0041
0087
0185
0142

"Меган почти была счастлива. Почти. Но это почти разъедало ее душу, как серная кислота лакмусовую бумажку... Успех в школьной команде по квиддичу, обилие друзей, забота родных, учеба несложная." - MEGAN JONES

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре январь - февраль'98

Вагон 12 – N. Longbottom [19.12]
Вагон 10– J. Finch-Fletchey [18.12]

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [05.03.1997] Я буду рядом


[05.03.1997] Я буду рядом

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Я буду рядом

http://savepic.ru/8230742.jpg

http://savepic.ru/8234838.jpg

http://savepic.ru/8252246.gif

http://savepic.ru/8245078.jpg

http://savepic.ru/8211286.jpg

› Участники: Andromeda Tonks, Narcissa Malfoy.
› Место: близ госпиталя имени Св. Мунго.

› Время: день.
› Погода: прохладно, но без намёка на дождь.

Продолжение к прошлому эпизоду - [30.06.1996] Из разных миров.
Несмотря на то, что связь с Андромедой не поддерживалась много лет, Нарциссу всегда интересовала её судьба. И поэтому, когда последователи Тёмного Лорда совершили налёт на госпиталь Св. Мунго, где работает Андромеда и миссис Малфой об этом узнала, то она спешит к месту трагедии, дабы убедиться, что с сестрой всё в порядке. Ведь совсем недавно меж ними установился хоть какой-то связующий «мостик» и очень не хотелось бы, чтобы он исчез.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2016-02-07 12:08:50)

+2

2

День не задался с самого утра. То пострадавших, у которых открылись раны, пришлось заново спаивать успокаивающим бальзамом; то пересчет пострадавших и только поступивших из других уголков Лондона.
- Твой назойливый пациент уже выздоровел? А я-то думал, что ты ему что-то не то вылечила. Слетел по лестнице так, будто за ним стадо гриндлоу неслось.
Тонкс только качнула головой, отмахиваясь от знакомого целителя, с которым они с час просидели в ординаторской за кучей бумаг и амбулаторных карт. В Мунго, наверное, не было ни одного медика, кто не знал злосчастного аврора, который по откату поступал на больничную койку, причем именно на её попечительство. Коллеги в шутку называли Робардса "недобитой проблемой Тонкс", а подтрунивать над самой Медой умудрялись в любое доступное время. Она привыкла и часто не обращала внимания. Слава Мерлину, общая тревога сплотила коллектив и никто даже не думал издеваться над ней - не до шуток было, да и в подобном налете было возможно что угодно, включая и полный подрыв здания. Все сошлись на общем мнении - нужно усерднее вкалывать, чтобы разгрести завалы и ликвидировать последствия налета. Места в урезанной на целый этаж больнице было теперь еще меньше.
- Нед, я, пожалуй, немного подышу воздухом, - женщина поднялась на ноги, растирая виски, после чего аккуратно пододвинула стопку с папками к устало улыбнувшемуся сотруднику, - голова уже кружится от постоянных переездов пострадавших.
Попутно снимая с себя халат, Тонкс выскользнула из кабинета, махнула рукой дежурной сестре и спустилась на первый этаж. Привет-ведьма махнула палочкой, отметив для одного из целителей перерыв, когда Меда проскользнула мимо очереди из магов с самыми различными недугами. Спустя несколько секунд она уже как ни в чем не бывало смотрелась в витрину заброшенного магазина, словно остановилась там для проверки прически и макияжа.
Часы тихо звякнули, начав отсчитывать время, отведенное ей на свободные потребности. Ведьма неспешно прошлась по улочке и пристроилась на ближайшей скамье. Почтенного вида дама, почесывающая сидящего на её руках йорка, вежливо и сухо кивнула ей, на что Тонкс не обратила ни малейшего внимания. Вздохнув, она вжалась в дощатую спинку и задумчиво стала наблюдать за потоком прохожих. А ведь среди них могут быть и пожиратели. Или их союзники, которым платят. О, любая полукровка захочет сохранить свою жизнь, присягая на верность Лорду хотя бы в такой банальной помощи. Не иначе как долгой и трудоемкой слежкой им удалось выяснить, сколько было народу в больнице в день нападения, а также и план выстроился. Только странно было полагать, что Пожиратели явились сюда с парадного входа. Точнее, не странно даже, а просто глупо. Аппарацию еще никто не отменял, да и члены партии "Сами-знаете-кого" не все были кретинами. Те, кто выжили, уж точно.
А чем я могла помочь пострадавшим, если бы оказалась в больнице на день раньше?
Только бы попала под обстрел, возможно. А еще на день раньше надавала тумаков вредному главе Аврората. Что ж, хотя бы эта мысль её сейчас может подбодрить. Все обошлось - большая часть людей выжила и теперь шла на поправку. Многие уже давно были со своими семьями. Невыносимо жалко было тех, кто отдал свои жизни. Вот так просто, словно души их были каким-то прокаженными и их заранее, свыше, заклеймили на раннюю смерть. Среди погибших было много хороших людей. Правильно, грешники наверху никому не нужны, а всякая дрянь и подавно. Разве что Пожирателей в ад спустило, и то - не всех. Меда не хотела даже думать о том, что было бы, если бы Министерство не выслало в больницу защитный отряд. Кажется, там еще не все прогнило.
Женщина потянулась, слегка повертев головой и разминая шею. Сегодня она рассчитывала вернуться домой пораньше и, наконец-то, хорошенько выспаться. Капризного больного в Мунго нет и жизнь снова кажется сладкой. Нет, не совсем. Её еще напрягают слухи о том, что теперь больницу будут постоянно охранять парочка стражей закона. Логично, но совсем неуместно. Вряд ли подчиненные Темного Мага снова нападут на ту же цель. Следовало ожидать ударов по другим местам, и тем, что были уязвимы не меньше.
Только бы не пошли по жилым домам пострадавших. Хотя, сомневаюсь, что у них было время и желание лазать по картотекам.
К слову, та часть, в которой находились все сведения о больных, уцелела, что означало отсутствие нападавших в том крыле. Радость, хоть и совсем небольшая. Сейчас любая сойдет, учитывая, какой вокруг сгущается мрак.
Тем временем леди с собачкой куда-то испарилась. Тонкс приоткрыла глаза, опуская взгляд на часы. Еще пятнадцать минут.

