[icon]http://sg.uploads.ru/1NfFp.png[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/jawnE.gif[/sign][nick]Minerva McGonagall[/nick][status]Женщина с грацией кошки[/status]

+4

6

Попечительский совет - организация, конечно, нужная и важная, но, признаться, Забини откровенно впадала в состояние забвения, когда он выражал желание принимать участие в деятельности Министерства Магии. И дело даже не в том, что ее восприятие плохо проводило связь между благотворительным фондом, коим она первоначально считала данный круг лиц, и политикой. А дело в том, что лично она этого интереса не питала, посему и крайне раздражительно реагировала всякий раз, когда "занятые" члены организации посылали именно ее отрегулировать работу, связанную с министерскими обязанностями. Казалось бы, раз вам надо вы и идите? А вот нет, отошлют ее, ибо люди порой неверно истолковывают добропорядочность и готовы списать присутствие сего качества на злой умысел, коварство и бла-бла-бла. В общем, в скором времени, кажется, даже главному во всей этой кухне начало казаться, что именно Забини самое заинтересованное лицо. Или, иначе, женщина просто не могла понять зачем и почему в этот раз здесь оказалась именно она. Потому что добровольно нарекла себя преподавателем? Отнюдь, лишь из-за преподавательской деятельности привлекать человека к делам руководства английским образованием - дело неблагодарное, да и весьма рискованное, стоит заметить. Правда, чем Мерлин не шутит, и ей пришлось смириться с этой неестественной репутацией, своей позицией исполняющего.
Впрочем, стоит отметить, что смириться - это одно, а вот выполнить - совсем другое. Желание вмешиваться во всю эту кашу и принимать шишки от будущих коллег ей как-то не хотелось, да и вообще, признаться, немного тошнило, а посему сделав деловой и крайне задумчивый вид она мирно расположилась в диванчике и начала рассматривать окружающий себя интерьер. Кажется, нынешний директор не особо оригинален в своей должности. По крайней мере, даже после отстройки Хогвартса в этом кабинете витала атмосфера, чем-то наводящая на воспоминания об Альбусе Дамболдоре. Или это ей просто кажется? Хотя и такого можно было бы ожидать, учитывая сколько лет эти двое провели бок обок друг с другом, аж страшно.
Незаметно для нее, вскоре подтянулись и другие учителя, деканы факультетов. Прибыли и отважные герои из Министерства, скрипя своим положением и обязанностями. Воистину, их появление никто не оценил феерично, злосчастный Гораций даже пустился в неуклюжие колкости. Увы, со временем даже светлые умы пожирает старческий маразм и они начинают по своему поведению походить на вредных пикси, тянущих волшебников за уши и пищащих что-то на своем, животном языке. Подобное преображение свершилось и над Слизнортом. Хотя можно также признать и то, что Забини и прежде не питала к нему особого уважения. Пустая личность, как он ей всегда казался.
"Спасибо уж, что хоть зарплату выпрашивает у Министерства, а не у членов своего клуба", - выдохнула Ладонна, когда вопрос Горация ей показался благополучно оконченным, - "Клуб слизней... Такое ужасное, не эстетичное, название, пожалуй, мог придумать разве что такой же слизкий человечек?... Хотя не будем о плохом. Мне с ними еще и работать. Со всеми. Кто мне напомнит, почему я не ушла работать в Шармбатон?"
Однако Донна была и достаточно умна, чтобы признать, что во многом проигрывает этим осадочным породам в мире образования, что в этот день собрались вокруг нее. Признавала поражение и молчала, хотя, пожалуй, отсутствие голоса можно было списать и на другие детали. Во-первых, реплика сейчас явно была не за ней, или, по крайней мере, ей так казалось. Пусть о нововведениях объясняются те, кто их и предложил, ее же роль лишь оценить эти трепыхания на здравый смысл и отсутствие предрассудков. Как член преподавательского состава ей совсем не хотелось министерскими методиками загонять себя в тупик, а особено ругаться с коллегами, какими бы те не были. Во-вторых, из-за тошноты у нее встал ком во рту и она предпочла переждать момент вместо того, чтобы, колко высказавшись, неприятно излиться на декана Гриффиндора. Пожалуй, то было бы не самое приятное начало знакомства, не так ли? Уж точно похуже, чем гордо проигнорировать замечания ворчливого дедка.

+4

7

Рагнар целиком обратился вслух, когда в кабинете появились министерские чиновники и речь пошла об учебной программе, если быть до конца честным, то изменения уже точно не были бы лишними и в целом Хогвартсу не хватало твердой управленческой руки, студенты выходили из стен Школы со знанием астрономии, но понятия не имея как залечивать переломы и снимать сколько-нибудь серьезные сглазы. Конечно, Хогвартс был призвать дать детям базу, теорию магию и выпустить в большую жизнь, но Гилберт не считал, что это правильно. Заклинание надо не только выучить, но и применить в правильный момент. Мужчина вопросительно посмотрел сначала на Филиппа, потом на Миллисент и невольно перевел взгляд на Айдана – знает ли он, с какими новостями его жена пришла в Школу?

