Руквуд быстро поймал ритм вращения. Через несколько секунд Яксли почувствовала, как мужчина сжал руку сильнее... - Ev. Yaxley

МАССОВЫЕ КВЕСТЫ

в игре декабрь - февраль'98


Министерство– JR. Durand [21.10]
Кондитерская – T. Dellachapple [21.10]
Улица в Хогсмиде – R. Farrow [22.10]

436
485
869
734

HOGWARTS. PHOENIX LAMENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [январь 1995 г.]Какой-то немыслимый поворот


[январь 1995 г.]Какой-то немыслимый поворот

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

[январь 1995 г.]Какой-то немыслимый поворот
http://s7.uploads.ru/t/RDvK3.gif

› Участники: Gregory Goyle, Fenrir Greyback
› Место: лес

› Время: середина января 95го
› Погода:  холодно, много снега

Грегори по определенным обстоятельствам оказывается в лесу, где встречает стаю Фенрира и его самого. После некоторых бесед, выясняются весьма любопытные подробности об обоих.

+1

2

В его руках переломленная пополам палочка из какого-то заведения, где торгует всем понемножку – отнятым у наивных недотеп в темном переулке магическим орудием, зельями, сваренными подпольными зельеварами для начинающих Борджия, украденными артефактами, которые могли действительно работать хорошо, а могли оторвать тебе нос при попытке использования… Отец рассказывал о подобных местах. Закулисье мира волшебников – так он называл их. Лютный переулок был не единственным в своем роде, снабжающим магов противозаконными вещицами, наподобие черных кварталов и злачных районов любого маггловского города. Преступники как ни забавно любили кучковаться как и все люди, стремящиеся к объединению в группы по интересам, по религии, по национальному признаку и так далее… Грегори сейчас было глубоко все равно достал ли отец палочку у какого-нибудь хитрого проныры с еврейскими корнями или лично врезал кулачищем по затылку простофили. Суть ситуации заключалась в следующем – Грегори Гойл в свои пятнадцать (неделя до дня рождения) лет не умел аппарировать. Полезные штуковины для переноса в пространстве дело хорошее, но их можно и потерять. Поэтому отец дал сыну дружеского тычка, сказал что-то вроде «Так, сынок, я достаю палочку, чтобы не отследили, и мы учим тебя аппарации». Все просто.
Беда была в том, что эта сучья палочка Грега слушалась из рук вон плохо – она так сопротивлялась насилию над собой, словно была хорошенькой девицей, которую чокнутый феодал отнял у мужа в первую брачную ночь. По этой видимо причине уроки шли медленно и нудно, тягостно и до тошноты и головокружения. Грегу стоило колоссальных усилий перенестись на метр вперед в гостиной собственного поместья, и поломал он не одну безделушку под звонкий смех матери и недовольный ор отца, разумеется, перемеженный отборным матом. Теперь же проклятая вещь явно решила отомстить за поруганную честь. Или как Грега могло перенести в лес, который он даже не знал, где находится? Видать предыдущий владелец был дерзким лесничим, развлекающим похотливых жен мужей-паралитиков. Или причиной неудачного переноса был сам Грег с неправильной ориентацией в пространстве? Проблема, так или иначе, оставалась одна – он в гребаном лесу со сломанной палочкой в руке и в любом случае не сможет аппарировать ни домой, ни в Мексику, что было бы приятно, учитывая собачий холод.
Очень грустно находиться вдали от дома посреди хренового леса. Начало января выдалось на удивление морозным, а Грег практикуясь перед камином с разведенным огнем в тепле и относительном уюте дома, как-то не догадался натянуть на себя шубу. Двенадцать месяцев он явно не встретит, его не обогреют и не помогут найти дорогу домой. Свитер вещь неплохая, но мать твою какой же нетипичный для Англии дубак! Грег передернулся, потирая руки, успевшие покраснеть и огляделся по сторонам. Каждый заблудившийся в лесу задается одним вопросом – как найти дорогу домой. Обычно человек начинает вспоминать место с которого все пошло не так –свернул не на ту тропинку, побежал за кроликом с часами, оступился и грохнувшись в овраг позабыл в какой стороне света твой дом… Беда в том,  что у Грега такого и в помине не было. Он не знал находится ли посреди чащи или совсем недалеко от автострады. Не имел представления, в каком направлении искать их поместье. Если бы треклятая палочка не подвела – использовал бы магию, чтобы облегчить ситуацию, но…
- Твою мать… - пробормотал он, делая пару шагов и оставляя глубокие следы в первозданно нетронутом и чистом снегу.
Здесь не было намека на тропинку – над  ним довлел во всем своем великолепии и белизне огромный зимний лес. Грег бы оценил сходство с красотами на рождественской открытке – лапы елей, склонившиеся от тяжести навалившегося снега, обледеневшие стволы, ледяное очарования царства Снежной Королевы, но он был мать твою совсем один в замороженном пустом лесу! Да только пустом ли?

+4

3

- Мда, вы безнадежны. Ну в самом деле, вы не только что обратились, какого хрена творите! - взревел Фенрир, вскакивая с длинного бревна, уложенного прямо на снег. От своего веса, дерево провалилось на несколько сантиметров, но это никому не мешало сидеть на нем дальше.
Преодолев расстояние до двух сражающихся оборотней буквально за несколько шагов, он отвесил смачную оплеуху одному из них, отчего тот протяжно завыл, а его оппонент заливисто расхохотался. Посмотрев на юного волка с недобрым прищуром, Грейбек хорошенько размахнулся и дал второму такой подзатыльник, что оборотень, не удержав равновесия, свалился прямо мордой в снег. Теперь была очередь хохотать всех остальных в стае.
Всего их было двенадцать, вместе с вожаком. И каждый выполнял в стае определенную роль: добытчик вылавливал зверей и приносил мясо, следопыт выполнял особые поручения самого Фенрира, разведчик ходил порой на задания вместе с вожаком, в основном конечно оборотень готовил из своей стаи безжалостных убийц, ибо сопляки не нужны были Темному Лорду. Еще во времена Спарты, слабых мальчиков сразу убивали, хотя вожак и не понимал зачем, почему их нельзя было сожрать, так и польза бы была и лучших бы отбирали, но магглы такие странные, вечно творят всякую херню.
Благо Фенрир умел накладывать полог тишины, иначе их убежище в лесу давно бы обнаружили. Один из оборотней пытался зажечь костер, но порывистый северный ветер постоянно задувал малейшие искры, а щепки разносил по траектории полета. Вскоре лагерь огласила отборная и довольно суровая брань. Некоторые слова даже Фенрир слышал впервые, от чего его брови пару раз взлетали вверх, а в голове сама собой ставилась галочка, сохранить полученные знания на будущее, мало ли когда пригодится и мало ли кого придется послать на край света. Хотя что греха таить, Грейбек не сильно любил трепать языком, особенно с жертвами, предпочитая действия словам. Нужна информация? Сломай пленнику кость, можно даже зубами. Не все понимают, какая это адская боль, поэтому кичатся своим молчанием, но после восьмого отгрызенного пальца, да еще и без анестезии, смелых почти не остается. А если информация требуется от девушки, так тут еще проще, отыметь несколько раз до кровавых подтеков по всему телу и сломанная физически и морально жертва сама с охотой все расскажет.
Закатив глаза, вожаку надоело смотреть на эти мучения и он вытащил из кармана мантии волшебную палочку.
- Инфламаре, - негромко скомандовал мужчина и направил палочку прямо на груду дров. Маленький огонек тут же полетел в указанную сторону, и вот уже через мгновение лагерь освещало яркое пламя высотой около полутора метров. Солнце медленно катилось к закату, небо уже начало затягивать сумерками, а значит через час уже будет совсем темно, но для оборотней это не проблема. Первые звезды появлялись на небе то тут, то там, а запах жареного на костре мяса распространялся все активнее. Фенрир обводил взглядом окружающих членов его стаи, прислонившись спиной к дереву и утопая высокими кожаными сапогами в снегу. Благо этой зимой его было немного, примерно по щиколотку, но погода любит делать сюрпризы, такие например как неделю назад, когда весь день была метель. В итоге всей стае пришлось ютиться не в их любимом лесу, а в доме у какого-то мага, предварительно стерев тому память и закинув в подвал.
Кивнув каким-то своим мыслям, Грейбек решил, что парни и без него справятся. Этот их непрекращающийся галдеж и идущая по кругу бутылка огневиски, немного отвлекали. Надо было перед употреблением пищи проветрить голову, наверное именно поэтому оборотень направился в глубь леса, переступая через присыпанные снегом камни и стараясь не свалиться в какой-нибудь овраг.
Мужчина уже потерял счет метрам, которые преодолел, без устали шагая вперед, но вдруг резко замер на месте и поднял голову на несколько сантиметров. Фенрир несколько раз вдыхал и выдыхал свежий морозный воздух, что-то в нем было не так, примесь какого-то незнакомого запаха, заставила его не просто идти вперед, а превратиться в охотника. Кто-то чужой в его лесу, это у кого же хватило ума заявиться сюда зимой, да еще и под ночь? Человек явно без мозгов. Следуя по ведомому его запаху, Грейбек наконец увидел объект поисков. Молодой человек, еще подросток, пробирался вперед по сугробам. Брови оборотня взметнулись вверх, когда он разглядел того в сгущающихся сумерках. Он был в одном только свитере и штанах.
Глаза Грейбека горели желтоватым светом, словно изнутри плясали маленькие огоньки, а улыбка сама превратилась в оскал.
- Ну и какого черта в этом лесу забыл школьник? Наверное твоя мечта стать ужином для волков, да, пацан? - раздался среди деревьев его голос. Фенрир не скрывался, он стоял прислонившись к одному из исполинов, уходящих в небо, и сложил руки на груди.
Парень явно сумасшедший, нормальный бы не полез сюда.