+1

3

Из некогда спокойной и уравновешенной женщины, Нарцисса практически превратилась в дерганную истеричку, которая была готова срываться на всех подряд... Но стоило отдать ей должно, потому как она держалась по мере сил. Варила и пила «Каменное сердце». Снова варила и снова пила. Так случалось, что в последнее время ей начинало казаться, что её собственные эмоции - это только истерика. А напускное спокойствие или даже пофигизм – просто результат регулярного употребления зелья, не более.
Женщина практически не выходила из своего поместья - не могла покинуть его без сопровождения. Учтивого, но все-таки навязчивого. Таков был приказ Тёмного Лорда - жену Люциуса Малфоя одну ни куда не отпускать. И когда он сказал это впервые, как только заявился в дом вместе с Лестрейнджами и другими последователями, на губах его играла мерзкая усмешка. И Нарцисса откровенно запаниковала... Она прекрасно знала, что он искусный легелимент. «Неужели он всё знает?»
И женщина не сопротивлялась, потому как боялась узнать нечто важное от Андромеды, с которой недавно более или менее наладила контакт, о чём незамедлительно станет известно Волдеморту и Пожирателям. В основном миссис Малфой проводила время на своей половине... своей половине? Нет, ну вы только вдумайтесь в суть этих слов! Задумывалась ли Нарцисса, что когда-нибудь перестанет чувствовать себя полноправной хозяйкой в стенах родного дома? Ни в коем случае. Даже в страшных снах, которые с недавних пор бесконечно преследовали женщину. Однако это случилось. Величественный Малфой-мэнор, об уюте которого Нарцисса неустанно заботилась все те годы, что проживает там, в котором ранее собирались все сливки магического общества на балах и светских раутах, теперь стал каким-то притоном для сумасшедших. Иных слов и не подобрать. И только Люциус, её дражайший супруг, сохранял какую-то видимость нормальности, хотя и он, естественно, тоже был не в восторге от того факта, что в их поместье нынче проживают безумные фанатики Тёмного Лорда. Но кого это интересовало? У четы Малфой не было выбора. Оставалось только смириться.
А сегодня она узнала, что на госпиталь Святого Мунго был совершён налёт. Там на протяжении многих лет работала Андромеда и от осознания того, что с неё могло произойти что-то плохое заставляло сердце сжиматься. Да, Нарцисса волновалась за сестру. Всегда. Даже тогда, когда не искала повода для общения, когда нарочно игнорировала и проходило мимо не здороваясь, Нарциссе никогда не была безразлична судьба сестры, которая была выжжена с древа Блэков как осквернительница чистоты крови. И теперь, когда Андромеде грозила реальная опасность, леди Малфой переживала за неё как никогда раньше. Но переживала молча, не подавая виду.
И сегодня ей повезло, что в Малфой-мэноре никого не было, потому как у Пожирателей сегодня было много дел, судя по всему. Поэтому ей ничто и ни кто не помешал выбраться за пределы родного поместья. Люциусу, который находился дома, женщина сказала, что ей срочно нужно заглянуть в Гринготтс, проверить счета, потому как в город выбираться по делам теперь может только она, тогда как раньше всем этим занимался исключительно муж, который нынче находится в статусе преступника. Нарцисса хотя и доверяла ему, но про Андромеду ничего говорить не стала, так как вряд Люциус пришёл бы в восторг от того, что она общается с сестрой-предательницей, о которой раньше и слышать ничего не желала.
Стены Святого Мунго... Когда-то миссис Малфой демонстративно гордо расхаживала здесь под ручку с Люциусом. Они словно хозяева, ходили и рассматривали каждый закоулочек, проверяя, на что расходуются те средства, которые они так щедро вкладывают с целью благоустройства больницы. Иногда им приходилось пересекаться в коридорах с Андромедой, но как будто не замечая её присутствия, они, будто павлины распустившие хвост, проходили мимо. Должно быть, и сама миссис Тонкс тоже не испытывала никакого удовольствия при пересечении с четой Малфой и столь же старательно не искала встречи с ними. Но времена круто изменились, и теперь Нарцисса пришла в госпиталь лишь с одной единственной целью – убедиться, что с сестрой всё в порядке.
К счастью, удача улыбнулась женщине и долго искать Меду в стенах больницы, блуждая по коридорам, не пришлось. Дежурный довольно быстро ответил на вопрос, где можно отыскать миссис Тонкс и теперь леди Малфой держала путь в совершенно другую сторону. «Кажется, она должна быть недалеко отсюда» - промелькнуло в мыслях. У целителей был небольшой перерыв, по словам дежурной медсестры. Поиски сестры не выдались долгими и наткнуться на неё удалось достаточно быстро.
- Здравствуй, - произнесла Нарцисса, подойдя к Андромеде, которая мирно сидела на лавочке.
«Ох, Мерлин милостивый... спасибо тебе за то, что уберёг её от несчастья!» - в этот момент с уст женщины сорвался облегчённый вздох, при виде Тонкс которая была цела и невредима.
– Скажи, у тебя всё в порядке? – присев на лавочку, поинтересовалась миссис Малфой, а после окончила, слегка притупив взгляд: - ...я знаю, что произошло.
Конечно знала. Она ни могла не знать о делишках последователей Волдеморта, вынужденно пребывая в стане его последователей и в виду тесного общения с Бэллатрикс, которая тоже принимала непосредственное участие в нападении на больницу.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2016-01-13 17:23:03)