Слагхорн сидел в кресле, почтенно сложа руки на округлом животе и милостиво позволяя пришедшим в кабинет директора людям рассказать, что же они такого хотят. Впрочем, Гораций не сомневался, что идеи чиновников ему не понравятся. Идеи этих людей всегда граничили с идиотизмом и едва ли могли принести в Хогвартс что-то хорошее.
- Давайте уже, говорите что-нибудь, - снова принялся ворчать Гораций, - а то долго мы еще будем тянуть гаргулью за рога? У меня еще миллион важных дел.
И это было чистейшей правдой – у Помоны в теплицах поспели поздняя черемица, а ее лучше срезать до заката и Горацию следует поспешить, а он вынужден торчать здесь и слушать этих чинуш и ловить недовольный взгляд Забини. На свой счет он этот взгляд не воспринимал – лицо у нее, видимо, такое, что тут уж поделаешь, не всем от природы красивыми рождаться. Гораций считал себя редким исключением.

- Никто не против, мадам Бэгнольд, но действительно, хотелось бы конкретики. И если речь пойдет об обсуждении учебного плана, не правильнее ли будет собрать общий педсовет? – Наконец подал голос Гилберт, продолжая стоять и подпирать спиной каменную кладку стены. И только проговорив это, Рагнар стал сомневаться, что речь пойдет в действительности об учебном плане, скорее о каких-то школьных реформах, рядовым преподавателям о которых узнать только предстоит. Внезапная догадка ошпарила его сознание точно защитная руна на дверях старинного особняка. И если к реформации учебной программы Гилберт относился положительно, то вот вмешательство Министерства в дела Школы могло закончиться крайне неприятно для всех. Но Гилберту было еще рано превращаться в Горация, стоило дать людям шанс высказаться.

+4

8

Была бы возможность. Корнфут радостно хлопнул в ладони. Он любил выступать на публике, а публика тут собралась разнообразная, но отнюдь не добрая. Все профессора находились под пятой старухи, следовавшей за своим Дамблдором до конца. Конечно, в ее разумности он не сомневался. С ней иметь дело намного приятнее, чем с самодуром Дамблдором. Еще была Бэгнольд, которая могла его уничтожить, но не делала этого потому, что не нашла еще замену. Себя совсем незаменимым Филипп не считал. Напротив, думал о том, что ему самому пора было бы найти себе иное место работы. О Забини он ничего не знал, только слышал о том, что та меняет мужей, как перчатки.

— Планы...планы у нас наполеоновские. Хороший был человек, и маг неплохой, только сунул нос, куда не надо, — Корнфут сделал несколько шагов вперед, чтобы оказаться в центре кабинета. Филипп убедился, что все его видят и все его слышат. На этот раз он продемонстрировал папку, которую взял с собой. — Планы можете обсудить позже за чашкой чая, как вы это любите, да?
Филипп подмигнул МакГонагалл, а спиной чувствовал, как Миллисент прожигает его взглядом. За кресло директора так и остался стоять профессор Заклинаний, сверлящий его таким же недобрым взглядом, но Корнфута это не волновало. — Здесь несколько писем с претензиями, которые в будущем перерастут в судебные иски. Организация поддержки сквиббов набирает обороты и уже пропустила свои корни в Министерство Магии.

Он бросил папку на стол. Дэллакэйппл волшебной палочкой открыл ее и леветировал каждому присутствующему по одному письму претензии. Все они по сути своей были одинаковы В каждом письме высказывались относительно не справедливости того, что их дети или они сами в зависимости от возраста и даты написания письма, были лишены возможности получать образование, а после находить достойную работу.
— Вот здесь, — Корнфут бросил на стол еще один документ, аккуратно заламинированный, чтобы не погнулся или не порвался. — Готовый иск против Хогвартса за то, что директор исключил, повторяю, исключил студента с формулировкой "сквибб", — Корнфуту много заплатили за продвижение этого в массы. Очень много, так что, если Бэгнольд решит его уволить прямо здесь. Замолчать эту историю все равно не удастся.

После того, как Минерва прочитала исковое заявление, его быстро пробежал глазами Айдан, и отправил далее по кругу для всех желающих с ним ознакомиться.
— Это случилось во время управления Хогвартсом Долорес Амбридж, — начал декан Рейвенкло, но Филипп остановил его жестом.
— Неважно, кто это был, важно, что это было и теперь это станет достоянием общественности. Не знаю, почему молчит представить совета попечителей, но озвучу то, что уже не раз поднималось на их собраниях. Сквиббы должны иметь места в Хогвартсе.
Его голос был весел в то время, как все остальные все больше хмурились, вчитываясь в ровные строчки. Помона Спраут охала, Гораций Слизнорт кряхтел. Забини и Бэгнольд сохраняли молчание. Ему обещали солидное вознаграждение, если удастся протолкнуть новые законы в Хогвартс.
[nick]Philipp Cornfoote[/nick][status]****[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2Vk18.png[/icon][sign]**
[/sign]