+3

4

Грег не принадлежал к числу счастливых оптимистов, которые улыбаются поминутно и искренне верят, что плохое просто не может произойти. Не от глупости так думают или наивного желания считать, что беды произойдут с кем угодно, только не с ними. Нет, это просто счастливая особенность характера, дающая возможность жить припеваючи до первого удара лбом об стену. Ну или избегать неприятностей благодаря неизменной вере в светлое будущее. Пессимистом Грег тоже не являлся. Он не вставал из кровати каждый день с мыслью, как же плохо все сложится. Не искал возможности пожаловаться на злую судьбу и поискать причины для того, чтобы скорчить недовольную рожу. Грег можно сказать просто жил. Видимо он был реалистом. Оказавшись незнамо, где без действующей волшебной  палочки он весьма ясно понял, что попал в серьезный переплет. Судя по нетронутости лесного массива и отсутствию мусора, люди здесь не бродят. Лес походил  на первозданный поскольку еще не был опорочен человеком. Его крупные следы были кощунством в этом храме природы. Лес Дина? Королевский Лес? Палсвуд? Или он где-то в Сибири? Ну судя по морозу. Какая разница? Судя по некоторым следам, на которые Грег иногда натыкался, здесь водились лисы, олени, но уж точно не люди. Поэтому он быстро перестал звать на помощь возможных психов, которые могли бы решить, что это очень весело таскаться по дремучему лесу в лютый мороз. Да и горло охрипло от этих криков.
Время шло. Снег начал окрашиваться желтоватым отливом заходящего солнца, а небо, которое стремительно розовело красноречиво, намекало на то, что Грег в полной заднице. Приближалась ночь, а холод который долбанет ночью можно и не пережить. В зимнем лесу не поешь ничего и никуда не денешься от холода. Без волшебной палочки шансы невелики. Были бы у него сигареты, к которым прилагаются спички, развел бы костер. Отловить же себе птичку, чтобы сожрать и отогреться ненадолго не хватило бы ни скорости ни ловкости – охотником или следопытом Гойл никогда не был. Вырисовывались две перспективы – гордо сесть под деревом и сдохнуть от переохлаждения или бегать по лесу всю ночь в попытках разогнать кровь, чтобы поискать выход днем. Конечно, умирать Грегу вовсе не хотелось, поэтому он склонялся ко второй мысли. Впрочем, жизнь вносит коррективы в любые планы и неожиданный голос из темноты указал Гойлу, что у него появился еще и третий путь.
Здоровенный мужик посреди леса, где ты заблудился… Спасение или гибель? Оптимист бы обрадовался и ринулся к нему с криками радости. Грег же схватывал быстро. Вопросы глумливым тоном задавали разбойники во все времена. Эй, огоньку не найдется товарищ? Ты же не торопишься? А потом кирпичом по башке со стороны сообщника, затаившегося сзади. Эй, киса, ты не для меня так нарядилась? Ты же не спешишь? А  потом вопли, зажатый рот, стенка и грязные лапы, шарящие под юбки и твердый член, тыкающийся в бедро. Грег понял сразу, что наткнулся не на доброжелателя и ничего хорошего ждать не следует. Только все обстояло куда хуже. Желтые глаза светящиеся в темноте явно принадлежали не человеку. Или не совсем человеку. В воздухе пахло грубой силой, кожей, кровью и жестокостью. И кто может поджидать человека посреди леса с такими шутками? О Мерлин, похоже Грег оказался в роли еба**й Красной Шапочки! Только без хреновых пирожков и бабушки…
- Вам попадался хоть один придурок, который отвечал «да» на такой вопрос? – искренне спросил Грег, напрягаясь всем телом, но почти сразу же расслабляясь.
Первым порывом было бежать со всей дури, продираясь сквозь кусты, ломая ветки, падая и поднимаясь в проклятом снегу. Но его остановил рассудок. А какой смысл? Оборотень наполовину зверь. Он сильнее и быстрее. Он знает этот лес лучше Грега и у него нюх и зрение не обычного человека. Бегство будет смешным и бесполезным и закончится где-нибудь на земле в стальном захвате оборотня. Драться с ним? Тоже глупо. Грег был сильным не по годам, сильнее даже многих взрослых мужчин. Но глупо верить в то что он совладает с полузверем. И даже если временно ошарашит его, что маловероятно… Опять же бегство в никуда. И оборотень может быть не один.
- Неудачная аппарация, - просто сказал Грег, кидая под ноги оборотню обломки волшебной палочки, - Убьете прямо здесь или мне нужно куда-то идти?
Что ж…. что хуже? Смерть от холода и голода в одиночестве? Или быть растерзанным оборотнем, который ищет пропитание? Хуже всего было чувствовать ледяное дыхание смерти, пронесшееся ветерком над его макушкой.

+3

5

Первая мысль, которая пришла в голову Фенриру после ответа мальчишки на его вопрос, было "а ты дерзкий пацан, может отрезать тебе язык, что бы болтал меньше?", но мужчина лишь ухмыльнулся, выставив напоказ немалые клыки. По сути он уже рассматривал юнца как хорошую грушу для тренировки его юных оборотней, чтобы они отрабатывали на нем удары. Конечно это будет немного нечестно, ведь волки априори сильнее обычного человека, даже мага, но уж что имеем тем и пользуемся.
Грейбек лишь кинул мимолетный взгляд на два кусочка дерева, что прилетели к его ногам. Какое ему дело до чужой волшебной палочки, пусть и сломанной. Хотя наверное в глубине души он ликовал. Ну как же, маг, пусть и подросток, совсем беззащитный, один в темном лесу, нашел на свою задницу приключений, прям хоть садись и пиши книгу: "А потом я встретил страшного зверя. Он глядел на меня горящими глазами, а из пасти хищно стекала струйка слюны. Если я выживу, я поведаю эту историю всему миру". Ведь именно такие были бы слова в этой книге, ведь так? И называться она будет "Выживший". А впрочем какая разница. Есть только здесь и сейчас.
- Это же каким надо быть неудачником, чтобы трансгрессировать хрен знает куда? Да ты пацан походу слишком слаб для магии, - решил ущемить подростковое самолюбие мужчина, но кажется парень даже не прореагировал на его слова.
- Убьете прямо здесь или мне нужно куда-то идти?
Фенрир сделал шаг назад, оставляя в снегу достаточно глубокий след от массивной подошвы и показал рукой направление, но ждать когда мальчишка двинется в его сторону не стал. Оборотень медленно наступал на пацана, словно движимая непреодолимой силой гора. Где-то в темноте зимнего леса каркнула ворона, невидимой тенью пролетевшая над их головами. Грейбек стоял возле парня и смотрел на того сверху вниз, раздумывая над кое-какими вариантами.
"А может переломать ему ноги? Ну так, для подстраховки, вдруг решит убежать. Или хотя бы палец, но тогда он не сможет сражаться в полную силу против стаи. Блин, а так хочется, вот же облом".
- Ты уже можешь шевелиться в указанном направлении, - с легкими отзвуками рычания, произнес Фенрир и обойдя парнишку со спины, подтолкнул того в спину широкой ладонью.
Понятное дело, что пацан и так будет шагать, самостоятельно, даже по башке бить не придется, да и тащить такую немалую ношу желания было мало.
"Хорошая добыча, умная добыча, сама передвигается", - повторял про себя Грейбек пока они вдвоем двигались по прямой в сторону лагеря оборотней. Разговоры мужчина заводил, да и о чем можно разговаривать с ходячим трупом, разве что о способе его умерщвления.
Периодически оборотень бросал на парнишку косые взгляды и хмурился. Что могло закинуть подростка в такое захолустье, как этот лес? Скорее всего неисправная волшебная палочка. С учетом того, как он легко выбросил обломки этой, данный кусок дерева не был его собственным, а значит украден.
Дальше мысль Фенрир развивать не стал, ведь на горизонте показалось яркое оранжевое пятно, которое с каждым шагом становилось все больше. Наконец их взору предстал огромный костер, который, кажется, горел еще ярче чем до того, как Грейбек отправился на прогулку.
То, какими глазами смотрели на вожака и его добычу члены стаи, просто не передать словами. Одни хмурились от непонимания, почему пацан еще жив, другие уже глодали его кости у себя в мечтах, но никто из присутствующих не решался нападать на того, кого привел вожак, по крайней мере пока не будет дана команда. Да, эта свора цепных псов безоговорочно подчинялась Фенриру и стоило ему лишь взмахнуть рукой, как останутся от парня только рожки да ножки. Сам же оборотень уселся на бревно около костра и наклонив голову, стал наблюдать за мальчишкой. Что же он будет делать сейчас, оказавшись среди диких волков?

+3

6

Этот оборотень-разбойник продолжил говорить что-то в издевательском ключе, но Грегу было уже все равно. Да и слишком часто он слышал в свой адрес нелицеприятные высказывания, чтобы ярко на это реагировать. Что он мог так это оценить внешность оборотня хотя бы из любопытства, когда тот приблизился. Здоровенный. Грег пошел внешностью в основном в отца, а тот был мужчиной и рослым и ширококостным. Но полузверь возвышался над ним как чертов минарет. Странные глаза светились где-то в вышине как звезды. Лицо (или морда?) сохранило человеческие черты, но превращения видимо оставили отпечаток. Это был полузверь с густой растительностью на физиономии, мощный и сильный хищник с огромными руками, пышущий жаром и мощью сытого волка. Грег подчинился легкому толчку в плечо поскольку выбора у него особого не было. Оставалось взвешивать в голове варианты хорошего исхода. Наверное, самым реалистичным из счастливых концов была быстрая смерть.
Оборотни… О них столько говорилось и писалось в книгах… Волшебники смотрели на них с презрением как на опустившихся существ, которые бегают по лесу в облике кровожадных тварей, раздирая клыками и когтями каждого на своем пути, пожирающих сырое мясо и трахающихся с волками, порождая странных уродливых созданий. Но Грег не верил во все байки просто потому, что в книгах часто преувеличивали. Нет, он не думал, что стоит поговорить с этим существом, и до него достучишься. Натура наполовину волка живущая инстинктами делает свое – его захотят…сожрать, убить, может изувечить или развлечься за его счет перед всем этим. Но Грег помнил профессора Люпина, который оказался оборотнем, о чем рассказал всему Слизерину профессор Снейп. И Ремус Люпин не был похож на злобную дикую тварь, готовую оторвать тебе голову развлечения ради. Он был грустным и довольно умным человеком, хорошо справляющимся с работой учителя. Вот только стая, к которой его привел этот полузверь не отличалась любезностью профессора Люпина судя по зверским рожам.
Двенадцать их было. Одиннадцать сидело вокруг костра, двенадцатый до сих пор стоящий рядом с Грегом сел на бревно, затрещавшее под его весом. Пламя расцветало как прекрасный цветок, весело потрескивали дрова, клубился дымок и вкусно пахло жареным мясом. Чувство голода и тяга к теплу едва не толкнули Гойла поближе к огню, подле которого они грелись и выпивали что-то крепкое. Если бы не звериные черты, походила бы эта шайка на обычных разбойников в Шервудском лесу. Новый знакомец Грега был явно злобной версией Робин Гуда – судя по почтению во взглядах и отдельному месту.
- Ну, прям гребаные двенадцать месяцев, - пробормотал Грег, думая, что в его положение безумней – думать об их еде и выпивке или о спасении.
Врядли его покормят и обогреют на радостях. Дорогой гость привлек внимание, на него уставились двенадцать пар желтоватых звериных глаз, клыки скалились, лица выражали дикий не человеческий голод, но с большим любопытством, чем остальные смотрел вожак. Видимо, интересно ему было, побежит ли Грег как идиот прочь, чтобы за ним со ржачем и улюлюканьем погналась вся стая. Или начнет плакать, просить о пощаде, валяться в ногах умоляя о милосердии. Грег отвел взгляд от них, глядя на костер и передергиваясь от холода, который забирался внутрь головы словно через уши.
- Ну и что дальше? – только и спросил он, - Не вижу смысла бегать от вас по лесу. Погреться хоть можно, прежде чем будете издеваться и убивать?
Видимо не зря огонь приковывал к себе пристальное внимание людей во все времена. Он толкал к безумию. Безумно перед лицом скорее  всего мучительной смерти думать о жаре и искрах, которые хотя бы дадут временно оттаять… Безумно в стане оборотней говорить такие вещи. Может быть, он не осознал, что спятил от страха? А холод подзаморозил чувства и Грег не осознает ни страха ни безумия?