+1

4

Это сладкое чувство свободы - такое ограниченное и быстротечное. Через несколько минут Тонкс снова должна была вернуться к своим обязанностям и пробегать по палатам уже до конца рабочего дня. С другой стороны, радовал уже тот факт, что целители и стажеры, медленно, но верно, восстанавливали здание. Но находиться постоянно в стенах госпиталя, особенно в пыльном, полуразвалившемся коридоре - смерти подобно. А здесь относительно спокойно, машины редкие проезжают где-то за спиной. А еще до боли знакомый голос.
Что она здесь делает?
Сначала женщине подумалось, что это просто обман слуха. Затем - можно было сказать, что это еще и очень объемная версия иллюзии. Что здесь забыла её сестра, если это и правда она, а не обман шести чувств.
- Нарцисса? - она казалась ошарашенной, однако быстро поправилась, протягивая руку. Блондинка села рядом, - Да... А что должно быть не в порядке?
Малфой опускает глаза так, будто провинилась в чем-то. Меда невольно вспомнила, какой была Нарцисса в своем юном возрасте. Застенчивая, говорившая лишь по делу и смущающаяся при особенно пристальном взгляде. Как сейчас. Однако, такое поведение сестры означало не только её замешательство. Она что, чувствовала себя виноватой? Но...
Как я могла забыть.
Пожиратели все еще были на свободе, а Нарцисса, как жена того же члена организации, косвенным образом считалась такой же. А это значит, что сейчас она пришла, чтобы удостовериться в её безопасности. Приятно, однако не совсем понятно, почему она остается расстроенной. Меда жива-здорова, под облаву не попала, да еще умудрилась вытянуть почти с того света кучу пострадавших. Этого уже достаточно, чтобы улыбаться. Хотя бы уголками губ. Но и этого не было видно.
- Понятно, - с легким расстройством в голосе выдохнула Тонкс, сжимая запястье блондинки, - Ты не могла не знать. И, возможно, не могла предупредить. Но... Меня и так не было в больнице, когда произошло нападение. Повезло, наверное.
Кто-то скажет, что это действительно невероятное везение. Другой начнет сочинять что-то про ангела-хранителя. Меда же считала, что она просто очень удачливая. Она умудрилась без особых последствий покинуть дом родителей, выйти замуж за доброго и отзывчивого человека, обзавестись умницей, хоть и слишком непоседливой дочерью, которая, к слову, была бы прекрасной матерью, если бы из неё неустанно не делали девочку-занозу-в-точке-которую-обычно-никому-не-показывают. Да, еще она забыла про личного телохранителя в комплексом наседки. Все складывалось как нельзя удачнее.
- Конечно, если бы ты могла рассказать о его планах, я бы предупредила работников. Но, что сделано, то сделано, - Меда пожала плечами, смягчив взгляд и не собираясь делать выговор и без того взрослой сестре. Она сама понимала, что случилось и понимала, какие потери могли быть от нападения нескольких последователей Темного Лорда на практически беззащитную больницу. Она так же должна была понимать, что никоим образом не смогла бы помешать этому. Даже будь у Нарциссы возможность как-то маякнуть, у целителей не могло быть больше шансов на выживание. Хотя, там бы уже заранее караулил защитный отряд и жертв могло быть меньше. Могло быть, но - увы.
Женщина закинула ногу на ногу, устроив обе ладони поверх и отвернулась, теперь провожая взглядом мимо проходящих маглов. Никому не было дела до разговаривающих дам, потому можно было спокойно понизить голос и продолжить беседу. Однако Тонкс не очень хотелось говорить. Заново мусолить тему, которая была ей в тягость.
- Ты видела, что стало в правым крылом? Там словно Помпеи теперь. Только пемзы нет. А вот мертвых было достаточно, - выдыхает, стараясь не вспоминать все в красках. Нарцисса молчала, видимо, впитывая информацию. Сестра была неравнодушна к трагедии, хоть раньше она непрестанно проходила по коридорам больницы, задрав свой и без того вздернутый носик. Ей было не наплевать на свою старшую и это уже было приятным нюансом во всей каше с Пожирателями. Тут, как говорится, даже её муж ничего не мог с этим поделать. Как же хорошо, что у младшей своя голова на плечах, причем ум в ней был один из лучших. Хитрая, пронырливая, тихоня-внешне, ураган-внутри. Даже сейчас, когда она поднимает на неё взгляд, кажется, что она думает о том, как бы отомстить обидчикам. Но, к сожалению, Нарцисса пока не имела в стане Пожирателей веса, так как на руке не горела метка. Впрочем, им же лучше. Нарциссу будет проще спрятать, если вдруг дойдет до этого. Может быть, даже у них с Тедом дома.
Если бы сестра готова была пойти на такой шаг.
- Хорошо, что Драко был в школе, верно? Ему не стоит видеть подобную бойню, - женщина мельком вспомнила о собственной дочери, которая сейчас находилась на территории деревушки Хогсмид. Там, по крайней мере, ей ничего не угрожало. Хотя, куда там - оторва всегда находила время и возможность напороться на неприятности. Но пока от неё не было никаких известий - ни дурных, ни хороших. После того, что она рассказала о бедной девушке - Кэти Белл, - хотелось верить, что силы защитного отряда хотя бы на йоту уменьшат опасность для остальных учащихся. Дети четы Уизли, слава Мерлину, тоже были живы здоровы.
Война затронет всех. Кого больше, кого-то меньше. Значит, что и до нас доберется. Дело времени.
Ведьма вздохнула.

Отредактировано Andromeda Tonks (2016-01-13 16:54:01)