+4

9

Миллисент вздохнула, услышав вопрос Минервы, понимая, что не будь рядом Филиппа, она бы просто села и поговорила с ней, сопоставив план учебного года, хранящийся в школе, с тем, который утвердили в министерстве. По сути, абсолютно ничего сложного, но из-за спутника приходится придавать этому визиту излишнюю официальность. Правильнее сказать, ненужную официальность, которая отнимет намного больше времени, чем планировалось.
- После трагических событий минувшего лета, - произнесла женщина довольно грустно, после наступила минутная пауза. Мадам Бэгнольд обвела взглядом присутствующих, понимая, что для каждого из них эта тема весьма болезненная. Вдохнув больше воздуха, женщина продолжила деловым тоном, который и требовался в данной ситуации. – Изменений мало. В основном они касаются изучаемых заклинаний, особенно защитных. Сопоставим план по некоторым предметам, а там сможем разойтись по своим делам. Уверена, что это не займет у нас много времени, - переведя взгляд на декана Гриффиндора, женщина произнесла все так же деловым тоном. – Если бы мы собрали весь педагогический состав, профессор, то не разошлись бы с вами до утра.
   Чем больше соберется людей для обсуждения, тем больше возникнет вопросов, которые могут повлечь за собой ненужные споры. Взять того же Горация, который умело подливает масло в огонь своим бурчанием. Нет, достаточно и тех людей, кто уже собрался. Благо, некоторые хотя бы молчали, когда от них никаких слов не требовалось. Только Миллисент собиралась открыть рот, чтобы продолжить, как ее опередил спутник, которого, право, она бы с удовольствием выпроводила за дверь. После того, что он начал говорить, желание от него избавиться только усилилось. Театральное выступление, которое так любил Филипп, сопровождалось тихим фырканьем со стороны мадам Бэгнольд, ведь она не любила, когда излишне играют на публику. Жаль, очень жаль, что она не может одним взмахом волшебной палочки вышвырнуть его отсюда. Слова о «чаепитии» женщина проигнорировала, посчитав себя выше этих «уколов», но в памяти сделала засечку. Пусть сейчас она промолчит, но обязательно припомнит это в будущем. Поверьте, если бы можно было убивать взглядом, то от Корнфута ничего бы не осталось, даже пепла бы не нашли. Поймав письмо раньше, чем оно успело подплыть вплотную, ведьма начала внимательно вчитываться в содержание. При прочтении ни одна эмоция не отразилась на ее лице, лишь взгляд становился жестче и злее.
«Когда он  успел?», - подумала женщина, поднимая взгляд от листка.
- И когда ты стал беспокоиться о ком-то, кроме себя самого? – не удержавшись от сарказма, произнесла женщина, опуская лист и скрестив руки на груди.
   Мадам Бэгнольд прекрасно знала натуру своего заместителя, поэтому такое рвение с его стороны было явно неспроста. За всеми этими бумагами крылся свой смысл, который, к сожалению, ведьме был еще не ясен. Возможно, таким образом он хочет сыграть партию, которая поможет ему подняться на ступень выше, а, может… Миллисент не хотела гадать, что именно «может», так что сделав шаг вперед и поймав исковое заявление, быстро пробежавшись глазами по содержимому, решила сказать несколько слов.
- И долго ты их собирал? – спросила женщина, кладя на стол заявление. – Даже, если бы мы и захотели что-то изменить, то это не в наших силах. Сквибы с рождения лишены магической силы, так что не смогут в должной мере принимать знания, которые здесь преподают. К сожалению, это правило было заложено в этих стенах задолго до нашего рождения, Филипп. Это не дискриминация, не ущемление прав сквибов, а лишь рациональный взгляд на жизненную ситуацию.
    Глава отдела образования могла бы еще долго распинаться, но есть ли от этого смысл? Она прекрасно понимала, что все эти документы могут принести немало проблем, если не решить вопрос еще в «зародыше». Вопрос лишь в том, как это сделать? Миллисент была уверена, что у такого изворотливого человека, как Корнфут, есть несколько тузов в рукаве на случай непредвиденных событий, так что это вдвойне ухудшало положение. Что ж, времени он зря не терял, занимая стул главы.
- Даже если им выделить места в Хогвартсе, магия в них не проснется, - проговорила женщина, постукивая кончиками пальцев по столу. – Мадам Забини, может, вы внесете немного ясности в данную ситуацию?
   Информация была неприятная, но было сложно понять, откуда растут ноги и кто движет всей этой бумажной волокитой. Возможно, член попечительского совета сможет рассказать что-то, что подтолкнет к мысли, как это все решить? Сейчас же Миллисент хотелось разорвать эти документы и вышвырнуть их в мусорное ведро, но она себе такой роскоши не могла позволить.

Отредактировано Millicent Bagnold (2019-08-03 22:59:51)