Отредактировано Gregory Goyle (2016-02-04 21:25:28)

+3

7

- Ну, прям гребаные двенадцать месяцев.
Фенрир на бормотание парня лишь удивленно приподнял бровь, зацепившись за его слова.
"Двенадцать месяцев? Что еще за двенадцать месяцев? Это что, какая-то тайная секта по борьбе с магглами или оборотнями?", - мелькали мысли у него в голове, но через секунду Грейбек уже отвлекся и на последующий вопрос парня, лишь приветливо махнул рукой в сторону костра. Пусть отогревается, может быть стоит даже его подкормить чуток. Ведь убить парня они всегда успеют.
Пацан оказался гораздо умнее своих сверстников, которых Фенриру удавалось встречать. Обычно подростки дико орали от страха, да так, что порой закладывало уши, некоторые пытались убежать и оборотни даже давали им фору в несколько сотен метров, но все это было безуспешно. Каждый, кто попадал к волкам в гости, превращался в кровавую похлебку с добавлением приправ и специй. Волки были весьма чувствительными на запахи и любили плотно поесть. Ну и без выпивки конечно никуда.
А раз мальчишка не убегал, не сопротивлялся и делал все добровольно, напрашивались два вывода, либо он морально готовит себя к уготованной ему участи стать закуской, либо пытается заговорить оборотней. Последняя мысль была неприятная, но Фенрир отмел ее сразу. Если бы в лесу был еще кто-то, он бы или остальные, это почуяли.
Все поведение мальчишки и манера держаться в столь стрессовой ситуации, говорили о его благородном происхождении и хорошем воспитании. А то как он сын одной из семьи, которая яро служит Темному Лорду? И если он убьет его, это будет большая проблема, наказания избежать уже не удастся.
А оно наверняка будет, да похлеще, чем тогда, когда Фенрир засунул язык Беллатрисе в рот, пытаясь поиметь.
Ночь уже вступила в свои права и молодой месяц все быстрей поднимался над верхушками деревьев, освещая своим скудным светом маленький кусочек пространства. От блеклых звезд, что окружали его, тоже толку было не много. Но вот на земле было тепло и солнечно, словно не ночь на дворе, костер подбрасывал в воздух снопы искр при каждом дуновении промозглого ветра. Где-то вдалеке ухала сова, проснулась ночная жизнь. Самое время волкам охотиться, но вместо этого они сгрудились вокруг парня, рассевшись кто куда. Один из оборотней даже забрался на нижнюю ветку дерева, удобно развалившись на холодной коре. Все они чего-то ждали, может быть приказа вожака разорвать юнца на части, а может из чистого любопытства, ведь побыть в компании живого человека и не причинять ему боль для некоторых было в новинку.
- Согрелся? - задал Грейбек вопрос, глядя на мальчишку. - А теперь можешь рассказать, что это за чёртовы двенадцать месяцев и если они угрожают чистокровным магам и Темному Лорду, как их уничтожить. Если рассказ получится интересным, то тебя даже накормят. "Перед тем, как сожрать самого".
Парень действительно был странный. Он не показывал страха, не пытался завести светскую беседу или умолять отпустить его. Он вел себя так, будто все происходящее часть повседневной жизни. Либо он глуп и считает, что волки не такие уж и опасные существа.
Грейбек не был любителем поболтать, стараясь пресекать подобные попытки от пленных сразу же, как те откроют рот, но кто знает, чем обернется встреча оборотня и парня в лесу.
Может быть ценной информацией, хорошим ужином или завтраком, а может и звонкой монетой. Деньги всегда нужны, даже таким диким зверям, как они.
- Кстати как тебя зовут? - спросил оборотень у парня, отчего словил на себе пару заинтересованно-удивленных взглядов. Разговаривать со жратвой и спрашивать имя как-то раньше не было частью их ритуала по умерщвлению. Остальным было глубоко наплевать, что ответит мальчишка, но не Фенриру.

+3

8

Видимо Грегу повезло. Какая бы безумная храбрость или храброе безумие им не двигали, а оборотни были хорошо знакомы с этой стороной жизни. Когда тебя охватывает пелена сумасшествия, толкающая на дикие поступки: стремительный бег по ночному лесу, кровавую охоту с пеленой застилающей глаза, людоедские ужины (или нет, если смотреть на них как на волков?), выпускание внутреннего зверя на волю в самом прямом смысле этого слова… Вожак видимо не расценил странное поведение жертвы как повод для оскорбления и Грег получил доступ к костру. Если бы не разрешили… может он бы и кинулся в пламя, чтобы согреться прежде чем превратится в горящий заживо шашлык. Вопрос порадовало бы это оборотней. Или они едят только  сырое мясо? Судя по аппетитному запаху нет, ели и жареное. А думать что у них там готовится не стоило. Это могло стать еще одним толчком в сторону бездны.
Грег долго не думал, когда выбирал, где расположиться – сидели они вокруг костра и выбор мест был невелик – либо сесть рядом с одним из молодых оборотней, либо устроиться на снегу. Ситуация в целом была дикой, соседство полузверя не унижало достоинство парня и не вызывало отвращения если уж на то пошло, но присев на землю возле огня он оказался ближе к живящему теплу. Мерлин, какое блаженство… Люди не понимают насколько приятны  самые банальные вещи. Ни один аристократ так не наслаждался сидя возле кресла у камина с подставкой для ног, как Гойл у лесного костра. Он прикрыл глаза, подставляя и лицо и руки и все, что мог опаляющему дыханию. Было здорово настолько…что он даже и не вспоминал где и с кем находится. По крайней мере несколько минут  проведенные в молчание. Нарушила покой реплика вожака и Грег неожиданно для себя разомлевший от ласкового пламени искренне рассмеялся.
- Мерлин, нет, двенадцать месяцев не имеют никакого отношения к Темному Лорду и магическому миру. Это просто сказка.
Тут можно было и заткнуться, но молчаливое внимание стаи вкупе с обещанием дать поесть (по крайней мере, право на последнее желание перед казнью, а что предложат в качестве ужина, лучше об этом не спрашивать) сподвигло Грега разомкнуть губы и, несмотря на постукивающие от холода зубы продолжить.
- Злая мачеха отправляет девочку за корзиной подснежников в лес посреди зимы. Избалованная королева обещает тому, кто это выполнит много золота. Девочка скитается по заснеженному лесу и неожиданно выходит на поляну, где у костра сидят двенадцать братьев – месяцев. Она рассказывает им о безумном поручении мачехи, и Апрель решает помочь ей, временно заняв место декабря. Я в заснеженном лесу, здесь костер, вас в стае всего двенадцать, - Грег хмыкает, не зная, насколько волки расположены к самоиронии и чувству юмора и отвечает на вопрос вожака одним лаконичным словом, - Грегори.
Предосторожность никогда не помешает. Не глупо ли называть фамилию незнакомцам? Мало ли… Найдут семью, учинят вред… Но не слишком ли это…не то чтобы разумно…хитро для волков? Грег понятия не имеет.  Он и не знает, насколько в оборотнях преобладает волчья натура. Так посмотришь…если не внешний вид со зверскими чертами, обычные люди. У вожака  волшебная палочка. Принадлежит к миру магов, колдует как и его отец. И тут до Грега доходит.
- Погодите… - медленно говорит он, поднимая голову и глядя прямо в лицо вожаку, - вы…помогаете Темному Лорду? – бровь приподнимается, - Вы… часом не Фенрир Грейбек?
О, о том, что Лорду Волдеморту служили  не только волшебники, но и великаны, оборотни, инферналы и прочие дети тьмы Грег прекрасно знает… А самый известный оборотень…Фенрир Сивый. Фенрир Грейбек. Огромный полуволк с яркими звериными чертами от частых превращений.

+3

9

Кажется стая, как и их вожак, были настроены вполне миролюбиво. Некоторые волки, после рассказа о двенадцати месяцах и подснежниках, гулко засмеялись, попутно обсуждая кто из них кем мог бы быть. Двое оборотней даже решились на спор, кто больше похож на июнь, сравнивая количество убитых зайцев и оленей в это месяце. Забавно, но желающих на роль холодных месяцев почти не находилось. Наверное это было связано с тем, что звери зимой прячутся по своим норам и охота превращается в настоящее испытание под названием "Выживший. Сожри сам или сдохнешь". Фенрир на подобный идиотизм лишь закатывал глаза. Вот чего-чего, а детства в заднице своих волков он точно не ожидал. Но некоторые были лишь недавно обращены, а потому им еще свойственны черты людей - любопытство, тяга к новому, междоусобные споры и так далее.
- Прикольная сказка, - произнес Грейбек, глядя на мальчишку, тянущего руки к ночному пламени.
Парень даже не постеснялся назвать свое имя, а вот фамилию умолчал. Наверняка испугался, что стоит ему сделать неверный шаг и разозлить оборотней, то после того, как они разорвут его на части, то отправятся к его семье. На самом деле у Фенрира даже мысли в голове такой не было. На кой черт это вообще ему надо? В нем было дикое сочетание человека, волка, и главное, мага. Если бы он хотел, то устроил бы геноцид, как среди магглов так и магов, в угоду своему желудку и жажде крови своих подопечных.
- Погодите...Вы… часом не Фенрир Грейбек? - неожиданно для всех произнес мальчишка.
Голоса среди волков мгновенно стихли и двенадцать пар глаз, не мигая уставились на парня, периодически посматривая и на вожака. Им просто была любопытна его реакция. Не каждый день, да и ночь, встретишь в лесу мальца, который ведет себя с волками на равных. Не боится, не истерит, не презирает. Ведь некоторые чистокровные волшебники слишком высокомерны для подобных вещей и даже само присутствие оборотня с ними в одной комнате, вызывает рвотный рефлекс. Для таких у вожака был готов отдельный котел. И стоило чистокровному волшебнику совершить малейшую оплошность и разгневать Темного Лорда, как его жизнь мигом прерывалась, благодаря острым, как лезвия, когтям Грейбека.
По сути в магическом мире только ленивый не знал, что на службе у Темного Лорда есть оборотень. Слава тянулась за волком невидимым шлейфом, но он не был против, мужчине даже нравилось, что его боятся, обходят стороной и даже взглянуть лишний раз в глаза опасаются.
- Да, это действительно я, - ответил Фенрир, сделав короткий кивок. - Эй парни, дайте мальчишке пожрать! - скомандовал вожак и тот оборотень, который в эту ночь отвечал за приготовление ужина, поднялся со своего места и отрезал приличный ломоть жареного мяса от туши, что висела на вертеле рядом с костром. За неимением тарелок, оборотень всунул кусок мяса прямо мальчишке в руки.
- У нас тут не курорт, поэтому только так, - сказал тот и стал раздавать еду остальным волкам, которые мигом, почти не прожевывая, сжирали мясо, яростно отрывая сочные куски с которых в некоторых местах капала кровь.
Когда наконец трапеза была закончена, несколько волков развалились на земле, уже готовясь отправиться в объятия Морфея, как вдруг Грейбек поднялся со своего места и взревел.
- Какого черта разлеглись, ленивые черти! Тренировка! И мне похрену, что вы нажрались.
Кто-то из стаи попытался проворчать, что их вожак порой бывает чересчур строг. Но одного взгляда на оборотня хватило, что бы все мигом заткнулись и поднялись со своих мест. Образовав некое подобие круга, волки стояли в ожидании приказа вожака. Грейбек медленно повернул голову в сторону мальчишки и недобро оскалился.
- Мы дали тебе пищу и тепло, и надеемся, что ты присоединишься, - махнув в сторону своей стаи, произнес мужчина. - Ничего страшного не будет, они будут сражаться лишь в полсилы. Надеюсь этого хватит, что бы ты не истек кровью за считанные минуты.
Таково поворота событий Грегори явно не ожидал. В конце концов они волки, а эти хищники ценят силу и гордость, презирая трусость на корню.