+1

5

По коже пробегает холодок и женщина невольно вздрагивает, когда рука сестры мягко коснулась её запястья. Это просто было слегка неожиданно, хотя и приятно. Нарцисса почувствовала тепло, его прилив, исходивший от Андромеды. А тепло и поддержка кого-то из близких сейчас была ей чрезвычайно необходима. Разумеется, леди Малфой могла понежиться, когда ей угодно, в объятиях мужа, побеседовать с ни по душам, но, сейчас рядом была сестра. Вновь обретённая сестра. И совсем недавно женщина поняла, как сильно ей её не хватало. А ведь иногда Нарциссе так хотелось просто взять, присесть за стол и написать ей письмо, но что-то вечно её останавливало. Небось какая-нибудь сила неведомая. Но дело было не в силе этой, а в том, что миссис Малфой сама упорно отговаривала себя в мыслях от подобных идей. И полностью сосредоточившись на семье, женщина позабыла о порывах своей души, но, как оказалось, об Андромеде не забывала. Никогда. А иначе бы Цисса сейчас не сидела с ней на лавочке.
К счастью, Тонкс ни чуть не пострадала, но к сожалению, хотя бы мало-мальски улыбнуться уголками губ. Да хоть как-нибудь, попытаться выразить свою радость женщина не могла. С уст её сошёл лишь лёгкий вздох облегчения. На большее способна она была не в силах, по крайней мере, сейчас.
Казалось, что в её жизни будто красной линией в сюжете книги, проходила чёрная полоса, которой конца пока видно не было. И когда ей казалось, что более или менее она немного пришла в себя, после того, как заключила непреложный обет со Снейпом, дабы оградить от опасности сына и когда Люциус вновь оказался рядом, но ей лишь казалось. Так уж вышло, что Волдеморту стало угодно превратить Малфой-мэнор в свою резиденцию для собраний последователей его воли. Да, теперь Пожиратели оккупировали родной дом, который с недавних пор и родным то перестал называться. И это ни могло не угнетать Нарциссу. Собственно, поэтому даже подобие улыбки она из себя выдавить не смогла, встретив сестру, ради которой и пришла на территорию госпиталя имени Святого Мунго.
- Увы, как бы я не хотела тебе поведать о них, дабы обезопасить полностью, я не могу это сделать, - её голос понизился настолько, что едва можно было разобрать слова, как если бы всё это произносилось не для собеседника, а скорее для самой себя. Что-то вроде мыслей вслух.
– Моя семья и так находится в довольно шатком положении, поэтому я не могу рисковать. – практически на выдохе, добавила под конец женщина, взгляд которой устремился куда-то в высь, будто бы она пыталась разглядеть что-то на голубом полотне неба.
- И вообще, то, что я нахожусь здесь и сейчас рядом с тобой тоже весьма рискованно, - повернувшись лицом к Андромеде, сказала Нарцисса. И нет, под данной фразой она не подразумевала пресловутую репутацию, о которой всегда так пеклась, не позволяя себе даже приближаться к сестре-предательнице. Малфой всегда так беспокоило, что о ней завтра скажут в светских кругах. Но сейчас же она переживала уже не за положение в обществе, которое, к слову, и без того было изрядно подпорчено, а за жизнь и целостность семьи.
- Да, это ужасно, - тихо произнесла Нарцисса, которая в ответ на слова миссис Тонкс о том, какая разруха постигла правое крыло больницы, в очередной раз опустила глаза, но всё же соизволила выдавить из себя вопрос: - Много людей погибло?
На самом деле, леди Малфой всегда было всё равно на проблемы других людей. Лишь бы ей и её семье жилось припеваючи, а остальное никакого значения не имеет. И так было всегда. Она всегда нарочно отгораживалась от чужих бед, считая оные не существующими до тех пор, пока они не коснулись её семьи. Нарциссе не чужд некоторый цинизм, что тут сказать. Однако сейчас ей было даже подумать страшно, что испытывают те люди, которые потеряли тех, кого любили. Ведь она тоже любит и дорожит своими близкими, без которых жизни представить не может. Это холодное и отталкивающее равнодушие ко всему и вся с недавних времён сменилось некоторой сострадательностью в душе. Да и вообще, бессердечной миссис Малфой никогда не была, хотя на первый взгляд и могла показаться именно такой. Маска изо льда уж больно приелась, да.
- Действительно, хорошо, что он в Хогвартсе на занятиях и не знает, что... – и тут женщина резко прервала свою мысль, которая завершалась тем, что наследник рода Малфой пока не в курсе, что в стенах их семейного поместья нынче благополучно обосновались сторонники Тёмного Лорда. И говорить об этом сестре Нарцисса не горела желанием, считая, что лучше ей об этом не знать. - ...впрочем, это уже не важно.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2016-01-19 22:07:03)

+1

6

- Не знает, что...? – Тонкс отвлеклась от позолоченной оправы часов и подняла взгляд на умолкнувшую сестру. Кажется, она была обеспокоена чем-то не меньше самой Андромеды, только старалась держать это все в себе. Как-то плохо старалась, к слову – кое-какие эмоции из-под маски все же просачивались. Она боялась. Переживала. Вне всяких сомнений, сестра, а ныне еще и жена проклятого Пожирателя была несчастна. Теперь, когда начались открытые гонения всех приспешников Темного Лорда. А Драко? Что он знает о своем отце? Насколько сильно он хочет теперь быть на него похожим? По слухам, он и без того не отличается манерами Блэков – все перенял от отца, -  а мать постоянно его прикрывала. Естественно, это же любое дитя, которое никогда не будет для матери отрепьем или предателем.
Кажется, со своими родителями  я немного просчиталась.
Горько об этом думать, да необходимо. То, что не губило их жизни сейчас, в будущем закаляло. Думать обо всех бедах следовало именно в таком ключе, иначе очередная такая, пришедшая на их улицу, треснет их хребтами о бетонную крошку. Размажет потом еще, основательно так.
- Ладно, не важно – так не важно.
Женщина вздрогнула, представляя, как  родные ей люди погибают один за другим – под неустанными лучами – зелеными, как изумрудное пламя. Потом зажмурилась и прогнала видение, заставив себя думать позитивно. Еще не время складывать руки. Зато её перерыв подходит к концу и нужно отметиться у привет-ведьмы, дабы та её не потеряла и не забила ненужную всем тревогу.
- Да... Слушай, раз ты здесь, то можешь пройтись со мной, посмотреть на ущерб. Если еще не видела, конечно, - Меда едко усмехнулась и поднялась со скамьи, протягивая руку и поведя головой в сторону прикрытого чарами входа в Мунго, - Я должна отметиться, что все еще на месте, дабы не сочли меня за пропавшую. Это столько мороки  потом – объясняться в своей задержке, подписывать кучу ненужных бумаг в подтверждение того, что это действительно я чернилами правды, а еще вылизывать туфли шефа, - на фырканье блондинки Тонкс только дернула плечами, - после этого инцидента он не выпускает из-под своего надзора никого дольше, чем на пятнадцать минут.
С одной стороны – решение верное, все же, медиков в больнице несколько уменьшилось, а хороших, опытных и вовсе было по пальцам пересчитать. С таким стажем, как у Тонкс, целителей оказалось теперь всего десять-пятнадцать, а учитывая наплыв пациентов в последнюю неделю, остатки этой самой роскоши разрывало тоннами работы. Но, как полагала сама Меда, лучше уж вертеться, чем погрязнуть с головой в куче отчетов и никому не нужной писанины. Отдохнуть после смерти успеет.
Две дамы неприметно проскользнули сквозь магическую завесу и в ту же секунду уже шествовали по вестибюлю. Очереди из пострадавших не стали короче, а в одном из окошек какой-то особый любитель поспорить, громко пререкался с младшим колдомедиком.
- И так – каждый день, - только хмыкнула Тонкс, спешно подходя к ведьме, которая уже обратила на неё внимание, - миссис Малфой желает осмотреть здание на наличие огромных целевых вложений.
Ведьма за столом тут же расплылась в улыбке, да такой широкой, что любая кинозвезда бы позавидовала. Еще бы, любое упоминание о деньгах, да еще от самых щедрых меценатов, встречалось тут с огромным воодушевлением. Правда, многие из целителей теперь не очень хорошо поглядывали на саму Нарциссу – жена Пожирателя, который все это время пудрил им мозги. Меда устала их одергивать, так как знала, что ничего этим не добьется. Обвинения правдивы и тут незачем понапрасну сотрясать воздух. Нарцисса могла делать все, что угодно, чтобы очистить свою совесть или имя, а вот Андромеда лишь молча указывать ей на недостатки. Сестра получала от средней поддержку хотя бы в том, что та её больше не винила во всех грехах мужа. Нарцисса все эти годы была поглощена любовью к близким,  а та, в свою очередь, бывает очень часто слепа.
Поднимаясь по лестнице наверх, аккуратно обходя обвалившуюся часть, Тонкс молча кивала пробегающим мимо стажерам. Редко делала какие-то замечания, и с таким же интервалом бросала короткие взгляды на сестру. Блондинка, казалось, была полностью погружена в проблему. Осталось только выяснить – в чью. 
- Отсюда вытащили одного из... – женщина уже собиралась сказать «ваших», но потом передумала. Уж младшая-то точно не имела никаких связей с Темным Лордом и во имя его имени, обожаемого всеми Пожирателями,  не носила его клейма. Она была всего лишь пешкой, которую следовало забрать из этого осиного гнезда как можно раньше. Как только та попросит, - ...в общем, последователя сама-знаешь-кого.
Женщины поднялись на пятый этаж, где Андромеда уже начала чувствовать себя в своей тарелке. Навстречу вышел маг в лимонном халате и почтительно кивнул ей, после чего с опаской покосился на светловолосую гостью.
- Все в порядке, она со мной.
Тонкс вступила в коридор и подбородком указала на самый конец лабиринта  следовавшей за ней Малфой.
- А вон оттуда выбежали Лестрейджи.
В той части коридор был частично завален, правда там уже не было луж и брызг крови, которые Меда увидела в первый свой день после нападения.