+4

10

Идея расширить спектр защитной магии, изучаемой в Хогвартсе была недурна. Правда, МакГонагалл надеялась, что война больше не постучится в двери старой школы и не коснется своей кровавой мантией детей.
Она и сама внесла ряд изменений. В частности, в больничном крыле в этом году было куда больше ингредиентов и зелий для лечения учеников. Увеличить объем необходимых лечебных снадобий удалось благодаря дополнительному соглашению о поставках, заключенному с итальянским волшебником Серафино Сольфорико. На контакт итальянец вышел сам. И сам предложил свои услуги, заодно продемонстрировав возможности зельевара.
Пожалуй, если бы в школе была вакантна ставка преподавателя зелий, Минерва бы подумала о том, чтобы предложить этот пост итальянцу. Но, Слизнорт пока здравствовал и, судя по его брюзжанию, вполне еще мог преподавать. Но вот усилить работу школьного больничного крыла было нелишним.
Однако Минерва предполагала, что визит Миллисент и Корнфута не ограничится одним лишь составлением списка заклинаний, которые необходимо включить для изучения в школьную программу. Бывший преподаватель трансфигурации терпеливо ожидала начала шоу, и чутье ее не подвело.
Корнфут выступил очень театрально: точно он ждал этого момента всю свою жизнь и вот настал его звездный час.
МакГонагалл почувствовала, как нарастает раздражение и с усилием воли подавила желание уронить на министерскую задницу шкаф с книгами. Корнфут еще говорил, пока женщина изучающе приглядывалась к шкафу, прикидывая, сколько в нем весу, и удастся ли списать падение мебели на последствия войны: мол, ножки подпилили коварные пожиратели смерти, а на замену школе не хватило средств.
Однако справившись с искушением Минерва обратила взгляд на документы и несколько помрачнела. Ситуация прояснилась, но на душе женщины погода стала отнюдь не ясной.
Корнфуту удалось ее удивить. По правде говоря, последнее, чего ждала МакГонагалл – это предложения предоставить места в Хогвартсе сквибам. Ничего против этих людей Минерва никогда не имела, однако замок попросту не был предназначен для тех, кто не мог колдовать. Однажды в школу попал сквиб. И шляпа сообщила, что несмотря на то, что мальчик обладает добрым сердцем, магии в нем нет. В случае с Амбридж – ребенок не был сквибом. Просто тогдашний директор решила таким образом избавиться от слабого ученика. Он был уже старшекурсником и в школу после ухода Долорес уже не вернулся.
- Вы же понимаете, что это невозможно, - Минерва говорит осторожно. Не хватало еще чтобы ее обвинили в сквибофобии. – Хогвартс не приспособлен для тех, кто не обладает даром волшебника. Мы можем допустить таких студентов в замок, но они не смогут ничему научиться. Они не смогут поднять в воздух метлу, превратить спичку в иголку, произнести элементарное защитное заклинание. Даже там, где на первый взгляд, волшебная палочка не нужна, порой требуются некоторые магические способности. Вы предлагаете им смотреть, как учатся другие?
МакГонагалл бросила взгляд на Милисент, словно спрашивая ее, как она могла допустить подобный цирк, но, судя по всему, та сама была удивлена не меньше.
А вот это уже откровенно не нравится Минерве. Заместитель действовал за спиной у своего руководителя. Ради чего? Ради бескорыстного, искреннего желания помочь обиженным и оскорбленным? Увы и ах, в благость намерений Корнфута верилось с трудом.
Скорее всего, этот корыстолюбивый карьерист решил попиариться на проблемах сквибов, ведь после победы над Темным Лордом на них стали обращать куда больше внимания.

[nick]Minerva McGonagall[/nick][status]Женщина с грацией кошки[/status][icon]http://sg.uploads.ru/1NfFp.png[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/jawnE.gif[/sign]

+4

11

Приняла ли ситуация скверный оборот? Сложно сказать, когда совершенно не представляешь сквиба в стенах Хогвартса. Нет, он правда сюда когда-то забрел? В детстве Донне рассказывали много ужастиков о тех помоях. Да, именно о помоях. Неужели в Министерстве полагали, что сквибы, эти отходы магического мира, смогут когда-нибудь ужиться с чистыми магами? И хоть Забини и не относила себя к числу блюстителей законов крови, но от такого предложения ее честно передернуло.
- Дорогой мой Корнфут, - начала она миловидно, - вы что-то принимаете утром? Знаете, эти лекарства не идут вам на пользу. По-моему, вы впадаете в беспамятство. Вот скажите, когда такое предложение было озвучено на собраниях попечительского совета?
И хоть она осознавала, что ее слова могут быть восприняты как оскорбление, но, пожалуй, Донна не была бы собой, если бы молча поддакнула столь абсурдному высказыванию. Как мог попечительский совет, более чем на половину состоящий из чистокровных волшебников, согласиться с этой ересью? Чтобы их дети да учились с этими второсортными маггло-детками? Безумие, не иначе! И Забини была в замешательстве. Знающий ее человек, лишь увидев это безразличное выражение, сразу бы уловил эту эмоцию, однако, кажется, никто из присутствующих не знал ее достаточно тонко, чтобы не принять этот холод за уверенную позицию женщины, да?
- Нет, конечно, и такое поднималось на собраниях, но мы бы никогда это не приняли бы как законопроект. Не каждый из нас чистит рот сонной одурью, чтобы так грубо рубить сплеча то, что было построено после битвы с Темным Лордом. - Чуть придя в себя Донна уже не говорила резко, по крайней мере, не настолько, чтобы переходить в личные оскорбления. Она была спокойнее, а посему и звучала веселее, сопровождая свои речи легкой ухмылкой. - В той борьбе звучал гимн чистой крови, а победила, как меня заверили, толерантность. Так что за гоблин втер вам в уши эту чушь про сквибов, когда чистокровные еще не готовы идти на такое сближение? Они не примут их, это не домовые эльфы, что живут под боком всю их жизнь. Или мистер Корнфут ожидает нового скандала, но уже о том, как маг побил сквиба в стенах Хогвартса? Как вы собираетесь контролировать агрессию, направленною от студентов-волшебников? Да и не лучше ли им, сквибам, получать образование в том мире, в каком позже они будут существовать? В мире магглов их обучат куда более практичным знаниям. Зачем им слушать сказки о Мерлине и об эффектах защитных чар, если применять в быту они их не смогут?
В общем, кажется, ей следует ждать письма с жалобой об оскорблении министерского сотрудника, да? Они бывают очень мягкими и тонкими натурами, когда это на руку. Ну так почему бы и вовсе не запомниться мистеру новатору эгоистичной и своенравной женщиной? В миг выхватив палочку из рукова, взмахнула и превратила письмо претензии перед собой в конфетки. Почему бы и нет, если основную его направленность Забини понимает даже не взглядывая внутрь? В конце концов, такой человек, как Корнфут не появился бы здесь без точных доказательств своей стороны.
- С другой стороны, раз мы рассматриваем все абсурдные предложения Попечительского Совета, то почему бы не вышвырнуть из Хогвартса всех родственников Пожирателей и даже тех, кто просто попадал под подозрения? Я вас уверяю, если мы рассматриваем ВСЁ, то уж на мое предложение согласных заявлений найдется побольше, чем вот эта тонкая папочка. - С этими словами Забини эффектно съела конфетку, сложила руки на груди и откинулась на спинку дивана. - В общем, слова словами, а в вопросе сквибов Совет не поддержит предложение Корнфута, увы.
Что-то у нее сегодня настроение больно разгулялось, да и позывы рвоты становится все сложнее контролировать... Лучше бы легла спать пораньше, а не шла на этот спектакль. Вот лучше бы легла... Зато конфетка вышла приятная на вкус.