+1

10

Неожиданно волкам понравилась сказка. Как же… С незапамятных времен любое войско или шайку разбойников сопровождали не только жадные до денег шлюхи, но и менестрели, рассказчики и музыканты, которые могли развлечь уставших от грабежа, боя и насилия молодчиков любопытным сказанием, хорошей бравой песней или тем или иным фокусом. Такие могли еще и от души треснуть лютней по башке обидчику – гастролируя по дорогам жестокого мира учишься, так или иначе, стоять за себя. Хорошо подвешенный язык дело славное, он помогает выпутаться из беды и получить хороший ужин с вином и если повезет несколько монет. Но тесное соседство с воинами учит защищать и не только по средствам крепкого слова. Грег никогда не стремился к славе бродячего менестреля и сочинителя баллад, но если маггловская сказка обеспечила ему право на некоторое спокойствие и плотный ужин – и, то хорошо.
Да и осознание ситуации, которое пробралось в согревшиеся у костра мозги, несколько меняло дело. Незнакомой шайке оборотней плевать, чьим родственником является человек, который появился как раз к ужину. Но при встрече со знакомым злом есть шанс. Пускай это зло прославилось тем, что нападает на людей не только в полнолуние и нескрываемо любит проявлять волчью сущность. Настолько, что со временем волчьи черты и перестали прятаться за человеческими. Зачем, если их владелец не стесняется быть оборотнем? Но полузверь, служивший Темному Лорду, как и отец Грега дело другое. В таком случае…
- Спасибо, - сказал Грег, едва не роняя горячее только из костра мясо, но удерживая путем легкого перебрасывания в руках.
Еда всегда помогала лучше думать. На голодный желудок важные вопросы не решаются, как говорил отец, предпочитая обсуждать деловые моменты за плотным ужином с войском из винных бутылок. Поэтому Грег задумчиво принялся за пищу, не очень обращая внимания на полное отсутствие манер у его окружения. Мясо оказалось вкусным и по счастью Грег распознал вкус дикого кабана, что позволяло ему есть спокойно, и думать себе о своем. Тут было несколько вариантов. Фенрир Грейбек знаком с его отцом и поймет выгоду в том, чтобы сохранить Грегу жизнь. Благодарный соратник дело хорошее – обеспечит хоть деньгами, хоть кровом, хоть едой. А при необходимости подарит стае не одну такую игрушку, но об этом Грег предпочитал не думать. При втором раскладе звериное начало преобладает и Грейбеку будет все равно, ведь отец не обязательно узнает, кто задрал дорогого сердцу наследника. Существовал и третий вариант. Гойл все же не знал, насколько Пожиратели знакомы друг с другом. Вероятно имя отца для оборотня пустой звук, а попытка купить себе свободу вызовет злость и неприятие. Мольбы ни у кого уважения не вызовут. Особенно в стае зверей, где решает самый сильный. Вырисовывалась небольшая дилемма…
И тренировка да… По крайней мере их развлечения состоят не в том, чтобы привязать незадачливого путника к столбу и коллективно задрать. Врядли же слова по поводу драки в полсилы подразумевают, что в полсилы с ним будут тягаться по пятеро за раз. Грег кивнул, поднимаясь с места. Что ж… Безумие храбрости или храброе безумие?
- Хорошо, - кивнул Грег.
Отец никогда не был любителем честных рыцарских боев, да и Сэм научил одной важной вещи – оружием может стать угодно. Нет, ничего зазорного в том, чтобы использовать сподручные средства, когда силы не равны.
- Бой без правил? – спросил он, искренне имея в виду, то о чем спрашивал, - Я заплачу за гостеприимство, если такая плата. И…да, думаю, вы знакомы с моим отцом, раз оба поддерживаете Темного Лорда. Он даст за мою жизнь больше, чем вы получите от моей смерти.
Никаких просьб и молений. Спокойный взгляд в желтоватые глаза. Если нужно драться, он будет драться. Помирать так с музыкой!

+1

11

Парень не стал отказываться от приглашения оборотня потренироваться вместе с волками. Это его не то, что бы удивило, но слегка насторожило. Мальчишка был слишком уж покладистым. Наверное страх и окружение повлияли на его разум несколько иным способом, нежели на обычных людей. Порой, сидя около костра и глядя на этого парня, Грейбек думал, почему тот так спокоен? Почему принял волков, как равных? Чувствует ли он приближение смерти или просто надеется их задобрить.
Не стоит скрывать того, что вожак действительно хотел отдать мальчишку на растерзание волкам, каким бы смелым тот не выглядел, но последняя сказанная им фраза, перед тем, как выйти на бой с одним из членов стаи, заставила Фенрира задуматься над будущим паренька.
Пока мужчина рассуждал, что делать с пацаном, один из молодых волков уже стоял напротив Грега и разминал шею, периодически подпрыгивая на месте. Легкая разминка всегда помогала привести затекшие мышцы в тонус, а внутренняя мотивация на победу могла изменить исход всего боя.
- Ну давайте, начинайте, чего застыли как изваяния? - рыкнул Грейбек и волк, бросив мимолетный взгляд на вожака, ринулся на парня.
Подул холодный пронизывающий ветер, петляя меж деревьев и принося с собой легкие снежинки. Они осыпались белоснежным ковром на плечи волков, залетали за шиворот, заставляя ежиться и почти неслышно сгорали в пламени костра.
"Пожиратель смерти говоришь, да еще и денег даст если верну тебя домой..."
- Сколько вообще может стоить твоя молодая голова? - еле слышно проворчал Грейбек, продолжая наблюдать за потасовкой человека и волка.
Наконец бой подошел к своему логическому завершению и Фенрир поднялся с нагретого места. Тяжелая ладонь оборотня легла на плечо Грега, а сам он улыбался во все свои клыки.
- Молодец парень, ты хорошо справился.
Мгновенно улыбка слетела с его лица, а взгляд стал холоден и серьезен.
- А теперь пойдем прогуляемся.
Скорее всего парень уже отморозил себе ноги, да и по лицу было ясно, уходить от теплого костра, да еще и в компании с вожаком стаи оборотней явно не хотелось. Некоторые волки, которые все еще стояли в кругу, кидали на парня хищные взгляды, у кого-то даже промелькнуло сочувствие. Каждый был уверен на все сто процентов, этого человека они уже живым не увидят.
Пройдя вглубь леса пару десятков метров, Фенрир оглянулся на костер, яркие всполохи которого были отчетливо видны, схватил парня за рубашку, вспоров тонкую ткань мужского свитера когтями и вместе с ним трансгрессировал.
Ноги ступили на холодный пол одного из заброшенных домов. Это место находилось недалеко от леса. Грейбек знал этот дом лишь потому, что периодически притаскивал сюда своих жертв. Внутри было наложено заклинания тишины, так что если добыча оборотня и пыталась кричать и вырываться, то на помощь никто не приходил, ибо звуки не долетали даже до окон.
Волк продолжал держать Грега за рубашку, не торопясь отпускать.
- Как твоя фамилия, пацан? Советую тебе отвечать на вопросы предельно честно. Мне не составит труда сломать тебе ребра или оторвать руку, а потом вернуть домой за щедрое вознаграждение. Хотя думаю ответом на ложь, если ты конечно рискнешь мне соврать, будет твой вырванный язык и кровь на этом полу.
Мужчина сделал небольшую паузу, заглядывая в расширившиеся зрачки Грега.
- Так как твоя фамилия?

0

12

Красноречивое молчание. Видимо бой и, правда, без правил. Грег оценивает своего противника. Молодой волк со взглядом более человеческим, чем животным – нет пока звериной лютости и жестокости в преддверие битвы, скорее светлые глаза блестят задором и предвкушением. Крупный, но проворный и не забыть обо всех плюсах дикого животного… И как одолеть подобного? Еще один неприятный нюанс – длинные когти, которые беды не причинят, но неприятности могут доставить. Если глаза не выцарапает, конечно. Вот это было бы фатально. Но кроме этого есть еще и клыки, а ели мясо они здесь явно как звери, значит, привыкли ими пользоваться. Интересно, а укус оборотня не в полнолуние причиняет вред? Гойл поднимает взгляд на небо, но луна не спешит показаться. Видимо у нее свои дела. Вот если бы нужно было предстать перед стаей перед превращением, точно порадовала бы мрачный лес своим присутствием.
Но не время для отступлений… Есть минутка подумать пока противник разминается. Как там говорил Сэм? Когда противник явно превосходит тебя силой (скорее всего полузверь все же сильнее) не стесняйся подлых уловок и используй все, что есть вокруг в качестве оружия. Гойл окидывает поляну внимательным взглядом, переминаясь на снегу необутыми (носки не в счет) ступнями. Снег тает на его лице, но схватка видать будет жаркой… Волк, который бросается на Грега после секундной заминки быстрый и явно ловкий, а парень уворачивается сразу же, ощутив лишь мимолетно скользнувшие по рукаву когти. Это не трусость. Бежать некуда. Собратья соперника уже замкнули круг и шумно переговариваются, видимо делая ставки.. Но Гойл уже не обращает ни на кого внимания, внимательно следя за зверем. Главное тут не оказаться под ним. Тогда ничего не спасет. Его глаза не отрываются от волка, который видимо, полагается на превосходство в силе, и не думая об уловках. Поэтому Гойлу даже удается вскользь вмазать врагу по морде, сделав вид, что он хочет податься вправо, но ринувшись влево. Затем он падает на землю, словно поскользнувшись, чтобы схватить  со снега какую-то корягу, которой тут же бьет волка по щиколоткам, стараясь отодвинуться подальше. Главное теперь подняться, но какое-то время Гойл барахтается в сугробе, размахивая своим хлипковатым оружием. Да… увы его не снабдили ножиком или дубиной, но… Глаза Грега вспыхивают или в них блестит отблеск пламени… Огонь! Главное добраться до огня! С помощью костра и коряга станет хорошим оружием. Чего боятся звери…? Огня!
Грег не знает сколько длится бой, но прерывает его вожак. Видимо ему надоело наблюдать за тем,  как волк пытается победить при помощи зубов и силы, а человек пользуя старые добрые уловки и факел, от которого оборотень шарахается всякий раз, стоит попытаться ткнуть в морду. Гойл часто дышит, разгоряченный после боя он уже и не ощущает холод. Он мимолетно кивает, не особо осознавая, что говорит вожак, положивший на его плечо тяжелую лапу. Битвы всегда воодушевляли мужчин, и после хорошей драки чувствуешь себя победителем. Ну, если тебе не пробили башку бутылкой, и ты не валяешься на грязном полу весь в крови. Грег позволяет увлечь себя в глубину леса, все еще находясь в ажиотаже после сражения. Тревожное осознание, что они далеко от костра в темном лесу и мало ли что случится, едва не заставило Грега нервно засмеяться - «мало ли что» уже произошло.
Чертов незнакомый дом, куда его перенес оборотень, был холодным, неуютным и полупустым. Вот и сюжет для фильма ужасов… Ты наедине с оборотнем, вцепившимся в его одежду с такой силой, что та держится на добром слове… Горячность боя стекает медленными каплями пота по спине и Грег со странным ледяным спокойствием осознает, что либо сейчас умрет, либо…
- Гойл, - коротко говорит он, - Грегори Гойл, слизерин, закончил 4 курс. Отец Джеральд Гойл, мать Коринн Гойл, братьев, сестер нет, - безумная улыбка появляется непроизвольно, - Могу домашний адрес назвать.