+1

7

С уст женщины сорвался едва заметный, но облегчённый вздох. Андромеда не стала вникать в ту проблему, о которой Нарцисса чуть не взболтнула, но вовремя остановившись, предпочла умолчать. Сколько она себя помнит – всегда была такой. Всегда она всё держала в себе, терпела и переживала молча. Даже в откровенных беседах с сестрами леди Малфой, но тогда ещё Блэк, всегда старалась подбирать нужные слова и определённые интонации, не опускалась до подробностей, была немногословна. Её неярко выраженную жизнерадостность можно было отнести к плюсам, правда, теперь от жизнерадостности этой абсолютно ничего не осталось. Она развеялась по ветру словно пепел, улетучилась куда-то далеко в галактику, где вечно сверкают звёзды, имена которых носили многочисленные представители уже давно как канувшей в лету величавой фамилии Блэк. Осталась лишь скорбь, боль и... этот страх. О, это было до умопомрачения омерзительное чувство. Оно разъедало изнутри и не давало покоя ни днём ни ночью. Но убежать и спрятаться где-нибудь в тёмном углу Нарцисса не могла, потому как уже давно вышла из детского возраста, когда могла с лёгкостью себе позволить нечто подобное. Ведь теперь перед ней стоят проблемы куда более масштабные, а у неё, ко всему прочему ещё и семья, о которой невозможно не думать, о которой нельзя не беспокоиться. А от проблем, как известно, не убежишь. Их надо решать. И Нарцисса из разрешит, обязательно. Когда-нибудь. Потому что надежда уходит последней, а в её душе пока ещё теплится огонёк.
А меж тем, женщина лишь кивнула в ответ сестре на её предложение пройтись в стены Святого Мунго. Это был знак согласия. Как видно, Андромеде тоже нельзя было долго задерживаться. Вот только разница заключалась в том, что у неё это было связано непосредственно с работой, а вот у Нарциссы... О, думать о Тёмном Лорде и о его противной змеевидной ухмылке сейчас хотелось меньше всего. Хотя бы сейчас, на какой-то мгновение хотелось забыть о том кошмаре, что с недавних пор окутал собой Малфой-мэнор.
И как только сестры прошли через магическую завесу, они уже в то же мгновение благополучно шествовали по больничному вестибюлю.
Андромеда с годами не растеряла находчивость и смекалку, ту самую, которая присуща всем тем, кто когда-либо учился на факультете Салазара Слизерина. Она достаточно быстро подобрала нужные слова, нашла подход к ведьме, что отмечала служащих целителей. Та, в свою очередь, расплылась в широкой улыбке. Да, деньги любят все, а у Малфоев оных не меренно. Они ведь, богатейшая семья и, как следствие, неспроста считались самыми щедрыми меценатами в госпитале имени Святого Мунго. Правда, времена очень сильно изменились, причём не в лучшую сторону. Сейчас было не до пожертвований.  Репутация – дело наживное, как считала Нарцисса, а вот те проблемы, которые стоят перед её семейством на данном этапе – ещё нужно попытаться решить и не факт, что что-то изменится к лучшему. Женщина не питала эфемерных иллюзий иначе бы уже давно утонула в них целиком и полностью.
На мимолётные укоризненные взгляды проходящих мимо колдомедиков, Малфой старалась не обращать внимания. Как и раньше, она слегка приподняла подбородок и гордо выпрямила осанку. Пусть видят, что она не сломлена, а их взгляды для неё не значат ровным счётом ничего, чтобы могло иметь хоть какую-то цену. И нет, это было не высокомерие и надменность, в данном случае это была скорее защитная реакция, своеобразный щит, за которым неустанно пряталась Нарцисса. Скрывала себя настоящую от чужих взоров.
Поднимаясь по лестнице следом за Тонкс, Нарцисса осматривалась по сторонам так, словно оценивала нанесённый Пожирателями ущерб. «Да, восстановление обошлось бы в довольно кругленькую сумму», - прикинула женщина, которая слегка передернулась в момент, когда Меда показала ей место, откуда по её словам вытащили одного из сторонников Лорда Волдеморта. Ей на мгновение показалось, что сестра в момент произнесения речи, словно саму себя одёрнула, дабы не сказать ничего такого, чтобы Нарциссу могло хоть как-то задеть.
На пятом этаже людей было значительно меньше, чем внизу, где скопилась длинная очередь из пострадавших и служащего персонала, который носился из стороны в сторону, мечась как мухи в стеклянной банке. Правда, на пути двух женщин таки возник один человек в халате цвета свежего лимона, который с некой опаской посмотрел на леди Малфой. Но та лишь хмыкнула, в то время как Андромеда поспешила заверить, что она с ней. К счастью, лишних вопросов не возникло.
- Лестрейнджи? – переспросила Нарцисса, когда Тонкс указала ей на место в коридоре, из которого те выбежали после нападения на госпиталь. – Ты их видела, да? И Бэллу?
Вопрос этот как-то сам собой сошёл с уст женщины. Ей было интересно, видела ли Меда их старшую сестру, хотя бы мельком. Потому что, когда Малфой впервые увидела Бэллатрикс после Азкабана то, мягко говоря даже испугалась немного. Да, тюрьма никого не красит, особенно если человек томился в холодной камере среди дементоров более десятка лет. Бэлла была другой, не такой, какой раньше. И отразились изменения эти не только на внешнем виде когда-то статной и от природы красивой леди Лестрейндж, но и на внутреннем мире. Конечно, она давно была не в себе, с тех пор, как вошла в свиту последователей Тёмного Лорда и стала там самой преданной из его слуг, но после Азкабана она, как казалось Нарциссе, и вовсе стала иногда походить на сумасшедшую. Пребывая по одну сторону баррикад, женщина, естественно, ни могла не общаться время от времени с сестрой и не замечать её замашки.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2016-02-03 17:37:42)