+4

12

Слагхорн моментально забыл про свои важные дела, когда беседа приняла скандальный вид, а именно скандала добился Филипп, уж этого человека старый зельевар видел насквозь, да тот и не прятался. Еще в школьные годы Корфунт был прохвостом и лизоблюдом, и вообще-то обычно в таких людях был любимый Горацием потенциал, но в Филиппе его не было. Слагхорн устроился поудобнее в кресле, скрестил руки на груди и тяжело засопел, не сводя взгляда с Айдана – тот весьма правдоподобно играл удивление, как и его дражайшая супруга, но Гораций практически был уверен, что акция Филиппа согласована с начальством, а значит решение о приеме сквибов в Хогвартс вопрос практически решенный. Несмотря на единодушное мнение собравшихся, мадам Забини буквально покрутила пальцем у виска, превратив заявления Филиппа в конфеты.
- О! Арбузные! Обожаю арбузные леденцы! – Радостно воскликнул Гораций, делая немалое усилие, чтобы схватить со стола конфетку в красном фантике и с нескрываемым удовольствием отправить ее в рот. Конфета, правда, оказалась с мерзким малиновым вкусом, но Слагхорн даже виду не подал.

Рагнар хотел было последовать за старым зельеваром и тоже отправить в рот конфету, но не смог заставить себя сдвинуться с места и оторвать недоумевающего взгляда от Филиппа. Он ничего не знал об этом человеке, не видел его насквозь и боялся предполагать, какие в действительности цели лоббирует этот человек. Пока предложение Корфунта звучало скорее издевательски, нежели угрожающе – все адекватные люди, включая обделенных магией, понимают, что обучение сквибов в Хогвартсе попросту физически невозможно, их убьет первая движущаяся лестница и Школу тогда разберут по камешку с судебных разбирательствах.
И Гилберту очень хотелось высказаться, но все его коллеги были более чем исчерпывающими в своих высказываниях, а Рагнар не любил повторяться, поэтому лишь сильнее обхватил собственные локти и опустил голову, смотря на Корфунта и остальных сквозь темные пряди челки.

- Нет, мы, что всерьез это обсуждаем? – Слагхорн не выдержал, и даже поднялся с кресла, издав при этом тяжелый, многозначительный вздох, - Кому-то в здравом уме действительно могла прийти идея, что магии можно просто научить? Давайте тогда обучать всех сельских детей и их родителей, вдруг преподавательских талант местных профессоров настолько велик, что способен пробудить магию даже в маггле? – Гораций не стеснялся в выражениях и активно жестикулировал, он негодовал и не собирался этого скрывать, - почему бы не учить магии великанов и троллей, господин Корфунт? Или, может быть, обучим флоббер-червя летать на метле? Не хотите поработать в Хогвартсе, проявить все свои таланты, научить магии всех вокруг? Тем более нам прибавку обещали… - перекинув конфету на противоположную сторону рта, хмыкнул Гораций.

Рагнар мученически закатил глаза - так бездарно время он еще не тратил.