+3

13

- Гойл, Грегори Гойл, слизерин, закончил 4 курс. Отец Джеральд Гойл, мать Коринн Гойл...
А остальные слова оборотень пропустил мимо ушей. Услышав чуть ли не полную родословную Грегори, Фенрир, проведя языком по клыкам и пребывая в легком ступоре, отпустил парня и даже попытался поправить тому одежду, дескать я никого не трогал. Но один из острых когтей зацепился за одну из дырок и по итогу Грейбек вконец разорвал парню свитер.
С лицом в стиле "да похер и так сойдет", мужчина сделал шаг назад и похлопал мальчишку по плечу, задорно рассмеявшись. Его смех эхом отразился в пустом и холодном доме, разлетаясь по помещениям множеством повторений.
- Ну охренеть, вот так поворот событий однако. Да, Джеральд бы не оценил, если бы я притащил ему тело мертвого сына да еще и с множественными порезами. Нет, я конечно попытался бы отмазаться, но волчья работа видна невооруженным глазом. Особенно, когда нам нечего скрывать.
Грейбек, чуть прищурившись, принялся в задумчивости жевать нижнюю губу. С одной стороны в его практике почти не было случаев, когда он или его стая добровольно отпускали названную добычу на волю. Обычно одна или две части от тела все равно загадочным образом пропадали, но этот парнишка был не просто добычей. Фенрир хорошо знал его родителей, как отца так и мать. С Джеральдом Гойлом они были неплохими приятелями, часто ходили выпивать в бары и кабаки, гуляли по девчонкам. Они оба были пожирателями смерти и для них не существовало правил. Грейбек и мать Гойла, Коринн, знал неплохо, хоть прошло уже не мало времени с их последние встречи, пятнадцать или даже больше лет, но тот секс в пустом доме на деревянном полу под аккомпанемент стонов, криков и запаха крови, ему забыть не удастся никогда. Может быть еще потому, что несмотря на ужасно-отвратительную рожу оборотня девушка добровольно согласилась на секс с ним. Он не упрашивал, не предлагал, но женское любопытство взяло верх, собственно как и звериные инстинкты.
" Не думаю, что сейчас лучшее время говорить парню, что я поимел ее мать. Особенно учитывая тот факт, что не смотря на прошедшие года, Коринн все еще с Джеральдом, а значит у них крепкая семья".
Почесав бороду, все еще мокрую от растаявшего снега, Фенрир кивнул каким-то своим мыслям и твердым, уверенным в своем решении голосом произнес.
- Ладно пацан, сегодня твой счастливый день. Ты не только остался цел и невредим, хотя таковым от меня и моей стаи никто не уходит, но я еще и верну тебя домой.
Мужчина сделал паузу, позволив мальчишке переварить полученную информацию.
- По счастливой случайности я знаю, где живут твои родители и неплохо знаком с твои отцом, так что скоро будешь греться у камина, попивая горячий чай.
Не став дальше размусоливать эту тему и объяснять, откуда он знает его родителей, Грейбек достал из внутреннего кармана мантии палочку, цепко схватил Грега за локоть и трансгрессировал.
Дом четы Гойлов встретил нежданных гостей закрытой дверью, пасмурной погодой и ночной тишиной. Поместье выглядело мрачно и угрюмо. Не дожидаясь разрешения или лишних вопросов, Фенрир нажал на кнопку звонка. Осталось только ждать, когда кто-нибудь откроет дверь. Интересно, что скажет на их появление Джеральд? А Коринн, помнит ли она его или уже давно выбросила из головы. Хотя людям свойственно выкидывать из головы лишние воспоминания, заполняя пустые места чем-то более значимым.