+1

8

Нарцисса очень заинтересовалась новостью о братьях Лестрейндж и их пропащей сестре. Причем, Меда была уверена, что ей это не показалось: Нарцисса на мгновение перестала лепить на лице непроницаемость, как-то сжалась под её взглядом, устремляя свой собственный на завалы. Тонкс качнула головой, прогоняя следом и наваждение. Нет, она не видела Беллатрису, но на тот момент в больнице были её коллеги, которые, в общем-то, и пострадали. Мягко говоря, их приговорили к быстрой и почти безболезненной смерти. Разумеется, тех, кого удалось спасти, пришлось откачивать, восстанавливать конечности и обрабатывать очень сильные ожоги от заклятий. Работы было много и Тонкс была рада, что хоть как-то могла отвлечься от мыслей о сестре. Той, что могла бы, наверное, не моргнув глазом, убить и её. Точно - повезло.
- Я же говорила, - женщина скрестила руки под грудью, - Я не пострадала только потому, что меня тут не было. Беллатрису видел мой знакомый пациент, которого она красиво задела, - зла не хватает, ей богу. Кто знает, как бы отплатила сестре Андромеда, будь она в тот момент в госпитале. Постаралась бы сражаться и во время всего этого действа могла получить заряд Авады в грудь. Возможно, даже очень. Не от сестры, так от Рудольфуса. Холодок, пробежавший по лицу, исказил её черты. Это ли испугало Нарциссу, что теперь стояла подле неё? - Не думаю, что мне хочется встречаться с ней. С нашего последнего разговора прошло более двадцати лет. Она была бы рада проломить мной стену, не меньше.
Тонкс поморщилась. О, её воображение уже рисовало это: звук треснувших костей, хруст ломающейся перегородки и скрежет битого стекла. Она могла представить боль, что в тот момент пронизывала её - осколки, обломки, щепки, торчащие в кистях рук. Расцарапанное лицо и месиво заместо спины.
Жмурится, чтобы прогнать видение. Неприятно видеть собственную смерть. Лучше не визуализировать, а то она могла себе самолично гроб на колесиках заказать.
- Чего не было, того не было, - Меда постаралась улыбнуться естественнее, чем младшей могло показаться, после чего потянула замершую Нарциссу за локоть, чтобы та продолжала следовать за ней, - Все обошлось и много кого удалось спасти, слава Мерлину. Правда, мы вряд ли успеем восстановить здание за неделю или две, но, к счастью, мы уже почти всех выписали, - женщина невольно взглянула в лицо сестре и тут же поправилась, - Тех, кто попал под облаву, я имею в виду. Остались только новоприбывшие. Нападения слуг Темного Лорда продолжаются, как ты не старайся уменьшить число пострадавших. Некоторые не доживают до курса терапии и по пути умирают.
Звучит, словно приговор. Так и есть, по сути. Обычные маги, обученные только школьному курсу магии, зачастую не способны постоять за себя, а если и пытаются, то умирают мучительнее и дольше. Пожиратели не любят тех, кто им перечит, зато обожают поиздеваться над сильными жертвами. Теми, что не стремятся сдаваться. Их убирают постепенно, чары за чарами, терзая тело и душу пойманного. Алиса и Френк Лонгботтомы были тому ярким примером. Беллатриса...
Лучше бы ты тогда отказалась от свадьбы. Лучше бы сбежала. Теперь на всю жизнь повязана с кучкой убийц.
Она не может сдержать тяжелый вздох, но старается показать, что не заметила заинтересованного взгляда Малфой. Младшая всегда видела её насквозь. Лучше, чем Беллатриса. Последняя старалась не вдаваться в подробности психологических особенностей чувствительных людей, мало заботясь об эмоциях в целом. Нарцисса же была нежной душой. Сильной духом, разумеется, тоже. Иначе как бы она перенесла все это? Сестра, муж... Она была на похоронах и их родителей. Меда плохо поступила, когда не решилась прийти на могилу Сигнуса и Друэллы. Хотя бы раз. Может быть, когда все уладится, она наведается туда, чтобы приложить на надгробия венки из омелы.
- Я не жалею, что решила работать здесь, - спустя какое-то время снова начала Тонкс. Пара медленно шла по коридору, где им навстречу постоянно выскакивали целители и стажеры. Иногда попадались пациенты, которые уже могли самостоятельно передвигаться. Один такой попутно поймал руку Андромеды, сжимая её в ладонях и шепча что-то, похожее на слова благодарности. Этот, кажется, был назначен в её смену, и его вытащили из под завалов на этаже ниже. Мужчина был парализован и не мог выбраться из под завалов, а чуть погода получил откуда-то взявшийся луч жалящего проклятия, что и привело его под опеку колдомедиков с пятого этажа. Меда едва заметно улыбнулась ему. Тепло, - Бывает, конечно, много крови, но... Приятно сознавать, что эти люди живут благодаря твоей заботе. Что на тебя могут понадеяться и знать, что ты им поможешь. Не просто пообещаешь, а именно сделаешь это.
Пациент двинулся дальше, уже почти не шатаясь. Но после него к паре подошла молодая девушка, та самая сестра, что по большей части принимала медицинские карты пострадавших и координировала передвижения целителей, сообщая им о новых поступлениях и назначениях. Она поспешно сунула в руки Тонкс тонкую папку с незнакомым именем.
- В палату с аврорами поступил еще один. На место мистера Робардса, - девушка постаралась скрыть наливший её щеки румянец, но все же добавила, - мы, правда, не знаем, что делать с остатками виски, который был обнаружен у пациентов. Когда у пострадавших снова открылись раны, кто-то умыкнул бутылку.
Меда изо всех сил держалась, чтобы не расхохотаться. Или фыркнуть. Или помянуть Гавейна неприятным словом. Вот уж кому он подложил свинью, так это бедным больным, которых теперь еще пару дней в больнице продержат по его милости.
- Ох, уж эти авроры. Попробуйте "Акцио". Не думаю, что бутылка была защищена какими-либо чарами и вы её быстро найдете, - она кивнула оторопевшей ведьме, которая явно была ошеломлена своей недогадливостью, однако потом кивнувшей и засеменившей дальше, в ординаторскую, - моя бы воля, я бы убила его. Но, увы, я же маг созидания, Салазар его дери.
Она не знала, слушала ли её Нарцисса, да и, в сущности, ей было все равно. Меда отвлеклась и теперь строила план мести аврору, про которого забыла несколько часов назад.