+4

13

В самом начале Корнфут сказал своему нанимателю, что дело дрянь, а сегодня только в этом убедился. Филипп зло глянул на всех присутствующих поочередно, а потом решил, что будет разбираться со всеми постепенно.
— Моя дорогая Забини, то, что вы не можете воспитать своих детей так, чтобы объяснить им, что правильно, а что нет, это ваши проблемы. Сквиббы — это часть магической истории, и не все из них остаются в маггловском мире, потому что знают о магии достаточно. Это бич чистокровных семей отворачиваться от них и выкидывать их на обочину жизни, а они такие же как мы, только лишенные магического потенциала в том понимании, в котором мы с вами привыкли. То, что вас не посвящают во все дела попечительского совета, это повод задуматься, а не брызгать ядом сейчас. Вас выкинули за борт, Забини, вы теперь всего лишь член педсостава, и если они захотят что-то решать без вас, они будут, а вы будете думать, что все держите под контролем, — выходка с конфета заставила его зло поджать губы, но Филипп ничего не сказал. Заговорил Слагхорн, и Корнфуту захотелось заткнуть его почти физически. — Двойные стандарты, старина Гораций? До минувшего лета здесь работал сквибб, и ни одна лестница его не убила. Теперь гупо делать вид, что вы видите эти документы в первый раз, Минерва, вы вовремя подсуетились, чтобы избавиться от Филча, но мы найдем его и поддержим, попросим дать показания.

Увольнение Филча говорило красноречивее всего остального. Теперь слова Минервы о том, что она поддерживает их, ничего не стоили.
— Есть дисциплины, которые не требуют огромного магического потенциала. Сквиббы — не магглы, — продолжал гнуть свою линию Корнфут. Профессор Дэллакэйппл недовольно поморщился и с досадой цокнул языком. — В отличие от вас, Миллисент, я радею за школу, а не думаю как пропихнуть туда своего родственничка или муженька.
Корнфут дерзко подмигнул начальнице, спиной ощущая недовольный взгляд Дэллакэйппла. Они же не скрывали этот момент, в конце концов, каждый в кабинете знает, что Айдан Дэллакэйппл и Миллисент Бэгнольд уже как год женаты. Тот факт, что его пригласил сюда Дамблдор, совсем не меняет ситуации, подпись же ставила она. Тогда в Министерстве были компетентные люди, которые могли занять эту должность, но ушлая блондинка преуспела раньше.

— Бросьте, Гораций, есть множество мест и дисциплин, которые по силам сквиббам. Да, наш дорогой профессор Дэллакэйппл не будет рассказывать им сказки о далеких странах и учить их убивать монстров, но мадам Спраут может научить их травологии, а профессор Биннс Истории Магии. Недавно в Европе был зафиксирован первый случай успеха сквибба на поприще древних рун! Неужели вам, мистер Гилберт, ничего об этом не известно и неинтересно? — со стороны должно было казаться, что он только за то, чтобы образование получили все, но на самом деле Корнфут преследовал свой интерес, лоббируя то, за то ему заплатили. Сегодня это был сквиббы в школе, а завтра...завтра это может быть все, что угодно. — Я рад, что все умеют передергивать и притягивать слова за уши, но факт подданного иска остается фактом, от которого нельзя отделать арбузными конфетками.

[nick]Philipp Cornfoote[/nick][status]****[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2Vk18.png[/icon][sign]**
[/sign]