+1

14

Все началось невинно. Муженек, раздери его Мордред и его темное воинство, приполз домой непростительно поздно и почти в стельку пьяным. Покачиваясь, он стоял в гостиной и громко орал на домового эльфа за то, что тот не принес ему ебаные тапочки в виде пушистых кроликов. Домовик мелко дрожал, бился в истерике, матерился дрожа от ужаса сквозь слезы. И наконец куда-то пропал под пьяный смешок муженька. Тот стоял пошатываясь в свете ярких новомодных свеч из светлого топленого мексиканского сала, а Корин с некоторой долей холодного омерзения глядела на муженька, сидя в кресле с книгой в руках. Вообще читать она не терпела, но лежащая в руках книга была особенна. Размерами с хороший альбом, листы из тончайшего пергамента, переплетен в черную кожу, инкрустированную серебром. Эту книгу Коринн всегда держала у себя в будуаре запертой за семью замками и домочадцы видели ее наверное всего несколько раз за всю жизнь. Что особенно было именно в этой тетради? В том, что ее писала Коринн. Результаты экспериментов с сырой магией, записи о результативности ритуалов, советы гадающим, теории насчет беспалочковой магии и магии друидов – для нее это было результатом почти всей ее ведемской жизни и деятельности. Периодически книга вытаскивалась на свет божий, страницы раскрывались, она делала новые пометки насчет того или иного шабаша или лунного цикла и прятала ее обратно в тайник. Когда-нибудь настанет нужный момент и она передаст свои познания своей воспитаннице и ученице. Если когда-нибудь найдется кто-то кого она согласится учить. Открытая книга не ускользнула от взгляда пьяного супруга.
    -Ааа, моя дорррогая женушка, - радостно выдал он и сделал несколько шагов к приподнявшей брови Коринн, обдавая ее запахом дешевого виски и гари, - Ты все опять колдуешь. Все ворожишь, и ворожишь… Трудишься, - он пьяновато хихикнул, голос скатился на несвойственные ему визгливые ноты, - Все ворожишь… Проклинаешь меня наверное, а? Там всякие яйца летучих мышей, кровь девственниц и прочее? Только я все еще живой, представляешь? Нет, ты представляешь, твоя ебучая магия не может меня убить!
    Коринн поморщилась. Напился до зеленых чертиков. Опять. В последнее время он часто притаскивался домой в таком состоянии. Видимо после рейдов отмечал. Это водилось за Джерральдом. Сначала он поступал крайне жестоко, а потом… потом напивался и жалел себя. Когда-то Коринн решила что это просто забавная замена угрызениям совести. Сейчас она думала об этом только как о крайне раздражающей инфантильной привычке. И что за мода, скажите пожалуйста, пытаться в пьяном виде затрахать весь мир нытьем? Сейчас еще начнется старая песня…
    -И не морщись так. Я все равно твой косоглазый сглаз переживу, - заплетающимся языком выдавил муж,  - Все равно вернусь живым и буду так вот с тобой говорить, - он махнул рукой и уселся прямо на пол на ковер, - Да что с тобой вообще говорить? Ты же бесчувственная как деревяшка. Только свои пианино, мои деньги и свое колдовство на уме. Не любишь ты меня…
   -Джеральд Гойл, - отрезала порядком раздраженная Коринн которая ненавидела читать и писать и оттого была крайне собрана и внимательна во время работы над своими магическими непутевыми заметками и впадала в бешенство, когда кто-то пытался ей мешать, - Я тебя не люблю и никогда не любила. Я тебя не могу терпеть. А теперь, будь хорошим мальчиком, перевари в себе это кошмарное известие и иди плакать к себе в комнату.
   -Чтоооо?! – взревел Джеральд, мигом оказываясь на ногах и даже чудом умудрившись вытащить палочку которую тут же наставил на супругу, - Какой я тебе нахрен мальчик? Ты ебанулась в конец? Ведьма проклятущая. Всю кровь мне выпила. Жизни из-за тебя никакой, а ты тут еще и издеваться вздумала?!
  -Ведьма. Точно, ведьма, - Корин с силой захлопнула книгу, тонкие страницы протестующе зашелестели, - Запомни это слово, милый, - она яростно посмотрела на мужа и тот как-то разом стушевался, покосился на волшебную палочку, потом на жену, потом снова на волшебную палочку и как-то осторожно, медленно убрал ее за спину. Как мальчишка, которого масть застала за мастурбацией, ширинку застегивает.
-Хозяин, - пискнул тонкий голос домовика сзади и Джеральд развернулся с перекошенным от ярости лицом надеясь хоть на ком-то отыграться, - Я принес вам ебаные белые тапочки в виде кроликов…
     В подрагивающих лапках существо и вправду держало белые тапочки в виде милых кроликов. Стащило в маггловском магазине, не иначе. У мужа от такого отвисла челюсть, а Коринн громко расхохоталась.
    -Ты хотел тапочки. Надевай, - велела она и мистер Гойл, все еще изумленно таращаясь, медленно, как во сне снимая тяжелые ботинки. Всунул ноги в тапочки. Осмотрелся.
    -Что происходит? – в гостиную спустился третий член веселого семейства. Корин вздохнула и вновь открыла закрытую было книгу. Потянулась за чернильницей и пером.
    -Твой отец приобрел себе новые тапочки. Можешь сфотографировать. Когда он отправился на свет иной, закажем магический портрет в этих самых тапочках, - машинально съязвила она, перечитывая последние написанные строки и настраиваясь на прежний вдохновленный лад.
    -Что ты несешь, женщина! – возмутился Джеральд, но тут же до его пораженного алкоголем мозга наконец дошло с кем он разговаривает и как. Припомнились наверное и те милые ишачьи ушки, которыми обзавелся на пару недель несколько лет назад. Инстинкт самосохранения тут же взял командование пьяной тушей на себя и направил все пьяное негодование главы семейства на единственного пока не обласканого члена семейства – на наследства.
    -А ты какого хрена здесь шароебишься, а не занимаешься делами? – рявкнул он и ткнул желтым от никотина и черт знает чего еще ногтя в сторону Грега, - Ты не умеешь аппарировать. Живо поднял зад и сьебал за той волшебной палочкой. Сейчас ты у меня как миленький научишься аппарировать!
    Коринн нахмурилась и вернулась к крайне важным заметкам о поиске людей посредством маленького магического кристалла, расписывая разницу в его изготовлении и свойствах двух конкретных материалов – лунного камня и кошачьего глаза. Муж что-то там невразумительно орал матом. Сын тоже матерился. Иногда раздавались хлопки, сопровождающиеся язвительными комментариями. Потом – рык взбешенного мужа. Миссис Гойл оторвалась от записей и вскинула голову что бы попросить двух мужчин этого дома удалиться куда-нибудь в семейный склеп тренироваться… И увидела как сын исчез с громким хлопком. И не появился в другом конце гостинной как должен был.
    -Ну что, доволен, Песталоцци недоделаный? – вопросила она у ошарашенно хлопающего глазами мужа, - Из-за тебя Грегори сбежал наверное в какой-нибудь лес посидеть в тишине и покое.
~~~
    Получасом позже ее снова оторвали от книги. Муж в чертовых тапочках-кроликах метался по поместью, орал на эльфов что бы те доставали факелы из подвала – нужно идти искать заплутавшего наследника по всей территории около поместья. Коринн отсутствующим кивком одобрила такую блестящую идею и с облегчением вздохнула когда дверь дома захлопнулась за мужем, несущимся во главе домовиков с вереницей горящих факелов. На миг мелькнула мысль не вооружить ли истошно матерящееся воинство топорами и вилами.
~~~
   Еще получасом спустя смахивающий на самого пьяного йети в мире муж вернулся и принялся носиться по гостиной, стряхивая снег с тапочек-кроликов и матеря на чем свет стоит эльфа который додумался отправиться искать сына на дно пруда, не прихватив с собой горящий факел. Коринн во второй раз за вечер захлопнула книгу и крайне бережно, что бы не повредить переплет, отложила ее в сторону. Если уж другого способа остаться в тишине и покое хотя бы на пятнадцать минут не предвидится… Она раздраженно велела второй половинке заткнуться и перестать изображать из себя всемирного идиота. Вызвала выстукивающего озябшими зубами матные частушки о кроликах домовика и потребовала принести карту Англии. Муж сынка, конечно, достал, но вряд ли тот от любимого папочки убежал в Австралию боксировать с кенгуру. Достала крошечный магический кристал из лунного камня. Пробормотала пару заклинаний и опустила кристалл на какую-то географическую точку.
    -Ну что я говорила? Лес, - фыркнула она нетерпеливо подпрыгивающему рядом мужу, - Немедленно отправляйся туда и разыщи Грегори. Мальчик скоро подхватит воспаление легких.
~~~
    Когда муж, так и не сменивший тапочки на ботинки исчез, Коринн облегченно вздохнула и опустилась на край дивана. Подумала. Посмотрела на красиво падающий за окном снег. Тихо улыбнулась своим мыслям и взмахом палочки зажгла огонь в камине. Вызвала эльфа и приказала принести две бутылки Огнедонского. А еще приготовить на кухне грогг и наполнить ванну в комнате сына. И положить ему в постель пару горячих грелок. Подумала еще и сходила за длинной теплой шалью. Посмотрела на большие часы, висящие над камином. По ее подсчетам, сынок должен был вернуться с минуты на минуту. Набросила на плечи шаль и прошла из малой гостиной к двери дома.
    Колокольчик успел дернуться один раз, когда она распахнула входную дверь. Сын стоял едва ли не в могучих объятиях… Грейбека. Корин улыбнулась. Как иронично – был отправлен одним отцом в объятия другого. Знал бы кто-нибудь, обязательно посмеялся бы вместе с ней. А вообще… они были похожи. Одна фигура. Глаза, если убрать из фенрировских звериный огонек, который когда-то ей так приглянулся. Одинаковое упрямое выражение лиц. Сын явно мерз, и выглядел несколько потрепанно. Как будто хорошенько подрался. Ну что же… то на что он нарвался наверняка не было дружелюбными посиделками у рождественского камелька. Она отступила на шаг назад, кутаясь в теплую шаль от порыва ледяного ветра, пахнущего морозом и оловяным снегом.
    -Проходите в дом, пока не замерзли окончательно, - произнесла она и легко улыбнулась, задерживая взгляд на лице Грейбека, - Я рада видеть тебя, Фенрир. Спасибо что привел Грегори домой. Зайдешь выпить по бутылочке Огнедонского? Боюсь, мой муж отправился в спасительную экспедицию на поиски сына и вернется домой нескоро.
     Она тихо хмыкнула, погрузившись на миг в воспоминания. Забавно будет посмотреть, как изменился со временем тот, кого она не видела пятнадцать лет. О себе Коринн точно могла бы сказать только одно – за последние годы она приобрела только выдержанность во внешнем облике, и тольке. Ведьмы остаются собой от рождения до смерти.
    -Тебе эльфы уже приготовили грогг, - произнесла она, обращаясь к сыну и провожая и его, и Сивого в малую гостиную, - Выпьешь и отправишься греться в ванную. И Мерлина ради, сынок, я понимаю, что лес – страшное место, но зачем так портить свитер, связанный заботливыми руками твоей бабушки?

+2

15

Боялся ли Грег  смерти? Большинство людей трепещут при мысли об ее приближении. Что там ждет за последней чертой? Девять кругов ада, где можно скучать в Лимбе, резво летать и биться об скалы в обществе прелюбодеев, прозябать под ледяном дождем в болоте из слизи и гноя с обжорами, подобно Сизифу таскать тяжкий груз со сквалыгами,  весело плескаться в Стигийском болоте, утопая с лентяями или дерясь с гневными, запекаться в пламенеющем Дите развлекая еретиков, бегать под огненным дождем в обществе гарпий и собак с убийцами и насильниками, сидеть в одном из рвов с мошенниками или обольстителями или страдать во льду с предателями… Или мирное счастье в раю в обществе праведников соседствующее с высшим счастьем видеть самого Бога? А может быть сладкоголосые девы и наслаждения? Или ночные пиры и бои храбрых воинов в Вальгалле? Существовала и вероятность, что ты не умрешь – просто душа сменит бренную оболочку и все зависит от твоей кармы. Но маги редко задумываются над такими вопросами, ведь чудеса не прерогатива богов, бесов или ангелов. Сами волшебники способны их творить. И тогда…глупо верить в то, что тебя будут страшно пытать за плохие  поступки какие-то демоны или развлекать златокурые ангелы в эфемерном раю. Перспектива Страшного Суда также сомнительна. У кого есть высшее право судить, насколько правильно ты поступал?
И все же  страх перед смертью был и у магов. Инстинкт, наверное. Инстинкт самосохранения. Опасения перед долгой мучительной смертью. Не обязательно же погибнешь в своей кровати в окружении семьи лет в двести. Можно упасть в открытый люк и заживо свариться в кипятке или быть сбитым машиной, а потом лежать с переломанным позвоночником в собственном дерьме еще лет пятнадцать. Никто не исключает и развлекательной программы перед смертью, если особенно повезет и столкнешься с дружелюбным маньяком или не поделишь что-нибудь с чокнутой организацией. Вот тогда в полной мере оценишь и то, как виртуозно можно использовать воду в пытках или насколько необычное применение можно найти бытовым предметам. В случае с Грейбеком Грег подозревал, что лучшее орудие волков – клыки и когти. Вопрос насколько все быстро произойдет, зависит от степени садизма оборотня. Боялся ли Грег? Он и сам не успел понять в интервале между удивлением в глазах полуволка и его веселым смехом.