+1

9

Свой интерес по поводу Лестрейнджей скрыть было трудно. Что не говорите, а Бэллатрикс тоже волновала Нарциссу. Хотя нет, беспокоить всерьёз она её начала ещё с тех давних пор, как из мисс Блэк переквалифицировалась в мадам Лестрейндж и получила от Волдеморта в награду за преданность тёмную метку на предплечье. Ведь работа (если это так можно назвать) у Бэллы была очень опасная и она всякий раз рисковала собственной жизнью, выполняя очередной приказ своего Повелителя. Хотя, может Бэллатрикс этого только и хочет? Мечтает закончить свою жизнь как верный своим идеалам и принципам воин, во имя своего хозяина? Нарциссе этого понять было не дано, ровно, как и Бэлле было не под силу понять её. Зато Андромеда, кажется, младшую сестру понимала прекрасно. Но это не было удивительно. Ведь они обе матери, они обе всем сердцем дорожат целостностью семьи и той жизнью, которую имеют и с которой не желают расставаться.
Всё-таки, жизнь – странная штука. И леди Малфой никогда не перестанет этому удивляться. Теперь, оказывается, сестра, чьи стремления уму женщины были непостижимы и вызывали волну неодобрения, понимала её как ни кто другой. И почему-то именно рядом с ней Нарцисса ощущала себя невообразимо легко. Настолько, что воля неволей казалось, что можно взлететь в облачную высь. Это чувство окрыляло душевно, то ли потому, что общения с Медой давно не хватало, то ли потому, что в жизни наступил трудный период. А тем временем в памяти сменяются красочные моменты давно канувших в лету событий. Детство, юность... Так легко и приятно, вот только нарастающая тревога вытягивает из сказочно ярких воспоминаний в душную темень. Когда уже наступит просвет? Да хоть малейший проблеск? И почему так тошнотворно кружится голова? Невольно хочется вернуться к прерванным приятным мгновениям. Правда, сделать это становится невозможно. Невозможно улыбаться тогда, когда для семьи наступило не лучшее время. Да и потом, к чему всё это? Ещё рано. Слишком рано вздыхать с чувством облегчения. Нужно решать проблемы настоящего, а не вспоминать далёкое прошлое. Потому что в воспоминаниях можно и вовсе увязнуть, подобно в тягучем болоте, и не выбраться оттуда даже силой воли.
А слова Андромеды о их старшей сестре заставили женщину непроизвольно задуматься о том, чтобы могло быть, если бы Тонкс и правда наткнулась на Бэллу. Конечно, каждая из них была Нарциссе по-своему дорога и ей бы очень не хотелось, чтобы с кем-то из них приключилось что-то плохое. Но, увы, Бэллатрикс была безумна, в прямом смысле этого слова. После долгих лет заключения в Азкабане она изменилась ещё больше. Так, что порой выглядела неадекватно. В гипертрофированной форме Бэллатрикс была верна чистокровным идеалам их семьи и бесконечно предана Тёмному Лорду. А посему не стоило сомневаться в том, что будь на то воля Волдеморта, её рука бы не дрогнула поднять палочку на сестру-предательницу и замахнуться каким-нибудь непростительным заклятьем или тёмномагическим проклятьем. Но об этом даже и говорить не хотелось, не то, чтобы помышлять.
- Я помню, тебя, кажется, ещё со времён Хогвартса интересовала колдомедицина и те предметы, которые имели непосредственное к ней отношение. Ты ведь, помнится, была особенно успешна по части варки зелий и травологии, - произнесла миссис Малфой, глядя на сестру, с который они небыстро, но стремительно шагали по больничному коридору, где им на пути, то и дело встречались целители и прочий обслуживающий персонал госпиталя.
И раз уж Андромеда так говорит, то, наверное, это действительно то, чего желала её душа. И жизнь, которую она для себя избрала, была действительно её жизнью, а не чужой. Ведь возникает же иногда у некоторых людей чувство, будто бы они проживают жизнь не за себя, а за кого-то другого. Потому что, останься Меда в родном доме, семья навряд ли бы одобрила её стремление податься в колдомедики. Ведь знатным леди работать не пристало. Её бы тотчас выдали замуж за какого-нибудь холёного аристократа или до мозга костей министерского карьериста с мешками денег на счету в Гринготтсе. И таким образом она бы томилась в золотой клетке, изнывала и сгорала от безудержной тоски, была бы несчастна. Да, неординарный поступок Андромеды был непростителен, согласно священному девизу рода Блэк, но зато она ощущала себя комфортно и свободно, в своей тарелке, как говорится. Она не стала проживать чужую жизнь – жизнь леди из высшего общества, а нашла в себе смелость пойти по своему личному пути.
Пока сестры шли, на пути их возникла молодая девушка, которая являлась одной из рабочих больницы Святого Мунго, и обратилась к миссис Тонкс с жалобой на какого-то местного пациента. И тут Нарциссу сразу перевела своё внимание на Меду. Её слова о том, что будь её воля, она бы его убила, вызвали на лице Малфой едва заметную усмешку и не вставить свой комментарий бывшая Блэк ни могла: - Так вот оно что? Мстишь неугодным пациентам, да? – а после небольшой паузы добавила под конец: - Всегда знала, что слизеринское коварство тебе не чуждо.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2016-02-07 15:02:49)