+3

14

Ведьма внимательно слушала каждого, кто решил «выступить», осветив свою точку зрения. Жаль, очень жаль, но такого поворота событий даже глава отдела образования предвидеть не могла, пусть некоторые собравшиеся в это и не верили – в глазах читалось осуждение. Право, они вольны думать все, что душе угодно, однако, Миллисент сейчас находилась в смятении, пусть внешне это и не показывала, продолжая профессионально держать маску ледяного спокойствия. Глаза женщины, скорей всего, все же выдавали если не все, то хоть часть настоящих эмоций точно, но кто будет в них заглядывать, чтобы узнать, что на душе у ведьмы? Мадам Бэгнольд внимательно смотрела на представительницу попечительского совета, перебирая пальцами захваченную с собой папку, будто бы так помогая своим мыслям шустрее передвигаться в голове. Происходящее было настолько абсурдным, что волшебница просто не знала, как на это адекватно реагировать. Признаться, сейчас хотелось схватить за шкирку Корнфута и выволочь его прочь из кабинета, чтобы поговорить тет-а-тет. Было бы очень интересно послушать, как давно он прокручивает такие цирковые номера за спиной прямого начальника, но, увы, приходится держать себя в руках. Вынырнув из своих мыслей, женщина вновь посмотрела на госпожу Забини. Что ж, ей нравилось то, как она говорила с Филиппом, но, увы, если все сказанное было действительно тем, что думает женщина, то она явно недооценивала этого хитрого прохвоста. Миллисент прекрасно знала, что маг своего не упустит, а ясность его ума практически настолько же идеальна, как и у всех собравшихся. Профессор зелий не в счет… кажется, старость все же начала активно сказываться на Горации.
- Мы очень рады, что вы прекрасно владеете тем предметом, который преподаете, - ведьма говорила спокойно, не пытаясь оскорбить или задеть. Фокус с конфетами пусть и не пришелся по вкусу Миллисент, ведь все же пострадали документы, с которыми можно было бы еще поработать, прощупав почву, но за одну лишь гримасу на лице Филиппа ведьма готова была лично выделить средства на шикарный букет для госпожи Забини. – Если меня не подводит слух, но вы не слышали на собраниях попечительского совета ничего, что могло бы подтвердить все эти иски и открытую поддержку прав сквиббов в данном учебном заведении?
   Возможно, как и сказал Корнфут, мадам Забини просто выбросили за борт, перестав с ней считаться, но, увы, это было бы глупо со стороны попечительского совета, учитывая состояние ведьмы и ее статус в магическом мире. То, что она пошла преподавать, чисто ее желание, которое не должно отображаться на другой деятельности. Что ж, ясности это в дело не принесет, но добавит почву для размышлений. Стоит обратиться напрямую к членам попечительского совета, чтобы узнать подробности, а уж после бить тревогу, если окажется, что Филипп прав. Правда, что-то подсказывало Миллисент, что без четкой аргументации и документов, подкрепленных реальными фактами и подписями, Корнфут не сунулся бы в логово тех, кто, мягко говоря, не питает к нему симпатию. Да, всегда остается вероятность, что он, заручившись поддержкой кого-то свыше, мог и подделать документы, выдавая их за реальные, чтобы всколыхнуть общественность. Всем известно, что маленький толчок повлечет за собой сильное землетрясение.  Оставалось узнать, откуда растут ноги, и кто стоит за всем этим. Погруженная в мысли, мадам Бэгнольд даже не сочла нужным отреагировать на выпад в ее сторону, ведь Филипп явно не тот человек, перед которым стоит оправдываться. Каждый видит ситуацию в своем «свете», так пусть он остается со своим мнением наедине. Смерив волшебника довольно недружелюбным взглядом, женщина сделала один шаг вперед, будто бы так обозначая тот факт, что она молвить изволит.
- Профессор Слагхорн, если вы найдете способ превратить человека в флоббер-червя на постоянной основе, то я гарантирую, что обеспечу надбавку из своего кармана, - спокойно произнесла женщина, легко улыбнувшись Горацию, а после повернулась к Минерве. Возможно, приняв столь безобидный облик, от заместителя будет куда меньше проблем. – Боюсь, что мой визит придется перенести на другое время. Я пришлю сову, чтобы уточнить дату и время.
   Можно было бы и дальше оставаться и говорить о том, как сквиббы не предрасположены к обучению в школе чародейства и волшебства, но разве от этого был бы какой-то толк? Большая вероятность, что весь этот разговор лишь подзадорит Филиппа, потешив его и без того огромное самолюбие. Обведя взглядом всех собравшихся, остановившись ненадолго на муже, легко кивнув, будто бы показывая, что об этом всем следует поговорить чуть позже, женщина легко вздохнула, а после начала говорить спокойным, но довольно громким голосом.
- То, что сейчас произошло в этих стенах, можно назвать абсурдным, нелепым или же опасным для самих сквиббов, но, как правильно заметил Филипп, проблема сама по себе не решится. Надеюсь, вы простите меня за скорый уход, но мне нужно уточнить некоторые моменты, - женщина посмотрела на заместителя, зло сверкнув глазами. – Мадам Забини, госпожа директор, мне нужно будет поговорить с вами позже и наедине, если не возражаете, - буквально минутная пауза, а после ведьма снова продолжила, но уже крайний раз за сегодняшний вечер в этом кабинете. – На этой интригующей ноте предлагаю всем разойтись по своим делам, ведь почвы для размышлений больше, чем достаточно. Филипп, не забудьте свои бумаги, ведь вы же так дорожите чужой судьбой, что потеря столь ценных документов может показаться оскорблением.
   Произнеся последнее с легкой улыбкой на лице, женщина развернулась и направилась прочь из кабинета. В этих стенах и так было сказано слишком много. Многое же и требовалось обдумать и обсудить со сведущими людьми, чтобы оценить, насколько правдивы угрозы, нависшие над Хогвартсом, ведь вопрос, поднятый в этом кабинете, может привести, как минимум, к скандалу, а там, возможно, и к новой войне.

Отредактировано Millicent Bagnold (2019-08-19 23:28:00)