«Я буду жить» - мысль затмившая все. И то, как оборотень пытался привести в надлежащий вид, безнадежно порванный свитер. И его речь о знакомстве с родителями. И то что Грейбек знал их домашний адрес. И тошноту во время аппарации… Знакомое поместье ощущалось до боли родным. Может соседство опасности и непередаваемое понимание, что ты выжил, прибавляет тяги к семье. Правда тишина и видимое спокойствие вызвали у Грега вспышку злости на отца. Говорил же этому проклятому забулдыге, что эта хренова палочка не слушается! По счастью дверь отворила мать, и вид у нее тоже соответствовал отсутствию беготни и суеты. Видать знала, что он вернется почти целым и невредимым. На это Гойлу и гнева не хватало. Все равно бессмысленно. Не будут его встречать с ковровой дорожкой. Подумаешь, наследник пережил встречу со стаей оборотней.
- Спасибо, - сказал он, пребывая в состоянии человека, который оступился, идя по горному серпантину и пару секунд, балансировал над пропастью, - покорно извиняюсь, - не без иронии произнес он, - за свитер. А, так отец искать пошел. Сообщать ему новость о моем возвращении ты не будешь?
Он едва скрыл злорадство при мысли о том, что отец побегает вволю по заснеженному лесу. Переживет то,  что пережил Грег. Нечего было в пьяном виде придумывать уроки, которые превращаются в пособие по выживанию. Впрочем, тепло дома растапливало гнев вкупе с усталостью и запоздалым пониманием, что он избежал страшной участи. Грог и ванна. Это заманчиво.

+2

16

Дверь открыла сама Коринн. Фенрир не видел эту девушку порядка пятнадцати лет, но ведьма все так же красива, по-настоящему изящна и опасна. На миг он бросает взгляд на женские руки, вспоминая, как этими когтями, которые порой ощущались острее, чем его собственные, она царапала его спину в порывах страсти в том доме. Сколько лет прошло, а именно сейчас, увидев Коринн снова, где-то на поверхности его души загорелось пламя страсти и желание взять женщину снова, и кажется оно отразилось желтой вспышкой в его глазах.
Грег отправился вглубь дома, а следом за ним зашел и Грейбек, лишь молча кивнув на приветствие ведьмы. Снова без особого приглашения и излишней манерности, он прошел в гостиную и уселся на кресло, так же как пятнадцать лет назад, вытянув ноги и сложив сцепленные в замок руки на животе. Странное чувство дежавю отказывалось покидать его мозг, подкидывая те же самые картинки из прошлого, что и сейчас. Ведь он так же сидел в этом кресле, так же пил огневиски, которого кстати пока не было в его руках. Мельком взглянув на каминную полку, мужчина ухмыльнулся. Те же самые статуэтки-пылесборники все еще стояли на своих местах, как будто он прыгнул в машину времени, вернувшись в далекий семьдесят девятый год. Но то были лишь воспоминания.
- Так значит твой супруг уже наверное сбился с ног в поисках сына, - подняв глаза на Коринн, спросил оборотень. Как раз в этот момент один из домовиков притащил бутылку горячительного напитка и поставил на журнальный столик. Протянув руку, мужчина взял бутылку в руку и одним движением откупорил ее, а пробка метким броском отправилась жариться в углях камина. Один глоток, и еще один. Он пил жадно, большими глотками, словно верблюд насыщая тело жарким алкоголем и хотя волку одной бутылки, чтобы захмелеть было мало, внутри ему казалось, что жажда сдавила горло, заставляя выпить все до последней капли. Пустая бутылка с глухим стуком опустилась на пол рядом с креслом.
- Пацан то у тебя смышленый попался. Оказавшись посреди глухого и темного леса и встретив стаю оборотней не испугался, не стал умолять о пощаде или бежать. Каждый дурак знает, что убегать от волков бесполезно. А иначе шанс превратиться в кровавые ошметки возрастает до девяносто девяти процентов.
Голос Грейбека был спокоен, словно они с Коринн обсуждают погоду за окном, словно виделись только вчера. Хотя и прошло много времени, но оборотню казалось, что ничего вокруг не поменялось. Женщина все так же была замужем за Джеральдом, тот все так же нещадно пил и творил какую-то хрень. Вот например как сейчас. Но наверное даже лучше, что его в данный момент нет дома.
- Грег показал себя достойным воином, проявив смекалку. Только вот болтал он слишком мало и если бы случайно не обмолвился о связи отца с пожирателями смерти, возможно живым ты его бы уже не увидела, Коринн.
Это да, если бы волки разорвали мальчишку, который так невовремя заглянул на огонек, на сотни маленьких лоскутков, то он бы навек остался для Грейбека безымянным глупым подростком, оказавшимся не в то время не в том месте. А в итоге вот как жизнь повернулась, он оказался сыном небезызвестной для Фенрира семьи. Что бы он сказал Джеральду и Коринн, если бы слишком поздно узнал, чей ребенок погиб в кровавых пастях волков? Наверняка Джер бы не сильно расстроился. Сколько они еще пересекались на поприще пожирателей смерти, он ни разу толком не обмолвился о том, что у него есть дети, больше предпочитая заливать очередную бутылку пойла в себя. И кстати...
- Эй, домовой, неси еще бутыль, - громко произнес мужчина в пространство, прищелкнув пальцами. Его просьба была выполнена в считанные секунды. Ритуал повторился вновь. Очередная пустая тара заняла свое место рядом с первой.
Оборотень откинул голову назад, поерзав на кресле и удобнее устраиваясь.
- Ну как дела? - обыденным тоном, спросил он у Коринн. Обычный вроде бы вопрос, но лишь судьба знала, каким неожиданным может быть ответ.

+2

17

Мечтательность и романтичность Коринн свойственны были в примерно той же степени, как мясорубке – сочувствие к перекручиваемому мясу. Ведьма предпочитала жить строго сегодняшним днем и выжимать из него максимум удовольствия для себя. Это было полезнее для нервной системы чем сентиментальные воспоминания о прошлом или сопливые мечты о будущем. Не будь ведьма собой, наверное она вспоминала бы отца своего ребенка часто. Плакала бы ночами в подушку, представляла его на месте каждого любовника в своей жизни, искала бы намеренно с ним встречи или даже завела бы дневник в котором ежедневно писала по пару десятков страниц о своих тонких душевных переживаниях. Но Корин, к счастью или горю (к своему счастью и горю всех окружающих), была собой. Так что когда нечаянный любовник не стал появляться на пороге гостиной ни через день, ни через неделю, ни через год, она особенно не переживала. Просто пожимала мысленно плечами и занималась делами которые доставляли ей удовольствие – магией, зельеварением, издевательствами над любимым муженьком, поисками ярких впечатлений как в маггловском так и в магическом мирах.
     Правда все же иногда он упрямо всплывал в ее голове. В особенности потому, что она так и не встретила никого настолько же или более горячего в постели. Ну или потому, что была искренне благодарна. После той ночи пятнадцать лет назад, она вернулась в более-менее нормальное состояние и самоощущение. Да и пришедшую тогда в голову безумную идею деторождения осуществила далеко не с худшим из всех возможных кандидатов. Фенрира Грейбека можно было уважать за решительность, силу, целостность. А людей, которых ведьма уважала в жизни, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
     -О да, сбился. А до этого сбил с ног пару эльфов, мою любимую вазу, сломал декоративную статую возле фонтана и успел сжечь половину самшита в парке когда искал сына с толпой домовиков. В общем… я думаю ему не повредит немного прогуляться и подышать свежим воздухом. Это благотворительно сказывается на состоянии нервной системы и пищеварении, - с хмыканьем ответила она, опускаясь в гостиной в кресло. Расторопный эльф принес две кружки, от которых поднимался пар. Одну чашку Коринн забрала себе, вторую распорядилась отнести сыну который удалился к себе, излучая спиной детскую обиду.
    -Вот только боюсь после позднего променада он заболеет, - она постаралась скрыть усмешку, но особенно, впрочем, не старалась, - Бедняжка так разволновался, что забыл снять тапочки и обуть ботинки. Превратности жизни и работы пьяного мозга.
     Коринн с легкой улыбкой проследила за тем, как была выпита первая бутылка виски. Де жав ю, так кажется называли это чувство французы. Ведьма сделала несколько глотков грогга со своей кружки. Согревал этот напиток долгими зимними вечерами славно.
      -Джерральд старательно обучает его, - легко пожала она плечами в ответ на скупую похвалу оборотня. Как иронична и забавна бывает порой жизнь! Она едва сдерживала смех. Как в старой доброй комедии положений.
      -И знаешь, такого рода знакомства… Это не то о чем кричат в первую очередь среди незнакомых… почти людей, - она легко покачала головой и перевела взгляд зеленых глаз на пылающий в очаге огонь, - Достойным воином… Значит была драка. Твой волчок остался цел? – не без легкой иронии поинтересовалась она. Ликантропию, слава Мерлину, сын от отца не унаследовал. Только физическую силу, выносливость и скорость. Да с животными ладил хорошо. Она не раз слышала как удивлялся муженек, как это, мол, у пацана сил столько и энергии. Так что да, настроившись и в среде, которая обращалась к корням, Грегори наверное мог и разойтись.
      Вторая бутылка виски отправилась в небытие следом за первой. Коринн невозмутимо сделала еще один глоток из чашки, кое-что прикидывая.  Времена стояли неспокойные, мало ли куда и как забросит судьба сынка, лишняя подстраховка наверняка не повредит. И еще один нянь тоже. На всякий случай. Потому что Джерральд уже показал себя отличным самодуром-антипедагогом. Значит… назрел разговор. Не зря видимо судьба выбросила Грегори пинком под зад под ноги стае Грейбека.
    -Видишь ли, я не думаю что ты разошелся бы с отрыванием конечностей Грегори, даже если бы он не сказал о связи отца с пожирателями смерти, - задумчиво произнесла она, глядя в желтоватые глаза оборотня, - У вас сильное чутье и инстинкты, Сивый. И насколько я знаю… волки своих щенков не обижают.

Отредактировано Corinna Goyle (2016-02-15 00:13:49)

+2

18

- Достойным воином… Значит была драка. Твой волчок остался цел?
При этой фразе, Грейбек кинул на женщину недовольный взгляд. Его волки более чем сильные противники, просто  порой не так умны и предпочитают действовать силой и ловкостью, нежели мозгами. А вот парнишка да, смог проявить смекалку в стрессовой ситуации и хотя и сам пострадал от рук оборотня, но смог дать отпор. Правда тут бой бы не совсем равный. В том смысле, что оборотни никогда не нападают по одиночке и если бы это был не постановочный бой, а настоящая лесная охота, мальчишка был бы мертв и ни факел, ни сломанная волшебная палочка, ни даже быстрые ноги не спасли бы его от гибели.
- Да, мой волчок, как ты выразилась, остался цел и невредим. Более того, даже слегка ступил, но ему простительно, он еще слишком юн и неопытен в борьбе один на один с людьми.
Фенрир сменил позу, поддерживая голову кулаком, внимательно слушая дальнейшие слова Коринн об отрывании конечностей, чутье и инстинкты и...
- И насколько я знаю… волки своих щенков не обижают.
Мужчина на какое-то мгновение замер, казалось он даже перестал дышать, пытаясь осмыслить полученную информацию. Чуть прищурив глаза, он до самых мельчайших деталей разглядывал женщину, сидящую перед ним, сам того не замечая вдыхая аромат ее духов, так похожих на те самые, что были пятнадцать лет назад. Его брови были нахмурены, а мир кажется перестал существовать. Только они вдвоем и были сейчас в пустоте гигантского пространства под названием "судьба".
- Что-то я не до конца понял смысла твоей фразы, - медленно, тщательно подбирая каждое слово, произнес Грейбек.
- Мы действительно чтим и любим своих щенят, если они появляются. Взращиваем как настоящих воинов, которые в последствии займут достойные места в стае и не останутся неудел. Если конечно выдержат все испытания, которые выпадут на их долю. Только вот какое отношение это имеет к возвращению твоего сына домой? Мы ведь сейчас о нем говорим не так ли?
Грейбек сделал секундную паузу, изучая каждую клеточку кожи на женском лице, ожидая хоть какого-то намека на то, что его ждет.
- Если тебе есть, что сказать, то я внимательно слушаю.
Фенрир на самом деле даже понятия не имел к чему был этот вопрос и каково будет продолжение разговора. Рассмеется ли сейчас женщина и, махнув рукой, скажет, что это была просто шутка и незачем так напрягаться. Но Коринн сидела со спокойным выражением лица, будто и не шутила вовсе. Будто вела совсем обыденный разговор. Забавно было кстати с какой иронией она отзывалась о супруге, который бродит черт пойми где в кампании домовых, да еще и в тапочках. А между прочим на дворе не май месяц. Впрочем Грейбека мало заботил Джеральд, особенно сейчас. Этот пьяньчуга наверняка придет домой и снова упьется в хлам. По другому и быть не могло.
Но сейчас, Коринн была права, у оборотней есть чувства и инстинкты, и где-то на поверхности сознания устойчиво плавала мысль, что весь этот разговор неспроста, что закончится он чем-то важным, а сам Грейбек еще долгое время будет думать о его значении в своей жизни.
Да, они слишком долго не виделись с ведьмой, но ведут себя совершенно спокойно, будто встречались за обедом каждый второй четверг месяца.
Оборотень порывался было попросить очередную бутылку огневиски, дабы заставить напряженное тело расслабиться, а горло отогреться, но предпочел впитывать грядущую информацию на трезвую голову.

+1

19