+1

10

- Фигурально выражаясь, - язвительно парировала Тонкс, вспомнив, что она в коридоре не одна. И да, Нарцисса, очевидно, тоже не знала про горе-аврора. Вот и славно – женщине не очень хотелось снова начинать лекцию о здоровом образе жизни своей сестре, только, на сей раз, выбрав себе несколько иные лица. Меда в школе была очень скрытной. Она редко делилась своими успехами в учебе и сестры все узнавали через учителей, а уж про любовный фронт – ни старшая, ни младшая не знали и не чуяли, чем дело пахнет. Обгорелые страницы личной жизни Меда решила не ворошить – мало ли, каким нафталином потянет. Да и скучно будет Нарциссе слушать об этом. Не сейчас, когда вокруг творится черт знает что, да еще так, что негде бант пристроить.
Женщина двинулась дальше, попутно разглядывая титульный лист с инициалами подопечного. Сегодня обещалось еще много работы, а времени – все меньше и меньше. Надо будет проводить Нарциссу, когда она закончит обход. Но сначала – к шефу. Попутно забрав из ординаторской свой халат.
- Я много думала о том, какой была бы моя жизнь. Вне этой суеты, - переворачивает очередной лист и прицельно высматривает нужную строку среди витых словечек, - Поверхностное ранение режущим... Хватит и парочки швов, даже не понадобится костерост, - попутно вставила Тонкс и тут же перенеслась на основную линию разговора, - Так вот, она была бы пустой. Окружающие тебя люди делают жизнь более осмысленной. В особенности, если это хорошие люди, - она указала кивком головы на семейную пару. Узнает ли Нарцисса в супругах родителей однокурсника её сына? Или же она и знать не знает, как выглядят подопытные «крысы» их сестры? Впрочем, Меда только грустно улыбается чете Лонгботтом, которые даже не узнают в ней их старую знакомую. Когда-нибудь, ей Мерлин, они выпишутся отсюда. Нужно еще немного усердия и терпения. А еще, быть может, молитв.
Ведьма закрыла папку и постучала в дверь приемной. Заместитель главного целителя был на месте и Тонкс, отметившись у него, забрала свою стопку карточек с приписанными ей больными, после чего снова вышла к застывшей у входа сестре.
- Если интересно, можешь посмотреть на мои... Как там говорят некоторые чистюли – мучения, - женщина саркастично усмехнулась, - не уверена, что раньше тебя интересовала эта тема, так что не настаиваю.
Нарцисса не возражала. Было заметно, что она весьма и весьма притихла. Что-то думала себе, наверное, воображала, какие тут ужасы творятся, когда поступают новые больные. Те, что не просто сошли с ума, а разливаются литрами крови. Как Андромеда упоминала ранее – крови, действительно, было зачастую много. Но только в том случае, если в больницу попадали министерские маги. Те умудрялись не только себе ребра переломать, так еще и без носа остаться. Благо, волшебство иногда помогает свернуть кровь в считанные секунды, а вот если рана оказывается серьезной, отравленной очень сильным проклятием, то тут уже может помочь только время и чудодейственные руки целителей. Тонкс считала себя если не чудом целительства, то хотя бы была уверена, что она не отвернется даже от самого мерзкого вида раны, постарается управиться быстро и аккуратно, да еще успокоит пострадавшего. А это, как говорится, уже комбинированный подход, который увеличивает шансы на выздоровление в самый кратчайший срок и повышает мастерство лекаря.
- Погоди, - волшебница остановилась возле нужной палаты, жестом остановив сестру, - Проклятье сильного магического истощения, - Меда достала палочку и стукнула ею по двери, дав добро на её открытие, - Зрелище не из приятных, так что лучше не увлекайся просмотром. Я скоро.
Как скоро  это «скоро» – даже сама Андромеда не знала, но рассчитывала провести процедуру вливания жизненных сил по мере своих способностей. Пациент, увидевший своего целителя, постарался подняться, но потом передумал. Видимо, ощутил, как трясутся его руки и голова. Падает на подушку и соскальзывает с кушетки, однако вовремя ловится подоспевшей Тонкс. Истощенный, он даже внешне напоминал живой скелет, обтянутый кусками кожи. Волосы его местами вылезли, словно при магловской чуме.
- Вам нельзя двигаться. Сегодня еще пятьдесят миллиграмм «притока жизни», а завтра перейдем к поддерживающим процедурам.
Пациент слабо кивнул и замер. По подбородку его потекла слюна, которую Меда тут же сцедила палочкой. В вену на руке мужчины была проведена трубка с ядовито-желтой жидкостью, которая временами попыхивала и меняла цвет из ярко-лимонной на лакрично-бежевую. Пока ведьма не сделала еще несколько пассов волшебной палочкой, трубка безвольной струйкой опускалась острым игольным концом к шине, фиксирующей предплечье, а после – ожила и принялась проводить магическую смесь прямо в тело пациента. Мужчина закатил глаза и часто, хрипло задышал. Меда уменьшила напор, мановением руки останавливая подачу сыворотки. Кожа подопечного стала немного чище, даже казалась здоровее и цветом окрасилась более ярким после пепельно-серого.
- Рот,  - она быстро закинула в слабо разжавшиеся челюсти парочку стабилизирующих пилюль, после чего кивнула и мужчина снова остался нем, как рыба. Только выглядел немного лучше и теперь пытался улыбнуться, - Ближе к вечеру советую не перенапрягаться в компании родственников, - Тонкс подавила желание улыбнуться шире,  - Я знаю, что они норовят накормить вас запрещенными булочками.
Палочка вновь вернулась во внутренний карман целительского халата, а Меда вышла, чуть не задев дверью чудом увернувшуюся блондинку.
- Ну вот, я же говорила, что недолго, - и вот уже дышится легче. Кто там у неё еще сегодня? Ах да, новенький пострадавший в бывшей палате пьяницы.
Меда потянула её назад, в другой конец коридора.
- Считаешь, мне следует сегодня закончить пораньше? Может, мне отпроситься на час? Сходим и посидим в каком-нибудь пабе, а там я тебе расскажу, как угодить изможденному и совершенно злому под конец дня целителю?
Нарцисса кивнула, а Тонкс решительно потащила сестру к выходу. Домой она вернется в то же время, зато еще раз попытается выяснить у блондинки, как там у них в Мэноре дела.

Отредактировано Andromeda Tonks (2016-04-04 06:15:26)

+2


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [05.03.1997] Я буду рядом