+2

15

Было очевидно, что коллеги в целом единодушны относительно инициативы о сквибах. Вот только так яро проявлять негодование, пожалуй, не стоило. С такими людьми как Корнфурт лучше вообще не показывать лишних эмоций. В противном случае – он найдет способ, как использовать это в своих интересах.
- Мадам Забини, Гораций… - негромко, но значительно произнесла женщина, призывая коллег к порядку. Сама она хоть и горела желанием стукнуть по Корфурту чем-то тяжелым – мысль обрушить шкаф по-прежнему казалась МакГонагалл очень соблазнительной, но она пока еще находила силы сдерживаться.
Выходка с превращением документов в конфеты, по мнению самой Минервы, была излишней. Однако смотрелось очень эффектно. Корнфурта буквально перекосило от злости, хоть он и промолчал в ответ на сие действо.
А вот в его реплике относительно Филча уже чувствовалась открытая угроза. МакГонагалл скептически подняла брови. Выражение ее лица изображало уже не просто досаду, а еще и какую-то странную брезгливость. Она не боялась. Заместитель Миллисент не тот человек, что заставил бы ее, трепетать – до Волдеморта ему было очень далеко.
Он раздражал, его действия вызывали досаду, но не более. Примерно такие же чувства испытывает человек, к которому привязалась ну очень надоедливая муха.
- Напомню вам, мистер Корнфурт, что кадровые решения в Хогвартсе были и остаются полномочиями директора, - отрезала она сухо. – Одно время Министерство уже пыталось навязать школе людей, компетенции, которых, вызывали серьезные сомнения. Мы все помним, что из этого вышло.
Имя человека о котором она говорила уже сегодня прозвучало в стенах школы. Все-таки Амбридж запомнилась. Но, увы, отнюдь не талантом педагога или обаянием и харизмой.
- Ради бога, просите, поддерживайте, - хладнокровно продолжила она. – Для увольнения Аргуса Филча имелись куда более веские основания, чем то, что он является сквибом. И если бы он остался в должности, число недовольных было бы куда больше.
Очень многим была известна любовь Филча к телесным наказаниям. Когда балом правили Амбридж, а также пожиратели смерти – Филч был на седьмом небе от счастья, что может пытать учеников. И слишком многие студенты, а, соответственно и их родители, об этом знали. Филч был словоохотлив когда речь заходила о физическом насилии. Потому списать на то, что «меня заставили Пожиратели смерти» не выйдет. Ученики подтвердят, что лишенный магии желчный старик испытывал настоящее наслаждение, причиняя боль другим.
Сам факт, что его просто уволили из школы, а не отправили в Азкабан за многочисленные издевательства над учениками уже был для Аргуса счастливым исходом.
Она согласно кивнула Миллисент в ответ на слова о переносе следующего совещания. Это было удачное решение. Даже если согласиться с безумным предложением Корнфурта и начать принимать в школу сквибов, определенно потребуется время для того, чтобы это обдумать. Вот только времени на раздумья осталось не так много – до первого сентября осталась всего лишь неделя.
- Всего доброго, - попрощалась она, с Миллисент, надеясь, что та найдет нужное решение.
- Коллеги, можете быть свободны. Профессор Дэллакэйппл, задержитесь.

[nick]Minerva McGonagall[/nick][status]Женщина с грацией кошки[/status][icon]http://sg.uploads.ru/1NfFp.png[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/jawnE.gif[/sign]

+2

16

Забини не была близким другом Филиппу, да и вообще, их сложно было назвать знакомыми, однако несмотря на это, - а женщине не свойственно было категорично говорить о людях лишь по оказанному ими первому впечатлению, - под конец собрания она уже была готова вынести ему неутешительный диагноз слабоумия. Или, точнее, он казался ей даже не столько слабоумным, сколько жертвой какого-то непонятного комплекса младшего брата. Чуть-чуть чересчур изнеженный, по-детски сладкий и чрезвычайно талантливый подхалим. Что же, и в Министерстве сидят разные люди. Оставалось лишь надеяться, что хоть треть работяг еще достаточно проницательна, дабы понимать, что мадам Забини вот так просто "за борт" было не скинуть. Слишком давняя рыбка в этом болоте. Хотя... Вероятно, что в обязанности Корнфута не входило отслеживание настроений в попечительском совете. Невольно в голову пришла мысль, что среди ее благотворительных коллег не все чисты как агнцы и белые ягнята и у кого-то явно пригрето черное пятно на пузе.
Миссис Бэгнольд, видимо, тоже решила перестраховаться, довольно неожиданно подведя собрание к концу. Ход, выдававший в ней неуверенность, как показалось Донне. Впрочем, может так оно и лучше. Семь раз отмерь и один раз отрежь, не было смысла продолжать разговор с кирпичной кладкой, от которой слова отскакивают подобно мячу, когда в разуме таились сомнения. На этих основаниях Забини решила все же уточнить напоследок свои слова и придать им точное значение:
- Я не говорила, что этот вопрос не поднимался. Я сказала лишь то, что приверженцев этой точки зрения намного меньше, чем желающих вырезать из Магической Британии все чистокровные семьи. - Пожав плечами, женщина легко поднялась с дивана, откинув прядь волос с лица. Тошнота за время разговора начала медленно утихать, однако настроение от этого, увы, не улучшалось. Одна радость - конфеты, некогда бывшие очень важными свидетельствами заместителя главы отдела образования, да и те быстро поджал под себя Слагхорн. Поджал, стоит заметить, даже без приглашения к трапезе! Проявив свое творческое мышление на министерских бумагах, Забини была практически уверена, что со времени своего преобразования все сладости становятся по умолчанию ее собственностью. Очень жаль, что так это не работало. С досадой вздохнув, женщина поспешила выйти из кабинета директора, кинув в ответ Миллисент слова согласия о беседе тет-а-тет. Правда, Донна меж этим надеялась к моменту их будущего разговора все же приглядеться к своему паршивому стаду сослуживцев по совету. Приглядеться и, по возможности, точно прикинуть кто в этом круге лиц является таким ярым сторонником толерантности, что готов в родную Школу Чародейства и Волшебства пригласить сквибов, людей обделенных даром ведовства. Да может быть, в итоге, найдет еще и тех, кто с радостью пригласит в нее и магглов, дабы ознакомить их с угрозой и благами чар. Шутка. Хотя... Ладонна уже не удивилась бы узнав о таком безумном новшестве. Признаться, и этой реформы в сфере магического образования женщина ожидала в последнюю очередь. И откуда, интересно, у всего этого вообще выросли ноги?

+1


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных сюжетных эпизодов » [25.08.1998] Век живи - век учись