Оборотень замирает в кресле. Тело напрягается, а глаза смотрят на Коринн так пристально, как будто она – жертва на какой-нибудь очередной лесной охоте. Это выглядит… наверное забавно со стороны если знать, что именно сейчас происходит между ними. Второй разговор, спустя пятнадцать лет после первого… Сейчас у нее еще есть возможность отступить. Рассмеяться и сказать что это была всего лишь шутка. Грейбек наверное поворчит и возьмется за третью бутылку, а потом снова уйдет прочь в свои леса или… или похитит ее из дома на пару тройку часов, если основательно вспомнит то что произошло в тот сентябрьский вечер. Правда ведьма не имеет намерения отступать. Конечно в признании есть свои определенные риски. Фенрир может психануть. Может рассмеяться и сказать что это его не касается – ребенок рос вдали, да и мало ли сколько волчиц раздвигали лапы, рожая ему отпрысков. Может… может уделить Грегори слишком пристальное внимание. Пожелать как Джеральд что бы мальчик занял место рядом в кругу пожирателей. А может быть, карта все таки ляжет в пользу Коринн и у ее сына появится дополнительная страховка. Сын вроде бы Грейбеку понравился, так что… Да и маги своей кровью не разбрасываются, а волки – тем более. Так что отступать она не намерена. Если уж начал дело, доводи его до конца – таков был один из принципов Коринн Гойл.
     Ведьма легко поднялась со своего места и подошла к оборотню, опускаясь на подлокотник его кресла. Обдумала то что он сказал об отношении к детям. Мысленно кивнула. Такой подход она одобряла. И… все таки вряд ли он со смехом уйдет прочь. Те кто сбегают не сидят с таким пораженным видом когда им сообщают важную новость. Грейбек же выглядел так как будто кто-то пытается тряхнуть как следует столпы на которых держался его мир.
     -Я рада что у вас именно такое отношение к свои отпрыскам, - произнесла она, глядя в лицо Грейбака. Тот все-таки изменился со временем. Не так сильно, как многие знакомые Коринн, но все же. Чуть больше безудержного зверя. Черты лица чуть больше напоминают волка. Ничего отталкивающего, тем более с точки зрения ведьмы с действительно широким взглядом на мужскую красоту.  Правда все-таки странное любопытство царапало душу заставляя мысленно вопрошать – а каким он был бы без звериных приобретенных черт? Похож на сына? Или насколько отличался бы?
    -Он – твой сын, - раздельно и четко произнесла она, так, что бы вопросам и недосказаностям не осталось места, - Родился через девять месяцев после того, как ты заглянул на огонек.
     Она тихо хмыкнула. Ну помнить то Сивый ту встречу наверняка помнит. Такого рода встречи с Коринн вообще традиционно запоминалось надолго. Иногда – навсегда. Редко кто умеет отдаваться полностью. Ведьмам же было свойственно посвящать себя тому или иному делу на сто процентов. Она сделала несколько глотков горячего грогга из кружки, с долей любопытства ожидая реакции на свои слова. Вообще посвящать кого бы то ни было в тайну рождения сына она не планировала. Об этом не знала, ни ее мать, ни редкие подруги. Но… положение обязывало, как любили говорить драматурги и писатели в дурацких книжках.
    -К счастью, оборотнем он не родился, - задумчиво произнесла колдунья, - Но кое-что все таки твоя кровь привнесла. Склонность к некоторой… жестокости и жесткости, это еще проявится с возрастом, думаю. Независимость. Скорость реакции. Силу. Любовь к непрожареным бифштексам.
    Она отвела взгляд от ошарашенного оборотня и легко пожала плечами.
    -Если тебе не нравится это известие, Грейбек, я могу стереть тебе память. Будешь думать что ты мирно распил со мной по чарочке пунша и отправился обратно к себе в леса. Голова только будет болеть на следующий день, но с этим уже ничего не поделаешь.

+1

20

И вроде бы Фенриру на какое-то мгновение показалось, что разговор пошел в правильное русло, но вот эта изящная женская походка, то, как Коринн уселась на подлокотник его кресла, то, что сказала дальше...
- Он – твой сын. Родился через девять месяцев после того, как ты заглянул на огонек.
Первая реакция Грейбека, жутко захотелось рассмеяться, но мужчина лишь ухмыльнулся, глядя немигающим взором на огонь в камине. Как вообще ведут себя мужики, когда им говорят, что они отцы вот уже... сколько, пятнадцать лет? Одни, наверняка, закатывают истерику в стиле "ты докажи, что это мой ребенок! Я его никогда в жизни не видел! И платить за него не стану!", другие же с радостными воплями прыгали на шею своим давно позабытым женщинам и шли целовать и обнимать непонятно откуда взявшееся в их судьбе чадо. А третьи... третьим типом был Фенрир, который продолжал сидеть без движения, лишь издав короткое, но емкое...
- Эмммм...
Просто потому, что его голова была настолько забита совершенно новой информацией, что мозг отказался делать два дела одновременно, то есть мониторить сказанные ведьмой слова и складно ответить на подобную откровенность. Да и вообще, сколько еще таких вот внебрачных детей может гулять по земле от оборотня? Если хорошенько прикинуть, то ноль. Обычно волк после ночных забав со случайно попавшейся дамочкой, не отпускал их живьем, а как известно мертвое тело оплодотвориться не может. Коринн была исключением, их секс был по обоюдному согласию, яростный, страстный, в переплете с невероятным наслаждением от боли и стонов. И что, в итоге от одной только ночи вдвоем родился Грегори?
"Грегори Грейбек... забавно звучит", - неосознанно пронеслось в голове у волка. Лишь после вороха мыслей, которые он решил оставить на потом, мужчина прислушался к другим словам, что говорила ведьма, периодически кивая головой.
"Он не оборотень, оно и понятно, не в полнолуние был зачат. Склонность к жестокости... пока не замечал, но если парниша действительно такой, вкупе с аналитическим складом ума из него вырастет великолепный боец, умный и смертоносный. Любовь к сырому мясу. Да, я помню, видел как он ел мясо там у костра, не жаловался, что оно было недожаренным".
Лишь на последнее предложение женщины, Фенрир оторвался от созерцания всполохов пламени и поднял на нее руку.
- Ну нет, дорогуша, голову мою трогать не смей. Я не отказываюсь от варианта, что он мой сын, хотя бы потому, что даже невооруженным взглядом видны кое-какие сходства. Пацан ни капли не похож на Джеральда, этого пьяньчугу недалекого ума. Да и обязанностей лишних на меня это не накладывает, я надеюсь.
Оборотень провел пальцами по подбородку, задумчиво приглаживая шерсть.
- Поскольку за эти пятнадцать лет ни Джеральд не прискакал ко мне с разборками, ни Грег не кинулся в объятия с радостными криками "папа", не догадываются, как на самом деле обстоят дела в их семье. Так собираешься ли ты им обоим сказать? Или хотя бы кому-то одному.
Перед глазами как-то сама собой возникла занятная картинка. Фенрир стоит над трупом Джеральда, потому что тот кинулся на оборотня с волшебной палочкой, желая отомстить за измену жены, в этот момент в комнату входит Грег и с криком "сволочь, ты убил моего отца", кидается на пол, измазавшись в чужой крови. А Грейбек, глядя на парня сверху вниз, спокойно произносит "Нет, Грег, это я твой отец". А дальше долгий протяжный крик "Нееееееет".
Моргнув пару раз дурацкое наваждение исчезло из головы.
- Так и что, мне теперь следует изображать любящего папашу и дарить сыну подарки? Ходить с ним на охоту за оленями и кабанами, учить быстро бегать и рвать добычу зубами?

+1

21

Тогда, пятнадцать лет назад, рождение Грегори стало плевком в лицо мужу и его семейке. Гойлы не вызывали у Коринн ничего, кроме отвращения и желания стереть их с лица земли. Зачатие сына от постороннего мужчины было почти чистой почти случайностью. По крайне мере когда она ложилась под Грейбека, ее не мучили измышления в какой именно позе лучше отдаваться, что бы наверняка заиметь ребенка. Ей просто было любопытно и он был такой отдушиной среди омерзительного окружения… А после она поняла что забеременела и не стала… Предпринимать попытки избавиться от плода страстного союза. К чему? Грейбек не был неприятен и не был слишком груб, он дал ей то, что было нужно в тот момент, был крепок и вынослив, да и внешне немного походил на мужа. Так что она восприняла это как перст судьбы и решила что все сложилось наилучшим образом. Да, тогда она не впадала в долгие математические рассчеты совместимости их жизненных траекторий, не подчитывала вероятность появлений доминантных и рецессивных признаков во внешности ребенка, не строила бизнесс-планирование дальнейшей жизни Грегори. Темного Лорда и магическую войну она тогда тоже не брала в рассчет. Эта война существовала где-то глубоко в стороне, ведьма не имела к ней почти никакого отношения и ее прелестная темноволосая головка была занята собственными тягостными мыслями, и не воспринимала стоны раненых и умирающих магглов и магглорожденных на полях далеких сражений под чужими звездами.
     А сейчас эта чуждая ей война самым решительным образом грубо ворвалась в жизнь Коринн. К счастью, принимать черную метку или становиться на чью-то сторону ее не пытались заставить – из истинных ведем выходят плохие последователи, да и она была слишком неинтересна Пожирателям. Но вот мужа и сына затронула. Мирок, в котором они вращались – семейства к которым Гойлы были вхожи в дом на балы и обеды, лавочников, которые продавали им одежду и еду, школу в которой обучался Грегори… Коринн это нравилось мало, но против стаи пожирателей с куклу вуду не пойдешь. И один в поле воин, но только не в этом случае. Ей нужна была… помощь. А муж был подспорьем слабым. Она не то что бы была привязана так уж сильно к сыну, или так опасалась за его будущее… Но он был ее кровью, и ей не хотелось видеть, как его сводят с ума заставляя быть тем, к чему у него есть предрасположенность, но нет желания становиться. Или играют с ним в игры со смертельным исходом...
      Женщина устало вздохнула и провела рукой по волосам, отбрасывая назад длинные черные локоны. Если бы в комнате был кто-то кроме них с Грейбеком  она по-прежнему оставалась бы собранной и немного железной леди. Но кроме них не было никого, а потому она могла позволить себе роскошь немного опустить железные поводки воли.
    -Я не собиралась никому говорить об этом. Ни тебе, ни ему, ни мужу. Изначально не собиралась, - пояснила ведьма, - Времена сейчас просто тревожные. А муж… он болван, особенно когда напьется. Я опасаюсь, что он может как-то навредить сыну. Ненамеренно. Не хочу еще одного сегодняшнего вечера. Если возникнет ситуация - я расскажу Грегори правду о его появлении на свет.
    Она протянула руку и легко прикоснулась к поросшей то ли шерстью, то ли щетиной подбородку Грейбека, поворачивая его голову к себе и заглядывая в глаза.
    -Единственное, чего я хочу – что бы за сыном был… присмотр. Вне дома. Я не имею ввиду что за ним нужно бегать и опекать, он уже не маленький мальчик. Просто… учитывай родство если будет ситуация… вроде сегодняшней. Кстати, - ведьма коротко невесело улыбнулась, - если ты решишь вдруг пригласить его на охоту не думаю, что он откажется. Кровь заговорит.

+2

22

Ее прикосновения, такие теплые, такие родные, словно и не было между ними того расстояния, тех пятнадцати лет, что минули словно одно мгновение. Может стоит сцапать Коринн за руку и снова трансгрессировать в тот дом? И все равно, что Грег будет звать мать, которой в поместье уже нет и не будет еще сутки, все равно, что пришедший и продрогший до костей муж будет требовать принести ему теплый плед и горячий грог, обдавая парами алкоголя всех вокруг. Она будет с ним. Но в следующий раз.
Дослушав ведьму до конца и продолжая смотреть ей в глаза, мужчина коротко кивнул.
- Не думаешь ли ты, что позови я Грегори на охоту, он будет смотреть на меня как на идиота? Волк, который в первую встречу порывался убить пацана и вдруг проявляет подобные чувства? Наступит время, он узнает, вот тогда и поохотимся. А сейчас...
Грейбек хлопнув себя по коленям, поднялся с насиженного места и повернулся к женщине.
- Меня наверное уже стая ищет, думая, что пацан завел меня в ловушку, так что мне пора, но сначала.
Ухмыльнувшись, обнажив острые клыки, Фенрир подошел вплотную к Коринн и приподнял ее лицо за подбородок. Он возвышался над ней, словно неприступная скала, мощная, недвижимая. Наклонившись, мужчина с силой впился в женские губы, вспоминая тот утерянный много лет назад привкус. Слегка закусив, рот наполнился каплями крови, но поцелуй продолжался еще какое-то время. Что бы сказали домочадцы, завидев такую компрометирующую картину? Устроили бы скандал? Разразились бы тирадой о недозволительном поведении? Или просто бы стояли в шоке? Какая разница.
Оборотень отошел на метр, в его глазах горел огонь, всполохи которого пронизывали все тело от макушки до пят.
- Оборотня найти не сложно, если знать, где искать. Так что, если понадобится моя помощь, дай знать. А за парнишей я присмотрю. Бывай, детка.
Отсалютовав Коринн, Грейбек игриво поклонился, улыбка не сходила с его лица, после чего направился к входной двери, дабы там, на улице, утопая сапогами в снегу, трансгрессировать обратно в лес, к своим волкам. В эту ночь ему явно не удастся поспать, слишком много эмоций, слишком много информации, которую надо обдумать, переварить и принять важные для самого себя решения в будущем. Но Фенрир был уверен, теперь его судьба, хочет он того или нет, связана с этой семьей невидимыми нитями на долгие годы.
Когда желудок в очередной раз стянуло тугим узлом, а вокруг выросли деревья, уходящие длинными ветками в сереющее перед рассветом небо, Грейбек думал, при каких обстоятельствах ему предстоит в будущем столкнуться с Гойлами. Будет ли на тот момент Грег уже знать о своем происхождении или все так же будет смотреть на оборотня, как на знакомого его родителей? Кто знает, кто знает.

+2


Вы здесь » HOGWARTS. PHOENIX LAMENT » Архив завершенных личных эпизодов » [январь 1995 г.]Какой-то немыслимый поворот